Дэвид боуи с молнией на лице: Зигги Стардаст: история человека со звёзд

Зигги Стардаст: история человека со звёзд

Сон в Лунный период

На самом деле только для непосвящённых явление Зигги Стардаста народу было сродни сверкнувшей молнии, но не для Дэвида Боуи и его ближайшего окружения. Стоит начать с того, что, по словам музыканта, примерно половина песен из альбома The Rise and Fall of Ziggy Stardust and the Spiders from Mars была записана до выхода его предшественника Hunky Dory (1971). И это подтверждается следующими фактами.

  1. Композиции Moonage Daydream, Hang on to Yourself и Lady Stardust ранее фигурировали в репертуаре команды Arnold Corns, возникновение которой достойно отдельного упоминания. Эту группу Дэвид Боуи создал, объединив одноимённый коллектив из Далвичского колледжа и 19-летнего дизайнера Фредди Бурретти, пообещав обеим сторонам помочь с сочинением песен. В результате у Arnold Corns вышла пара синглов, но ни один из них даже не был замечен публикой, в том числе и Moonage Daydream с Hang on to Yourself на обратной стороне пластинки. При сравнении тогдашних вариантов последних двух песен с их окончательными версиями становится понятно, почему первые провалились: они звучали, скорее, как застольные фолк-импровизации, хотя были рождены для того, чтобы стать рок-гимнами. И спел на них, кстати, вовсе не Фредди Бурретти (чьего голоса вообще не оказалось ни на одной записи группы), а Дэвид Боуи — пожалуй, ещё один хороший повод послушать изначальные варианты Moonage Daydream и Hang on to Yourself, ибо не каждый артист позволит другим наблюдать за его тренировками (а некоторые даже би-сайдами не делятся, не говоря о демках).
  2. Перепевка песни Рона Дэвиса It Ain’t Easy есть не что иное, как один из результатов сессий к Hunky Dory.
  3. Песня Holy Holy вообще была впервые записана в конце 1970 года и даже вышла синглом в январе 1971, который, правда, пополнил список коммерческих провалов Боуи.

Что касается мистических The Spiders From Mars, то они тоже появились не на пустом месте. Гитарист Мик Ронсон и барабанщик Мик Вудманси играли на альбоме Боуи The Man Who Sold The World (1970), однако тогда они остались не очень довольны конечным результатом. Тем не менее это не помешало музыкантам откликнуться на предложение Дэвида принять участие в передаче Джона Пила Radio 1 Live In Concert, а тут ещё в нужное время и в нужном месте оказался басист Тревор Болдер. Так образовался коллектив, с которым Дэвид Боуи записал Hunky Dory — получилось это легко и быстро, но певец не собирался ехать в гастроли в поддержку пластинки. Будто чувствовал, что скоро на его улице-таки прогремит праздник, которого он ждал почти 10 лет, и породит его совершенно новый материал.

Через Вселенную

Что участники The Spiders From Mars, что продюсер Кен Скотт если и имели представление о том, насколько грандиозны планы Боуи, то весьма расплывчатое. Они все не сговариваясь сходились в одном: для них композиции из The Rise and Fall of Ziggy Stardust and the Spiders from Mars — это просто песни, которые вместе хорошо звучат, и не более. Дэвид же давно намеревался сделать нечто концептуальное:

Я хотел написать пьесу — на самом деле это довольно странно, но, возможно, это выглядит не так странно в контексте. Когда мне было 17 или 18 лет, я больше всего хотел написать что-нибудь для Бродвея. Я хотел сочинить мюзикл. Я понятия не имел, как это делается, но мне очень хотелось написать что-нибудь рóковое для Бродвея. Я думал, что это будет чудесно. Я полагал, что впоследствии буду сочинять мюзиклы — возможно, рок-мюзиклы, — но этого не случилось. Действительно, эти замыслы оказались в некоторой степени заброшенными, когда я понял, насколько большая это работа — ну, надо же писать диалоги и прочее. Я не знал, с какой стороны мне подойти к этой задаче, так что я пошёл по более простому пути: сократил замысел написать мюзикл до записи концептуального альбома и создал персонажей к пластинкам.

Однако Боуи отчасти подтвердил догадки своих коллег в интервью, которое он дал в феврале 1972 года:

[…] изначально это был концептуальный альбом, но его замысел немного развалился, так как у меня нашлись другие песни, которые я хотел включить в пластинку и которые не вписались бы в историю Зигги. Так что на данный момент его содержание несколько скомканно.

Небольшое замечание в тему: до выхода The Rise and Fall of Ziggy Stardust and the Spiders from Mars оставалось ещё 4 месяца, но две сессии уже были позади — они состоялись в ноябре 1971 и январе 1972. А теперь возвращаемся к интервью, и на очереди разъяснение основной темы пластинки:

Так вот, когда альбом-таки выйдет, там будет выдуманная история — просто несколько эпизодов из жизни группы Ziggy Stardust and The Spiders from Mars, которая могла оказаться последней на Земле в оставшиеся пять лет существования планеты… А вообще я до конца не уверен, поскольку при работе над ним [альбомом] я кидал в него песни в произвольном порядке. Это зависело от того, в каком настроении его слушать. Каждый раз, когда я его слушал, он приобретал всё новые значения.

И вот какое значение для Дэвида он имел на момент, когда певец беседовал с американским писателем Уильямом Берроузом в начале 1974 года:

Земле осталось жить пять лет. Было оглашено, что настанет конец света из-за нехватки природных ресурсов. Зигги оказывается в тот момент, когда дети имеют доступ ко всему тому, чего они, казалось бы, хотели. Люди постарше потеряли связь с реальностью, а дети стали заниматься воровством, будучи предоставленными самим себе. Зигги играл в рок-н-ролльной группе, но детям рок больше не нужен — нет электричества, чтобы исполнять его. Советник Зигги просит его собирать новости и петь их, потому что новостей нет.

Вот это поворот: у Зигги, оказывается, был советник! И это ещё что — читаем не менее увлекательную цитату из беседы Боуи с Берроузом:

Инфиниты просят Зигги во сне написать о пришествии Звёздного Человека, и он пишет [песню] Starman — первое послание надежды людям, за которое они сразу же цепляются. А Звёздные Люди, о которых он пел, это инфиниты, прыгающие по черным дырам. […] Они приземляются где-то в Гринвиче, им нет дела до нашего мира и от них нет никакой пользы — они просто попали в нашу Вселенную через очередную чёрную дыру. Вся их жизнь — это путешествия по вселенным. В сценической постановке один из них [Звёздных Людей] напоминает Брандо [вероятно, имеется в виду знаменитый актёр Марлон Брандо], другой — это чернокожий нью-йоркец. […] И теперь Зигги сам начинает верить во всё это и мнит себя пророком будущих Звёздных Людей. Он возводит себя до невероятных духовных высот и живёт благодаря своим последователям. Когда [Звёздные Люди] пребывают, они берут от тела Зигги по кусочку, чтобы стать живыми, потому что они состоят из антиматерии и не могут существовать в нашем мире. И они его [Зигги] разрывают на куски во время песни Rock’n’Roll Suicide. Зигги умирает на сцене, а Звёздные Люди берут части его тела и делают самих себя видимыми.

Оставшееся Земле время существования Дэвид Боуи взял из своего сновидения, в котором отец певца предупредил, что он больше не сможет летать и ему осталось жить всего пять лет. Сам Зигги всё-таки не инопланетянин, а посредник между Землёй и неведомыми людям мирами. А те самые инфиниты — вообще-то просто чёрные дыры, но Боуи их сделал людьми, чтобы зрителям было понятно, что происходит на сцене. Вот такая загогулина получилась… Плюс ко всему этому песню Starman изначально не предполагалось включать в The Rise and Fall of Ziggy Stardust and the Spiders from Mars. Однако руководителю звукозаписывающей компании RCA Деннису Катцу, который на ранней версии альбома, датируемой 15 ноябрём 1971 года, не увидел ни одного потенциального хита, композиция настолько понравилась, что Боуи пришлось сменить мнение.

Вообще у The Rise and Fall… весьма богата история изменения его списка песен: мало того, что Moonage Daydream, Hang on to Yourself и Lady Stardust были перезаписаны для пластинки (причём не обошлось без правки текста) и Rock’n’Roll Star превратилась просто в Star, так ещё и произошла куча перестановок. Velvet Goldmine и Holy Holy были заменены на Suffragette City и Rock’n’Roll Suicide соответственно, It Ain’t Easy встала на место кавера на песню Amsterdam авторства Жака Бреля (предварительно переведённую на английский с французского), а выше упомянутая Starman вытеснила перепевку хита Чака Берри Around and Around (переименованного Боуи в Round and Round). В составе работавших над пластинкой тоже чуть не случился один резкий поворот: поиграть на клавишных предлагали тогда ещё не широко известному Рику Уэйкману. Но музыкант, ранее работавший с Боуи над песнями Space Oddity, Life on Mars?, Changes и Oh! You Pretty Things, предпочёл принять другое предложение, благодаря чему мы теперь все знаем его как одного из участников легендарных Yes. Правда, в одной песне Рик-таки отметился — кавере на It Ain’t Easy, но то было время Hunky Dory, а в The Rise and Fall… царила своя атмосфера.

Не исключено, что Рик Уэйкман мог бы вписаться в имидж Ziggy Stardust and The Spiders From Mars со своим белым плащом, но у Дэвида Боуи всё было продумано до мельчайших деталей. Своему герою певец дал имя в честь одноимённого лондонского ателье, не забыв подметить его созвучность с именем своего коллеги по цеху Игги Попа (хотя потом Боуи ещё будет ссылаться на список христианских имён, начинающихся на букву Z). Фамилия досталась от американского артиста, выступавшего под псевдонимом Legendary Stardust Cowboy с песенками про покорение космоса простым ковбоем. Создавая внешний вид Зигги, Дэвид Боуи вдохновлялся Дикими мальчиками Уильяма Берроуза, Заводным апельсином Энтони Бёрджесса, костюмами модельера Кансая Ямамото и театром кабуки (из которого, вероятно, корни андрогинности персонажа и растут). Лепту в имидж внесла также тогдашняя жена музыканта Анджела — это была её идея пригласить парикмахершу Сьюзи Фасси, которая и придала ещё одну отличительную черту Стардасту.

Сама сущность перешла к будущему завоевателю сердец и умов меломанов (и не только) от Дага Юла — музыканта, который пришёл в The Velvet Underground на место покинувшего коллектив Джона Кейла, а потом и Лу Рида сменил на посту солиста и основного автора песен. Как раз после свершения последнего события Боуи и угораздило столкнуться с Юлом и принять его за Лу Рида по причине незнания происходящего в группе. А налёт звёздности и самоуверенность Стардаст приобрёл у британской рок-звезды Винса Тейлора, который за счёт своего имиджа и репертуара, испытавших влияние американского рок-н-ролла (Элвиса Пресли в частности), быстро нашёл своих поклонников и ещё быстрее их растерял после того, как подумал, что он вовсе не Винс Тейлор, а сын Божий Матеус (что на самом деле внушила певцу огромная доза наркотиков).

Короче говоря, получилась очень интересная личность. Однако Дэвид Боуи совершенно справедливо рассудил, что группа Зигги должна соответствовать своему художественному руководителю. Назвал он её The Spiders From Mars потому, что хотел для себя нечто вроде The Velvet Underground или Stooges, но со своими прибамбасами. Как «Пауки из Марса» отреагировали на один из них, однажды задорно поведал Мик Вудманси:

Он [Боуи] говорил нам: «Мы ставим шоу, так что я хочу, чтобы вы надели это». И Мик [Ронсон] такой говорит: «Да пошёл ты на фиг, я не буду это носить!» Он [Дэвид] принёс нам одежду голубого, золотого и розового цветов, и я удивился: «Да кто, блин, будет носить розовый?» А он в ответ: «Ну, Тревору идёт голубой, Мику — золотой, так что ты будешь в розовом. Тебе придётся быть человеком в розовом». И я такой: «Эээ, ну ладно».

Но потом музыканты привыкли к своему новому образу — Тревор Болдер подтверждает:

Другое дело было носить костюмы. Стоило просто начать, и нам это стало нравиться. […] Мику и мне было настолько удобно, что мы выходили в них в Бекенхем.

«Зовите меня Зигги, зовите меня Зигги Стардаст!»

Когда в 1969 году Элис Купер оказался в центре скандала из-за того, что кинул оказавшуюся на сцене курицу в толпу, Фрэнк Заппа посоветовал ему не опровергать возникшие на этой почве слухи. Элис, вняв его словам, перестал отвечать отрицательно на вопрос, действительно ли он оторвал голову бедному животному и выпил из него кровь, и оказался в выигрыше — в частности, стал крёстным отцом шок-рока. Дэвид Боуи пришёл к успеху по-своему: он пошёл в атаку первым. За неделю до первого выступления с новым материалом, которое было намечено на 29 января 1972 года во Friars Club (Эйлесбери, Англия), он заявил в интервью музыкальному изданию Melody Maker:

Я гей и всегда им был. Даже когда был Дэвидом Джонсом.

Раньше даже голливудские звёзды с нетрадиционной сексуальной ориентацией боялись говорить о себе всю правду — такой шаг мог стоить карьеры. А тут человек не из «того» круга (женат на женщине, растит с ней их общего сына, да ещё и не раз дрался с мужчинами из-за девушек), так «подставляется»… Но основного Боуи добился: повышенное внимание народа было обеспечено. Другое дело, что оно не всегда было дружелюбным. Вот какими впечатлениями от этого поделился Мик Вудманси:

Даже после Эйлесбери мы задавались вопросом: «А не заходим ли мы слишком далеко?» Мы выступали, и нас в основном освистывали. В нас чего только не кидали, включая бутылки, и нам показывали средние пальцы. Мы наняли охранников, потому что нам казалось, что нас могли убить. Но мы не останавливались. Это было очень опасно.

Это были не концерты Элиса Купера, чьи методы самовыражения Боуи неодобрительно называл «пантомимным роком», и это были не выступления Марка Болана, которому Дэвид посвятил песню Lady Stardust, но на которого он также не хотел быть похожим. Это были представления Зигги — серьёзно, Боуи себя объявлял как Зигги Стардаста, свою группу — как «Пауков из Марса». Зигги не просто играл на гитаре — он эпатировал, что уже тогда выражалось в разрывании рубашки и лизании струн гитары Мика Ронсона (а вы что думали, когда видели последнее действо?). И это ещё не было тех самых экстравагантных нарядов, в которых Зигги стал щеголять позже: обтягивающие трико, шелковистые плащи, блёстки везде, где только можно, не говоря уже о макияже. А пока что Зигги не был избалован народной любовью и одевался поскромнее — всего-то аляпистый комбинезон, как, например, на выступлении в телепередаче Old Grey Whistle Test.

Впрочем, звёздный час для Зигги тогда ещё не наступил. А вот исполнение Starman на Tops of the Pops видели все. Потом Тревор Болдер вспоминал:

Дэвид отчаянно старался продвинуть нас на Tops of the Pops. Как только мы там выступили, всё и завертелось. Мы буквально проснулись знаменитыми.

Это случилось 6 июля 1972 года. Это было не первое выступление Зигги Стардаста и «Пауков из Марса» с песней Starman (на самом деле группа впервые её исполнила тремя неделями ранее на телешоу Lift Off With Ayshea), но именно оно привело к успеху: Starman допрыгнула до 10-ого места в британском сингловом хит-параде, а альбом The Rise and Fall of Ziggy Stardust and the Spiders from Mars — до 5-ой позиции в аналогичном альбомном хит-параде. Такого Боуи не знал со времён выхода его сингла Space Oddity (1969)… Услышали код Морзе в гитарном соло, что звучало после каждого куплета композиции, и по ту сторону Атлантики: в США пластинка добралась до 65-ого места, набрав дополнительные очки, вероятно, за счёт намёков на песню из фильма Волшебник страны Оз (1939) Over the Rainbow в припеве Starman.

Кен Скотт говорил: «Дэвиду нравились мифы». Но Зигги был не просто результатом создания мифа. Зигги Стардаста создал человек — один, без пиарщиков, без покровителей и почти без помощи стилистов (только во время концертного тура в поддержку The Rise and Fall… у Дэвида появились костюмерши, которые помогали ему переодеваться). Он в тот же самый период спродюсировал Transformer Лу Рида, который стал самым успешным альбомом в карьере музыканта. Он смикшировал альбом Stooges Raw Power. Он спас Mott the Hoople от распада, подарив им песню All the Young Dudes (хотя Дэвид на выбор группе также предлагал Suffragette City, от которой она отказалась в пользу первой). Даже сама матушка-природа, поняв, какого гения она нам подарила, расплакалась проливным дождём, когда снимались фотографии для обложки The Rise and Fall of Ziggy Stardust and the Spiders from Mars…

Дискография Зигги тоже цвела пышным цветом: за The Rise… последовали синглы John I’m Only Dancing и The Jean Genie, а потом и ещё один альбом Aladdin Sane, который Боуи кратко охарактеризовал как «Зигги в Америке». Атмосфера светских тусовок в Watch That Man, блеск и нищета стареющих звёзд Голливуда в Cracked Actor, криминальные подробности жизни в американских районах в Panic in Detroit, поп-культура в The Jean Genie и даже предчувствие Третьей Мировой войны в Aladdin Sane (1913-1938-197?) — это всё впечатления Боуи от гастролей по США в конце 1972 года. В то же время Дэвид узнал, что у его брата Терри диагностировали шизофрению, — отсюда и название пластинки, которое можно прочесть не только как Aladdin Sane («Алладин разумный»), но и как A Lad Insane («Парень сумасшедший»). Художественное оформление альбома развивает тему: лицо Дэвида рассекла красно-синяя молния, а бóльшая часть тела певца, кажется, превратилась в пластик. Это как когда Марти МакФлай в первой части киноэпопеи Назад в будущее в результате нескольких неосторожных действий чуть не испарился в 50-ых годах, на которые пришлась молодость его родителей. По словам Боуи, с ним в первой половине 70-ых чуть не случилось примерно то же самое:

Было довольно просто попасть в зависимость от персонажа на круглые сутки. Я стал Зигги Стардастом, а Дэвид Боуи вообще исчез. Все меня уверяли, что я пророк, особенно во время того первого тура по Америке [в конце 1972 года]. Я безнадёжно увяз в фантазиях.

А ведь сам же себе и напророчил в песне Ziggy Stardust: «Making love with his ego / Ziggy sucked up into his mind / Like a leper messiah» («Занимаясь любовью со своим эго, / Зигги подлизывался к своему разуму, / Как прокажённый пророк»). Но для ничего не подозревающего народа шоу продолжалось до 3 июля 1973 года…

Это было в Лондоне, в зале Hammersmith Odeon. Специальным гостем был Джефф Бек, который сыграл на трёх песнях: The Jean Genie, плавно в неё перетёкшей битловской Love Me Do и Round and Round авторства Чака Берри. И тут прямо перед Rock’n’Roll Suicide Дэвид сделал объявление:

Это шоу запомнится нам больше остальных — не потому, что оно последнее в туре, но потому, что он

новый фильм о Дэвиде Боуи «Человек со звезды»

Дэвид Боуи однажды сказал: «Я не знаю, куда я отправлюсь отсюда, но это точно не будет скучно». И казалось бы, нужно постараться, чтобы снять скучный фильм об одном из самых нескучных индивидуумов, когда-либо живших на Земле. Благо за байопик о Боуи взялись трудолюбивые режиссёры и сценаристы, которые действительно постарались.

В российский прокат вышел байопик о Дэвиде Боуи, получивший в оригинале название Stardust. На основании довольно несложного умозаключения мы придём к выводу, что фильм нам расскажет о появлении Зигги Стардаста. В целом вывод правильный, но только авторы фильма не совсем разобрались в этой задумке.

Создатели решили взять период между The Man Who Sold The World и Hunky Dory. Думаю, вы уже успели задаться очевидным вопросом: «А причём тут Зигги Стардаст?». А фишка в том, что создатели фильма решили показать, как у Боуи появилась идея создания образа Зигги Страдаста, а по их задумке (напомню: авторы сняли с себя ответственность за достоверность событий) она появилась именно в этот период по особым причинам, освещённым в фильме. Самое же интересное, что о Hunky Dory, который стал первым признанным шедевром Боуи, не сказано абсолютно ничего. Авторы просто вырезали этот момент из биографии музыканта. Возможно, вы слышали, что семья Боуи не дала добро на использование музыки Дэвида в данном фильме, а если копнуть чуть глубже, то мы и вовсе узнаем, что Боуи не хотел, чтобы о нём снимали какие-либо байопики, но в суровом мире Голливуда это никого не интересует. Раз Богемская Рапсодия принесла столько денег, а Рокетмен подтвердил успех байопиков о музыкантах, значит надо двигаться в том же направлении, преодолевая препятствия в виде недовольства семьи и фанатов. Только вот не учитывает Голливуд, что в производстве Рапсодии и Рокетмена принимали участие сами музыканты, благодаря чему остались довольны и артисты, и фанаты, а фильмы получали заслуженное признание.

Богемская Рапсодия не по счастливой случайности стала коммерчески успешным проектом. Создатели фильма учли и законы кино (показали развитие личности и путь к успеху), и главные аспекты жизни музыканта, стараясь максимально снизить сюжетные неточности (избежать их, конечно, невозможно, Голливуд есть Голливуд, у него свои шаблоны, а художественный фильм — понятие довольно-таки гибкое). Ни фильм, ни биография по большей части не пострадали, чего нельзя сказать о Человеке со звезды.

На самом деле, отсутствие композиций Дэвида Боуи не сильно пугает, ведь каверы — не такая уж и плохая альтернатива, если использовать их правильно. Я подчеркну «правильно». Просто представьте эту картину: «Леди и джентльмены, впервые на планете Земля Зигги Стардаст и пауки с Марса!» и вдруг выходит Боуи и начинает петь песню The Yardbirds… Представили? Лучше распредставьте.



Фото - The New York Times  →

Ладно, с музыкой не получилось, значит нам расскажут о развитии личности музыканта, ведь так? Ан нет, товарищи, тут нам тоже не повезло. Весь сюжет крутится вокруг страха Боуи сойти с ума, ведь его брату поставили диагноз «шизофрения», а в роду Боуи это уже не первый случай. Тема неплохая, но не для растягивания на два часа.

В сущности, если бы создатели поставили упор не на Зигги, а на Hunky Dory, фильм бы стал более логичным. Во-первых, именно в этот период Боуи и начинает работу над своим «первым шедевром». Во-вторых, в фильме не раз звучат такие имена, как Боб Дилан, Энди Уорхол и Лу Рид. Режиссёр нам говорит, что эти образы повлияли на создание Зигги, и в целом это отрицать нельзя, но в первую очередь эти личности повлияли на создание Hunky Dory (помните композиции Song for Bob Dylan, Andy Warhol и Queen Bitch?). Также в фильме прозвучало имя Греты Гарбо, вдохновившей Боуи на образ для обложки «вы уже знаете какого альбома». В-третьих, весь этот страх, которым окутан Боуи в ленте Гэбриела Ренджа прослеживается в альбоме 1971-го года, в Ziggy Stardust музыкант примерил на себя новый образ, поэтому все свои чувства и переживания он в какой-то степени постарался скрыть, в предшествующей же работе Боуи ещё был открыт слушателю.



Фото - filmz.ru  →

В фильме идёт параллельное повествование, состоящее из двух сюжетных линий: роуд-муви о «почти турне» Боуи по Америке и «психологический триллер» о его переживаниях. Первая линия — наискучнейшая история без сюжетных поворотов, да и вообще моментов, способных хоть как-то заинтересовать зрителя, вторая — чуть интереснее, но, повторюсь, не для растягивания на два часа.

Становление Зигги вы тоже не увидите. Полтора часа создатели вам будут рассказывать о желании Боуи покорить весь мир, а потом тёмный экран и он уже выступает в образе Зигги. Как? Когда? Этого нам господа кинематографисты не расскажут, так что довольствуемся тем, что есть.



Фото - Film  →

Помните после выхода трейлера все были шокированы выбором актёра, ведь он совсем не похож на Боуи? Поверьте, этот человек — лучшая составляющая фильма, Джонни Флинн действительно постарался: перенял привычки музыканта, изучил его манеру и речь. Отдельного внимания заслуживают гримёры и художники по костюмам: начиная от знаменитой улыбки и заканчивая туфлями — во всём была видна безупречная работа. Создаётся впечатление, что только эти люди отнеслись к проекту с полной ответственностью.

Итог

Не советую идти на фильм фанатам Дэвида Боуи: вы, безусловно, разочаруетесь, вам будет обидно за вашего кумира, да и в целом никакого удовольствия вы не получите.

Не советую идти на фильм не фанатам Дэвида Боуи: во-первых, вам будет просто скучно, а во-вторых, если вы не знакомы с биографией Боуи, у вас может нарисоваться ложный образ музыканта, поэтому лучше посмотрите документалки.

В общем, не советую тратить время, деньги, а главное, нервы.



История отношений Дэвида Боуи и макияжа: от театра кабуки до визажиста из Алжира

О значении Дэвида Боуи в истории музыки и моды можно говорить бесконечно. Однако мало кто задумывался, что музыкант родом из Брикстона также оказал мощное влияние и на развитие трендов в макияже и сценическом гриме. Сегодня весь мир отмечает печальную годовщину — годовщину смерти музыканта. В память о легенде рок-музыки рассказываем, как традиции театра кабуки повлияли на формирование его образа, кто такой Пьер ЛяРош и зачем Дэвид Боуи какое-то время носил пиратскую повязку.

Линдси Кемп и японский театр кабуки

Дэвид Боуи, 1973

В 1960-х Дэвид Боуи был учеником и участником труппы знаменитого танцора и хореографа Линдси Кемпа, выступления которого были основаны на стилистических приемах пантомимы, буто, бурлеска, драга и кабуки. Именно у традиционного японского театра Линдси Кемп и его труппа переняли прием оннагата — когда исполнители мужского пола играют женщин. Помимо переодеваний в женскую одежду, мужчинам-актерам также необходимо было наносить определенный макияж — лицо и руки участников забеливались гримом, а контуры глаз и губ подчеркивались с помощью подводки. Искусству этого традиционного макияжа кабуки Дэвид Боуи учился у одного из самых легендарных оннагата Тамасабуро Бандо. Поэтому крайне сложно не заметить влияние аутентичных японских техник в макияже на сценические образы Боуи. Как и в кабуки, большинство мейкапов артиста созданы поверх выбеленного лица с четкой прорисовкой геометрии лица.

Life On Mars — 1971

Пьер ЛяРош и Дэвид Боуи на съемках клипа «Life On Mars»

Первые эксперименты с макияжем Дэвид Боуи начал проводить на рубеже 1960−1970-х. А уже в клипе на песню «Life On Mars» предстал перед поклонниками с голубыми тенями, коралловой помадой и агрессивным контурингом на скулах. И весь этот макияж, конечно же, был нарисован словно поверх идеального холста — выбеленного лица. Кстати, именно во время разработки этого образа Боуи познакомился с визажистом Пьером ЛяРошем, сыгравшем огромную роль в истории глэм-рока.


Пьер ЛяРош и Aladdin Sane

Пожалуй, самый значимый и весомый результат сотрудничества Дэвида Боуи с Пьером ЛяРошем — это персонаж артиста Аладдин Сейн. Если на музыканта оказала мощное влияние Япония, то на его приятеля визажиста — арабские страны. Детство Пьера ЛяРоша прошло в Алжире, отсюда его непреходящая любовь подчеркивать контур глаз плотной линией кайала и темных теней, на манер арабских женщин.

До того как познакомиться с Дэвидом Боуи в начале 1970-х, Пьер ЛяРош некоторое время проработал с основательницей одноименной косметической империи Элизабет Арден. Кстати, не удивительно, что без крема Eight Hour Cream от Elizabeth Arden Дэвид Боуи никогда не выходил на сцену. Музыкант наносил его на губы и веки, чтобы придать им больше блеска.

Логично, что результатом такого всепоглащающего понимания между Дэвидом Боуи и Пьером ЛяРошем стало рождение, пожалуй, самого известного сценического персонажа артиста — Зигги Стардаста. «Зигги был наполовину персонажем научно-фантастического рока, наполовину героем японского театра. Наряды же его по тем временам просто были убийственными — никто до этого не видел ничего подобного», — рассказывал Боуи о своем альтер эго.

Пьер ЛяРош делает макияж Дэвиду Боуи, 1973

Золотой астральный круг на лбу, нарисованный специальной базой под макияж от одного немецкого бренда, которую Боуи купил сам в Нью-Йорке, ярко-черная подводка и плотные цветные тени — все это в сочетании с фантазийно-космическими костюмами от Кансая Ямамото и составляли образ феноменального Зигги. А уже спустя несколько месяцев Дэвид Боуи предстал в новом имидже — с пересекающей все лицо молнией — на фотографии Брайана Даффи, которая стала обложкой альбома Aladdin Sane 1973 года. Этот культовый образ Боуи также придумал совместно с Пьером ЛяРошем: сидя в студии Брайана Дафии визажист вспомнил принт в виде молнией на ранних костюмах Зигги Стардаста и предложил музыканту обыграть его уже в макияже.

Дэвид Боуи в образе Аладдина Сейна, 1973

«У него идеальное лицо. У него очень четкие черты, высокие скулы и очень правильная форма рта. Однако в работе с Дэвидом мне приходится быть осторожным. У него очень тонкая кожа, и ей могут навредить некоторые пудровые средства», — рассказывал в одном из интервью ЛяРош. После такого продуктивного сотрудничества о визажисте Боуи, как это часто бывает, узнали многие другие музыканты. Уже в 1975 году Пьер ЛяРош стал личным «make up man» Мика Джаггера в рамках тура Rolling Stones по Америке.

Пьер ЛяРош красит ногти Дэвиду Боуи перед концертом, 1973

После Зигги Стардаста

Закончив работать с Пьером ЛяРошем, Боуи не прекратил эксперементировать с макияжем и гримом. Так, в 1974 году музыкант выступал с пиратской повязкой. Интересно, что закрыть один глаз Дэвид Боуи решил не для того, чтобы создать нового сценического персонажа, а по причине болезни. Надеть пиратскую повязку на левый глаз его вынудил обострившийся коньюктивит. Впрочем, не знавшие этих подробностей поклонники восприняли это, как очередную необычную деталь в образе кумира.

В 1979 году Дэвид Боуи выпустил клип на песню «Boys Keep Swinging», где предстал в образе трансвистита. Парик из рыжих сияющих локонов, накладные ресницы, яркий макяиж глаз, красный маникюр и отражающие сотни бликов бриллианты и платье в пайетках — в таком смелом амплуа выступил музыкант, в очередной раз подтвердив, что он вовсе не боится экспериментировать со своей внешностью.

Дэвид Боуи в клипе «Boys Keep Swinging»

А уже через год Боуи выпускает самый дорогой на тот момент клип в истории музыки — видео на песню «Ashes To Ashes» обошлось артисту в более чем полмиллиона долларов (именно с выхода этого клипа появился рейтинг «Самых дорогих клипов»). В видео Дэвид Боуи вновь возвращается к эстетике мимов и кабуки. На этот раз рок-музыкант предстает в образе Пьеро — белый грим, красные губы, четкий контуринг на висках и скулах синим и красным цветами и пересекающий левую сторону лба тонкий шрам.

Дэвид Боуи в образе Пьеро в клипе «Ashes To Ashes», 1980

Однако уже в 1980-х Боуи все реже и реже выходит на сцену с ярким макияжем. В какой-то момент вовсе отказавшись от косметики и грима в рамках концертов, музыкант не спешил переворачивать страницу. Так, в фильме «Лабиринт» 1986 года Дэвид Боуи исполнил главную роль короля гоблинов Джарета, воспев в создании грима этого персонажа традиции японского театра.

Дэвид Боуи в фильме «Либиринт», 1986

Текст: Юлия Вахонина

Игровое отражение Дэвида Боуи | GameMAG

В ночь с 10 на 11 января ушел из жизни культовый британский музыкант и актер Дэвид Боуи, в буквальном смысле изменивший международное культурное пространство за десятки лет своей творческой деятельности. Продуманные до мельчайших деталей смелые образы исполнителя, которыми он не переставал удивлять общественность на протяжении полувека, вдохновляли людей по всему миру на создание знаковых работ практически во всех развлекательных сегментах. Не знавшая границ креативность Боуи, «хамелеона рок-музыки», открывала все новые и новые таланты, которые впоследствии дарили нам не только шедевры в области кино и музыки, но и запоминающиеся игровые образы.

Будучи человеком прогрессивным, ушедший герой первым среди ведущих артистов стал основательно использовать интернет для прямой связи с поклонниками. В 1996 году, задолго до прихода эры «Айтюнсов» и «Спотифаев», Боуи уже распространял свою музыку в онлайне. Самый первый в истории сети коммерческий трек - «Telling Lies» - в те далекие времена был скачан пользователями сотни тысяч раз. Музыкант основал собственную интернет-компанию с провайдером BowieNet и заинтересовался игровым медиумом, в первую очередь благодаря своему сыну Данкану Джонсу (к слову, сегодня выступающему режиссером нашумевшего фильма «Варкрафт»). Присоединяясь к соболезнованиям миллионов фанатов из разных уголков Земли, мы хотели бы напомнить о внушительном игровом следе Боуи.

   

В разное время разработчики по обе стороны океана охотно использовали произведения Боуи в своих проектах, но были и примеры, выходящие далеко за пределы банального музыкального лицензирования. К ним, в частности, можно отнести приключенческую игру Omikron: The Nomad Soul французской студии Quantic Dream, тогда еще только начинавшей делать первые шаги. Геймдизайнер Дэвид Кейдж сумел полноценно задействовать рокера в творчеством процессе. Вместе они прописали персонажа по имени Боз, представлявшего собой искусственный интеллект, обитающий в сетях Омикрона. Боуи подарил ему свою внешность, сочинил для игры саундтрек, проработал логику концертов виртуальной группы «Мечтатели» (вокалист которой тоже поет его голосом) и придумал дизайн ряда персонажей, назвав в итоге весь процесс истинным искусством. Для Кейджа это был первый большой кинематографичный опыт, и сегодня, прощаясь с исполнителем, он говорит, что за проведенное вместе время смог по-новому открыть его для себя, став настоящим фанатом.

 

 

 

Преданным почитателем творчества Боуи является и прославленный Хидео Кодзима. Практически во всех ключевых выпусках Metal Gear Solid имеются отсылки на треки и альбомы музыканта. В диалогах персонажей даже напрямую задействуются строчки из знаменитых песен. Так, в одной из миссий Metal Gear Solid 3: Snake Eater Майор Зеро использует кодовый позывной «Майор Том», навеянный одноименным вымышленным персонажем, придуманным самим Дэвидом Боуи. Снейк обращается к нему со словами «Can you hear me, Major Tom?» («Вы слышите меня, Майор Том?»), взятыми из песни «Space Oddity». В игре также присутствуют ссылки на песню «Major Tom (Coming Home)» (написанную Питером Шиллингом в качестве дани уважения Боуи и своеобразного продолжения «Space Oddity») и даже группу The Spiders from Mars, созданную исполнителем для выступлений в период с 1970 по 1973 годы.

 

Частная военная организация Diamond Dogs из недавнего боевика Metal Gear Solid V: The Phantom Pain тоже возвращет нас к произведению героя новости. Альбом с таким названием, где было отражено его собственное видение постапокалиптического мира в красках глэма, был выпущен в 1974 году. Изначально Кодзима хотел открыть игру одноименной песней, но в результате добавил туда знаменитую «The Man Who Sold the World», ставшую, по сути, центральной темой истории. При этом в пятой части присутствует и целая глава с соответствующим заголовком.

Более того, образы многих персонажей Metal Gear Solid, по всей видимости, были частично сформированы под впечатлением от стиля исполнителя разных лет. В прессе не раз публиковали сборные изображения под грифом «Боуи - это герои Метал Гира».

Вчера Хидео Кодзима мысленно провел Дэвида Боуи в последний путь, слушая его новейшую [и последнюю] пластинку, Black Star. Она была выпущена в самом начале 2016 года, всего за два дня до ухода мэтра из жизни, собрав огромное количество восторженных отзывов. Многие критики назвали вместивший семь глубоких треков диск лучшей работой певца за последние 40 лет. 

Вспоминает Американ МакГи: «Когда мы работали над Quake, то слушали в основном NiN и Дэвида Боуи, у которого как раз вышел новый альбом Outside. Чуть позже я оказался за кулисами его шоу и просто отдыхал, прислонившись к стене. Мимо проходил какой-то тип и я стрельнул у него сигарету. Он повернулся ко мне и протянул пачку "Данхилла". Это был Дэвид Боуи. От шока я лишь смог выдавить... "Спасибо. Еще раз, спасибо за все"!»

Песня «Space Oddity», столь любимая Хидео Кодзимой, используется в саундтреке психологического триллера Alan Wake. И тут важно отметить, что, готовя данную игру, Сэм Лейк вдохновлялся творчеством Дэвида Линча, в некоторых работах которого принимал участие и Боуи.

  

В Grand Theft Auto IV можно услышать «Fascination»:

А в Grand Theft Auto: San Andreas - «Somebody Up There Likes Me»:

 

Конечно, присутствует Боуи и в топовых музыкальных играх, вроде Guitar Hero и Amplitude:

Принято считать, что фигура Боуи сыграла роль в становлении объемного списка игровых персонажей. Многие дизайнеры не раз открыто восхищались им. Среди них - легендарный японский художник Ёситака Амано, известный по играм ролевого сериала Final Fantasy. В его портфолио есть уникальный арт, посвященный британской звезде. Сегодня он стал особенно актуальным:

 ...

 

     

  

  

     

 

 

 

    

Дэвид Боуи сделал оглушительную карьеру, сумев продать свыше 136 миллионов пластинок. Он снялся в 40 фильмах и вошел в число ста величайших британцев по версии аудитории BBC. Последние полтора года музыкант мужественно боролся с онкологическим заболеванием, раком печени, не потерял силу духа даже после шести инфарктов. Предчувствуя скорый финал, исполнитель записал пронизанный темой смерти прощальный альбом, вышедший 8 января. А спустя два дня его не стало. Ему было 69 лет. В последнем клипе он лежит на больничной койке и поет: «Смотрите, я на небе!». Ведущие газеты мира пестрят восхищенными заметками с выводами о том, что даже свой собственный уход в вечность он смог сделать настоящим произведением искусства. У каждого в памяти останется свой Боуи, но мир всегда будет помнить его новаторство.

 

 

 

★★★ RIP ★★★

 

Дэвид Боуи и его роман с Индонезией - Развлечения

At Peace: Дэвид Боуи в саронге позирует в балийском резном дверном проеме своей виллы на эксклюзивном острове Mustique в Карибском море. (Фото любезно предоставлено сайтом Architectural Digest / Дерри Мур)

Всесторонний музыкант и художник Дэвид Боуи, скончавшийся в понедельник от рака, оставил не только огромное музыкальное наследие, но и историю своей любви к Индонезии.

Англичанин Боуи, урожденный Дэвид Роберт Джонс, умер в возрасте 69 лет в своем доме в Нью-Йорке всего через два дня после своего дня рождения. Это событие он отметил выпуском своего 28-го альбома под названием Blackstar 8 января.

«Дэвид Боуи мирно скончался сегодня в окружении своей семьи после мужественной 18-месячной борьбы с раком. Хотя многие из вас разделят эту потерю, мы просим вас уважать частную жизнь семьи во время их горя», - сообщение со всех его учетных записей в социальных сетях говорится в понедельник.

Боуи, которого часто называют одним из самых влиятельных музыкантов своей эпохи, был большим поклонником Индонезии, о чем можно судить по работе и истории его жизни.

Он и музыкант Игги Поп совместно выпустили песню под названием «Tumble and Twirl» в 1984 году, в которой рассказывалось об их путешествии по Индонезии. Это было после того, как в 1983 году закончился самый длинный и самый успешный тур Боуи «Serious Moonlight», который не посетил Индонезию, но посетил Сингапур и Таиланд.

Я видел город и следующим рейсом летел на Борнео

Они говорят, что это красиво, мне нравятся футболки на Борнео

Некоторые носят Боб Марли, другие в Playbos или Duvalier

Заставь последний самолет прилететь, дай мне подняться сквозь облачность над головой

С книгой о Борнео

Так пошел первый куплет песни.

Боуи и его тогдашняя подруга супермодель Иман также посетили сурононскую церемонию, известную как Малам Сату Суро, во дворце Мангкунегаран в Суракарте, Центральная Ява, в 1991 году. Церемония проводится в честь исламского Нового года и первого дня яванского месяца. Сура.

На старом черно-белом фото, опубликованном королевской семьей, видно, что Боуи и Иман сопровождают бизнесмен, ставший музыкантом Сетиаваном Джоди, и Япто Соэрджосоемарно, оба являются членами семьи Мангкунегаран.

Любовь Боуи к Индонезии была также показана в песне под названием «You Belong in Rock n 'Roll», которую его группа, Tin Machine, выпустила в августе 1991 года. Боуи и его коллега Ривз Габрелс создали песню и даже сделал ее индонезийскую версию под названием «Амлапура», название города в Карангасеме на Бали. Боуи спел первый куплет:

Эй, эй, это высокий парус на пляже, досягаемый для Явы

Дорогу к Яве, наблюдая за буги

Эй, эй, это сон, я сожгу тебя, если ты должен умереть

Эй, эй, я бы тоже сгорел, если бы ты лежал на этом бамбуковом костре

Боуи также сделал индонезийскую версию своей песни «Dont Let Me Down & Down '€ в своем 18-м студийном альбоме Black Tie White Noise, выпущенном в 1993 году.Название песни было переведено на Jangan Susahkan Hatiku, и Боуи спел. половина песни на индонезийском языке.

Расслаблен: Дэвид Боуи (второй слева) и его жена Иман сидят, наблюдая суронскую церемонию во дворце Мангкунегаран в 1991 году, в сопровождении бизнесменов Сетиавана Джоди (крайний справа) и Япто Сурджосоемарно (сзади). (Фотография из архива дворца Мангкунегаран)

Островная вилла в индонезийском стиле

Журнал Architectural Digest опубликовал в 1992 году рассказ, в котором была показана вилла Боуи и его жены Иман на эксклюзивном карибском острове Мюстик.Вилла была вдохновлена ​​традиционной архитектурой Бали и Явы.

Балийские резные двери прочно стояли в гостиной. Тиковое дерево из Кудуса, Центральная Ява, использовалось для веранды, украшенной резьбой в стиле Сумбавы.

Дизайн крыши обеденного павильона был вдохновлен традиционным яванским жилищем Joglo.

Боуи даже гордо позировал с балийским саронгом для журнала.

Боуи и Иман получили помощь в создании своей виллы для отдыха от Арне Хассельквиста, шведского архитектора, который был пионером архитектуры вилл в Мюстике.Житель Нью-Йорка Роберт Дж. Литвиллер и ирландский дизайнер из Убуда Линда Гарланд разработали интерьер, а Майкл Уайт, балийский мужчина австралийского происхождения, который позже использовал имя Маде Виджая, разработал ландшафтный дизайн виллы.

«Послушай, ты, очевидно, был на Востоке, Арне. Вы когда-нибудь были в Индонезии? »Он повеселился там, поэтому он знал, о чем я говорю. У него была идея, как вода течет в бассейны и в бассейн. А затем я пригласил Роберта Литвиллера, чтобы он начал создавать в неопределенно индонезийском стиле попурри из всех островов Индонезии, охватывая весь спектр, огненное кольцо », - сказал Боуи журналу в интервью для сентябрьского номера.(rin)

Ваш премиум-период истечет через 0 дней

закрыть x

Подпишитесь, чтобы получить неограниченный доступ Получите скидку 50% сейчас

"Нацистский салют" Дэвида Боуи и "Wogs" Эрика Клэптона создали рок против расизма

Это нацисты Дэвида Боуи приветствуют и выступают против расизма.

В 1976 году Дэвид Боуи был на лондонском вокзале Виктория. Рок-звезда, поймавшая поезд, может быть необычным событием, но NME привлекло внимание кое-что еще.

Боуи теперь работал Тонким Белым Герцогом. По характеру он сделал жест.

Это было нацистское приветствие Дэвида Боуи? NME был перемещен для объявления:

У Боуи была какая-то форма.В 1974 году его цитировали:

.

«Британия готова к фашистскому вождю ... Я думаю, что Британия могла бы извлечь выгоду из фашистского лидера. В конце концов, фашизм - это на самом деле национализм ... Я очень сильно верю в фашизм, люди всегда реагировали с большей эффективностью под командованием полка ... »

В сентябре 1976 года дерзкий артист появился в Playboy :

БОУИ: Рок-звезды - фашисты.Адольф Гитлер был одной из первых рок-звезд.

PLAYBOY: Как так?

БОУИ: Подумайте об этом. Посмотрите некоторые из его фильмов и посмотрите, как он двигался. Я думаю, он был не хуже Джаггера. Это поразительно. И мальчик, когда он вышел на эту сцену, он работал публикой. Боже! Он не был политиком. Он был медиа-художником. Он использовал политику и театральное искусство и создал то, что управляло и контролировало шоу в течение 12 лет. Мир больше никогда не увидит его. Он поставил кантри […] Люди не очень умные, понимаете? Они говорят, что хотят свободы, но когда у них появляется шанс, они отказываются от Ницше и выбирают Гитлера, потому что он входил в комнату, чтобы говорить, и в стратегические моменты включались музыка и свет.Это было больше похоже на рок-н-ролльный концерт. Дети очень волновались - девочки становились горячими и вспотевшими, а парням хотелось, чтобы это были они. Для меня это опыт рок-н-ролла.

Спорный материал. Но к тому же Боуи никогда не был из тех, кто любит шутить и перестраховываться. Он экспериментировал со взглядом, движением и звуком. Что интересно, так это то, как были истолкованы его слова в то время.

Музыкальный архив Бирмингема напоминает о том, что было раньше, предлагая некоторый контекст:

В 1968 году депутат-консерватор Энох Пауэлл произнес свою «Бирмингемскую речь», более широко известную как «Кровавые реки», в которой он говорил об иммиграции в Великобритании.В 1976 году Эрик Клэптон играл в бирмингемском «Одеоне», когда говорил о своей поддержке Пауэлла и его взглядов.

В книге « Rebel Rock » Дж. Стрит (1986) мы читаем расшифровку предполагаемой тирады Клэптона (через):

Есть ли у нас сегодня в аудитории иностранцы? Если да, поднимите, пожалуйста, руки. Я имею ввиду, я смотрю на тебя. Где ты? Извините, но какой-то гребаный тупица ... Араб схватил мою жену за задницу, понимаете? Конечно, нужно сказать, да, это то, на что похожи все эти гребаные иностранцы и воги, просто отвратительно, это просто правда, да.Итак где ты? Что ж, где бы вы ни были, я думаю, вам всем следует просто уйти. Не просто уйти из зала, уехать из нашей страны. Ты бля (неразборчиво). Я не хочу, чтобы ты был здесь, в комнате или в моей стране. Слушай меня, чувак! Я думаю, мы должны проголосовать за Еноха Пауэлла. Енох наш человек. Я думаю, что Енох прав, я думаю, мы должны отправить их всех обратно. Не дать Британии стать черной колонией. Увести иностранцев. Убирайся. Убери енотов. Держите Британию белой. Раньше я увлекался наркотиками, теперь я увлечен расизмом.Он намного тяжелее, чувак. Гребаные тупицы, мужик. Гребаные саудовцы захватывают Лондон. Ублюдки. Британия становится переполненной, и Енох остановит это и отправит их всех обратно. Чёрным оленям, енотам, арабам, гребаным ямайцам и гребаным (неразборчиво) здесь не место, мы не хотим, чтобы они здесь. Это Англия, это белая страна, мы не хотим, чтобы здесь жили черные червяки и еноты. Мы должны дать им понять, что они не приветствуются. Англия для белых, чувак. Мы белая страна.Я не хочу, чтобы рядом со мной жили грёбаные твари со своими стандартами. Это Великобритания, белая страна, черт возьми, что с нами происходит? Нам нужно проголосовать за Еноха Пауэлла, он великий человек, говоря правду. Голосуйте за Еноха, он наш человек, он на нашей стороне, он позаботится о нас. Я хочу, чтобы вы все здесь проголосовали за Еноха, поддержали его, он на нашей стороне. Енох для премьер-министра! Выбросьте вог! Держите Британию белой!

Это послужило толчком к созданию «Рока против расизма», «серия концертов достигла своего апогея в парке Виктория в восточном Лондоне 30 апреля 1978 года, когда Clash собрали 80 000 человек.”

Руководители карнавала, представляющие лидеров Национального фронта Джона Тиндалла (справа) и Мартина Вебстера, окружают Адольфа Гитлера на грузовике в процессии из тысяч демонстрантов, марширующих от Трафальгарской площади до парка Виктория, Хакни, в рамках организованного совместно Антифашистской лигой - Рок против расизма.

В 1976 году Боуи переехал жить в Берлин с Игги Попом.

Живи там достаточно долго, и начинаешь петь на немецком:

В Starman: David Bowie, The Definitive Biography , Пол Тринка, нам сообщили (через Daily Mail ):

… элегантно одет в аристократическом стиле тридцатых годов, с зачесанными назад волосами и теперь одержим нацистской атрибутикой….Его увлечение гитлеровским Третьим рейхом началось после концерта в Лос-Анджелесе, когда один из самых известных британских эмигрантов, писатель Кристофер Ишервуд, ушел за кулисы с художником-геем Дэвидом Хокни. Ишервуд провел время в Берлине в тридцатые годы, написав новеллу «Прощай, Берлин », которая вдохновила его на создание популярного мюзикла « Cabaret ». Хамелеон в Боуи был очарован этой историей. К тому времени, когда его тур достиг Стокгольма, он публично размышлял о том, что Британия может извлечь выгоду из фашистского лидера, и когда он прибыл в Лондон, его, к своему стыду, запечатлели на вокзале Виктория, дающим то, что очень похоже на нацистское приветствие…

… он все еще утешался пивом, женщинами и французскими сигаретами, а также своим бессовестным увлечением фюрером, которого он обычно называл «первой поп-звездой» из-за театральных политических митингов, устроенных Гитлером.Хотя он и Игги теперь совершали длительные прогулки по сельской местности, в соответствии с нацистскими стремлениями к грубому здоровью, они не отказались от кокаина. Они использовали его, чтобы не заснуть до раннего утра, чтобы они могли посетить три или четыре знаменитых городских кабаре-клуба, в том числе старый подпольный ресторан, который был популярен среди СС во время войны.

Mail пропускает ровно столько, сколько принимает. В книгу вошла такая выписка:

Джимми [Игги Поп] был расслаблен по поводу интереса Дэвида к Третьему рейху - неудивительно, учитывая, что последняя новая работа Игги, представленная на сцене, была связана с тем, что его хлестал его старый товарищ по группе, Рон Эшетон, который был одет в нацистскую форму с повязка на руку.Другие друзья были столь же непредвзятыми; один знакомый еврей, знавший Дэвида во время его пребывания в Берлине, отмечает: «Он всегда был очарован этим. … Хотя она была убеждена, что Дэвид был одним из наименее расистских людей, которых она когда-либо встречала, подруга не помнит, чтобы он когда-либо объяснял свои грубые заявления - только в более поздние берлинские дни, когда Дэвид встретил приятных молодых людей, чьи отцы служили в СС. осознал ли он все последствия своей фиксации? Лишь в 1980 году он называл свой флирт с фашистским шиком «отвратительной ерундой».В то же время в интервью NME он вполне резонно указал, что никогда не проявлял расизма в своих личных отношениях. Но он не извинился.

«Карнавал« Рок против расизма »/« Антинацистская лига »против нацистов был последним в истории концертом Specials перед тем, как они распались, и выстрел сделан из мошпита. Я никогда не печатал это в то время, и это стало известно только спустя годы, когда я искал что-то еще. Мне нравится его стиль повествования, который показывает путь от грубых парней через скинхедов до грубых парней.”

Боуи нажил себе врагов, как и должен. Корнелиус Кардью из Марксистско-ленинской коммунистической партии Англии выступил в Союзе музыкантов:

«Когда поп-звезда заявляет, что он« очень интересуется фашизмом »и что« Британия могла бы извлечь выгоду из фашистского лидера », он влияет на общественное мнение через огромные аудитории молодых людей, к которым такие поп-звезды имеют доступ. Такое поведение наносит ущерб интересам Союза, поскольку подготавливает почву для политической системы, в которой профсоюзное движение может быть разгромлено, как это было в нацистской Германии.Это центральное лондонское отделение поэтому предлагает исключить из Союза любого члена, который использует свое профессиональное положение, сценическое действие или записи для пропаганды фашизма ».

Так что насчет так называемого «салюта»?

Тогда не особо приветствовать. Скорее волна.

В 1977 году Боуи добавил:

«Я сделал два или три бойких, театральных наблюдения за английским обществом, и единственное, с чем я могу теперь возразить, - это заявить, что я НЕ фашист.Я аполитичен…

«Этого не произошло. ЭТО НЕ СЛУЧИЛОСЬ. Я махнул. Я просто помахал. Поверь мне. О жизни моего ребенка я помахал. И этот ублюдок меня поймал. В СРЕДНЕЙ ВОЛНЕ, чувак ».

К 1980 году он раскаялся.

«Я был в глубинах мифологии. Я нашел короля Артура ... Я имею в виду, всю эту расистскую вещь, которая возникла совершенно неизбежно и правильно, но - и я знаю, это звучит ужасно наивно - но на самом деле мне ничего из этого не пришло в голову, поскольку я работал и до сих пор работаю с черными музыкантами последние шесть или семь лет.И мы все вместе поговорим об этом - о периоде Артура, о магической стороне всей нацистской кампании и о связанной с ней мифологии ...

«[В Берлине] я был в ситуации, когда я встречался с молодыми людьми моего возраста, чьи отцы были на самом деле эсэсовцами. Это был хороший способ разбудить эту дилемму… да, я рухнул на земля, когда я вернулся в Европу ».

Боуи снова в новостях за получение британской награды и участие в голосовании за независимую Шотландию, завершив свою благодарственную речь: «Шотландия, пожалуйста, оставайтесь с нами.”

Как сказал один шутник: «На хрен назад на Марс».

Дебби Гарри «польстила», когда Дэвид Боуи показал «пресловутый» пенис

Дебби вспомнила, как Дэвид высвечивал ее (Изображение: Getty Images)

** Последняя часть этой статьи включает материалы о злоупотреблениях, которые могут вызвать у читателей **

Дебби Гарри вспомнила ночь, наполненную наркотиками, когда Дэвид Боуи показался певице Blondie.

Открываясь в своих мемуарах, которые скоро будут выпущены, Дебби рассказала о туре с Дэвидом и Игги Попом.

Не скрывая подробностей, она описала ночь, когда мужчины принимали кокаин, прежде чем Дэвид обнажил свой пенис, и все это во имя подшучивания.

«Однажды Дэвид и Игги хотели нанести удар. Их связь в Нью-Йорке внезапно оборвалась, и они исчезли », - написала Дебби в своей книге Face It, извлеченной The Sunday Times.

«Друг дал мне грамм, но я его едва коснулся.Я не особо любил кокс - от этого я нервничал, нервничал и болел по горлу. Я поднялся наверх со своим огромным количеством кокаина, и они просто высосали его одним махом.

«После того, как они нанесли удар, Дэвид вытащил свой член - как будто я был официальным инспектором по заднице или кем-то еще. Поскольку я был в мужской группе, может быть, они решили, что я действительно крутая леди ».

В начале этого месяца Дебби воссоединилась с Игги (фото: Rex Features)

Она продолжила: «Размер Дэвида был печально известен, и он любил проявлять себя как с мужчинами, так и с женщинами.Это было так весело, очаровательно и сексуально ».

Позже, рассказывая изданию об этом моменте, певица Heart Of Glass сказала, что она предположила, что он благодарит вас за бесплатные наркотики: «Это было очень забавно… Я не трогала это. Но я подумал, ну очень хорошо. Не знаю, жаль, что ты не можешь его спросить ».

Она добавила: «Думаю, я была польщена, понимаете? Он один из великих людей, которыми я восхищаюсь в музыкальном мире, явно гений ».

В своей книге певица также рассказала о мучительном изнасиловании, когда на нее напали с ножом в квартире, которую она делила с Блонди, коллегой по группе и бывшим партнером Крисом Стайном.

Дебби с напарником и коллегой по группе Крисом (фото: Rex Features)

Описывая нападавшего как «похожего на Джими Хендрикса», она вспомнила, как пара стала объектом нападения, когда они однажды вернулись домой после концерта в Нью-Йорке.

В отрывке, ранее опубликованном в The Sun, Дебби писала: «Он рылся в поисках чего-нибудь стоящего.

«Он сложил гитары и камеру Криса, затем развязал мне руки и велел снять штаны.

«Он трахнул меня.А потом он сказал: «Иди очистись».

«Украденные гитары ранили меня еще больше», - добавила она.

Сейчас 74-летняя звезда размышляет о испытаниях и невзгодах своего расцвета, когда песни группы, включая Dreaming, Call Me и One Way Or Another, стали определяющими для эпохи.

Подробнее: Дэвид Боуи

Дебби также писала о злоупотреблении героином в 80-х и экспериментах с бисексуальностью. Ее утверждения о том, что она была похищена Тедом Банди в 70-х, с тех пор оспаривались, поскольку во время нападения он не находился рядом с Манхэттеном, но она вспомнила момент, когда она боялась, что наткнется на серийного убийцу.

У звезды никогда не было недостатка в рассказе или двух за последние годы, и она имела тенденцию отмахиваться от более темных тем с острым чувством юмора. Ранее, обсуждая жизнь со сталкерами и ее историю употребления наркотиков, она просто сказала, что они были просто «настоящей обузой».

Дебби Гарри: Face Это доступно во вторник.

Добавить комментарий