Такаси мураками ковбой – Искусство на грани. (18+). — agnus_dei_8

Содержание

Искусство на грани. (18+). — agnus_dei_8

«Если насрать на порог перед дверью, позвонить в дверь и убежать — это инсталляция. Если сначала позвонить в дверь, а потом насрать на порог — это перформанс».


Ребята, ничего личного, но очень часто эти слова как нельзя лучше характеризуют творчество представителей этого самого современного искусства. В наш век информации и вседоступности удивить, впечатлить и заставить о себе говорить искушенную публику — дорогого стоит, а потому современные художники, пусть и не все, в погоне за популярностью занялись элементарным эпатажем. Не можешь отрисовать гениально и чтоб мурашки по коже, разденься до гола и просиди в каком-нибудь бункере под пристальными взглядами журналистов. И можно даже ничего не объяснять: люди сами придумают концепцию твоего поведения, и будут рассказывать об этом благоговейным шепотом.

Все-таки есть грань, отделяющая настоящее искусство от того, что создано с целью прославиться. В этом материале мы решили собрать неоднозначные объекты современного искусства, которые находятся на этой грани, а к чему они относятся — решите для себя сами.

Роберт Гобер «Человек выходит из женщины»

Гобер лепит из воска различные части тела и в самых неожиданных позах раскладывает их по галерее. Последние, порой декорированные свечами, порой пронзённые пластиковыми дренажными трубками, говорят об уязвимости человеческого тела и о его попранном положении.

Сара Лукас

Творческие работы Сары Лукас (Sarah Lucas) появлялись в самых значимых журналах и музеях современного британского искусства. По её словам, на фотографиях, коллажах, скульптурах, найденных объектах, инсталляциях и рисунках она рассуждает на темы сексуальных отношений, разрушения и смерти.

Рой Ваара «Человек с третьей ногой»


Рой Ваара (Rot Vaara) — самый знаменитый современный художник Финляндии, преподаватель университетов США и Европы. Этот человек, критикующий искусство за излишнюю музейность, объявил себя живущим арт-объектом ещё в 1982 году. С тех пор он и его третья нога сделали 300 уникальных перформансов и приняли участие в 200 фестивалях в 30 странах мира.

Братья Джейк и Динос Чепмен.

Скандальные художники из Британия братья Чепмен вообще прославились благодаря своим многочисленным провокациям, дракам и излюбленной темой половых органов, которые они с одинаковым усердием лепят и на картины старых мастеров, и на носы детям. Эта самая известная их работа представляет из себя удовищно сплавленное воедино кольцо из голых девочек-манекенов в кроссовках с вагинами вместо ртов и ушей или пенисами вместо носа.

Kaarina Kaikkonen

С первого взгляда может показаться, что добрая половина мужского населения небольшого городка решила высушить одежду. Но нет — это арт-инсталляции финской художницы Kaarina Kaikkonen. Художница тем и прославилась, что научилась аккуратно развешивать разного рода бельишко и размещать все это под разными углами в городской среде. По её словам Kaikkonen, так она хочет понять, где начинается конец всей реальности.

Маурицио Каттелан

Каттелану 50 лет, но он до сих пор предпочитает называть своей главной отличительной чертой идиотизм. В прошлом почтальон, уборщик, повар и донор банка спермы, Каттелан, по собственному утверждению, работал для единственной цели — выжить. В опубликованном в британской газете «Гардиан» интервью Каттелан поведал, в частности, о том, что творит «не головой, а желудком», и потому не в состоянии объяснить смысл своих произведений.

Марк Дженкинс

Вообще Марк Дженкинс знаменит своими стрит-арт объектами, которые представляют из себя человеческие скульптуры, выполненные из скотча и поэлитилена, которыми он уже давно шокирует жителей Вашингтона и других городов. Также он периодически устраивает вот такие арт-инсталляции. Интересно и то, что художник создал пошаговую инструкцию об изготовлении скульптур из пленки, и проводит мастер-классы в городах, которые он посещает.

Saara Ekström

Ещё одна художница из Финляндии, чье творчество, мягко говоря, неоднозначно. Прославилась Saara Ekström своими инсталляциями, видео, фотографиями и рисунками. В своих работах она использует в качестве материала человеческие волосы, органы и туши животных и тому подобное. На одной из своих выставок финка даже представили татуированные куски кожи свиней. А ещё она преподает в университете.

Такаси Мураками «Мой одинокий ковбой»


Мураками в Японии много, но такой только один. У него есть докторская степень Японского университета искусств, он один из наиболее успешных современных японских художников, а эта авторская скульптура «Мой одинокий ковбой» в 2008 была продана на аукционе Sotheby за 15 миллионов долларов. Помимо этого Мураками рисует мультфильмы и создает детские игрушки.

Аурель Шмидт

Знакомьтесь, это — Аурель Шмидт из Нью-Йорка. Она, как вы уже догадались, художница, но немногие из вас признают произведениями искусства в её творениях. Юная леди занимается живописью, делает инсталляции из мусора, фотографирует, устраивает перфомансы с собственным участием, которые не обходятся без скандала. Примечательно, что авторитетный журнал Forbes как-то включил её в список самых успешных молодых людей.

Андрес Серрано

Андрес Серрано (Andres Serrano) наполовину фотограф, наполовину гондурасцец, все делал правильно — фотографировал сексуальные сцены, трупы, испражняющихся людей, извращения, но успех к нему никак не приходил. Серрано стал звездой после того, как сделал фотографию «Piss Christ» («Писающий Христос»). На снимке изображалось распятие, погруженное в мочу фотографа. В художественном плане снимок ничем не выделяется из прочих работ Серрано, но людей зацепило. Из никому не интересного фотографа он стал мировой знаменитостью, получил многочисленные призы, а фотография участвовала в выставках по всему миру. Несколько раз ее пытались уничтожить разгневанные посетители, в связи с этим постоянно росла страховая стоимость снимка и известность фотографа.

Дитер Рот «Гегель, собрание сочинений в 20 томах»


Кто такой был Дитер Рот? Художник-абсурдист. Искусство Дитера Рота пачкается, воняет и медленно разрушается, и он считал, что так оно и должно быть. Дитер Рот, например, много работал с колбасой. Он измельчил в крошку 20-томное собрание сочинений философа Гегеля, смешал бумагу с салом и сделал колбасу. 20 батонов висят в два ряда, внутри колбасы хорошо видны буквы. Поглошение знаний в буквальном смысле слова.

Линда Бенглис


От автора: «Большинство моих работ вызывает ощущение физического движения, словно это тело или что-то, побуждающее физиологический отклик…(к примеру), полиуретановые скульптуры наводят на мысль о каких-то волновых образованиях или животных внутренностях, они вызывают чувства, некоторым образом знакомые зрителю, природные чувства…иначе говоря, доисторические. Хотя формы не являются специфически узнаваемыми, чувства — являются». Без комментариев.

agnus-dei-8.livejournal.com

5 проявлений художника Такаши Мураками

В день рождения «японского Уорхола» вспоминаем его самые яркие проявления в мире искусства и моды

1.

Изобразительное искусство

Пожалуй, самое известное визуальное проявление Такаши Мураками — его улыбающиеся цветы, встречающиеся в разных вариациях.

«Цветочный шар (3D)» 

«500 архатов» — самая большая картина в истории. Ее длина – 100 метров. В буддизме архат — человек, вышедший из колеса перерождений. «500 архатов» можно увидеть на одноименной выставке в Токио, которая продлится до 6 марта.

2.

Скульптура

Работа «Мой одинокий ковбой» была продана на аукционе Sotheby’s за $ 15,2 миллиона и установила ценовой рекорд для произведений Мураками.

3.

Музыка 

Такаши стилизовал для Канье Уэста обложку альбома Graduation. Кроме того, художник снял клип для Фаррелла Уильямса.

4.

Кино

«Глаза медузы» — режиссерский дебют Такаши. В научно-фантастическом фильме показана жизнь японских школьников после Фукусимы. Мир населили странные существа, которых видят только дети.

5.

Мода

В прошлом году случился пик отношений Такаши Мураками и Louis Vuitton: художник создал коллекцию для модного дома.

 

 Смотрите также: 5 картин Мунка, кроме «Крика».

www.buro247.ua

Что надо знать: Такаси Мураками

Текст: Татьяна Сохарева05.10.2017   41843

В Музее современного искусства «Гараж» открылась первая в России выставка японского художника Такаси Мураками «Будет ласковый дождь», название которой отсылает к постапокалиптическому рассказу Рэя Брэдбери. Искусство Мураками захватило все здание музея, включая кафе, книжный магазин, лестницы и фасады. В этой маленькой вселенной легко заплутать, так что «Артгид» решил рассказать, что нужно знать о Мураками, прежде чем идти на выставку.

Такаси Мураками. Кайкай и Кики. 2000–2005. Сталь, стекловолокно, синтетическая смола, масло, акрил. Courtesy автор. © 2005 Takashi Murakami / Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved.

Такаси Мураками работает на размывание границ между элитарным искусством и коммерческим, подбрасывая публике то перекодированные на современный лад образы классической японской культуры, то безвкусные безделушки для сверхбогатых. Первые от вторых, впрочем, разучился отличать, кажется, и сам художник. Улыбчивые ромашки, миленькие глазастые черепушки и анимешные герои ужасающих размеров — воплощение nobrow-культуры, существующей вне отмершей иерархии, которую описал культуролог Джон Сибрук. Стилистически родственными Мураками называют Энди Уорхола, Деймиана Херста и Джеффа Кунса. Однако японский художник пошел дальше своих западных коллег по поп-арту: сотрудничество с лейблом Louis Vuitton сделало Мураками одним из главных апологетов идеи искусства как бренда, а создание корпорации KaiKai Kiki Co. с филиалами в крупнейших городах мира в корне изменило модель производства современного искусства.

Такаси Мураками. ДОБ в белоснежном (синий и киноварь). 2013. Холст, монтированный на алюминий, акрил, листовая платина. 300 × 300 см (две панели). Courtesy Perrotin. © 2013 Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved.

«Просвещенный мир» и поп-культура

При виде маниакально жизнерадостного искусства, вышедшего с фабрики Мураками, как правило, говорят о культуре каваий и прочей няшности, в смысле нежности, японского масскульта. Однако не стоит забывать о контексте, в котором формировался художник. «Мое эстетическое видение было сформировано той средой, которая меня окружала: это узкие жилые помещения послевоенной Японии, откуда я мысленно сбегал в мир манги и аниме», — рассказывает он.

Такаси Мураками родился в 1962 году в семье таксиста и домохозяйки. Его детство и юность пришлись на эпоху Сёва, будто в насмешку над временем, отмеченным чередой войн, катастроф и оккупацией, названную «просвещенным миром». В этот период вслед за экономическим подъемом, связанным с отказом от политики самоизоляции и хлынувшими в страну новыми технологиями, в Японии буйным цветом расцветает массовая культура.

С одной стороны, в 1960-е японские режиссеры «новой волны» отказываются от свойственной предыдущему поколению тоски по классической культуре, чтобы заговорить о более серьезных вещах. В 1960 году в японский прокат выходит фильм «Захоронение Солнца» Нагисы Осимы, прозванного японским Годаром — констатация разочарования режиссера в «солнечном племени», поколении молодых бунтарей, очумевших от джаза, и захватившей страну потребительской лихорадке. Они представляются режиссеру обыкновенными юнцами, не способными выйти из порочного круга насилия и унижений — так же как и их исковерканные войной отцы.

Кэйдзи Накадзава. Босоногий Гэн. 1973–1974. Бумага, чернила. Мемориальный музей мира, Хиросима

Когда Мураками исполняется 11 лет, в Японии начинает издаваться культовая манга Кэйдзи Накадзавы «Босоногий Гэн» — повествование о жизни шестилетнего мальчика, превратившейся в царство ужаса после атомной бомбардировки Хиросимы в 1945 году. Бомбардировка, оккупация, тьма и ужас последствий отравления радиацией, пришедшие на смену обиде за попрание национального достоинства, надолго окажутся определяющим элементом ДНК японской послевоенной культуры.

С другой стороны, в этот же период в японский кинематограф врываются кровь и кишки, убийства и гангстеры, эксперименты с визуальными эффектами и гиперболизированная сексуальность, — все то, что пришло вместе с европейскими нуарами и переродилось в направление пинку эйга — низкобюджетное эксплуатационное кино. Из него, например, вырос знаменитый «Цветок-матанго» Мураками — громоздкий цветочный шар-мутант, превратившийся в монстра. Название скульптуры отсылает к фильму ужасов «Матанго» Исиро Хонды, автора первого фильма о Годзилле, который построил свою историю вокруг мутировавшего в результате радиационной атаки гриба-паразита, растущего на необитаемом острове.

Такаси Мураками. Цветок-матанго (d). 2009. Сталь, стеклопластик, масло, акрил. Частное собрание. Courtesy Perrotin

Антитезой мизантропической линии в японской культуре также становится набирающая обороты подростковая манга, вместе с которой в травмированный войной мир приходят образы, во многом определившие визуальную реальность молодого Мураками. Эта культура изобиловала воплощениями невинности и нежности в сочетании с гипертрофированным насилием. Одной из главных вех в ее развитии для Мураками становится выход «Навсикаи из долины ветров» — манги художника и режиссёра Хаяо Миядзаки, которая издавалась с 1982 по 1994 год и была своего рода антивоенным манифестом, пропитанным уважением к жизни во всех ее проявлениях.

В 2013 году Мураками даже попытается воспроизвести эстетику Миядзаки в своем первом полнометражном фильме «Глаза медузы». Действие происходит в небольшом японском городке, в который после ядерной атаки вторгаются странные существа, напоминающие медуз. Поначалу они выглядят мирными, играют с детьми и ничем не выдают тот факт, что были созданы на секретной военной базе. Для Мураками этот фильм — еще одна попытка создать яркий, массовый продукт для детей в стилистике его любимых аниме, но при этом донести мысль о жестокости и ненадежности окружающего мира.

Такаси Мураками. 500 архатов. Фрагмент. 2012. Частное собрание. © 2012 Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved.

Корпорация Kaikai Kiki Co.

Таким же откровением для художника стал американский масс-маркет — пространство некритического счастья и потребительских аффектов, пришедшее в жизнь Мураками вместе с американской оккупацией. В 1994 году он отправляется на стажировку в Нью-Йорк, а вернувшись, создает небольшую студию Hiropon Factory, которая впоследствии перерастет в компанию Kaikai Kiki Co. Взяв за основу уорхоловскую «Фабрику», пристанище нью-йоркской богемы, Мураками соорудил настоящую корпорацию, где без выходных и праздников трудится более двух сотен сотрудников. Сегодня офисы компании открыты в Токио, в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Фабрика Мураками — это высокоэффективный конгломерат, штампующий искусство и сувениры, исполняющий заказы модных домов и продюсирующий дюжину начинающих японских художников. Коллективный труд и конвейерное производство, которое Мураками противопоставляет западной традиции восприятия творца как индивидуалиста, позволяет художнику ставить производственные рекорды и выпускать такие картины, как, например, «500 архатов», которая считается самой большой в истории (ее длина достигает ста метров). Мураками сделал ее в 2012 году после аварии на АЭС «Фукусима-1» в качестве талисмана от катастроф для жителей Японии.

Такаси Мураками. ДОБ в Странном лесу. 1999. Сталь, пластик, армированный стекловолокном, стекловолокно, смола, акрил. Courtesy автор. © 1999 Takashi Murakami / Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved.

Мистер ДОБ

В 1996 году Мураками придумывает персонажа по имени Мистер ДОБ, имя которого — это сокращение фразы «Dobojite dobojite» («Зачем? Зачем?»). Художник замыслил его как нового Микки Мауса или Hello Kitty — образа-идола современной массовой культуры. Впервые Мураками изобразил мультяшного ДОБа на фоне морского пейзажа, заимствованного с классической гравюры Хокусая «Большая волна в Канагава», соединив вызывающе яркую попсу с традиционным японским искусством. Позже Мураками начнет помещать персонажа на брелоки, футболки и коврики для мыши, превратит зверька в гигантскую скульптуру и изобразит на нескольких своих картинах. Мистер ДОБ стал первоэлементом в свихнувшемся мире Мураками и одним из главных блуждающих образов, опробовавших на себе все возможные медиумы и форматы. А в 2011 году на аукционе Christie’s в Нью-Йорке коллекционер Ларри Гагосян купил работу под названием «ДОБ в странном лесу» (1999) за 2,8 миллиона долларов. Сам художник называет зверька своим альтер-эго и объясняет, что зрителям нужен не автор, а аватар. По сути, Мураками один из первых в современном искусстве создал себе настоящего маскота — талисман, призванный очеловечить бренд.

Такаси Мураками. Сумка из коллекции Takashi Murakami × Louis Vuitton. 2002. Courtesy Louis Vuitton. © 2002 Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved.

Louis Vuitton

В 2002 году начинается сотрудничество Мураками с компанией Louis Vuitton: первым делом по просьбе арт-директора Марка Джейкобса Мураками обновил дизайн бренда и переделал монограмму LV, раскрасив ее в яркие цвета. Этот проект принес более 300 миллионов долларов Louis Vuitton и превратил Мураками в апологета идеи искусства как коммерческого бренда. Джейкобс с помощью художника стремился привлечь молодое поколение японской молодежи, а Мураками, со своей стороны, утверждался в мысли, что мода и элитарные бренды могут быть визуальным отражением эпохи. Вскоре после запуска его линии в Louis Vuitton Мураками те же самые изображения, напечатанные на сумках, повторил в своих картинах, а в 2007 году и вовсе выставил в Музее современного искусства в Лос-Анджелесе бутик Louis Vuitton, создав, таким образом, единый мир моды и искусства для сверхбогатых.

Такаси Мураками. Эка данпи («Ампутация руки Эки»): Мое сердце разрывается от любви к моему учителю, поэтому я решил преподнести ему свою руку. 2015. Холст, монтированный на алюминий, листовая платина, акрил. Courtesy Perrotin. © 2015 Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved.

Национальная идентичность и superflat

Разобравшись с личным брендом, Мураками решил заняться имиджем родной Японии. Идентичность страны, как полагал художник, должна выстраиваться на основе глубокого анализа культуры и ее корней. Разочаровавшись в способности соотечественников производить новые смыслы, он придумал понятие superflat — «суперплоский». Суперплоский визуальный язык, по Мураками, характерен как для традиционной японской живописи, так и для анимации, комиксов и графического дизайна. В результате получился гибрид классической живописи и рвущей глаз обертки от конфет с эстетикой, которой любит играть художник. Правда, критики над концепцией Мураками лишь посмеялись, назвав ее грубым искажением японской культуры. Но художник не отчаялся и в подтверждение своей теории в 2000 году создал, например, работу «Шампанская сверхновая» — многослойное изображение галлюцинаторных грибов-мутантов, напоминающее цветастые обои и вдохновленное серией панно японского художника XVI века Ито Якучу, известного вниманием к царству всего живущего. Название же работы было заимствовано у песни британской группы Oasis. В контексте истории послевоенной Японии грибы еще и являлись зловещим напоминанием об облаке ядерного взрыва, так что с наслаиванием смыслов Мураками справился не хуже добросовестных постмодернистов старшего поколения.

Такаси Мураками. Хиропон. 1997. Сталь, стекловолокно, синтетическая смола, масло, акрил. © 1998 Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved.

«Хиропон» и скандал в Версале

Важным образом в визуальном словаре Мураками стала откровенно сексуализированная скульптура «Хиропон» — аниме-девица с тонюсенькой талией и огромной грудью, из которой рвутся струи молока. Поместив ее на пьедестал, Мураками напомнил, что аниме имеет право называться «высоким искусством», несмотря на порнографический задор и превращение девичьей невинности в объект фетиша. В пару к «Хиропон» художник создал знаменитую скульптуру «Мой одинокий ковбой», изображающую юношу в момент эякуляции. В 2008 году «Ковбой» был продан на аукционе Sotheby’s за рекордные 15,2 миллиона долларов. Мураками объясняет эти работы своей любовью к аниме в подростковом возрасте: «Я стал отаку, когда я учился в старшей школе, и проглотил много разных аниме — как эротических, так и фантастических… Так и родились эти произведения».

Именно «Мой одинокий ковбой» и «Хиропон» в 2010 году во многом стали причиной скандала, который разгорелся вокруг запланированной в Версале выставки Мураками. Тогда более 11 тысяч человек подписали петицию, требуя не пускать во дворец порочное современное искусство. Тем не менее художнику удалось зарифмовать пышное барокко версальского дворца с японским поп-артом. От «Ковбоя» и «Хиропон», «непристойных и оскорбительных», правда, пришлось отказаться. Комментируя ситуацию, Мураками заявил, что «когда кто-то забивает гол, кто-то обязательно будет недоволен». Свои скульптуры он предлагает воспринимать как сатиру на ту банальную сексуальность, которую превозносит японская массовая культура.

Такаси Мураками. Воспоминания о бурной жизни. 2015. Холст, монтированный на алюминий, акрил. Частное собрание. Courtesy Perrotin. © 2015 Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved.

Черепа, маргаритки и индустрия

Улыбающиеся маргаритки и глазастые черепа появляются в творчестве Мураками постоянно. Больше всего они напоминают компьютерную графику, порожденную навязчивой идеей изобразить мир предельно милым и инфантильным. Черепа в истории западного искусства функционировали как символ бренности бытия, напоминание о memento mori. Эта интерпретация совпадает с буддийской концепцией, говорящей, что «всё временно». Однако Мураками идет дальше и утверждает, что «все в конце концов умрут, поэтому не стоит беспокоиться». Этот тезис иронично дублирует риторику общества супермаркета. В индустрию именно такого типа Мураками и превратил свою империю, основанную на эксплуатации жизнерадостных образов и агрессивном потреблении. Он посмеивается над поп-культурой, будучи плотью от ее плоти. Творчество Мураками — это пример, как культура изживания военных травм мутировала и обрастала новыми образами, прямо как «Цветок-матанго».

artguide.com

Такаси Мураками: интервью с художником о выставке «Ласковый дождь» в «Гараже» | Радости жизни | Новости

В студии Такаси Мураками в промышленном пригороде Токио солнце не заходит никогда. Потому что его просто не видно. Мастерская главного японского художника современности занимает ог­ромный, на восемь тысяч квадратных метров, ангар, где две сотни сотрудников (еще столько же трудятся в нью-йоркском подразделении компании) работают двадцать четыре часа в сутки — в две смены, без выходных и с отпуском на три дня в году. Это конвейер в полном смысле слова: если где-то возникает пауза, останавливается работа на всей фабрике, поэтому на съемку после многомесячных переговоров фотографа пускают в одиночестве, только на полчаса и берут клятву никого не отвлекать. Кажется, на атомную электростанцию попасть было бы легче.

Подручные Такаси — его верные до мозга костей фанаты и неутомимые перфекционисты, которые держат под контролем и по несколько раз перепроверяют все: от глобальных проектов, вроде проходящих в этом году одновременно в Осло и Чикаго выставок мастера, до запятой в подписях к картинкам на этой странице. За мастера они продадут душу и замучают кого угодно судебными исками. Пятидесятипятилетний Мураками отвечает взаимностью, регулярно устраивает для всех сотрудников вечеринки и, несмотря на подрастающих в Токио двух детей-младшеклассников, большую часть времени живет тут же, на фабрике. Как Диоген, в картонной коробке, внутри которой — лампочка для чтения. И это не шутка. «Самая важная для меня часть московской выставки — это проект по точному воспроизведению кусочка моей студии в одном из залов «Гаража», — говорит Такаси. — Ужасно любопытно, получится ли это осуществить. И если да, то, видимо, мне придется поработать в этой модели мастерской, и такая перспектива тоже тревожит и интригует». «Мы привезем листы с расписанием работы студии на день и на неделю. Уже они производят неизгладимое впечатление и дают представление о масштабе, — обещает старший куратор музея «Гараж» Екатерина Иноземцева. — Такой формат производства искусства, кстати, не Уорхол придумал, у Рубенса было то же самое».

Выставка «Ласковый дождь» продлится почти пол­года и займет все отремонтированное Ремом Колхасом здание музея в Парке Горького. Московская экспозиция особенная: это будет не просто собрание работ разных лет из музеев и частных коллекций, а сопоставление полотен художника с шедеврами японских мастеров XVIII и XIX веков из собрания ГМИИ имени Пушкина. Хоть Мураками и придумал для описания своего метода термин superflat, подчеркивая в том числе и двухмерность традиционной японской живописи, под его глянцевыми улыбающимися цветочками, разноцветными черепушками и мультяшными героями скрывается второе дно. Его-то в «Гараже» и помогут обнаружить.

Сын таксиста и домохозяйки, Такаси родился в 1962 году в Японии, где сосуществовали не зажившие раны Хиросимы («Про поражение в войне часто говорили и дома, и в школе, и по телевизору») и американский масс-маркет, как культурный, так и бытовой. Дети играли в американских солдатиков, а их фирменные рюкзачки были вдохновлены военной формой. Главным жанром японского искусства было аниме, родившееся в 1950-е как способ пережить и осмыслить военную травму. «Мне нравилась анимация, я поступил в Токийский университет искусств на мультипликатора. И как раз тогда, в 1979-м, вышел первый полнометражный мультфильм по мотивам комиксов «Галактический экспресс 999» про подростка, путешествующего по разным планетам, чтобы найти и победить злодея. Я посмотрел его и понял, что анимация способна изменить жизнь и устремления людей. Но аниматором в итоге не стал, не хватило таланта. Зато в двадцать шесть лет я увидел выставку японского деятеля современного искусства Синро Отакэ, и моей мечтой стало делать что-то столь же хаотичное. И тогда я решил быть художником». Современного искусства в Японии в то время почти не существовало, и, освоив в университете классическую живопись нихонга, Мураками в 1994 году отправился на стажировку в Нью-Йорк — вот уж где было чему поучиться! А вернувшись, стал делать работы, вдохновленные японской массовой культурой вроде манги, аниме и особой субкультуры фанатов-отаку. Для зрителей Америки и Европы все эти цветочки и веселые черепа, конечно, были экзотикой, в которой подспудно ощущалась катастрофа.

«Он ворвался в западное искусство с совершенно особым подходом к изображению, — говорит Екатерина Иноземцева. — В Америке конца 1980-х — начала 1990-х процветал постмодернизм, с пренебрежением относившийся к качеству. И вдруг появляется Мураками, вещи которого сделаны так, что у тебя возникает головокружение, когда ты осознаешь, сколько труда в это вложено». Мураками создал уникальный тип художника. Со­единил восточную традицию изысканного и методичного повторения образцов (поэтому-то его сотрудники считают вырисовывание мельчайших закорючек не каторгой, а благом) с западным свободным полетом фантазии, стремлением создать собственную вселенную, преобразовать мир. Он вообще мастер стирать границы: смешивать высокое и низкое искусство, успешно сотрудничать с люксовыми и уличными марками, продавать работы с аукционов за семизначные суммы и тут же с той же символикой выпускать копеечные брелоки и значки. И мало кто зашел на этом пути так далеко. Его самая скандальная работа — скульптура 1998 года «Мой одинокий ковбой» в виде лучезарного и абсолютно голого мультяшного юноши, вокруг которого спиралью закручивается его сперма, — ушла через десять лет на «Сотбис» за пятнадцать с лишним миллионов долларов.

Феноменально образованный как в японском, так и в европейском искусстве, открытый всему новому Мураками все время ищет свежие форматы. Например, самозабвенно ведет инстаграм, выкладывая туда смешные, трогательные и очень откровенные ролики из своей жизни, вплоть до похода к зубному. В панаме и широких штанах на подтяжках он дурачится, но не забывает о главном: «Отрадно видеть, как увеличивается количество моих подписчиков, но прежде всего я радуюсь, что посредством блога могу рассказать о реалиях современной Японии, которая находится на самом дальнем востоке ойкумены. Плюс инстаграм мне интересен как пример того, что способы коммуникации меняются молниеносно, и те формы искусства, которые не соответствуют эпохе, остаются за бортом. Так что не надо слушать теории искусствоведов. Следовать естественным образом сложившейся форме — вот что я считаю важным». В 2012 году, после аварии на «Фукусиме», Такаси сделал как утешение соотечественникам и талисман от катастроф самую большую картину в истории — стометровое полотно «500 архатов». Архаты в буддизме — это просветленные, и две с половиной тысячи лет назад они собрались вместе, чтобы не дать учению Будды погибнуть. Аварии на атомной станции посвящен и первый анимационный фильм Мураками «Глаза медузы» (2013) про детей, подружившихся со странными, видимыми только им существами. Сейчас в производстве еще один анимационный и пара игровых фильмов. «Мечта исполнилась, — улыбается художник. — Я снимаю мультфильмы, но пока не очень хорошо».

«У меня больше нет амбиции, например, привить японцам интерес к современному искусству, — рассуждает он о целях и задачах. — Я просто делаю то, что в моих силах. Что толкает меня вперед? Ежемесячная борьба со страхом перед возможным банкротством компании. Это то, с чем сталкиваются руководители средних и мелких предприятий, и по ночам, бывает, чувство тревоги не дает мне уснуть. Я работаю каждый день, чтобы держать дело на плаву». Как на все хватает энергии? «Все благодаря поддержке иглотерапевта и мастера фэншуй, — говорит Мураками, который в свободное время коллекционирует керамику и выращивает у себя на фабрике кактусы и жуков, похожих на майских, чтобы потом раздавать детям, — есть у японцев традиция соревноваться, кто более крупного жука вырастит. — А еще этим летом я увлекся ловлей и разведением рыбок и прочих водных организмов». Это, конечно, его фирменная ирония. А если серьезно? «Быть всю жизнь в меньшинстве — вот что придает сил».

www.vogue.ru

Такаси Мураками и его постапокалиптическое искусство :: Впечатления :: РБК.Стиль

В Музее современного искусства «Гараж» 29 сентября открывается первая в России масштабная ретроспектива одного из самых дорогих художников современности — японца Такаси Мураками. Рекордная сумма в $15,16 млн за его скульптуру «My Lonesome Cowboy», изображающую мультипликационного обнаженного молодого человека с фонтаном из спермы, была достигнута на аукционе Sotheby’s в 2008 году, а живописная работа 1998 года «The Castle of Tin Tin» с придуманным Мураками персонажем была продана за $4,22 млн на торгах в 2012-м.

Такаси Мураками, «Тайм Бокан» (красный), 2001

© пресс-служба Heller Group

Выставка «Будет ласковый дождь» охватывает несколько периодов творчества художника — с 1990-х годов до наших дней. Ее название напоминает о стихотворении Сары Тисдейл и постапокалиптическом рассказе Рэя Бредбери, где оно же и упоминается. За ярким фасадом живописных и скульптурных работ Мураками, в большинстве своем похожих на вдохновленные европейской культурой японские комиксы или кадры из мультфильмов Хаяо Миядзаки, проевропейского режиссера-мультипликатора, отчасти повлиявшего на творческий метод художника, скрывается переживание катастроф. В их числе атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, осмысление последствий которых стало определяющим для творчества Такаси, а также цунами 2011 года и авария на АЭС «Фукусима-1», находящие отражение в современных работах. Важным мотивом в проектах японского художника также является непрекращающийся поиск идентичности в глобализирующемся мире, осмысление субкультурных движений родной страны, в частности, отаку — фанатизма по аниме и манге.

Такаси Мураками, «Stuff the Universe in a Calabash», 2015

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Такаси Мураками часто называют «японским Уорхолом»: открытая им в 1996 году фабрика «Хиропон», на основе которой позднее была создана корпорация Kaikai Kiki Co., Ltd с офисами в Японии и США, занимающаяся производством и продвижением произведений искусства и поддержкой начинающих художников, была вдохновлена именно уорхоловской «Фабрикой», студией легендарного американского художника, просуществовавшей два десятилетия, с начала 1960-х до 1984-го, ставшая пристанищем нью-йоркской богемы и местом, где произведения искусства буквально штамповались.

Такаси Мураками. «Кайкай и Кики», 2000–2005

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Тиражность и воспроизводимость — одни из важных качеств современных художественных работ, которые активно исследует Мураками. Большинство его скульптур создаются небольшими тиражами, а принты — печатаются сотнями и тысячами. Под его пристальным взглядом на фабрике Kaikai Kiki создаются не только работы, которые потом окажутся в галереях, на аукционах и в частных и музейных коллекциях (подробнее о масштабах и работе на «фабрике искусств» Мураками можно прочитать в книге Сары Торнтон «Семь дней в искусстве», где ее визиту к Такаси посвящена отдельная глава), но и различные мелкие игрушки, вдохновленные персонажами его произведений искусства, наклейки, подушки, брелоки, футболки, предметы интерьера и т.п. «Когда мне было лет 30, — вспоминает Мураками сейчас, в свои 55, — я думал о том, как сделать высокое искусство народным. Сейчас же я делаю вещи, которые способствуют коммуникации с детьми. Однако, поскольку количество производимой продукции невелико, да и сами расходы на производство обходятся недешево, возникает противоречие — эти вещи становятся малодоступными, и этот факт причиняет мне страдания». Малодоступны сейчас сумки и аксессуары из совместной коллекции Такаси Мураками с Louis Vuitton — их сотрудничество длилось беспреденцентное для модного и арт-мира время, с 2003 по 2015 год, и установило своебразные стандарты активного взаимодействия этих двух миров, ранее существовавших в параллельных вселенных.

Такаси Мураками. «Эка данпи» («Ампутация руки Эки»): Мое сердце разрывается от любви к моему учителю, поэтому я решил преподнести ему свою руку», 2015 год.

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Несмотря на то что европейскому взгляду работы Мураками кажутся по-настоящему японскими, прежде всего благодаря тому, что на них запечатлены аниме-герои, в самой Японии о его творчестве, по признанию самого художника, принято умалчивать: представители культурных институций выступают против упрощения японской культуры, подачи ее в виде своеобразного лубка, как они воспринимают работы Мураками. Поэтому именно с Америки, куда он приехал работать в 1994-м, и опыт художественной и выставочной деятельности в которой привел к разработке фирменного художественного метода «superflat» (сплав традиционных японских кропотливых художественных и мультипликационных техник), началось победное шествие Такаси по миру.

Такаси Мураками. Оммаж Фрэнсису Бэкону (Этюд к портрету Изабель Росторн), 2002

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Сейчас произведения художника уверенно хорошо продаются на аукционах, входят в коллекции главных мировых музеев, а его имя регулярно появляется в рейтингах самых влиятельных людей искусства (к примеру, в журналах ArtReview и Time). У самого же Мураками отношение к славе более чем прохладное, хоть он и не скрывает того факта, что востребованность его работ на рынке вызывает у него радость. «После того как мы пережили землетрясение на северо-востоке Японии в 2011 году, — оправдывает нелюдимость последних лет Такаси, — мне стало неприятно взаимодействовать со СМИ. Вдруг мне осталось жить совсем недолго. Я просто живу, сосредоточив все усилия на том, чтобы закончить свои работы, не принимая в расчет то, что говорят обо мне по всему миру». Это необходимое информационное «затворничество» призвано не только ограждать художника от лишних и лишенных смысла действий, но и стимулировать творческий процесс. «В последнее время я живу как ребенок, — делится своим ощущением от жизни Мураками — ни о чем не задумываясь, вообще ни о чем. Иначе искусства не выйдет».

Такаси Мураками. «Лев всматривается в бездну смерти», 2015

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

На новой выставке «Будет ласковый дождь» в «Гараже» собрано более 80 работ, все они разделены на пять своеобразных глав. Первая — «Гэидзюцу» («Техника и обучение») — сосредоточена на осмыслении труда художника в целом, а также происхождении художественного метода Мураками. Этот раздел показывает один из важнейших для японской жизни сюжетов — последовательный и ежедневный труд, и неважно, идет речь о создании гравюр, живописи и производстве керамики или приготовлении суши.

Вторая глава «Малыш» и «Толстяк» целиком посвящена символическому значению и влиянию бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в августе 1945-го на культурное сознание японцев. Без кропотливого изучения этого раздела невозможно говорить и о творчестве Такаси Мураками. Здесь объединены произведения разных периодов — от самых ранних вещей начала 1990-х (так, к примеру, впервые в Европе будет показана масштабная инсталляция 1992 года «Морской бриз» из Музея современного искусства XXI века в Канадзаве) до новейших работ, сделанных специально для выставки в Москве. Также в пространстве, отданном под вторую главу, будут представлены аниме, оригинальные эскизы и тиражные манги, связанные с осмыслением и переживанием ядерной катастрофы.

Такаси Мураками. «Воспоминания о бурной жизни», 2015

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Следующая глава, «Каваий», рассказывает об одноименной эстетике, захватившей все сферы жизни японского общества. Архитектурное решение этого раздела будет представлять собой последовательность тотальных инсталляций, одна из которых воссоздаст атмосферу специальных магазинов для косплееров и фанатов аниме и манги в гиковских районах Токио, а другая станет настоящим кинотеатром, где пройдет премьерный показ полнометражного фильма Мураками «Глаз медузы» (2013 год). На создание его первой части ушло три года, а отправным мотивом послужило землетрясение 2011 года и авария на АЭС «Фукусима-1». Вторая часть, по словам художника, до сих пор находится в производстве, работа продолжается уже пять лет.

Четвертая часть выставки — «Сутадзио» («Студия») — на время монтажа выставки станет филиалом студии Мураками. Часть новых произведений Мураками и его команда будут завершать уже в Москве, так что зрители смогут стать свидетелями их работы.

Под фантомную пятую главу — «Асоби и кадзари» («Развлечение и украшение») — будут отданы невыставочные пространства музея: кафе и книжный магазин, лестницы и фасад. Такой невероятный масштаб по меркам всех предыдущих выставок, когда-либо проходивших в «Гараже», покажет истинную величину таланта художника: не только как творца, но и как философа и бизнесмена. 

style.rbc.ru

Мураками Такаши | Art Узел

Такаши Мураками ( 村上 隆) — японский художник, скульптор и дизайнер. Родился в Токио в 1962 году, окончил Токийский национальный университет изящных искусств и музыки. Один из наиболее известных в мире японских художников в стиле нео-поп. 

Творчество Такаши Мураками — это оригинальный симбиоз современной поп-культуры и «высокого» искусства. В его работах прослеживается влияние популярных в Японии мультфильмов — аниме, и комиксов — манга.

Одной из ключевых работ автора является некое подобие автопортрета, его алтер-эго, — Mr. Dob. Персонаж представляет собой существо с круглой головой и большими ушами, на одном нарисована латинская буква D, на другом — B, голова изображает букву О. DOB — сокращение фразы “Dobojite dobojite” (Зачем? Зачем?). Фраза ассоциируется с японской культурой, так как принадлежит известному комику Toru Yuri, однако Мураками выбрал ее как обращение ко всем мировым культурам, воспринимаемый как своеобразный призыв к размышлению. Картина написана в 1998 году, но впоследствии художник создал целую серию с изображением Mr. Dob, где персонаж был перерисован в разных цветах. 

Mr. Dob, 1997 

Визитной карточной автора на протяжении уже многих лет являются рожицы-цветочки, изображающие весь спектр эмоций — улыбающиеся, веселые, грустные, злые, испуганные.

Killer Pink 

Помимо них Такаши изображает героев аниме и манги, создает скульптуры персонажей, одна из которых — скандальная порнографическая работа «Мой одинокий ковбой» (My Lonesome Cowboy) — была продана на аукционе за 15.2 млн долларов. 

My lonesome cowboy, скульптура

Мураками занимается не только написанием картин, но и создает предметы одежды, всевозможные аксессуары с изображением своих произведений — от сумок до диванных подушек и ковриков для компьютерной мыши. Он сотрудничает с Марком Джейкобсом — креативным директором известной марки Louis Vouitton — и создал для бренда коллекцию сумок Cosmic Blossom.

В 2002 году Такаши стал куратором выставки современных японских художников и скульпторов Superflat. Название выставки, которое переводится как «суперплоский», художник придумал сам, и назвал этим термином все современное японское искусство, сочетающее в себе продукты индустрии развлечений (аниме, манга), поп-культуры и изящных искусств. Автор задается вопросом, в чем различие между живописью евпропейских и японских художников, и приходит к выводу, что в Японии изобразительное искусство создает ощущение «плоскости» из-за отсутствия трехмерного изображения. Таким образом, Такаши Мураками выделяет современное японское искусство в отдельный «феномен», тем самым привлекая к нему внимание и способствуя его развитию на мировом рынке. 

В 2010 году в Версале была организована выставка современных художников, где были представлены и скульптуры Такаши Мураками. Работы вошли в книгу Murakami Versailles. Поразительный контраст стилей — барокко и ни на что не похожий японский поп-арт — произвел неизгладимое впечатление на зрителей, вызвав как положительные отклики, так и волну негодования и критики преимущественно из-за эротических мотивов в некоторых работах автора. 

Kaikai, Версаль, Франция, 2010

Творения Такаши Мураками — одновременно яркие, развлекательные и глубоко философские. Сам Такаши определяет свою творческую деятельность как критику японского общества. В современной Японии, по мнению художника, живопись, скульптура, игры, комиксы и дизайнерская одежда слились в одно целое, и уже нет разницы между высоким искусством и продуктами потребления. 

В 2013 году состоялся дебют Такаши на большом экране — вышел его первый полнометражный фильм «Глаза медузы» (Jellyfish Eyes). Фантастическая лента рассказывает о небольшом японском городке, где появляются существа, похожие на медуз, с которыми дети города играют, не подозревая, что они созданы на секретной базе, которая ставит эксперименты и таит в себе много неизвестного и, возможно, опасного. Картина создана для детей в стиле, схожем с аниме, ярком, динамичном и развлекательном, однако автор ставит цель донести до детей мысль о жестокости и несправедливости мира, с которыми они должны находить силы бороться. 

Трейлер фильма «Глаза медузы», 2013

Помимо своей творческой деятельности Мураками курирует коммерческие проекты. В 1996 году — еще в начале своей карьеры — Такаши открывает в Японии свою первую студию Hiropon Factory, а в 1998 появляется ее аналог в Нью Йорке. Позже, в 2001 году он создает компанию Kaikai Kiki Co., Ltd., которая до настоящего времени занимается продажей произведений  современных японских деятелей искусства, а также их продюсированием и организацией выставок. 

C 2002 года Такаши Мураками является куратором выставки современного искусства GEISAI, которая проходит два раза в год в Токио. 

artuzel.com

выставка Такаси Мураками в «Гараже» :: Впечатления :: РБК.Стиль

«Будет ласковый дождь»: выставка Такаси Мураками в «Гараже»

Такаси Мураками. «Лев всматривается в бездну смерти», 2015

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Автор Анастасия Новикова​

29 сентября 2017

Плюшевая игрушка на голове, наряд всех цветов радуги и спуск к журналистам с горки. Так свою первую персональную выставку в России открывал японский художник Такаси Мураками.

Такаси Мураками — один из самых дорогих художников современности. В 2008 году его скульптура «Мой одинокий ковбой», изображающая обнаженного мультипликационного героя с фонтаном из спермы, была продана на торгах Sotheby’s за $15,2 млн. Мультперсонажей будет много и в «Гараже», где открылась ретроспектива знаменитого японца.

Для «Гаража» Такаси Мураками — не первый японец в истории культурной институции. Вспомнить хотя бы, что временный павильон музея в Парке Горького возвел архитектор Шигеру Бан. А выставка японки Яёи Кусамы, прошедшая летом 2015 года и ставшая первой в новом здании музея по проекту Рема Колхаса, стала одной из самых посещаемых в истории «Гаража». «Проект готовился два с половиной года, — рассказал об экспозиции работ Мураками директор «Гаража» Антон Белов. — Началось все с поездки в Японию, когда в своей студии нас гостеприимно встретил Такаси. Потом мы приезжали еще, спали в коробках, пели в караоке, ели странную еду, в общем, делали все, что нужно, чтобы русский человек мог понять больше про Японию, а мы — подобраться к этой выставке». В итоге удалось не просто к ней подобраться, а собрать масштабную ретроспективу художника, работы в которой охватывают период с начала девяностых и до наших дней.

Такаси Мураками. «Лунный свет. Непостоянство всех вещей», 2016

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Название выставке дало стихотворение американской поэтессы Сары Тисдэйл, а позже так свой рассказ назвал фантаст Рэй Брэдбери. «Будет ласковый дождь» — это пять глав-разделов, каждый из которых — попытка исследовать различные японские события и явления. Так, «»Малыш» и «Толстяк»» — это художественное осмысление Мураками бомбардировок Хиросимы. Архитектурное решение раздела, где произведения художника развешаны на металлических сетках, отсылает к строгому, почти военному порядку. Здесь же находятся работы с изображением Тайм Бокана — абриса черепа, напоминающего ядерный гриб. При этом граница между жутким и веселым у Мураками зыбка, а трагическое нередко нейтрализуется в аниме.

Такаси Мураками. «Воспоминания о бурной жизни», 2015

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Еще один раздел выставки — «Каваий» — мир ярких красок, улыбающихся цветов и плюшевых героев от Тоторо из аниме Миядзаки до советского олимпийского мишки. С японского «каваий» переводится как «милый». В последние годы эстетика «каваий» захватила японскую массовую культуру. И после серых сеток «»Малыша» и «Толстяка»» здесь художник рисует розово-золотой мир и воссоздает атмосферу магазинов для фанатов аниме и манги в гиковских районах Токио.

Такаси Мураками. «Зонтик тролля», 2002

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Такаси Мураками. «Алое сердце», 2002

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Такаси Мураками. «Кайкай и Кики», 2000–2005

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Монтаж выставки «Будет ласковый дождь» стал самым долгим в истории «Гаража». И не случайно, потому что экспонаты Мураками появились почти во всех уголках музея. «Мир искусства изменился за последние 5-6 лет. И индустрия музеев тоже меняется. «Гараж» трансформировался для моей выставки и получил новую энергию», — отметил художник. Ощутить ее зрители смогут вплоть до 4 февраля 2018 года. 

style.rbc.ru

Notice: Trying to access array offset on value of type null in /var/www/www-root/data/www/orelmeha.ru/wp-content/plugins/wpdiscuz/class.WpdiscuzCore.php on line 942 Notice: Trying to access array offset on value of type null in /var/www/www-root/data/www/orelmeha.ru/wp-content/plugins/wpdiscuz/class.WpdiscuzCore.php on line 975

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Notice: ob_end_flush(): failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in /var/www/www-root/data/www/orelmeha.ru/adv.php on line 308