Добротворская карина кто нибудь видел мою девочку: «Кто-нибудь видел мою девчонку?» Карины Добротворской | Блогер murdaa на сайте SPLETNIK.RU 11 июня 2019

"Кто-нибудь видел мою девчонку?" Карины Добротворской | Блогер murdaa на сайте SPLETNIK.RU 11 июня 2019

Завершились съемки фильма "Кто-нибудь видел мою девчонку?", снятого по одноименной книге Карины Добротворской. В главных ролях - Аня Чиповская и Александр Горчилин.

Книга "Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже" - это мемуары писательницы, журналистки и критика Карины Добротворской, адресованные бывшему мужу, известному кинокритику и сценаристу Сергею Добротворскому. Пара считалась одной из самых красивых в богемной тусовке Петербурга начала девяностых. 

Карина и Сергей познакомились в университете, где оба учились на театроведческом факультете. На момент их знакомства Сергей был женат, у Карины был продолжительный роман. Тем не менее вскоре они стали встречаться, а потом и поженились. 

В книге очень искренне, местами даже чересчур откровенно, рассказывается, как развивался их роман, каким был брак - с его подъемами и сложностями, о быте, о том, как Карина ушла от Сергея ко второму мужу в поисках "лучшей жизни". 

Далее отрывок из рецензии на книгу: 

Сергей Добротворский — яркий человек и выдающийся кинокритик, память о котором сегодня хранит разве что верный коллектив журнала «Сеанс» — умер в 1997-м. К тому времени Карина уже ушла от него к своему нынешнему мужу и даже была на 9-м месяце беременности. Он умер от передозировки героином, друзья, с которыми он был, перепугавшись, вынесли тело на улицу и посадили на скамейку на детской площадке — он, мертвый, просидел там до середины следующего дня. В предисловии к книге Добротворская пишет, что его смерть была главным событием ее жизни. «С ним я недолюбила, не договорила, не досмотрела, не разделила. После его ухода моя жизнь распалась на внешнюю и внутреннюю. Внешне у меня был счастливый брак, прекрасные дети, огромная квартира, замечательная работа, фантастическая карьера и даже маленький дом на берегу моря. Внутри — застывшая боль, засохшие слезы и бесконечный диалог с человеком, которого не было».

В своих письмах Добротворская последовательно вспоминает историю романа, брака, развода, ухода. Практически — от первых университетских гулянок, первого секса, первого разговора, первых попыток устроить совместный быт, первых поездок за границу — до последних ссор. 

Исповедь Добротворской — это личная психотерапия, где интимность бывает даже неуместна и оставляет чувство некоторого неудобства, а автор (интересно, сознательно или нет) не вызывает ни малейшей симпатии.

Что в ней остается? Прежде всего, рассказ об этих 90-х годах, когда все и происходило: весь этот голод, карточки, порошковые блины, мечты о загранице...

От себя добавлю, что книгу дочитать я так и не смогла. Мне было интересно читать о быте 90-х, о Питере, о молодости, в конце концов. Но очень быстро наскучило читать всё это "я была классная, Сережа был классный, и никто не мог отвести от нас глаз". И соглашусь с рецензией - мне нередко было неудобно за такую чрезмерную открытость. Словно я услышала разговор или прочитала смс-ку, для меня не предназначенные. 

Тем не менее жду экранизацию. Думаю, что на языке кино эта история будет показана иначе, - без шокирующей честности, скорее с некоторой романтической дистанцией. 

А вы читали книгу? Какие впечатления?

Рецензия: wonderzine.ком 

Картинки: гугл 

Читать онлайн "Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже" автора Добротворская Карина - RuLit

Любить больно. Будто дала позволение

освежевать себя, зная, что тот, другой,

может в любую минуту удалиться с твоей кожей.

Сюзен Зонтаг. “Дневники”

Когда гроб опускали в могилу, жена

даже крикнула: “Пустите меня к нему!”,

но в могилу за мужем не пошла...

А.П. Чехов. “Оратор”

7

Семнадцать лет назад, в ночь с 26 на 27 авгу-

ста 1997 года, умер Сергей Добротвор-

ский. К тому моменту мы уже два месяца

были в разводе. Таким образом, я не стала

его вдовой и даже не присутствовала на

похоронах.

Мы прожили с ним шесть лет. Сумасшедших, счаст-

ливых, легких, невыносимых лет. Так случилось, что эти

годы оказались самыми главными в моей жизни. Любовь

к нему, которую я оборвала, — самой сильной любовью.

А его смерть — и моей смертью, как бы пафосно это ни

звучало.

За эти семнадцать лет не было ни дня, чтобы я с ним

не разговаривала. Первый год прошел в полусознатель-

ном состоянии. Джоан Дидион в книге “Год магических

мыслей” описала невозможность разорвать связь с умер-

шими любимыми, их физически осязаемое присутствие

рядом. Она — как и моя мама после папиной смерти —

не могла отдать ботинки умершего мужа: ну как же, ему

ведь будет не в чем ходить, если он вернется, — а он

непременно вернется.

Постепенно острая боль отступила — или я просто

научилась с ней жить. Боль ушла, а он остался со мной.

Я обсуждала с ним новые и старые фильмы, задавала

ему вопросы о работе, хвасталась своей карьерой,

сплетничала про знакомых и незнакомых, рассказывала

о своих путешествиях, воскрешала его в повторяющих-

ся снах.

С ним я не долюбила, не договорила, не досмо-

трела, не разделила. После его ухода моя жизнь рас-

палась на внешнюю и внутреннюю. Внешне у меня

был счастливый брак, прекрасные дети, огромная квар-

тира, замечательная работа, фантастическая карьера

8

и даже маленький дом на берегу моря. Внутри —

застывшая боль, засохшие слезы и бесконечный диа-

лог с человеком, которого больше не было.

Я так свыклась с этой макабрической связью, с этой

Хиросимой, моей любовью, с жизнью, в которой про-

шлое важнее настоящего, что почти не задумывалась

о том, что жизнь может быть совсем другой. И что

я снова могу быть живой. И — страшно подумать —

счастливой.

А потом я влюбилась. Началось это как легкое

увлечение. Ничего серьезного, просто чистая радость.

Но странным образом это невесомое чувство, ни на что

в моей душе не претендующее, вдруг открыло в ней

какие-то шлюзы, откуда хлынуло то, что копилось года-

ми. Хлынули слезы, неожиданно горячие. Хлынуло

счастье, перемешанное с несчастьем. И во мне тихо, как

мышь, заскреблась мысль: а вдруг он, мертвый, меня

отпустит? Вдруг позволит жить настоящим?

Годами я говорила с ним. Теперь я стала писать ему

письма. Заново, шаг за шагом, проживая нашу с ним

жизнь, так крепко меня держащую.

Мы жили на улице Правды. Нашей с ним правды.

В этих письмах нет никаких претензий на объективный

портрет Добротворского. Это не биография, не мемуа-

ры, не документальное свидетельство. Это попытка

литературы, где многое искажено памятью или создано

воображением. Наверняка многие знали и любили

Сережу совсем другим. Но это мой Сережа Добротвор-

ский — и моя правда.

Цитаты из статей и лекций Сергея Добротворского

даются без ссылок.

Автор рисунков и стихов — Сергей Добротвор-

ский.

1.

8

11

января 2013

Привет! Почему у меня не осталось твоих писем?

Сохранились только несколько листков с твоими смеш-

ными стишками, написанными-нарисованными руко-

творным печатным шрифтом. Несколько записок, тоже

написанных большими полупечатными буквами.

Сейчас я понимаю, что почти не помню твоего

почерка. Ни мейлов, ни смс — ничего тогда не было.

Никаких мобильных телефонов. Даже пейджер был

атрибутом важности и богатства. А статьи мы переда-

вали отпечатанными на машинке — первый (286-й) компьютер появился у нас только спустя два года после

того, как мы начали жить вместе. Тогда в нашу жизнь

вошли и квадратные дискеты, казавшиеся чем-то ино-

планетным. Мы часто передавали их в московский

“Коммерсант” с поездом.

Почему мы не писали друг другу писем? Просто

потому, что всегда были вместе? Однажды ты уехал

в Англию — это случилось, наверное, через месяц или

два после того, как мы поженились. Тебя не было

совсем недолго — максимум две недели. Не помню, как мы тогда общались. Звонил ли ты домой? (Мы

Добротворская Карина. Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже читать онлайн
Добротворская Карина. Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже читать онлайн | Электронная библиотека e-libra.su

Название книги в оригинале: Добротворская Карина. Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже



На главную » Добротворская Карина » Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже.

Любить больно. Будто дала позволение

освежевать себя, зная, что тот, другой,

может в любую минуту удалиться с твоей кожей.

Сюзен Зонтаг. “Дневники”

Когда гроб опускали в могилу, жена

даже крикнула: “Пустите меня к нему!”,

но в могилу за мужем не пошла...

А.П. Чехов. “Оратор”

7

Семнадцать лет назад, в ночь с 26 на 27 авгу-

ста 1997 года, умер Сергей Добротвор-

ский. К тому моменту мы уже два месяца

были в разводе. Таким образом, я не стала

его вдовой и даже не присутствовала на

похоронах.

Мы прожили с ним шесть лет. Сумасшедших, счаст-

ливых, легких, невыносимых лет. Так случилось, что эти

годы оказались самыми главными в моей жизни. Любовь

к нему, которую я оборвала, — самой сильной любовью.

А его смерть — и моей смертью, как бы пафосно это ни

звучало.

За эти семнадцать лет не было ни дня, чтобы я с ним

не разговаривала. Первый год прошел в полусознатель-

ном состоянии. Джоан Дидион в книге “Год магических

мыслей” описала невозможность разорвать связь с умер-

шими любимыми, их физически осязаемое присутствие

рядом. Она — как и моя мама после папиной смерти —

не могла отдать ботинки умершего мужа: ну как же, ему

ведь будет не в чем ходить, если он вернется, — а он

непременно вернется.

Постепенно острая боль отступила — или я просто

научилась с ней жить. Боль ушла, а он остался со мной.

Я обсуждала с ним новые и старые фильмы, задавала

ему вопросы о работе, хвасталась своей карьерой,

сплетничала про знакомых и незнакомых, рассказывала

о своих путешествиях, воскрешала его в повторяющих-

ся снах.

С ним я не долюбила, не договорила, не досмо-

трела, не разделила. После его ухода моя жизнь рас-

палась на внешнюю и внутреннюю. Внешне у меня

был счастливый брак, прекрасные дети, огромная квар-

тира, замечательная работа, фантастическая карьера

8

и даже маленький дом на берегу моря. Внутри —

застывшая боль, засохшие слезы и бесконечный диа-

лог с человеком, которого больше не было.

Я так свыклась с этой макабрической связью, с этой

Хиросимой, моей любовью, с жизнью, в которой про-

шлое важнее настоящего, что почти не задумывалась

о том, что жизнь может быть совсем другой. И что

я снова могу быть живой. И — страшно подумать —

счастливой.

А потом я влюбилась. Началось это как легкое

увлечение. Ничего серьезного, просто чистая радость.

Но странным образом это невесомое чувство, ни на что

в моей душе не претендующее, вдруг открыло в ней

какие-то шлюзы, откуда хлынуло то, что копилось года-

ми. Хлынули слезы, неожиданно горячие. Хлынуло

счастье, перемешанное с несчастьем. И во мне тихо, как

мышь, заскреблась мысль: а вдруг он, мертвый, меня

отпустит? Вдруг позволит жить настоящим?

Годами я говорила с ним. Теперь я стала писать ему

письма. Заново, шаг за шагом, проживая нашу с ним

жизнь, так крепко меня держащую.

Мы жили на улице Правды. Нашей с ним правды.

В этих письмах нет никаких претензий на объективный

портрет Добротворского. Это не биография, не мемуа-

ры, не документальное свидетельство. Это попытка

литературы, где многое искажено памятью или создано

воображением. Наверняка многие знали и любили

Сережу совсем другим. Но это мой Сережа Добротвор-

ский — и моя правда.

Цитаты из статей и лекций Сергея Добротворского

даются без ссылок.

Автор рисунков и стихов — Сергей Добротвор-

ский.

1.

8

11

января 2013

Привет! Почему у меня не осталось твоих писем?

Сохранились только несколько листков с твоими смеш-

ными стишками, написанными-нарисованными руко-

творным печатным шрифтом. Несколько записок, тоже

написанных большими полупечатными буквами.

Сейчас я понимаю, что почти не помню твоего

почерка. Ни мейлов, ни смс — ничего тогда не было.

Никаких мобильных телефонов. Даже пейджер был

атрибутом важности и богатства. А статьи мы переда-

вали отпечатанными на машинке — первый (286-й) компьютер появился у нас только спустя два года после

того, как мы начали жить вместе. Тогда в нашу жизнь

вошли и квадратные дискеты, казавшиеся чем-то ино-

планетным. Мы часто передавали их в московский

“Коммерсант” с поездом.

Почему мы не писали друг другу писем? Просто

потому, что всегда были вместе? Однажды ты уехал

в Англию — это случилось, наверное, через месяц или

два после того, как мы поженились. Тебя не было

совсем недолго — максимум две недели. Не помню, как мы тогда общались. Звонил ли ты домой? (Мы

жили тогда в большой квартире на 2-й Советской, которую снимали у драматурга Олега Юрьева.) А еще

ты был без меня в Америке — долго, почти два месяца.

Потом я приехала к тебе, но вот как мы держали связь

всё это время? Или в этом не было такой уж безумной

потребности? Разлука была неизбежной данностью, и люди, даже нетерпеливо влюбленные, умели ждать.

Самое длинное твое письмо занимало максимум

полстраницы. Ты написал его в Куйбышевскую боль-

ницу, куда меня увезли на скорой помощи с крово-

12

течением и где поставили диагноз “замершая

беременность”. Письмо исчезло в моих переездах, но я запомнила одну строчку: “Мы все держим за тебя

кулаки — обе мамочки и я”.

Жизнь с тобой не была виртуальной. Мы сидели

на кухне, пили черный чай из огромных кружек или

кисловатый растворимый кофе с молоком и говорили

до четырех утра, не в силах друг от друга оторваться.

Я не помню, чтобы эти разговоры перемежались поце-

луями. Я вообще мало помню наши поцелуи. Электри-

чество текло между нами, не отключаясь ни на секунду, но это был не только чувственный, но и интеллекту-

альный заряд. Впрочем, какая разница?

Мне нравилось смотреть на твое слегка надменное

подвижное лицо, мне нравился твой отрывистый

аффектированный смех, твоя рок-н-ролльная пласт

"Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже" Карина Добротворская: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-17-084312-1

«Ты шагнул за экран – как Орфей Жана Кокто шагнул в зеркало»

Книга Карины Добротворской вышла в серии с символичным названием « На последнем дыхании». В этом смысле все действительно сошлось. 100 писем к безвозвратно и слишком рано ушедшему супругу автор пишет не стесняясь ни обостренно личных подробностей, ни чувств, о которых тяжело даже просто говорить вслух , не то, что писать книгу - Добротворской уже совсем не до «комильфо».

Важно знать, что, во-первых, все эти письма, из которых состоит книга – совершенно реальные письма от реально человека о реальных событиях. Совсем реальных. До оголенного мяса; во-вторых, Сергей и Карина Добротворские персонажи богемного Петербурга 90-х, критики театра и кино. И эти два факта, по большому счету, и составляют основную мизансцену книги.

Оценка личности Карины Добротворской должна остаться делом каждого читателя в отдельности ( хотя кто давал право оценивать какую бы то ни было личность? Но мы ведь все равно понимаем, что находясь по эту сторону страниц, пытливый ум читателя все равно будет складывать из поступков и слов Своего Героя – то есть, оценивать его). А вот портрет Сергея Добротворского выходит хоть и неоднозначным, но не притягивающим критику - его прощаешь за его талант. Он действительно был талантлив. Страсть к кинематографу рождала в нем все самое плохое и самое хорошее. Но при этом оставляла совершенно беззащитным перед миром – как оголенный нерв.

В «100 письмах к Сереже» есть «манкость» ( слово, которое второстепенным персонажем проходит в самой книге). Манкий Петербург ( не Питер), манкий мир театра и кино ( но в самую первую очередь – кино и еще раз кино), манкость беспорядочных и балансирующих на грани 90-х. И грязь и свет – все там манкое.

Эту книгу можно и нужно, а главное – хочется, читать с карандашом в руках, чтобы ставить пытливые галочки чуть ли на каждой странице, а потом гуглить, гуглить, гуглить. Фильмы, режиссеры, книги, имена и фамилии, чтобы не забыть посмотреть, прочитать, узнать. Но и отдельно просто необходимо «крыжить» цитаты самого Сергея Добротворского - не напыщенные и надуманные, а идущие изнутри талантливого человека с вечным внутренним надломом.

Читая письма, проваливаешься в чужую жизнь –в жизнь творческой ( после прочтения книги это слово будет вызывать у вас ироническую улыбку) семейной пары . С кучей ошибок - серьезных и не очень, а иногда просто разрушительных. Удивительно, но у Карины Добротворской получилось «раскрыть образ» ( простите за школярство) Сергея Добротворского не брезгуя достаточно жесткими подробности, и при этом не разрушить его таланта, не упростить, не опошлить - не развеять «миф» ( слово «миф» занимало особое место в словаре самого Добротворского, хотя к нему отношения и не имело. Он не был мифом тогда, сейчас тем более. В его образе есть та витальность, которая не уживается с мифологизацией кумиров).

Стоит отметить, что аннотация к «Кто-нибудь видел мою девчонку» с одной стороны очень точно передает содержание книги и ее атмосферу, но с другой - настраивает нас на тотально неверный эмоциональный лад – книга абсолютно не слезливая, не жалостливая. Это совсем не из категории « До встречи с тобой» - где все сюжеты идеально грустные, а все персонажи идеально неидеальные. В «письмах» и герои и ситуации – неидеально неидеальные.

Сама Карина Добротворская осознавая, что вряд ли вызовет шквал сочувствующих вздохов, не давит на жалость и почти не пытается оправдать себя - по большому счету с голой грудью выходит к вооруженной осуждением читательской толпе. Создается впечатление, что она хочет этого, как очищающего огня, надеясь хотя бы так сбросить с плеч груз вины. И именно это и защищает ее от этого самого осуждения – правда. Совсем не идеальная, не героическая правда.

«Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже» без сомнения достойна внимания читателя. Пусть 90% аудитории и не знают кто такой Сергей Добротворский и тем более слыхом не слыхивал о его второй жене. Прочитают – узнают. И захотят узнать больше. Пусть не о Карине, но о Сергее точно. А фотографии из личного архива пары и их друзей, которые так уместно «вживили» в тело книги помогут создать те самые образы эпохи чуть осязаемее.

Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже читать онлайн - Карина Добротворская

Карина Добротворская

Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже

Любить больно. Будто дала позволение освежевать себя, зная, что тот, другой, может в любую минуту удалиться с твоей кожей.

Сьюзен Зонтаг. “Дневники”

Когда гроб опускали в могилу, жена даже крикнула: “Пустите меня к нему!”, но в могилу за мужем не пошла…

А. П. Чехов. “Оратор”

Семнадцать лет назад, в ночь с 26 на 27 августа 1997 года, умер Сергей Добротворский. К тому моменту мы уже два месяца были в разводе. Таким образом, я не стала его вдовой и даже не присутствовала на похоронах.

Мы прожили с ним шесть лет. Сумасшедших, счастливых, легких, невыносимых лет. Так случилось, что эти годы оказались самыми главными в моей жизни. Любовь к нему, которую я оборвала, — самой сильной любовью. А его смерть — и моей смертью, как бы пафосно это ни звучало.

За эти семнадцать лет не было ни дня, чтобы я с ним не разговаривала. Первый год прошел в полусознательном состоянии. Джоан Дидион в книге “Год магических мыслей” описала невозможность разорвать связь с умершими любимыми, их физически осязаемое присутствие рядом. Она — как и моя мама после папиной смерти — не могла отдать ботинки умершего мужа: ну как же, ему ведь будет не в чем ходить, если он вернется, — а он непременно вернется.

Постепенно острая боль отступила — или я просто научилась с ней жить. Боль ушла, а он остался со мной. Я обсуждала с ним новые и старые фильмы, задавала ему вопросы о работе, хвасталась своей карьерой, сплетничала про знакомых и незнакомых, рассказывала о своих путешествиях, воскрешала его в повторяющихся снах.

С ним я не долюбила, не договорила, не досмотрела, не разделила. После его ухода моя жизнь распалась на внешнюю и внутреннюю. Внешне у меня был счастливый брак, прекрасные дети, огромная квартира, замечательная работа, фантастическая карьера и даже маленький дом на берегу моря. Внутри — застывшая боль, засохшие слезы и бесконечный диалог с человеком, которого больше не было.

Я так свыклась с этой макабрической связью, с этой Хиросимой, моей любовью, с жизнью, в которой прошлое важнее настоящего, что почти не задумывалась о том, что жизнь может быть совсем другой. И что я снова могу быть живой. И — страшно подумать — счастливой.

А потом я влюбилась. Началось это как легкое увлечение. Ничего серьезного, просто чистая радость. Но странным образом это невесомое чувство, ни на что в моей душе не претендующее, вдруг открыло в ней какие-то шлюзы, откуда хлынуло то, что копилось годами. Хлынули слезы, неожиданно горячие. Хлынуло счастье, перемешанное с несчастьем. И во мне тихо, как мышь, заскреблась мысль: а вдруг он, мертвый, меня отпустит? Вдруг позволит жить настоящим?

Годами я говорила с ним. Теперь я стала писать ему письма. Заново, шаг за шагом, проживая нашу с ним жизнь, так крепко меня держащую.

Мы жили на улице Правды. Нашей с ним правды. В этих письмах нет никаких претензий на объективный портрет Добротворского. Это не биография, не мемуары, не документальное свидетельство. Это попытка литературы, где многое искажено памятью или создано воображением. Наверняка многие знали и любили Сережу совсем другим. Но это мой Сережа Добротворский — и моя правда.

Цитаты без ссылок взяты из статей и лекций Сергея Добротворского.

Автор рисунков и стихов — Сергей Добротворский.

1

Содержание

8 января 2013

Привет! Почему у меня не осталось твоих писем? Сохранились только несколько листков с твоими смешными стишками, написанными-нарисованными рукотворным печатным шрифтом. Несколько записок, тоже написанных большими полупечатными буквами. Сейчас я понимаю, что почти не помню твоего почерка. Ни мейлов, ни смс — ничего тогда не было. Никаких мобильных телефонов. Даже пейджер был атрибутом важности и богатства. А статьи мы передавали отпечатанными на машинке — первый (286-й) компьютер появился у нас только спустя два года после того, как мы начали жить вместе. Тогда в нашу жизнь вошли и квадратные дискеты, казавшиеся чем-то инопланетным. Мы часто передавали их в московский “Коммерсант” с поездом.

Почему мы не писали друг другу писем? Просто потому, что всегда были вместе? Однажды ты уехал в Англию — это случилось, наверное, через месяц или два после того, как мы поженились. Тебя не было совсем недолго — максимум две недели. Не помню, как мы тогда общались. Звонил ли ты домой? (Мы жили тогда в большой квартире на 2-й Советской, которую снимали у драматурга Олега Юрьева.) А еще ты был без меня в Америке — долго, почти два месяца. Потом я приехала к тебе, но вот как мы держали связь всё это время? Или в этом не было такой уж безумной потребности? Разлука была неизбежной данностью, и люди, даже нетерпеливо влюбленные, умели ждать.

Самое длинное твое письмо занимало максимум полстраницы. Ты написал его в Куйбышевскую больницу, куда меня увезли на скорой помощи с кровотечением и где поставили диагноз “замершая беременность”. Письмо исчезло в моих переездах, но я запомнила одну строчку: “Мы все держим за тебя кулаки — обе мамочки и я”.

Жизнь с тобой не была виртуальной. Мы сидели на кухне, пили черный чай из огромных кружек или кисловатый растворимый кофе с молоком и говорили до четырех утра, не в силах друг от друга оторваться. Я не помню, чтобы эти разговоры перемежались поцелуями. Я вообще мало помню наши поцелуи. Электричество текло между нами, не отключаясь ни на секунду, но это был не только чувственный, но и интеллектуальный заряд. Впрочем, какая разница?

Мне нравилось смотреть на твое слегка надменное подвижное лицо, мне нравился твой отрывистый аффектированный смех, твоя рок-н-ролльная пластика, твои очень светлые глаза. (Ты писал про Джеймса Дина, на которого, конечно, был похож: “актер-неврастеник с капризным детским ртом и печальными старческими глазами”.) Когда ты выходил из нашего домашнего пространства, то становилась очевидной несоразмерность твоей красоты внешнему миру, которому надо было постоянно что-то доказывать, и прежде всего — собственную состоятельность. Мир был большой — ты был маленький. Ты, наверное, страдал от этой несоразмерности. Тебя занимал феномен гипнотического воздействия на людей, который заставляет забыть о невысоком росте: “Крошка Цахес”, “Парфюмер”, “Мертвая зона”. Ты тоже умел завораживать. Любил окружать себя теми, кто тобой восторгался. Любил, когда тебя называли учителем. Обожал влюбленных в тебя студенток. Многие из твоих друзей обращались к тебе на “вы” (ты к ним тоже). Многие называли по отчеству.

Я никогда тебе этого не говорила, но ты казался мне очень красивым. Особенно дома, где ты был соразмерен пространству.

А в постели между нами и вовсе не было разницы в росте.

2

22 января 2013

Я так отчетливо помню, как увидела тебя в первый раз. Эта сцена навсегда засела у меня в голове — словно кадр из фильма новой волны, из какого-нибудь “Жюля и Джима”.

Я, студентка театрального института, стою со своими сокурсницами на переходе у набережной Фонтанки, около сквера на улице Белинского. Напротив меня, на другой стороне дороги — невысокий блондин в голубом джинсовом костюме. У меня волосы до плеч. Кажется, у тебя они тоже довольно длинные. Зеленый свет — мы начинаем движение навстречу друг другу. Мальчишеская худая фигурка. Пружинистая походка. Едва ли ты один — вокруг тебя на Моховой всегда кто-то вился. Я вижу только тебя. По-женски тонко вырезанное лицо и голубые (как джинсы) глаза. Твой острый взгляд меня резко полоснул. Я останавливаюсь на проезжей части, оглядываюсь:

— Это кто?

— Ты что! Это же Сергей Добротворский!

А, Сергей Добротворский. Тот самый.

Ну да, я много слышала про тебя. Гениальный критик, самый одаренный аспирант, золотой мальчик, любимец Нины Александровны Рабинянц, моей и твоей преподавательницы, которую ты обожал за ахматовскую красоту и за умение самые путаные мысли приводить к простой формуле. Тебя с восторженным придыханием называют гением. Ты дико умный. Ты написал диплом об опальном Вайде и польском кино. Ты — режиссер собственной театральной студии, которая называется “На подоконнике”. Там, в этой студии на Моховой, в двух шагах от Театрального института (так написано в билете), занимаются несколько моих друзей — однокурсник Леня Попов, подруга Ануш Варданян, университетский вундеркинд Миша Трофименков. Туда заглядывают Тимур Новиков, Владимир Рекшан, длинноволосый бард Фрэнк, там играет на гитаре совсем еще юный Максим Пежемский. Там ошивается мой будущий лютый враг и твой близкий друг, поэт Леша Феоктистов (Вилли).

Мои друзья одержимы тобой и твоим “Подоконником”. Мне, презирающей подобного рода камлания, они напоминают сектантов. Андеграундные фильмы и театральные подвалы меня не привлекают. Я хочу стать театральным историком, азартно роюсь в пыльных архивах, близоруко щурюсь, иногда ношу очки в тонкой оправе (еще не перешла на линзы) и глубоко запутана в отношениях с безработным философом, мрачным и бородатым. Он годится мне в отцы, мучает меня ревностью и проклинает всё, что так или иначе уводит меня из мира чистого разума (читай — от него). А театральный институт уводит — каждый день. (Недаром театр на моем любимом сербском — “позорище”, а актер — “глумец”.)

Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже

Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к СережеДобавить
  • Читаю
  • Хочу прочитать
  • Прочитал

Жанр: Биографии и мемуары

Серия: Очень личные истории

Год издания: 2019

Издательство: АСТ

Фрагмент книги

Оцените книгу

Скачать книгу

735 скачиваний

Читать онлайн

О книге "Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже"

Они считались самой красивой парой богемного Петербурга начала девяностых – кинокритик и сценарист Сергей Добротворский и его юная жена Карина. Но счастливая романтическая история обернулась жестким триллером. Она сбежала в другой город, в другую жизнь, в другую любовь. А он остался в Петербурге и умер вскоре после развода. В автобиографической книге «Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже» Карина Добротворская обращается к адресату, которого давно нет в живых, пытается договорить то, что еще ни разу не было сказано. Хотя книга написана в эпистолярном жанре, ее легко представить в виде захватывающего киноромана из жизни двух петербургских интеллектуалов, где в каждом кадре присутствует время.

[style=font-size:80%]Сергей Николаевич, главный редактор журнала «СНОБ»[/style]

Произведение было опубликовано в 2019 году издательством АСТ. Книга входит в серию "Очень личные истории". На нашем сайте можно скачать книгу "Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже" в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt или читать онлайн. Здесь так же можно перед прочтением обратиться к отзывам читателей, уже знакомых с книгой, и узнать их мнение. В интернет-магазине нашего партнера вы можете купить и прочитать книгу в бумажном варианте.

Отзывы читателей

Подборки книг

Похожие книги

Другие книги автора

Блокадные девочки

Информация обновлена:

Читать онлайн "Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже" автора Добротворская Карина - RuLit

не о чем пить”.

Не будем снобами, ладно? Во-первых, я никогда

не видела его по-настоящему пьяным. Пьянела я, а он

оставался собой. Во-вторых, да, мне есть о чем с ним

пить. Я ведь писала тебе, что открываю новый мир —

чужой, непонятный, устроенный по другим законам.

Вот только не знаю, возможен ли этот роман без

хмельного головокружения?

Но я знаю одно — пока Сережин мир мне инте-

ресен, я его люблю.

22.

77

Ночь с 3 на 4 мая 2013

Вспоминала сегодня наше первое появление вместе

в профессиональной тусовке. Киноведческий семинар

в репинском доме творчества кинематографистов.

Я и раньше бывала в Репине на зимних каникулах, любила это место, встретила там когда-то много людей, с которыми продолжала общаться: Диму Месхиева, Киру Сурикову, Наташу Токареву. Но сейчас я ехала

туда не просто в качестве твоей девушки, но и как

аспирантка, молодой критик. Тебе предстояло выступить

с анализом “Чапаева”, а мне — “Цирка”. Я обожала

“Цирк” Александрова, и мы вместе проделали совер-

шенно хулиганский его разбор. Позже по мотивам

своего репинского выступления я написала статью

в “Искусство кино”.

Моя речь вышла такой дерзкой, что кто-то из

пожилых киноведов подавал возмущенные реплики, особенно когда советскую пушку из “Полета в страто-

сферу” я сравнивала с членом. Ты сидел в зале, страшно

нервничал и ерзал, готовый в любой момент броситься

мне на помощь. Но уже тогда я умела справляться

с любой аудиторией — чтение лекций давалось легко

и доставляло мне удовольствие. Я удачно парировала

строгие выкрики. К тому же за меня опять вступился

Яков Борисович Иоскевич, сказав с места, что это

блестящее выступление и тонкий структуралистский

анализ фильма. Когда я закончила и спустилась к тебе

в зал, ты взял меня за руку и бросал на всех гордые

взгляды: “Как вам моя девчонка?”

Именно там я впервые увидела Любу Аркус.

Конечно, я о ней много слышала — и от тебя, и от

других. Люба только что сделала первый номер

78

“Сеанса”, который все жарко обсуждали. Поразительно: вокруг “Сеанса” собрались те, кто много значил и еще

будет значить в моей жизни — Ира и Леша Тархановы, Таня Москвина, Миша Трофименков, Лена и Андрей

Плаховы, позже — Паша Гершензон и Элла Липпа.

А ты, погруженный по уши в наш роман, оказался вне

этого круга. Сначала не пришел на первую редколлегию, потом не сдал в срок статью. Да и к журналу отнесся

скептически: дизайн казался тебе претенциозным, ком-

пания — разношерстной, Люба — слишком страстной.

Только много позже я поняла, что слишком страстным

главный редактор быть не может и что Любина страст-

ность создала, спасла и удержала журнал. (“К чему вся

одаренность без страсти и воли?” — спрашивала

Цветаева.)

Люба была глубоко обижена тем, что ты игно-

рируешь “Сеанс”, но, как все пассионарии, готова была

немедленно простить, принять, обнять и полюбить

пуще прежнего. Ты, конечно, был самым талантливым

кинокритиком в Питере — да и в Москве, если не

считать Тимофеевского, который тогда много писал

о кино. Но ты не был автором ее “Сеанса”. Как такое

могло случиться? На меня Люба смотрела насторо-

женным ревнивым взглядом человека, у которого

отняли что-то, что по праву должно принадлежать

только ему. “На кого ты меня променял?” Кажется, имен-

но в Репине вы договорились, что в “Сеанс” ты все-таки

будешь вовлечен, войдешь в редколлегию и всё такое.

Люба была хорошенькая, плотная, но не казалась

полной, с большими зелеными глазами за очками, которые она снимала в моменты, когда хотела произве-

сти впечатление на мужчин. Одета была в джинсы

и яркую зеленую кофту, темные волосы заплетала в две

79

детские косички — помню, эти косички меня удивили.

В Любе горел огонь. Меня, болезненно застенчивую, для которой разговор с любым малознакомым человеком

был пыткой, поразило, как легко она общается

с известными людьми — без всякой дистанции, как

равная с равными. Во-первых, по праву своей редкост-

ной витальности. Во-вторых, исходя из уверенности, что делает лучший в мире журнал о кино. В зале Люба

сидела рядом с Алексеем Германом, который казался

мне небожителем, и болтала с ним так небрежно, будто

была самым важным человеком в его жизни. Ты тоже

так умел, но тебе это давалось внутренним усилием, свою легкость ты талантливо имитировал. Люба умела

и любить, и ненавидеть — и, если ты попадал в поток

биография, личная жизнь и карьера

Зависть - это плохое качество, способное съесть своего хозяина изнутри. Вот только завидовать чужому успеху можно иначе. Кроме того, возникающая зависть всегда может превратиться в отличную мотивацию для достижения успеха. Карина Добротворская - именно такой человек, который вызывает зависть и в то же время заставляет задуматься о перспективах развития вашей карьеры и личности. Что в нем особенного? Кто эта гордая и успешная женщина?

Краткая история из детства

Карина родилась в семье инженеров 25 сентября 1966 года в Ленинграде.В ее среде ценились искренность, целеустремленность, естественность и хорошие манеры. Именно поэтому родители маленькой девочки сделали все, чтобы их дочь получила надлежащее образование, научилась вежливости, пунктуальности и превратилась в настоящего аристократа. Кроме того, они наняли учителей, которые преподавали этику и эстетику, учили искусство держать себя в компании и так далее.

Где училась юная Карина?

Сразу после школы Карина Добротворская подала документы и легко поступила в Академию театрального искусства в городе на Неве.Там на факультете театральных исследований она познакомилась с академической наукой, изучила историю западноевропейского театра и получила общее представление обо всех творческих профессиях (актер, режиссер, сценарист).

После окончания академии Карина поступила в аспирантуру на факультет искусствоведения ЛГИТМиК, а затем защитила кандидатскую работу по искусствоведению.

Педагогическая деятельность Карины

Карина Добротворская получила свою первую работу в ЛГИТМиК, где она ранее проходила обучение.Здесь ей предложили небольшую должность преподавателя истории в западноевропейском театре. По словам героини, ей показалось очень лестным такое предложение, и она без колебаний согласилась.

Работа и начало карьеры в редакции

Через некоторое время девушку с необычайно развитыми лидерскими качествами заметили в редакции издания Коммерсантъ-daily. Это было

.

биография, личная жизнь и карьера

Зависть - это плохое качество, способное съесть своего хозяина изнутри. Вот только завидовать чужому успеху можно иначе. Кроме того, возникающая зависть всегда может превратиться в отличную мотивацию для достижения успеха. Карина Добротворская - именно такой человек, который вызывает зависть и в то же время заставляет задуматься о перспективах развития вашей карьеры и личности. Что в нем особенного? Кто эта гордая и успешная женщина?

Краткая история из детства

Карина родилась в семье инженеров 25 сентября 1966 года в Ленинграде.В ее среде ценились искренность, целеустремленность, естественность и хорошие манеры. Именно поэтому родители маленькой девочки сделали все, чтобы их дочь получила надлежащее образование, научилась вежливости, пунктуальности и превратилась в настоящего аристократа. Кроме того, они наняли учителей, которые преподавали этику и эстетику, учили искусство держать себя в компании и так далее.

Где училась юная Карина?

Сразу после школы Карина Добротворская подала документы и легко поступила в Академию театрального искусства в городе на Неве.Там на факультете театральных исследований она познакомилась с академической наукой, изучила историю западноевропейского театра и получила общее представление обо всех творческих профессиях (актер, режиссер, сценарист).

После окончания академии Карина поступила в аспирантуру на факультет искусствоведения ЛГИТМиК, а затем защитила кандидатскую работу по искусствоведению.

Педагогическая деятельность Карины

Карина Добротворская получила свою первую работу в ЛГИТМиК, где она ранее проходила обучение.Здесь ей предложили небольшую должность преподавателя истории в западноевропейском театре. По словам героини, ей показалось очень лестным такое предложение, и она без колебаний согласилась.

Работа и начало карьеры в редакции

Через некоторое время девушку с необычайно развитыми лидерскими качествами заметили в редакции издания Коммерсантъ-daily. Именно там наша героиня впервые начала работать журналистом и корреспондентом.Здесь она написала и опубликовала множество занимательных статей о кино и театре.

Видя перспективы талантливого автора, редакция другой газеты «Русский телеграф» буквально заманила девушку, пообещав ей должность обозревателя и редактора издания.

Еще позже Карина Добротворская была приглашена на место заместителя первого редактора в популярное на то время российское издание киноиндустрии Премьера. В начале 1998 года девушка снова сменила работу и заняла должность заместителя главного редактора русской версии глянцевого журнала Vogue.

В середине 2002 года Карина снова заняла карьерную лестницу и заняла вакантную должность главного редактора российского представительства журнала Architectural Digest. А в начале 2005 года Добротворская переехала в издательство Condé Nast, где ей было обещано место редакционного директора издательства. Три года спустя Карина Анатольевна была повышена до должности президента этой же организации. На данный момент ей принадлежит основной пакет акций российского представительства Condé Nast.

В каких изданиях Карина публиковала свои материалы?

За годы растущей карьеры Карина Добротворская написала и опубликовала более 300 материалов, касающихся ее двух любимых тем - театра и кино. Среди издательств и публикаций, где авторские работы были оценены по достоинству, можно выделить следующие журналы:

  • «Сессия»;
  • "Искусство кино";
  • "Московский Обозреватель";
  • "Петербургский театральный журнал";
  • "Ом".

Также материалы журналиста были отмечены в нескольких сборниках ЛГИТМиК, а также в изданиях «Коммерсантъ-Daily», «Российский телеграф» и «Литературная газета».

Книги Добротворской

Помимо нашей журналистской деятельности наша героиня занималась литературным творчеством. Так, она написала и опубликовала сразу две книги: «Блокадные девушки» и «Кто-нибудь видел мою девушку? 100 писем Сереже».

В первой работе автор поднял острую тему о жителях осажденного Ленинграда, а в вторую она описала свои романтические отношения со своим первым, недавно ушедшим мужем.Она такая развитая, искренняя и непредсказуемая Карина Добротворская. Книга первая и вторая рассказывает о человеческих ценностях, любви, дружбе, предательстве и ненависти. Неожиданно для самого автора обе работы стали настоящими бестселлерами.

Краткая информация о книге «Кто-нибудь видел мою девушку? 100 писем Сереже»

Эта книга была для Карины оригинальной конфессией, так как позволила описать на литературном языке все те переживания, которые героиня пережила, общаясь со своим бывшим супругом. ,В названии произведения не случайно написано о письмах, поскольку весь автобиографический роман представляет собой некое собрание любовных писем и заметок, адресованных ныне покойному мужу автора.

Отношения между Сергеем и Кариной на самом деле

Сергей Добротворский и Карина - главные персонажи книг, по их взаимным знакомствам, были самой красивой парой в богемном Петербурге 90-х годов. Он был известным сценаристом, кинокритиком и интеллектуалом, и она просто любила его.

И может показаться, что для них все было идеально: любовь, взаимное уважение, общие интересы, слава - но их отношения никогда не были предназначены для того, чтобы перерасти во что-то долгое. Почему-то, о чем, кстати, автор рассказывает в своей книге, они расстались. В результате Карина была вынуждена в прямом смысле этого слова бежать от своего обожаемого супруга в совершенно другой город. Сергей остался в Петербурге и ровно через месяц внезапно умер.

В своей книге Карина не просто описывает здесь переживания.Она дает ответы на волнующие вопросы и говорит то, что не успела рассказать своей возлюбленной при жизни. По мнению критиков, роман превзошел все ожидания. Он стал неожиданным откровением железной предпринимательницы, с которой так часто ассоциируется Добротворская Карина. Биография, личная жизнь, карьера этой сильной женщины описаны в нашей статье.

Личная жизнь Карины сегодня

На данный момент Карина замужем за Алексеем Тархановым и воспитывает двоих детей: дочь Софью и сына Ивана.Она по-прежнему увлекается кино, любит свою работу, увлекается живописью и ценит настоящую дружбу. У успешной женщины много поклонников, помощников и надежных партнеров.

р> ,

Condé Nast International Имена Карина Добротворская - WWD

ЛОНДОН - Карина Добротворская была назначена президентом и редакционным директором по развитию бренда Condé Nast International, говорится в заявлении издателя.

Эта должность является новой, и Добротворская будет подчиняться Джонатану Ньюхаусу, председателю и исполнительному директору компании. Она займет свою роль в январе и будет базироваться в Париже.

Добротворская будет отвечать за разработку новых печатных и цифровых продуктов по всему миру и сосредоточится на выпуске новых продуктов и брендов на развивающихся рынках, сказал Condé Nast.

Она также будет поддерживать развитие бренда на глобальных рынках для международного подразделения компании, которая управляет более чем 120 журналами и 80 веб-сайтами на 26 рынках за пределами США.

«Цель назначения Карины - гарантировать высочайший уровень редакционного качества, так как Condé Nast выводит свои фирменные продукты на новые рынки и новые медиа», - сказал Ньюхаус.«Карина - великолепный редактор, который будет использовать свой талант, опыт и ноу-хау для борьбы за редакторское мастерство».

Добротворская в настоящее время является президентом Condé Nast Russia, назначенным в 2008 году. Родилась в Санкт-Петербурге в 1966 году, она начала свою карьеру в журнале в 1998 году в качестве первого редактора журнала Russian Vogue.

Позже она стала редактором-основателем «Архитектурного дайджеста» в России и была консультантом по запуску Glamour в 2004 году.В 2006 году она была назначена редакционным директором компании, продолжая редактировать AD.

Под ее руководством Condé Nast Russia выпустила Tatler, Brides, Condé Nast Traveller и первое европейское издание Allure. Она также руководила созданием семи фирменных веб-сайтов.

Добротворская начала свою карьеру в качестве академика. Она имеет докторскую степень в Санкт-Петербургской национальной академии театрального искусства и работала профессором до того, как занялась публикацией журналов.Она замужем за журналистом Алексеем Тархановым, который является парижским корреспондентом российской газеты "Коммерсант".

,

Кто-нибудь видел моего ребенка?

Это драма, с которой семьи надеются, что им никогда не придется столкнуться: исчезновение ребенка. В условиях паники и стресса крайне важно, чтобы система поддержки была быстро предоставлена, помимо любых действий, которые может предпринять полиция. А для организаций помощи на местах это является ключевой частью прав детей.

В некоторых случаях большое внимание средств массовой информации; другие становятся одинокой борьбой за семьи, отчаянно нуждающиеся в помощи.

По оценкам, в Европейском Союзе ежегодно пропадает миллион детей.К ним относятся побеги, похищения преступниками, похищения родителями, потерянные или раненые, а также пропавшие без вести дети-мигранты. Конечно, многие из них в конечном итоге обнаруживаются, часто в течение нескольких часов или нескольких дней, но многие другие остаются в пропущенном списке.

Польша - одна из стран, пытающихся что-то с этим сделать. Каждые несколько дней по меньшей мере трое детей в возрасте до 13 лет исчезают там, и каждый день 10 подростков пропадают без вести.

В Варшаве Right On познакомилась с женщиной, которая искала свою племянницу в течение последнего десятилетия.

Семилетнюю Карину Сурмач нигде не было видно после того, как ее мать была найдена застреленной дома в 2002 году вместе со своим партнером. Возможно, убийства связаны с организованной преступностью, но прогресса в раскрытии убийств или исчезновений Карины не было.

Малгожата Немец, тетя Карины, сказала euronews:
«Люди говорят, что она может быть мертва, что ее убили. Но пока она не найдется где-то, пока я не увижу ее мертвое тело, и нет никаких сомнений, что для меня она будет оставаться живой.Я буду продолжать ждать ее.

Семья Карины считает, что вполне вероятно, что она была похищена убийцей. Пуховое одеяло, туфли и другие вещи девушки отсутствовали в ее комнате.

Малгожата сказала: «Я надеюсь, что она найдена, что она была счастлива на протяжении многих лет, что она не прошла и была здорова. Я надеюсь, что у нее было достаточно, чтобы поесть. Я действительно надеюсь, что она найдена.

Для таких людей, как тетя Карины, организации, пропавшие без вести, предоставляют важную помощь и поддержку.

Пропавшая горячая линия для детей в Польше является частью более широкого европейского проекта: такое же количество в настоящее время используется в большинстве стран, и оно может стать спасательным кругом для обездоленных семей.

Зузанна Зиайко из организации «ИТАКА - Центр пропавших людей» сказала Правильно: «Они не знают, как быстро полиция должна начать действовать, что это будет делать, и часто им говорят только, что ребенок Заявление об исчезновении было завершено.

«Они должны идти домой с этим огромным бременем, не зная, где находится их ребенок, не зная, как организован поиск.Они не знают, как справиться с проблемой ».

Горячая линия предназначена для информирования о случаях, консультаций и поддержки, а также для информирования общественности.

Но сбежавшие подростки могут, например, обсудить проблемы, связанные с их исчезновением.

Euronews Seamus Kearney сообщил: «Все европейские страны по закону должны были ввести номер горячей линии к концу мая прошлого года. Многие выполнили, но другие еще не выполнили свои обязательства.

«В этих странах возникает вопрос стоимости и того, кто платит, а также недостатка информации и осведомленности. В настоящее время оказывается давление с целью распространения номера горячей линии на все страны ЕС ».

Люксембург является последним, кто ввел горячую линию, и ожидается, что будет запущено больше запусков.

Многие операторы являются членами Missing Children Europe, головной организации, которая настаивает на едином выделенном номере.

Надежды на то, что количество раскрытых дел теперь будет увеличиваться.

Несмотря на финансовые трудности, Греция является одной из наиболее активных стран, когда речь идет о наличии систем для исчезновения детей.

Службы экстренной помощи и добровольцы готовы к быстрой мобилизации, когда горячая линия получает предупреждение.

Right On поговорила с одной матерью, которая позвонила по номеру, когда ее четырехлетний мальчик ушел из дома отдыха на острове Андрос прошлым летом.

После того, как спасательные команды и местные жители были схвачены, ребенок был найден через несколько часов в целости и сохранности.

Мать спасенного мальчика рассказала euronews: «Сначала я почувствовала панику, но молодая женщина, с которой я разговаривала по горячей линии, успокоила меня и сказала, чтобы я сохраняла спокойствие, говоря, что они помогут найти мальчика как можно быстрее.

«Постепенно я пытался сотрудничать с ними, так как я был в ужасном психологическом состоянии. Я думал, что никогда больше его не увижу, никогда не найду.

Организация, поддерживающая горячую линию Греции «Улыбка ребенка», стояла за созданием группы по реагированию на пропавших детей, чтобы на ранних стадиях исчезновения находились спасатели.

Первым, кто получает предупреждение, будь то полиция или горячая линия, цель - не тратить время на обмен информацией.

Василис Орфанос, координатор группы реагирования на пропавших детей, сказал: «Для нас очень важно, чтобы каждый раз, когда ребенок пропал без вести, очень быстро получать уведомления, поэтому мы можем реагировать на инцидент как можно быстрее. »

В Греции также есть общественная система оповещения о подозреваемых похищениях, вспыхивающая по телевидению и подобная знакам на автомагистралях.

В 2011 году на горячую линию в Греции поступило почти 6000 звонков, в которых рассматривались дела 120 пропавших детей. Восемь из них до сих пор не найдены. Но сотрудничество кажется ключевым.

Костас Яннопулос, председатель «Улыбки ребенка», сказал Right On: «Мы объединяем наши силы. Это был наш девиз, сообщение, которое мы хотим показать. Мы объединяем силы для детей.

«Улыбка ребенка, Красный Крест, Греческие спасательные команды, Полиция, Пожарная служба, Администрация порта, Гражданская оборона - все вместе с одной целью.

Это сообщение повторяется полицией. Была создана полностью автоматизированная компьютерная система, позволяющая централизовать информацию, которая затем может быть распространена в различных форматах в течение нескольких минут.

Капитан Панагиотис Папантонис из отдела по делам пропавших без вести сотрудников греческой полиции сказал euronews: «Эта инициатива очень важна, и очень хорошо, что мы были первой страной, которая создала эту службу, которая сейчас работает в Греции.

«Это помогло нам во многих случаях исчезновения, потому что, хотя родители, возможно, не дали нам какую-то часть информации, мы получили ее анонимно по горячей линии.

И иногда только одна небольшая подсказка от общественности - все, что нужно, чтобы привести пропавшего ребенка домой.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о