Александр косолапов: художник Александр Косолапов о «провинциальном» русском искусстве и коммунистической «кока-коле»

Содержание

"Я создаю мем" – Огонек № 48 (5494) от 04.12.2017

В Московском музее современного искусства открылась выставка "Александр Косолапов. Ленин и кока-кола". Она стала первой персональной ретроспективной выставкой в России классика соц-арта. На языке каких провокаций и символов говорит это искусство сегодня, "Огоньку" объяснил сам художник

Выставка собрала в Москве 120 произведений художника, который не только участвовал в создании соц-арта, но и превратил его в бренд имени себя. Картины Косолапова, представленные в крупнейших музеях мира, угадываются безошибочно. Только в его работах, больше похожих на билборды или на пестрые страницы комиксов, парадоксальным образом могут уживаться символы двух несовместимых реальностей: Человек-Паук зависает в прыжке над Иосифом Сталиным, Ленин в профиль смотрит на кока-колу, а подборка разноцветных портретов Горбачева наводит на мысль об уорхоловской Мэрилин Монро. Каждое из произведений, которые Косолапов создал после эмиграции из Москвы в Нью-Йорк в 1975 году, основано на игровом сочетании символов американской культуры потребления и советской идеологии.

Это позволяло иронизировать над попытками советской пропаганды облагородить официальное искусство (триптихи "Пятилетний план", "Красная Венера", "Сусанна и старцы") и показать родство двух идеологий, предлагающих потребителю, по словам художника, "несуществующий рай".

"Микки Малевич". 2006

Фото: Собрание галереи Vallois, Париж

Картины Косолапова говорят на том же языке ироничных парадоксов и сегодня, когда одна из высмеиваемых им идеологий перестала существовать. Только теперь провокация приобретает иной оттенок: на фоне разноцветных Горби и Ленина с головой Микки-Мауса делают селфи, а Ленин с кока-колой и Малевич с "Мальборо" воспринимаются как готовые интернет-мемы. Самого художника такая перемена не смущает: выставка, которую готовили около трех лет, и обращена к молодому поколению. Именно ему предстоит расшифровать формулы-коды и разглядеть в выставке блокбастер, объясняет Александр Косолапов.

— Мне кажется, главный смысл этой выставки в том, что здесь Косолапов сконструирован совершенно по-новому. Я не очень апеллирую к моим современникам в России, потому что к тому опыту, который я получил в Америке, многие из них не имели доступа. Но выставку готовило другое поколение, более связанное с реальной жизнью, и оно находило в моих работах новые черты, созвучные ему. Я рад этому новому видению. Есть такая теория, что из генов конструируется наше тело, биологическое поле, а из мемов — наше социально-интеллектуальное поле. Я понимаю, что мое представление о картинах как о билбордах, которые должны быть восприняты на большой скорости, в соревновании с другими месседжами,— все это ближе к современным людям. Выставка сделана как блокбастер, и меня интерпретируют как бренд, то есть Косолапов-бренд. Этого я и хотел.

Писсуары, отсылающие к Дюшану, "Правда" и Малевич. Все это — Косолапов

Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ

— Вас не смущает, что в 1970-е годы соц-арт воспринимался как провокация, а сейчас как собрание брендов?

— Это не совсем так.

Соц-арт очень разный, хаотичный и непоследовательный: в России это одно, на Западе — другое. Вот меня часто спрашивают: соц-арт умер или он как-то будет жить? Посмотрите на мои ранние работы, например "Учись, сынок". Вот если сейчас взять и на место военного поставить священника и поменять надпись на "Молись, сынок", это ведь тоже будет актуально. Понимаете, правильно взятые формулы или разработки существуют все равно. Например, китайский художник Ай Вэйвэй взял вазу эпохи Цинь и на ней написал: "Кока-кола", то есть соединил одну культуру с другой. Это прямая цитата из моей работы "Ленин и кока-кола", то есть этот эрудированный человек сделал то же самое на своем поле. Вообще, китайцы у меня многое взяли.

— Какое течение наследует соц-арту?

— Можно по-разному интерпретировать этот термин "соц-арт". На мой взгляд, это поп-арт, перенесенный на отечественную землю. Американская культура создавала продукт потребительский, а Россия создавала идеологический продукт — тоже, кстати, потребительский. Это симметричные процессы. Когда я приехал на Запад, увидел, что и та, и та пропаганда создают пустоту, это продажа несуществующего рая. И в этом огромное сходство между капиталистической американской рекламой и тоталитарным советским и постсоветским плакатом, лозунгом.

"Учись, сынок". 1973

Фото: Собрание Симоны Сохранской

— За пределами США и России, где используемые вами образы легко узнаваемы, ваши работы так же хорошо понимают?

— Вот Ай Вэйвэй из Китая замечательно понял, а большинство моих коллекционеров — в Европе. В Америке, где я живу сейчас, очень глубоко сидят пережитки холодной войны, маккартизма. Я хорошо понимаю, что изображение серпа и молота вызывает у них идиосинкразию, отторжение, болезненный укол идеологического характера. А вот штаб-квартира "Кока-Колы" в Милане напечатала мою работу во всю стену. Им не страшно изобразить Ленина, потому что они — итальянцы, их общество было расколото на коммунистов и фашистов. А в Америке, когда я создал "Ленина и кока-колу", меня захотели судить, потому что в их интерпретации этот дизайн мог натолкнуть потребителей на мысль, что "Кока-Кола" поддерживает коммунистов.

— Значит, когда вы только приехали в Америку, первой реакцией на ваши работы было отторжение?

— Нет, ну нельзя же красить все одной краской. Есть интеллектуальная среда, я живу в Нью-Йорке, а там реднеков (так называют жителей глубинки в США, преимущественно Юга.— "О") нет. У меня был замечательный адвокат, который написал письмо компании "Кока-Кола" и объяснил, что ее лого является public domain, то есть общественной собственностью. Ведь действительно, все, что существует в социальном пространстве — и вы, и я, и все мы,— это public domain. Наши лица, наши образы. По большому счету, "Кока-Кола" должна была доказать, что я нанес ей материальный урон. Все в итоге сгладилось, но для меня это был блестящий опыт: если создавать произведения искусства агрессивные, надо быть готовым к тому, что они вызывают интерактивную реакцию у общества. И, в частности, когда вышла открытка "Ленин и кока-кола" в журнале "От А до Я", она попала к советнику президента, а тот ее положил на стол президента США. Вы понимаете, что это такое? Приезжает какой-то подпольный художник из Москвы и создает некий образ, который очень сильно влияет на мировоззрение. Реакция действительно бывает от "а" до "я".

"Горби (золотой)". 1989

Фото: Частное собрание

— Сейчас как-то меняется отношение к вашим работам? Все-таки мир изменился.

— Меня воспринимают скорее как классика соц-арта, о котором написано в учебниках. Реакция на произведения может быть совершенно непонятной. Например, какой-то совершенно троцкистский журнал в Аргентине или в Чили попросил разрешения напечатать "Ленина и кока-колу" и написал, что борются с какими-то банановыми компаниями. Произведение искусства вообще открыто к интерпретации, а мои тем более. Я в данном случае создаю мем, который формирует новое социальное поле.

— Как вы знакомились с современным западным искусством еще до отъезда из Москвы? Какие художники интересовали вас больше всего?

— Изучать их было фактически невозможно, просто я получил великолепное классическое образование сначала в художественной школе, потом в Строгановке. Но когда вы выходите в жизнь, то понимаете: все, что вы умели и знали раньше,— это балласт, ненужный груз. В советской системе было создано образование высокого уровня, но создано оно было, чтобы обслуживать идеологические заказы. Вот я сейчас проезжал по Москве и видел памятники — это же идеологический заказ. И люди до сих пор создают эту пропаганду! Я очень рано отнесся к этому как к балласту и стал осваивать другое культурное пространство. Меня интересовали Энди Уорхол, Джаспер Джонс — американский поп-арт. Когда я эмигрировал, мне хотелось попасть в центр мировой культуры, чтобы быть среди всех процессов...

— И этим центром была не Европа?

— В Европе этого центра уже давно не было. Весь культурный процесс сильно деформировался, в настоящее время мы имеем искусство, которое обслуживает монетарный рынок. И Мураками (Такаси Мураками — современный японский художник, его выставка "Будет ласковый дождь" проходит сейчас в "Гараже", "Огонек" писал о ней в N 38 за 2017 год.—

"О"), и Джефф Кунс — это блокбастеры, на которых легко отмыть большие формы денежных обращений. Все эти скульптуры очень связаны с экономикой и с мышлением Запада, они обслуживают идеологический текст.

— Недавно в Немецком историческом музее в Берлине открылась выставка о революции 1917 года, в которой участвует и ваша работа. Что для вас революция как художественное явление?

— Революций было много. Что до русской, то она сметала буржуазную философию, быт, стремилась установить новое отношение к слову, к картине. Многие видели для себя возможность создать новый мир, но тут конструкция творческих людей (Маяковский, Хлебников, Малевич) не совпала с конструкцией политических людей. Власть очень быстро поняла, что те ей не попутчики, появился социалистический реализм, Герасимов, стали ограничивать все подряд. Движение дадаистов, сюрреалистов — тоже революция, это тоже борьба с буржуазным сознанием. Это было и в движении хиппи. Сегодня революция — это признание однополых браков, борьба с расизмом, с дискриминацией, борьба за новую экологию. Просто каждое общество ставит новые задачи.

"Ленин и кока-кола". 1982

Фото: Tsukanov Family Foundation

— Не кажется ли вам, что советские годы, возможно, были более плодотворной эпохой для живописи?

— Абсолютно не кажется. Как я и говорил, если вас кормят кашей, то потом вы эту кашу должны отработать. There is no free lunch. Осознанно или неосознанно художников воспитывали творцами идеологических моделей. Конечно, создавались великолепные фильмы, шедевры... Вот я в воскресенье включил телевизор, а там показывают фильм: Крючков, какие-то пограничники, японцы на них нападают, замечательный фильм, мхатовские актеры, но сама идея — это подготовка к войне в общем-то. И так во всех советских фильмах, пьесах... Нет, я считаю, что это социальный кризис, который отражен в искусстве.

— Работаете ли вы с изображениями современных политиков так же, как с образами Ленина и Горбачева?

— У меня есть работа, которую пытался сделать в скульптуре, но пока не получилось. Это троица — Обама, бен Ладен и Микки-Маус. Этот образ я бы хотел довести до бронзы. Если как соц-артист я создал формулу, то точно так же можно представить современную политическую жизнь. Моя соседка говорит: "Сделай таких же Путина, Трампа и Микки-Мауса". Видите — в эти формулы можно вставить что угодно.

"Malevich — Marlboro". 1997

Фото: Собрание Московского музея современного искусства

— У вас дома висят какие-то картины на стенах?

— У меня пустые стены, я не хранитель своих работ — я профессиональный художник. А другие художники меня раздражают, их картины я не коллекционирую.

Беседовала Анна Сабова


Выставка Александра Косолапова пройдет в Москве

Александр Косолапов. Малевич. 1995© Александр Косолапов / Предоставлено пресс-службой галереи Syntax

19 ноября в московской галерее Syntax откроется персональная выставка художника Александра Косолапова.

«В новой выставке "DTM" Косолапов распоряжается наследием дадаизма, авангарда, Ренессанса и поп-арта.

DTM — аббревиатура "Дюшан, Малевич, Татлин", — говорит куратор, критик, историк и теоретик искусства Сергей Хачатуров. — В своих комбинациях художник двигает эти буквы-мемы-знаки как фигуры шахмат по клетчатому полю. "Башня III Интернационалу" Татлина, "Черный квадрат" Малевича, "Фонтан. R.Mutt" (писсуар) Дюшана, автомат Калашникова — выступают гимнастическими снарядами на параде физкультурниц».

Александр Косолапов (р. 1943) — живописец, график, скульптор, одна из ключевых фигур соц-арта. Учился в Московской средней художественной школе при художественном институте имени В.И. Сурикова и Московском высшем художественно-промышленном училище. В 1975 году эмигрировал в США. Живет и работает в Нью-Йорке.

Работы Александра Косолапова строятся на иронически-радикальном совмещении узнаваемых символов и стереотипов советской идеологии и глобального масскульта. Играя образами, художник развенчивает как советское политическое мифотворчество, так и капиталистический товарный фетишизм. Работы художника находятся в коллекциях Музея современного искусства в Нью-Йорке, Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее и многих других собраниях.

Выставка Александра Косолапова «DTM» в галерее Syntaх продлится до 17 декабря.

P.S. Организаторы выставки сообщили, что ее проведение перенесено на 2021 год, выставка откроется 19 января и будет проходить до 26 февраля.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

При поддержке Немецкого культурного центра им. Гете, Фонда имени Генриха Бёлля, фонда Михаила Прохорова и других партнеров.

Александр Косолапов | Арт-сообщество

Живописец, график, скульптор. Один из классиков соц-арта.

Родился в 1943 году в Москве. Учился в Московской средней художественной школе при художественном институте им. В.И. Сурикова. С 1962 по 1968 год проходил обучение на факультете монументальной скульптуры в Московском высшем художественно-промышленном училище (ныне Московская государственная художественно-промышленная академия имени С. Г. Строганова).

До 1974 года жил в Москве и работал вместе с художниками Леонидом Соковым и Борисом Орловым, был известен как классик московского концептуализма. Первые объекты в стилистике поп-арта были созданы в период с 1972 по 1974 год, тогда же Косолапов работал над произведениями с социальной коннотацией.

В 1975 году одним из первых художников круга соц-артистов эмигрировал в Нью-Йорк. Этот период его творчества связан с концептуалистским анализом культурных кодов, мифов и фетишей, определяющих сознание рядового советского человека и типичного американца. Художник обнаружил в головах жителей разных полушарий настолько много общего, что счел возможным смешивать в своих новых работах политическую, медийную и даже религиозную символику обеих культур. Этот творческий метод, характерный еще для поп-арта и впоследствии заимствованный соц-артом, как бы получил второе дыхание в провокационных работах Александра Косолапова, зачастую вызывающих настоящие скандалы. (В России такие работы Косолапова, как «Икона-Икра», и цифровые плакаты с образом Христа и логотипами Coca-Cola и «Макдоналдса» стали предметом ожесточенных нападок со стороны представителей РПЦ и групп религиозных экстремистов.  По рассказам коллекционера Игоря Цуканова, «Икона-Икра» – фотоколлаж: пустой оклад, наложенный на поле, сплошь заполненное черной икрой – стала поводом для обвинения художника в «разжигании религиозной ненависти», а саму работу по требованию православных активистов сняли с выставки «Русский поп-арт» в Новой Третьяковке в 2005 году. Работа Александра Косолапова «Моя плоть» (2002) во время ярмарки «АртМосква -2005», проходившей в ЦДХ, была уничтожена воинствующим религиозным фанатиком. «Икона-Икра» была снова выставлена на выставке «Запретное искусство – 2006», после чего кураторы проекта Андрей Ерофеев и Юрий Самодуров были осуждены и приговорены к крупным штрафам. Ранее, в 1982 году, корпорация Coca-Cola противостояла экспонированию в США проекта Косолапова «Ленин и Coca-Cola» (1982). Как пишет американский арт-критик и поэт Картер Рэтклифф, «судя по переписке… в компании опасались, что, увидев работу художника, потребители заподозрят Coca-Cola в пропаганде коммунизма»… Когда в том же 1982-м в Нью-Йорке «страдавшие» по Малевичу «пересмешники» готовились к перформансу, посвященному годовщине Октябрьской революции, на фасад модного пространства The Kitchen повесили другой плакат – «Да здравствует диктатура пролетариата». Прибывшие на место обеспокоенные агенты ФБР, однако, быстро ретировались, заметив, что дело касается художественной акции).

Крупные персональные выставки:

1974 — Центральный выставочный зал, Кузнецкий мост, Москва

1985 — Semaphore Gallery, Нью-Йорк

1987 — Galerie Anna Friebe, Кёльн

1988 — Galerie Inge Baecker, Кёльн

1990 — Berman Gallery, Нью-Йорк

1991 — Ruth Siegel Gallery, Нью-Йорк

1993 — Galerie Inge Baecker, Кёльн

1994 — Galerie Vorsetzen, Гамбург

1997 — Galerie Karenina, Вена

2017 - 2018 — ретроспектива «Ленин и Coca-Cola», Московский музей современного искусства, Гоголевский бульвар, Москва.

Также художник принимал участие в коллективных проектах крупнейших музеев и известнейших галерей мира: Центр Помпиду, Париж; Музей Гуггенхайма, Нью-Йорк, Новый музей, Нью-Йорк; Государственная Третьяковская галерея, Москва, Государственный исторический музей, Москва; Saatchi Gallery, Лондон и других.

Живопись и скульптура Александра Косолапова находятся в коллекциях Московского музея современного искусства, Государственной Третьяковской галереи, Государственного Русского музея, Музея Альбертина (Вена, Австрия), MoMA (Нью-Йорк), Нью-Йоркской публичной библиотеки, Галереи Себастьяна Бертрана (Женева, Швейцария) и многих других, а также в частных собраниях Арно Сарада (Париж, Франция), Владимира и Екатерины Семенихиных, Дмитрия Аксенова, Игоря Цуканова, Стеллы Кесаевой, Шалвы Бреуса.

 

«Ай Вэйвэй использовал мою идею с Coca-Сola» • ARTANDHOUSES

Радикальный, провокационный, остроумный Александр Косолапов долгие годы остается тем художником, которым возмущаются консерваторы по обе стороны океана. Компания Coca-Сola обещала стереть его в порошок, он попадал в зону внимания ФБР, его картины регулярно снимали с выставок в России, а некоторые даже попадали под суд. Косолапов при этом остается уважаемым классиком соц-арта, чьи работы хранятся в лучших музеях мира. Он уехал сорок лет назад в Нью-Йорк, но регулярно участвует в выставках в России, а 29 ноября в Московском музее современного искусства открылась его первая в России ретроспектива, которая готовилась три года. Он прекрасно чувствует себя в эпоху интернета, для него важно жить здесь и сейчас, и он счастлив, что его работами пестрит инстаграм. О том, как появился соц-арт, о сходстве консюмеризма и советской идеологии, и о том, как у Ленина появилась голова Микки-Мауса, Александр Косолапов рассказал ARTANDHOUSES.

Вас называют одним из отцов соц-арта. Как создавалось это направление?

Меня скорее можно назвать отцом русского поп-арта, но постепенно мои объекты начали приобретать социально-политический контекст. Я всегда любил рекламу. Помню, меня поразила серия советских плакатов «Хорошая профессия — водитель трамвая». Это были назидательные плакаты, которые давали наставления населению. Они были очень профессионально сделаны, я даже думаю, что их делали люди, хорошо знакомые с авангардом. Эти плакаты и натолкнули меня на мысль, что художник может передавать месседж, сообщение, не только пластически, но и вербально. Тогда же появилась моя скульптура «Учись, сынок», где впервые текст был соединен с пластическим образом. И эта работа была сделана до знакомства с Виталием Комаром и Александром Меламидом (художники, которых также считают основателями соц-арта. — Примеч. ARTANDHOUSES), хотя я знал их очень близко по Строгановке, где мы учились.

Однажды Саша Юликов сказал мне, что Комар и Меламид собирают группу для выставки. Они придумали, что они отцы некоего движения, и быстро попали в сферу внимания журналистов. Чему способствовало и то, что мать Меламида была известной журналисткой и переводчицей Бёлля. На самом деле, никакого движения тогда не было, и кроме их учеников, из которых я помню Виктора Скерсиса, туда никто не входил. Но я присоединился к этой команде, был написан манифест, а выставка так и не состоялась.

Что сделали Комар и Меламид? Они экспроприировали экспроприаторов. Они присвоили себе объекты идеологии и поставили под этим свою подпись. Это был правильный переход от поп-арта к экспроприации идеологии, что и создало формулу соц-арта.

Чем ваше поколение нонконформистов отличалось от поколения Оскара Рабина?

Рабин верил в Его Величество Живопись. И хотя он рисовал бараки, это был «холст, масло». Чем меня привлек поп-арт? Это было абсолютно формально свободное течение. Идеологически Рабин был свободен, а формально — нет. А я хотел быть свободным идеологически и формально. Если я собирал вещи на помойке и потом их конструировал, для меня это было выражением моей свободы.

Почему, окончив Строгановку, вы не выбрали официальную карьеру?

Я был сформирован как диссидент. Меня удивляет, что до сих пор общество не смотрит критически на свое наследие. А мы смотрели на него критически. Как художник я получил блестящее образование, но должен был отплатить, выполняя идеологические заказы. В СССР не было самостоятельного пути развития художника. Возможность свободного творчества была либо в андеграунде, либо в эмиграции.

Вас крестил священник Александр Мень. Это было осознанное решение или дань времени? Ведь диссиденты заново открывали для себя религию.

Когда вы живете в тоталитарном обществе и получаете информацию из программы «Время», то любое альтернативное видение мира для вас является плодотворным. Отец Александр был не столько священником, сколько просветителем. Он ориентировал на правильные книги, на альтернативные источники человеческого знания. Я никогда не был религиозным, но не могу сказать, что я атеист. Потому что сложно понять, что происходит во время творческого процесса. Я не отрицаю, что есть какие-то сверхъестественные свойства у этого явления.

Зачем тогда было делать этот шаг?

Отец Александр был человек с удивительной харизмой. И когда вы влюбляетесь в человека, то следуете его советам. Когда я уезжал, он мне сказал: «Александр, если у тебя будут проблемы, вот тебе телефон кардинала в Ватикане, позвони». Я никогда не звонил и не ходил в Ватикан, но очень ему благодарен. А другой мой профессор по Строгановке сказал, что, если тебе нужна помощь, я дам тебе телефон Сальвадора Дали. Все люди делились каким-то благом.

В 1975 году вы эмигрировали в Америку. Как проходила адаптация?

Кошмарно. Дело в том, что у меня не было языка. Жизнь пришлось начинать с нуля. Для меня это было второе рождение. Первая моя выставка в Нью-Йорке была очень успешная, в очень хорошей галерее, все работы были проданы. Но внутренне я ощущал водораздел. Смогу ли я стать американским художником? Или не смогу?

А вы хотели быть американским художником?

Что значит хотел? Смогу ли? Что значит стать профессиональным художником? Попадая в западный мир, вы понимаете, что существуют воскресные художники и профессионалы. Мне повезло, потому что моя жена была биологом и мне не нужно было зарабатывать на кусок хлеба. Я имел возможность сосредоточится на творчестве, делал выставки и искал свое собственное видение. В какой-то момент я понял, что свою уникальность могу сохранить, только если внесу в искусство элемент русской культуры. Может быть, русского авангарда или соцреализма. А может быть и свою политизированность. Я стараюсь делать радикальные вещи, благодаря чему попал под суд в России, но в то же время вошел в западные учебники современного искусства как русский художник.

Тем не менее, когда вы приехали в Америку, компания Coca-Cola хотела подать на вас в суд.

Это была реальная угроза. Представьте себе, русский художник приезжает из тоталитарного общества на Запад, считая, что там есть свобода, и попадает в такую неприятную историю, когда крупнейшая корпорация обещает тебя стереть в порошок.

Мы использовали плакат «Ленин-Coca-Cola» для акции группы «Страсти по Казимиру». И в какой-то момент раздается звонок у меня дома, и приходит какой-то странный мужик, который просит посмотреть мои работы, потому что они ему якобы очень нравятся. А через полчаса говорит: «Знаете, я представитель компании Coca-Cola, и мы будем вас судить за использование логотипа».

Для меня это был чудовищный шок. Я стал ходить по адвокатам, которые говорили мне: «С кем ты хочешь судиться? У них бюджет больше, чем у всей Африки! Это же целое государство!» В конце концов я пришел к галерейщику Комара и Меламида Рональду Фельдману. Он тогда выставлял лучших политических художников Америки. И меня вызвался защищать адвокат, который защищал Криса Бёрдена, когда он стрелял в самолет и его арестовало ФБР. Он написал письмо, что существует понятие общественного достояния — а это всё, что попадает в общественное пространство. Поскольку вся реклама публична, то автоматически становится публичным достоянием. Компания же должна доказать, что потерпела убытки. Мне предъявили обвинение, что в глазах публики моя работа выглядит так, как будто Coca-Cola спонсирует коммунизм. Это же гениально! Но если я создал такую атомную бомбу, грех было ее не использовать.

Они просили меня больше не рисовать логотип, и я, естественно, прикинулся, что я хороший. Но потом Игорь Шелковский выпустил в 1982 году открытку «Ленин-Coca-Cola», и она оказалась у одного советолога, который работал при Рейгане, а он передал ее в Белый Дом. И эта открытка попала на стол президенту США. Так этот имидж стал символом холодной войны и был очень популярен в 1980–90-е годы.

Ваши работы попадали в скандальные истории по обе стороны океана.

Совершенно верно. Мне повезло с этой выставкой. Потому что я нелегкий художник и зона риска всегда повышена. Я долго искал достойного критика. И мне повезло, что моим критиком стал Картер Ратклифф. Это замечательный критик, поэт, и он написал обо всех крупных американских художниках, в том числе создал один из первых каталогов Энди Уорхола. Он смог сформулировать концептуально мои спорадические идеи. Главное, что он написал, что я обнаружил сходство между советской идеологией и потребительской идеологией, консюмеризмом.

Как появилась идея соединить американский комикс и советскую скульптуру?

Когда я приехал, начал изучать американскую культуру, в том числе совершено новые для меня сферы, такие как комиксы и анимация. Я не смотрел всех этих чебурашек, я их презирал. Я очень многое презирал изначально из снобизма. Но я рано начал экспериментировать в этой области. У меня есть работа «Twipp!», где Ленин со Сталиным смотрят на «Аврору» и туда прыгает Спайдермен. Эту картину опубликовали в Artforum, и ее увидел создатель Спайдермена Стэн Ли. Он прислал мне большой постер с надписью, что весь Marvelhouse в восторге: «Мы понимаем, что в детстве Александр был лишен комиксов, и мы приветствуем его работу». Такие сладкие слова!

Микки-Мауса рисовал Уорхол и огромное количество художников. В записках Эйзенштейна было написано, что это лучший актер ХХ века. И однажды я увидел на улице игрушечную головку Микки-Мауса, пришел домой и надел на бюст Ленина, который стоял у меня дома, и они точно совпали. Так появилась идея Миккиленина. А в 1990-х мне позвонил, кажется, Иосиф Бакштейн и сказал, что у них есть проект о том, что делать с монументами советской власти. Я придумал, что их нужно не разрушать, а заменять головы масками комиксных героев. Очень интересная концепция, поскольку не было покаяния за коммунизм, а в эпоху постмодерна Ленин может войти только как травестийная фигура.

Нет ли у вас ощущения, что вы стали чужим среди своих, но так и не стали своим среди чужих?

Я маргинал. Я космополит безродный, как определял Сталин евреев. Моя родина — это Нью-Йорк, но не Америка. Мой дом стоит на Гудзоне, и когда я вижу в соседнем городке двадцать церквей и могилу нерожденного ребенка — для меня это шизофрения. Шизофрения там и здесь. И я живу на той территории, где живут люди со своим видением мира. Это очень узкие территории. Я живу в Ист-Виллижд, где живут художники, музыканты, поэты. Смешиваться с большой толпой очень вредно.

Вы начали рисовать «Макдональдс» в 1980-е и до сих пор используете этот образ.

Когда я приехал в Москву в 1990-м году и увидел «Макдональдс», для меня сразу стало понятно, что эти люди неправильно позиционируют свой продукт. Вообще я часто делаю «а если бы… а как надо…» Вот, например, Уорхол умер, но так и не изобразил Горбачева. Но если бы Уорхол был жив, он бы обязательно нарисовал Горбачева в образе Монро на золотом фоне. Зачем делать «Макдональс»? Сделайте «Макленинс»! Я перевожу тексты, меняю контексты, чтобы создать новый смысловой ряд.

Ай Вэйвэй использовал мою идею с Coca-Cola. Потому что, когда Вэйвэй разбивает древние вазы с надписью Coca-Cola, он развивает открытие, которое сделал Косолапов. В ситуации постмодерна мы всё интегрируем.

Что изменилось с приходом интернета?

Мы живем в эпоху глобальной деревни, которая постоянно расширяется. Для меня интересно, что возникла такая категория, как мемы. Потому что мои работы и есть мемы. Они были мной задуманы в новом пространстве, которое отрицает галерею и музей, выведены на точки коммуникации людей — улицы и хайвей. Кстати, Маяковский написал: «Улицы — наши кисти. Площади — наши палитры». Это концепция авангарда. Чем занимались лефовцы (творческое объединение «Левый фронт искусств». — Примеч. ARTANDHOUSES) ? Они создавали новую социальную модель. Когда появился интернет, я сразу создал вебсайт, и это очень сильно расширило мою аудиторию. Наши тела состоят из генов, а мемы — это социальные гены, и я участвую в конструировании социального поля своими работами.

Ваша модель работает в современной жизни? У вас есть фейсбук или инстаграм?

Я сам не очень компьютерно грамотный человек, я просто нанимаю людей, которые мне помогают. Важно, что люди видят мою красную скульптуру Ленин-Микки-Иисус, которая выставлена сейчас в галерее Саатчи, и она моментально появляется в сети. Люди дают огромное количество комментариев, кое-что я бы даже использовал.

Я отказался от станкового искусства и сделал свои работы плоскими, как реклама, потому что современное искусство должно быть динамичным. Раньше делали нетленку на века, но больше никаких веков не будет. Может, завтра будет всемирная катастрофа и всё исчезнет. Мы существуем в культуре, которая живет right here, right now. Здесь и сейчас.

Ленин и кока-кола: ММОМА открыл выставку Александра Косолапова :: Впечатления :: РБК Стиль

© пресс-служба ММОМА

Автор Анастасия Новикова

29 ноября 2017

Залы ММОМА на Гоголевском бульваре заполнили изображения Ильича и Горбачева, бутылок кока-колы и банок черной икры. В музее открылась выставка пионера соц-арта Александра Косолапова, противопоставившего в творчестве «свое» и «чужое», советское и западное.

Александра Косолапова называют одним из пионеров соц-арта. Хотя в первые годы после окончания Строгановки в 1969-м он получал государственные заказы и считался художником официальной идеологии. Правда, параллельно с этим создавал «подпольное» искусство, далекое от социалистического канона. Оно рождалось у него под влиянием поп-арта. В 1975 году Александр Косолапов одним из первых художников своего круга покинул СССР и эмигрировал в Нью-Йорк, где живет до сих пор.

Для первой в России персональной выставки Косолапова из частных и музейных коллекций привезли более сотни его работ. Расположенные в хронологической последовательности, они показывают 40 лет творчества Косолапова. Уже живя в эмиграции, художник выстраивал в своих работах цепочку сопоставлений и противопоставлений «своего» и «другого». Он сталкивал советскую и западную идеологии, соединяя в своих работах ордена СССР с банками супа Кэмпбелл, Горбачева c Уорхолом, Ленина с Микки Маусом, а Мавзолей с логотипом журнала Life. Косолапов видел идентичность советского строя и капиталистического империализма, их несостоятельность и утопичность.

Александр Косолапов. «Горби (золотой)», 1989

© пресс-служба ММОМА

Александр Косолапов. «Малевич — Черный квадрат», 1987
 

© пресс-служба ММОМА

Александр Косолапов. «Икра-Леф», 1982

© пресс-служба ММОМА

В Музее современного искусства собрали все ключевые произведения Александра Косолапова. В том числе привезли знаменитую работу «Ленин и кока-кола»: логотип газировки здесь парит на фоне фирменного красного цвета марки, только нанесен не на бутылку, а на профиль Ленина. Художник вопрошает — что же настоящее: мир потребительских товаров или рай пролетариата, обещанный вождем большевиков?

Александр Косолапов. «Ленин-кока-кола», 1982

© пресс-служба ММОМА

Помимо живописных и графических работ на выставке представлены и скульптурные композиции Косолапова. Как человек, родившийся и выросший в советской Москве, он помнил монументы, довлевшие над горожанами в те годы. Но его личное отношение к скульптурам вроде «Рабочего и колхозницы» Мухиной было скептическим. В 1975 году, уже живя в Нью-Йорке, Косолапов нашел на улице голову Микки Мауса, которую затем надел на статую Ленина. Так родился персонаж-гибрид «Микки-Ленин».

Александр Косолапов. «Мики Малевич», 2006
 

© пресс-служба ММОМА

Соц-арт Александра Косолапова, его «Горби-Мао» и писсуары с рисунками Малевича вряд ли оставят зрителей равнодушными. Убедиться в этом можно на выставке в ММОМА, которая продлится до 11 февраля. 

Косолапов Александр | Stella Art Foundation

1978 New Art from the Soviet Union. Pratt Institute Gallery, Колумбия; Montgomery Hall, St’Mary College, Мэриленд, США

1981 Nouvelles Tendences de l’Art Russe Non-Officiel. 1970-1980. Centre Culturel de la Villedieu, Эланкур, Франция

  Russian New Wave. Contemporary Russian Art Center, Нью-Йорк, США

1983 Come Yesterday and You’ll Be First. City Without Walls Gallery, Ньюарк; Contemporary Russian Art Center of America, Джерси-Сити, США

1984 Sots Art. Semaphore Gallery, Нью-Йорк, США

  Les Russes au present. Le centre culturel de la Villedieu, Эланкур, Франция

1986 Sots Art. Everson Museum of Art, Сиракус; New Museum of Contemporary Art, Нью-Йорк, США; Glenbow Museum, Калгари, Канада

1987 Ретроспекция творчества московских художников. 1957-1987. Любительское общество «Эрмитаж», выставочный зал на Профсоюзной, 100, Москва

1989-1990 Transit: Russian Artists Between the East and West / Транзит: русские художники между Востоком и Западом. Fine Arts Museum of Long Island, Хемпстед, США; Центральный Дом художника, Москва; Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

1989 Reagan: American Icon. Central Gallery, Bucknell University, Луисбург, США Hommage-Demontage. Neue Galerie - Ludwig Collection, Аахен; Wilhelm-Hack-Museum, Людвигсхафен-на-Рейне; Stadtisches Museum, Гельзенкирхен, Германия; Provinciaalmuseum, Хассельт, Бельгия

1990 Art et Publicite. Centre Georges Pompidou, Париж; Sezon Museum of Modern Art, Токио

  Шизокитай: Галлюцинация у власти (выставка Клуба Авангардистов). Строительный павильон ВДНХ на Фрунзенской наб., Москва

1990-1991 Другое искусство. Москва 1956-1976. Государственная Третьяковская галерея, Москва; Государственный Русский музей, Ленинград

1991 Kunst: Europa, Sovietunion. Kunstverein, Ганновер, Германия

  In de USSR en Erbuiten. Stedelijk Museum, Амстердам

1992 Ex USSR. Groninger Museum, Гронинген, Нидерланды

  Соц-aрт. Музей В. И. Ленина, Москва

1993 3rd Minos Beach Sculpture Symposium. Агиос Николаос, Греция

1994 Художник вместо произведения, или Прыжок в пустоту. Центральный Дом художника, Москва

  Before «Neo» and After «Post». Lehman College Art Gallery, Нью-Йорк, США

  Who is Who. Museum Moderner Kunst, Вена

  El Magico Mundo De Mickey Mouse. Cuartel conde Duque, Мадрид; Palau Sant Jordi; Барселона, Испания

  II Cetinjski Bijenale. Цетине, Черногория

1995 Kunst im verborgenen. Nonkonformisten Russland 1957-1995. Wilhelm-Hack-Museum, Людвигсхафен-на-Рейне; Documenta-Halle, Кассель; Staatliches Lindenau-Museum, Альтенбург, Германия; Центральный выставочный зал «Манеж», Москва

  Russian Jewish Artist in a Century of Change. Jewish Museum, Нью-Йорк, США

  Temporarily Possessed. New Museum of Contemporary Art, Нью-Йорк, США

1996 Here and There: Contemporary Artist from the Former Soviet Union. National Jewish Museum, B’nai B’rith Klutznick, Вашингтон

1997 III Cetinjski Bijenale. Цетине, Черногория

1998 Russlands Zweite Avantgarde. Museum Moderner Kunst, Пассау, Германия

  Mouse: An American Icon. Alternative Museum, Нью-Йорк, США

  It’s the Real Thing. Frederick R. Weisman Art Museum, Миннеаполис, США

1999 Kunst im untergrund. Albertina Museum, Вена

2002 Russian Revolutions. Singer Gallery, Mizel Center for Arts and Culture, Денвер, США

2003 Berlin - Moskau / Moskau - Berlin 1950-2000. Martin-Gropius-Bau, Берлин

  Осторожно, религия! Музей и общественный центр им. А. Сахарова, Москва

2004 Берлин - Москва / Москва - Берлин 1950-2000. Государственный исторический музей, Москва

2004-2005 Warszawa-Moskwa / Москва-Варшава. 1900-2000. Zache˛ta Narodowa Galeria Sztuki, Варшава; Государственная Третьяковская галерея, Москва

2005 Russia! Solomon R. Guggenheim Museum, Нью-Йорк, США

  Русский поп-арт. Государственная Третьяковская галерея, Москва

  Katharina prospekt. Modemuseum, Антверпен, Бельгия

2006 Branding. Centre PasquArt, Kunsthaus d’art, Билль-Бьен, Швейцария

  Unlearn. Plug In Institute of Contemporary Art, Виннипег, Канада

2007 New Sculptures. Galerie Vallois Sculptures, Париж

  Соц-aрт. Государственная Третьяковская галерея, Москва; La Maison Rouge, Париж

2008 Die totale Aufklärung - Moskauer Konzeptkunst. Schirn Kunsthalle, Франкфурт-на-Майне, Германия

2008-2009 That Obscure Object of Art. Kunsthistorisches Museum, Вена; Ca’Rezzonico, Венеция, Италия

2010 Портреты second-hand. Stella Art Foundation, Москва

Александр Косолапов — Блог на vc.ru

Александр Косолапов — Блог на vc.ru [ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bwkpg", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной 2", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } }, { "id": 21, "label": "Ультратизер", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "gtjk" } } }, { "id": 22, "label": "300x500 правый сайдбар 1x1", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cotcx", "p2": "heif" } } } ] {"token":"eyJhbGciOiJIUzI1NiIsInR5cCI6IkpXVCJ9.eyJwcm9qZWN0SWQiOiI1ZTRmZjUxODYyOGE2YzcxNDUxNWY0ZGEiLCJpYXQiOjE1ODI1MzY0NDB9.AwBBnUWMy3RR1xtAoaXVr81WvqxdlD4C8CBpwFiONzw","release":"b85a7266"} null

Косолапов Александр

1978 г. Новое искусство Советского Союза. Галерея Института Пратта, Колумбия; Монтгомери-холл, колледж Сент-Мэри, Мэриленд, США

1981 г. Nouvelles Tendences de l’Art Russe Non-Officiel. 1970-1980 гг. Centre Culturel de la Villedieu, Эланкур, Франция

Русская Новая Волна. Центр современного русского искусства, Нью-Йорк, США

1983 г. Приходи вчера, и ты будешь первым. Галерея «Город без стен», Ньюарк; Центр современного русского искусства Америки, Джерси-Сити, США

1984 г. Соц-арт.Semaphore Gallery, Нью-Йорк, США

Les Russes au present. Культурный центр де ла Вильдье, Эланкур, Франция

1986 г. Соц-арт. Художественный музей Эверсона, Сиракузы; Новый музей современного искусства, Нью-Йорк, США; Музей Гленбоу, Калгари, Канада

1987 г. Ретроспектива творчества московских художников. 1957–1987 гг. Общество любителей Эрмитажа, выставочный зал на Профсоюзной, 100, Москва

1989–1990 Транзит: Русские художники между Востоком и Западом / Транзит: Русские художники между Востоком и Западом.Музей изящных искусств Лонг-Айленда, Хемпстед, США; Центральный Дом Художника, Москва; Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

1989 г. Рейган: американская икона. Центральная галерея, Университет Бакнелла, Луисбург, США Hommage-Demontage. Neue Galerie - Коллекция Людвига, Ахен; Музей Вильгельма Хака, Людвигсхафен-на-Рейне; Городской музей, Гельзенкирхен, Германия; Provinciaalmuseum, Хасселт, Бельгия

1990 г. Art et Publicite. Центр Жоржа Помпиду, Париж; Музей современного искусства Сезон, Токио

Шизокитай: Галлюцинация во власти (выставка Клуба Авангарда).Строительный павильон ВДНХ на Фрунзенской набережной, г. Москва

1990–1991 Другое искусство. Москва 1956-1976 гг. Государственная Третьяковская галерея, Москва; Государственный Русский музей, Ленинград

1991 г. Кунст: Европа, Советский союз. Kunstverein, Ганновер, Германия

In de USSR en Erbuiten. Stedelijk Museum, Амстердам

1992 г. Бывший СССР. Музей Гронингена, Гронинген, Нидерланды

Соц-арт. Музей В.И. Ленина, Москва

1993 г. 3-й симпозиум по скульптуре на пляже Минос.Агиос Николаос, Греция

1994 г. Художник вместо работы, или Прыжок в пустоту. Центральный Дом Художника, Москва

До «Нео» и после «Поста». Художественная галерея Lehman College Art Gallery, Нью-Йорк, США

Кто есть кто. Музей современного искусства, Вена

Эль Магико Мундо Де Микки Маус. Cuartel conde Duque, Мадрид; Палау Сант Жорди; Барселона, Испания

II Cetinjski Bijenale. Цетине, Черногория

1995 г. Kunst im verborgenen.Нонконформистен Россия 1957–1995. Музей Вильгельма Хака, Людвигсхафен-на-Рейне; Документа-Галле, Кассель; Государственный музей Линденау, Альтенбург, Германия; ЦВЗ "Манеж", Москва.

Русский еврейский художник в век перемен. Еврейский музей, Нью-Йорк, США

Временно одержим. Новый музей современного искусства, Нью-Йорк, США

1996 г. Здесь и там: современный художник из бывшего Советского Союза. Национальный еврейский музей, Бнай Брит Клуцник, Вашингтон

1997 г. III Cetinjski Bijenale.Цетине, Черногория

1998 г. Russlands Zweite Avantgarde. Museum Moderner Kunst, Пассау, Германия

Мышь: американская икона. Альтернативный музей, Нью-Йорк, США

Это настоящая вещь. Художественный музей Фредерика Р. Вейсмана, Миннеаполис, США

1999 г. Kunst im untergrund. Музей Альбертина, Вена

2002 г. Русские революции. Singer Gallery, Центр искусств и культуры Мизель, Денвер, США

2003 г. Берлин - Москва / Москва - Берлин 1950-2000 гг.Мартин-Гропиус-Бау, Берлин

Осторожно, религия! Музейно-общественный центр А. Сахарова, Москва

2004 г. Берлин - Москва / Москва - Берлин 1950-2000 гг. Государственный Исторический музей, Москва

2004-2005 гг. Варшава-Москва / Москва-Варшава. 1900-2000 гг. Zache˛ta Narodowa Galeria Sztuki, Варшава; Государственная Третьяковская галерея, Москва

2005 г. Россия! Музей Соломона Р. Гуггенхайма, Нью-Йорк, США

Русский поп-арт. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Катарина проспект.Modemuseum, Антверпен, Бельгия

2006 г. Брендинг. Центр ПаскуАрт, Художественный дом, Биль Бьен, Швейцария

Отучиться. Plug In Institute of Contemporary Art, Виннипег, Канада

2007 г. Новые скульптуры. Галерея скульптур Валлуа, Париж

Соц-арт. Государственная Третьяковская галерея, Москва; La Maison Rouge, Париж

2008 г. Die Totale Aufklärung - Moskauer Konzeptkunst. Schirn Kunsthalle, Франкфурт, Германия

2008-2009 гг. Этот смутный объект искусства.Художественно-исторический музей, Вена; Ка’Реццонико, Венеция, Италия

2010 г. Портреты б / у. Stella Art Foundation, Москва

Столкновение культур в творчестве Александра Косолапова

Художник советских времен Александр Косолапов стал популярным после своего переезда в Нью-Йорк в 1975 году, проводя иронические параллели между советским коммунизмом и американской материалистической культурой, сочетая образы обоих в своих работах.

В начале года он украсил лондонскую галерею Саатчи, одолжив свои классические работы - в том числе оформление банок для русской икры в стиле поп-арт - для выставки московского искусства 1960–1980-х годов.

Сейчас он готовится отвезти свои более современные скульптуры в Галерею Валлуа на парижской улице Де Сена, улице, известной благодаря граффити «Ne travaillez jamais» (никогда не работайте) теоретика-ситуациониста Ги Дебора, откуда они будут выставлены. осень.

Посетители смогут увидеть, как Микки Маус беседует с Иисусом, Башню Татлина, откидывающуюся от когтей скелета, и Мерседес с луковичным куполом.

Тем не менее, его полотна советской эпохи по-прежнему вызывают глубокий резонанс как давнее напоминание об аналогичных визуальных эффектах, которые использовались как США, так и Россией, в то время как им еще во многих отношениях противостояли.Самым известным был его показ «Ленин - Кока-Кола» на Таймс-сквер в Нью-Йорке в 1982 году, на котором рекламный щит изображал лидера коммунистов в виде рекламы Coca-Cola.

Косолапов осознает, как его опыт как в Соединенных Штатах, так и в России стал подходящим для его постановок и позволил ему продвигать движение своего стиля «соц-арт» на международном уровне.

«В чем-то мы очень похожи, но это были просто разные культуры», - сказал он. «Мы как братья. Мне очень повезло найти способ, как разные культуры развращали друг друга - Ленин, Кока-Кола -« это настоящая вещь »- я мог соединить их вместе», - сказал Косолапов, упомянув начало 1970-х годов. Искусство », твердым сторонником которого он остается.

«Соц-арт», или социалистическое искусство, был формой советского поп-арта, созданной двумя художниками-концептуалистами по имени Виталий Комар и Александр Меламид, которые сами себя называли движением. «Соц-арт» сочетал социалистический реализм с элементами дадаизма, в результате чего получились очень юмористические произведения.

«Американский поп-арт находился под влиянием культуры потребления - материалистической культуры - в то время как соц-арт вдохновлялся идеологической культурой», - сказал он. «Похоже, мы работали в одном направлении», - заявил он, перечислив другие факторы, повлиявшие на его обширный спектр работ.

«Я испытал влияние авангарда», - заявил Косолапов, назвав движение «захватывающим» и «возможно, лучшим культурным продуктом России».

«Я люблю Пикассо… Дюшана… многих других, но потом я решил иммигрировать в Америку и погрузился в американскую культуру. Конечно, на меня повлиял Уорхол - определенно его книги и сочинения», - добавил он.

Влияние Дюшана очевидно в коллекции Косолапова «супрематических писсуаров», созданной после его переезда в конце 1980-х годов.Их геометрические узоры явно отсылают к Казимиру Малевичу, известному основоположником супрематизма.

Несмотря на то, что аналитики русского искусства заметили критику в творчестве Косолапова, ретроспективно он не считает, что был критичным, а вместо этого заставлял задуматься.

«Я не думаю, что это была критика - то же самое было и с Уорхолом. Он не критиковал Суп Кэмпбелла или фотографии суперзвезд вроде Мэрилин Монро - это было… чтобы показать их культурную позицию - то же самое и со мной», - сказал он. , описывая изображения, используемые как «значки.«

«Искусство не критикует и не рекламирует. Искусство подсознательно. Мое искусство усеяно иронией… но не критикой», - подтвердил он.

Хотя он знал об Уорхоле до своего отъезда на американскую землю, он все еще плохо понимал, чего ожидать от страны в 1970-х годах.

«Я не имел никакого представления об Америке ... когда ты родился в советской системе, это вызывает сильную клаустрофобию. В настоящее время в России многие люди говорят по-английски - есть Интернет и больше культурного обмена.Но в 1975 году мы ничего не знали об Америке. Для меня это был совершенно новый мир », - сказал он.

Сходства между визуальными культурами, которые он обнаружил по прибытии, компенсировались незначительными различиями в объектах, на которых они были построены.

«Я использовал изображения из другого контекста», - вспоминает Косолапов. «Американская демократия уходит корнями в культуру потребления - Кока-Кола, бедняк, богатый человек - они используют одну и ту же Кока-колу», - сказал он, подчеркнув отличие от культового дизайна на своей родине.

«Неважно, сколько у вас денег - Coca Cola - это тот же продукт. В России вы потребляете икру - ну, только богатые люди могут есть икру», - сказал он.

«Это не горизонтально, а вертикально. У нас есть… сектор, у которого есть все, у них есть яхта, они едят икру, но бедняки…» - замолчал он. «Это наоборот… Русские братья поддерживают идею вертикальной политической системы в России, а не демократии».

Косолапов продолжает возвращаться в Россию, несмотря на то, что в настоящее время технически проживает в США.«У меня все еще есть несколько интересов в Москве, - сказал он. - Я иногда участвую там в выставках», - сказал он, добавив, что у него есть российский паспорт и сохраняется гражданство.

Экспозиции его работ в России не всегда были хорошо приняты. В начале 2000-х годов сборник полотен «Это моя кровь | Это мое тело» вызвал негодование у православных верующих. Он поместил Иисуса рядом с McDonalds и снова с логотипами Coca Cola.

«Моя выставка подверглась публичному осуждению», - сказал он.«Моя работа была названа экстремистской ... Я сам не был назван экстремистом, - пояснил он, - но мне пришлось объяснить суду культурный и политический смысл моей работы».

С тех пор он более прочно занялся скульптурой, превратив McDonalds «M» в пару крыльев для мальчика в джинсах с ангельской внешностью и придав культовому «Рабочий и колхозница» головы Микки и Минни Маус. .

«Не знаю, знакомы ли вы с моими новыми произведениями», - скромно задумался он, - «но я также стараюсь обновить свои работы для новой реальности.«

GiF.Ru Искусство России >> Косолапов Александр

Родился в Москве в 1943 году; С 1975 года живет и работает в Нью-Йорке.

Художник использует следующую характеристику человеческого восприятия - пропуск или даже искажение одного из элементов стереотипа образа, что не подавляет возможности его автоматического распознавания. Это позволяет Косолапову разработать оригинальный тип объекта удвоения, одновременно обращаясь к двум внешне похожим, но не имеющим никакого отношения друг к другу стереотипам американской и русской массовой культуры.

Для Косолапова роль импортированного элемента (социального происхождения) заключается в разрушении того окружения, в которое он помещен (окружения, состоящего из принятых культурных стереотипов). Ленин и Микки Маус становятся взаимозаменяемыми, как продукты массовой культуры. Создавая этот радикальный коллаж, художник подразумевает, что, несмотря на противоречивые отношения между двумя системами, отличительными характеристиками которых являются используемые им символы, их основная цель - убедить население в подлинности и искренности своих продуктов, несомненно, совпадает. .

Маргарита ТУПИЦИНА


СОЛЬНЫЕ ВЫСТАВКИ

1997
Galerie Karenina, Вена

1994
Galerie Vorsetzen, Гамбург


Galerie Vorsetzen, Гамбург

1993 Галерея, Нью-Йорк

1990
Галерея Бермана, Нью-Йорк (каталог)

1988
Galerie Inge Baecker, Кельн

1987
Galerie Anna Friebe, Кельн (каталог)

1985
90
Semaphore Gallery, Нью-Йорк

1974
Центральный выставочный зал, Кузнецкий мост, Москва

КОЛЛЕКЦИИ
Работы представлены в собраниях
Museum Of Modern Art, MOMA, Нью-Йорк.
Новый музей современного искусства, Нью-Йорк
Нью-Йоркская публичная библиотека, Нью-Йорк.
Kupferstift Kabinet, Берлин, Германия.
Альбертина, Вена, Австрия.
Chase Manhattan Bank, Нью-Йорк.
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия.
Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия.
Художественный музей Зиммерли, Рутгерс, Нью-Джерси.
Moderna Galerija Ljubljana, Slovenia

ВЫБРАННЫЕ ГРУППОВЫЕ ВЫСТАВКИ

2007
Оттепель. 15 лет М.Галерея Гельмана. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

2006
Sotheby's: Русское искусство. New York
Armory Show, Нью-Йорк

2005
Гуггенхайм: Россия! Нью-Йорк
Белый ящик: Россия 2, Нью-Йорк.
Русский поп-арт. Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия
Арт Москва, Галерея Гельмана, Москва, Россия
Первая Московская биеннале, Россия 2, Москва, Россия.
Europalia, Katharina, Mode Museum Provincie, Антверпен, Бельгия

2004
Москва-Берлин, Государственный Исторический музей, Москва.Россия

2003
Берлин-Москва, Гропиус Бау, Берлин, Германия
Память, Музей Йешивы, Нью-Йорк
Осторожно: Религия, Центр Сахарова, Москва, Россия

2000
Новая коллекция, Kupferstift Kabinet, Берлин , Германия

2000 + -
Собрание художников, Музей современного искусства, Любляна, Словения.
Косолапов, картины, Художественный музей, Университет Дьюка, NC

1999
Kunst im untergrund, Музей Альбертина, Вена, Австрия
«Драма Ленина-Сталина трагедия», Галерея Хихенталь и Берген, Берлин, Германия

1998
Russlands Zweite Avantgarde, Museum Moderner Kunst, Stiftung Worlen, Пассау, Германия
Kunst mit durch uber Schrift, aus Sammlung Kubler, Attersee, Austria
Pop-art, Sotz-art, Weisman Art Museum, Minneapolis, Minnesota, USA.

1997
Cetinjski Bijenale, Черногория, Югославия

1996
Здесь и там: Contemporary Artist из бывшего Советского Союза, B'naiB'rith Klutznick,
National Jewish Museum, Washington, DC


Kunst im Verborgenen. Wiheim-Hack-Museum, Людвигсхафен-на-Рейне; Dokumenta-Halle, Кассель, Германия
Русский еврейский художник в эпоху перемен, Еврейский музей, Нью-Йорк,
Prospekts, The Chase Manhattan bank, Soho Branch, New York
Tempoolated, New Museum, New York

1994
До «Нео» и после «Пост»; Колледж Леман; Нью-Йорк
Эль Мэджико Мундо Де Микки Маус; Мадрид, Cuartel conde
Cetinjski Bijenale, Черногория, Югославия
Le Saut Dans Le vide; Центральный Дом художника, Москва
Duque; Барселлона, Палау Сант Жорди; Испания

1993
3-й симпозиум скульптур на пляже Минос; Греция
Восточноевропейская ярмарка искусств; Galerie Vorsetzen, Гамбург

1992
Sotz Art Museum Lenin, Москва; Россия
Ex СССР, Groninger Museum, Голландия

1991
From Thaw to Perestroika, Художественный музей Сетагая, Токио
Kunst Europa 1991- СССР, Kunstverein Honover, Германия
Transpositions, Художественный музей Университета Южной Флориды, Тампа
Три Русский художник, Галерея Евы Полл, Берлин
Искусство и реклама, Музей Дю Сезон, Токио

1990
Искусство = Деньги ?, Галерея, Нью-Йорк
Искусство и реклама, Центр Жоржа Помпиду, Париж
Объекты, Stedelijk Museum, Амстердам
Schizo-China, Клуб Авангард, Москва
Другое искусство, Москва, 1956-76, Третьяковская галерея, Москва
Транзит: Русские художники между Востоком и Западом, Nakhamkin Fine Arts, Нью-Йорк: Музей изобразительных искусств им. Лонг-Айленд; Центральный выставочный зал, Москва; Государственный Русский музей, Ленинград

1989
D&D, Kunstverein, Гамбург
Рейган: американская икона, Центральная галерея, Бакнеллский университет, Льюисбург, Пенсильвания,
Публичный музей и художественная галерея, Пенсильвания,
Hommage-Demontage, Neue Galerie-Ludwig Collection, Ахен, посетил Музей Вильгельма Хака, Людвигсхафен, Городской музей, Гельзенкирхен; Provinciaalmuseum Hasselt, Бельгия; Museum Moderner Kunst, Вена

Ссылки:
SOTSART Александра Косолапова

Версия для печати

Восток встречается с Западом: Александр Косолапов

Александр Косолапов, один из самых противоречивых и провокационных артистов российской эстрады.Он родился в Москве, Россия в 1943 году, иммигрировал в Соединенные Штаты в 1975 году, с тех пор живет и работает в Нью-Йорке.

«Меня всегда привлекали социальные и информационные продукты. Люблю плакаты, рекламу, комиксы, политические лозунги. Я использую общий язык современной массовой культуры, обращенный к анонимному зрителю… Все эти элементы (массовой культуры) отражены в моих работах соц-арта и поп-арта ».

В сериале Косолапова «Мальборо, Малевич» затрагиваются темы истории искусства и нашей потребительской культуры.Это изображение воссоздает мгновенно узнаваемую пачку сигарет, заменяя слово Мальборо на Малевич - отсылку к русскому художнику Казимиру Малевичу.

Татлин - Смерть авангарда

Герой, Вождь, Бог или просто Ленин, Микки, Иисус

Александр Косолапов, Это моя кровь (2001)

В январе 2003 года в Музее Андрея Сахарова в Москве прошла выставка «Осторожно! , Религия! », В которую вошла смелая серия гравюр Косолапова, в которой поп-арт смешан с религиозными образами.Выставка должна была привлечь внимание к выдающейся роли религии в формировании общественного вкуса в России.

История проекта

«Русские высадились на Луне и покрасили ее в красный цвет. Потом пришли американцы и использовали этот красный цвет в качестве фона для логотипа Coca-Cola. Я слышал эту шутку, когда был ребенком.

Я создал изображение кока-колы Ленина в 1980 году. Оно было вдохновлено СМИ и адресовано им. В 1982 году оно было выпущено в виде открытки, впервые напечатанной в Париже Игорем Челковским.После этого я опубликовал в Нью-Йорке свой тираж открыток Ленина от Coca-Cola. В том же году я сделал свой первый шелкографический отпечаток изображения ».

Ангел холестерина

# Александр Косолапов #art #painter #sculptor #popart #modernart #con Contemporaryart #cocacola #mickeymouse #jmartmanagement

ALEXANDOV 1943 г.) для продажи на аукционе 26 января

г.

Все предметы должны быть оплачены до их выпуска.Для отправлений в страны и за границу, хотя мы не осуществляем доставку напрямую, мы можем порекомендовать некоторых местных грузоотправителей, которые могут забрать ваши товары из нашего офиса с вашего разрешения. См. Список рекомендованных грузоотправителей ниже. Клиенты могут сами выбирать грузоотправителей, и эти рекомендации предоставляются только для удобства. Мы не несем ответственности за рекомендации грузоотправителей. Покупатель несет ответственность за страхование своих вещей в пути.После того, как товары были забраны или переданы грузоотправителю, они больше не покрываются нашей страховкой. Оплата за отгрузку и организацию отгрузки должны производиться напрямую с грузоотправителем. После того, как вы договорились с грузоотправителем, отправьте нам электронное письмо или факс, разрешив передать вашу собственность этому лицу или компании. Рекомендуемые грузоотправители Для товаров, отправленных из Нью-Йорка Магазин UPS (Waldo) Тел. +1 (917) 217-7680, электронная почта: wrodriguez5979 @ theupsstore.ком Лекс Пак и Корабль (Боб или Ирма), тел. +1 (212) 288-4425, электронная почта: [email protected] ООО «Файн Арт Шипперс» (Олег) Тел. +1 (917) 658-5075, электронная почта: [email protected] (также может помочь с доставкой в ​​Россию / СНГ, включая ящики) Global Transit Group (Ростислав), тел. +1 (718) 449-1971, электронная почта: [email protected] (также может помочь с доставкой в ​​Россию / СНГ, включая ящики) Для более крупных предметов, художественных шаттлов и всего, что требует деревянных ящиков или специального транспорта для художественных работ. Thomas Sullivan Transportation Management Inc.: +1 (718) 822-4169, электронная почта: [email protected] Кадоган Тейт Fine Art: +1 (718) 706-7999, электронная почта: [email protected] James Bourlet, Inc: +1 (718) 392-9770, электронная почта: [email protected] Ателье 4: +1 (718) 433-3500, электронная почта: [email protected] ООО «Макс Арт Интернэшнл», (Дариус) Тел. +1 (917) 502-8731, электронная почта: [email protected] (также может помочь с доставкой в ​​Россию / СНГ, включая ящики) Для местных перевозок микроавтобусом и грузовиком в Нью-Йорк, Новую Англию, Среднюю Атлантику и Флориду. Доставка на перекрестке (Артур): +1 (917) 807-3758, электронная почта: arthurcrossroads @ hotmail.ком ArtWay Fine Art Services (Ленни): +1 (718) 213-6886 электронная почта: [email protected] Клиенты могут сами выбирать грузоотправителей. Мы не несем ответственности за действия сторонних грузоотправителей, и эти рекомендации предоставлены только для удобства. Чтобы забрать свои вещи лично Позвоните нам по телефону +1 (212) 717-7500, чтобы договориться о встрече и забрать свои вещи лично. Если кто-то другой, чье имя не указано в счете, будет забирать от вашего имени, отправьте нам электронное письмо или факс, разрешив передать вашу собственность этому лицу.Оплата всех товаров должна быть получена и подтверждена до выпуска товара

"Икра" (красная) и др. Художник Александра Косолапова | арт

Издание 18/25 AP

Александр Косолапов (американец / русский, род. 1943) - всемирно известный русский художник и скульптор, в настоящее время работающий в США. Косолапов родился в Москве, Россия, с 1950 по 1961 год учился в средней художественной школе Художественного института им. В. Сурикова в Москве.Затем он поступил в Строгановское художественно-дизайнерское училище в Москве, где проучился до 1968 года с перерывом между военными. Косолапов - динамичный художник, который постоянно переключается между разными идеологиями, культурами, языками и даже странами.

Он провел 30 лет в Москве, прежде чем иммигрировать в 1975 году в Нью-Йорк, где он познакомился с американским поп-артом, особенно с творчеством Энди Уорхола. Тем не менее, он по-прежнему сохраняет свою эстетическую связь с соц-артом, движением, которое он основал в 1973 году.Одна из его современных работ - это кока-кола Ленина, которая является классическим примером его одержимости эстетикой американского потребительства и русскими идеологиями и искусством. В подтверждение своего динамизма он недавно начал экспериментировать с новыми, несуществующими постсоветскими российскими брендами, чтобы показать, что мир сегодня поглощен идеологиями и потреблением.

Некоторые из галерей, в которых выставлялся Косолапов, включают Дом художника на Кузнецком мосту в Москве в 1974 году, галерею Семафор в Нью-Йорке в 1985 году, Galerie Karenina в Вене в 1997 году и Galerie Anna Friebe в Кельне, Германия. в 1987 г.Он также участвовал в групповых выставках, таких как «Новое искусство Советского Союза» в галерее Института Пратта в Колумбии, Монтгомери-холл в колледже Святой Марии в Мэриленде в 1978 году и «Искусство = Деньги?». в Галерее в Нью-Йорке в 1990 году. Коллекции произведений Косолапова можно найти во многих местах, включая музей Альбертина в Вене, банк Chase Manhattan в Нью-Йорке и музей Wihlhelm-Hack в Людвигсхафене, Германия. Религиозные группы несколько раз преследовали его работу, в частности, в 2003 году, когда религиозная группа «За моральное возрождение отечества» испортила «Это моя кровь».Тем не менее, он неоднократно подтверждал, что не намерен навредить церкви. В настоящее время художник живет и работает в Нью-Йорке и Москве.

«Осторожно, свобода» проливает свет на слишком провокационные для Путина произведения | Чикаго Ньюс

Произведение искусства, которое когда-то подвергалось нападкам со стороны российского правительства, теперь можно увидеть в Чикаго.

В 2012 году московская галеристка была вынуждена закрыть свою галерею современного искусства. Ей потребовалось четыре года, чтобы получить политическое убежище в США, и сейчас она живет в Чикаго.Она объединилась с местной галереей, чтобы пролить свет на работы, которые оказались слишком провокационными для Путина.

TRANSCRIPT

Paris Schutz: Скульптуры оживляют революции и эволюции России. В гравюрах рассказывается о том, как бывший Советский Союз принял капитализм. Фотография российского полицейского, который выглядит слишком молодо для работы.

Группа «Синие носы», «Эра милосердия I.», 2005-2009 гг. Цифровая фотография, 30 х 40 дюймов. (Предоставлено галереей One After 909, Чикаго)

Многие из этих образов были восприняты как слишком подстрекательские после того, как Владимир Путин стал лидером в 2000 году.

Stano Grezdo , Галерея One After 909: Это было так или иначе подвергнуто цензуре, потому что иногда это не похоже на прямую цензуру, но вы знаете, что можете запретить рекламу геев. Вы можете натравить людей друг на друга, как некоторые религиозные организации или религиозные экстремисты могут атаковать произведения искусства, а правительство (не) наказывает их.

Schutz: Искусство поступило из Галереи Гельмана, и она открылась в Москве, когда Советский Союз рушился, и на короткое время начались реформы в движении, называемом перестройкой.

Александр Косолапов, «Герой, Вождь, Бог», 2007. Окрашенная в бронзу, 25 х 28 х 13 дюймов. (Предоставлено галереей One After 909, Чикаго)

Юлия Гельман , куратор: В 1990 году мы открыли нашу картинную галерею. Это была одна из первых частных картинных галерей в Советском Союзе, потому что до этого, до перестройки, были только музеи, государственные музеи, большие учреждения.

Свобода пришла, и мы были так открыты для нее, и мы мечтали о конце Советского Союза. Мы могли делать то, что хотим.

А потом, в начале 2000 года, когда к власти пришел Путин, все медленно, очень медленно, стало меняться.

В 2006 году на нашу галерею напали, моего мужа жестоко избили, а выставку уничтожили; много раз на нас подавали в суд.

Александр Косолапов, «Моя кровь», 2004. Трафаретная печать на бумаге, 27,5 х 39,5 дюйма. (Предоставлено галереей One After 909, Чикаго)

Schutz: За судебными исками последовало выселение, и через 22 года галерею закрыли.

Сейчас работа выставлена ​​на Эшленд-авеню, где владелец галереи задается вопросом, почему правительство опасается силы искусства.

Grezdo: Иногда, если вы просто отпустите это, никто не обратит внимания и никому на это наплевать, но они как бы… продвигают искусство, потому что цензурируют его. Так что теперь это повсюду.

Schutz: Мы спросили Юлию Гельман о ее мнении о Владимире Путине, бывшем полковнике КГБ, который сейчас является президентом России.

Гельман: Конечно, злой. Он чистое зло и вовсе не союзник американского народа, даже если кто-то видит в нем возможного друга.

Но Россия - большая страна, и в ней столько хороших и умных людей, добрых людей и талантливых людей.

И русская культура важна.


Подробнее об этой истории

«Осторожно, свобода» можно будет увидеть в галерее One After 909 в Западном городе до 19 октября.

Примечание. Эта история была впервые опубликована 10 сентября 2019 г. Она была обновлена.


Истории по теме:

В Центре искусств Бриджпорта художники ищут смысл в миграции

Известный фотограф вспоминает, как изучал свое ремесло в Чикаго 70 лет назад

«Pop Pulp!» Иллюстрирует странный, чудесный мир мексиканского искусства целлюлозы

.

Добавить комментарий