Креативный директор диор – Christian Dior: история бренда, фото дизайнеров и лучших моделей

Dior назвал имя нового креативного директора

Мария Грация Кьюри

Спустя 9 месяцев после ухода Рафа Симонса из Dior, модный дом официально назвал имя нового креативного директора марки. Им стала итальянка Мария Грация Кьюри, занимавшаяся до этого созданием коллекций для Valentino.

«У меня была идея привлечь женщину к руководству брендом. Это то, что ему сейчас необходимо», - говорит в заявлении президент Christian Dior Сидни Толедано.

Мария Грация стала первой в 69-летней истории бренда женщиной, которая будет им руководить. Она приступит к работе на следующей неделе и будет отвечать за разработку коллекций haute couture и ready-to-wear, коллекций аксессуаров, а также за рекламные кампании, оформление магазинов и глобальный имидж марки (созданием мужских коллекций Dior продолжит заниматьcя Крис Ван Аш, ювелирными коллекциями – Виктуар де Кастеллан).

Свою первую коллекцию для сезона весна-лето 2017 она представит уже в сентябре 2016 на Неделе моды в Париже.

Подписывайтесь на канал ELLE в Telegram, чтобы всегда быть в курсе интересных новостей о звездах, моде и стиле жизни.


Christian Dior Haute Couture Fall Winter 2016-17

www.elle.ru

почему дизайнер Раф Симонс покинул дом Dior :: Вещи :: РБК.Стиль

«Christian Dior — потрясающая компания, и для мeня огромной привилегией стала возможность вписать пару собственных страниц в ее книгу истории, — заявил Раф Симонс, сообщая о своем уходе с поста креативного директора  женского направления Christian Dior. — Я хотел бы поблагодарить г-на Бернара Арно за то доверие, которое он мне оказал, предоставив невероятный шанс поработать в таком прекрасном доме с командой, о которой можно только мечтать». 

Заявление, распространенное вчера после закрытия торгов на парижской бирже, произвело эффект разорвавшейся бомбы. Сейчас, когда появилась возможность сопоставить некоторые факты, возможные причины этого неожиданного ухода становятся более очевидными. Как оказалось, Симонс поставил в известность Бернара Арно, генерального директора LVMH, и Сидни Толедано, стоящего у руля Dior более 20 лет, о своем намерении не продлевать контракт еще летом.

 

 Весна 2016

Осень 2015

Весна 2015

 

Несмотря на комплименты и поздравления, которые Арно говорил в адрес Симонса за кулисами показа весенне-летней коллекции 2016 года, уход был уже делом решенным, хотя руководство еще надеялось его уговорить, а потому не торопилось с официальным заявлением. 

Перед своим, как оказалось, последним показом 2 октября Раф находился в некотором замешательстве: «Я не перестаю спрашивать самого себя, и, чувствую, другие тоже. Мы очень много все говорим о том, куда все это идет? Ведь то, что сейчас происходит с модой — это далеко не только одежда».

Раф Симонс изначально занимался исключительно мужской одеждой и женскую начал делать лишь в 2005 году в Jil Sander. В заслугу ему ставят появление в Dior более современных линейных силуэтов, графическое видение как в фасонах, так и принтах, подчас футуристические детали, но в целом создание одежды, которая стала не частью костюмной драмы, а реальной «улицы».

 

Весна 2015

Весна 2015

Осень 2014

 

Результаты последнего финансового года свидетельствуют о том, что продажи парижского дома выросли на 18%, достигнув $1,94 млрд (рост за три с половиной года на 60%).

Но, судя по всему, Симонс просто не выдержал ритма работы в Dior. Пост креативного директора Dior для многих кажется работой мечты, но занимая его, надо жертвовать личным пространством и временем. Раф родом из крошечного бельгийского городка Неерпельт, долго жил в Антверпене и привык к размеренной жизни. Уже работая на Jil Sander он не смог вписаться в рабочий ритм компании с главным офисом в Милане, при том, что масштабы этой марки несравнимы с Dior. В слишком формальной среде парижского дома он явно чувствовал себя некомфортно, что очень хорошо видно в документальном фильме «Диор и я», когда креативный директор вдруг отодвигался на второй план.

Он говорил в интервью, что с шестью коллекциями в год ему катастрофически не хватает времени: «Когда работаешь над таким количеством показов в год, то оказывается, что времени на все недостаточно. Технически — есть люди, которые шьют образцы и успевают это сделать. Но идеям не хватает инкубационного периода, а он очень важен. Когда пытаешься воплотить идею, часто смотришь и думаешь: «Отложим ее на неделю, а потом мы к ней вернемся». Но это невозможно, когда у тебя лишь одна команда, которая работает над всеми коллекциями».

 

Осень 2014

Осень 2014

Весна 2014

 

Кроме того, Симонс не мог влиять на рекламу парфюмерии и косметики, в том числе с участием звезд, и дизайн бутиков: для таких гигантов, как Dior, оказывается сложным привести все к общему знаменателю видения креативного директора, из-за чего у дома оказывалось как бы несколько не связанных друг с другом имиджей.

Cамое же очевидное объяснение нежелания продлевать контракт с Dior — наладившаяся личная жизнь дизайнера и достаточно хорошо идущие дела собственной марки. Вопреки распространенной в модной индустрии «гонке вооружений», когда каждый стремится занять пост поважнее и привлечь к себе максимум внимания, Симонс выбрал свой путь — вполне безбедной, но спокойной жизни с любимым человеком вдали от перипетий модного мира.

Следующий шаг Симонса пока окутан тайной. И хотя в индустрии ходят слухи, что им заинтересовался Calvin Klein, в течение минимум года он едва ли сможет работать на какую-то другую марку, согласно контракту.

Отмечая крайне доброжелательную атмосферу, сопровождавшую решение Симонса, нельзя не вспомнить предыдущий громкий уход дизайнера из не менее известного парижского дома. Летом Александр Вэнг, который пришел в Balenciaga лишь в начале 2013 года, объявил о том, что не намерен продлевать контракт. При этом все указывало на сохранение теплых отношений между дизайнером и генеральным директором компании Kering, владеющей Balenciaga, Франсуа-Анри Пино. Для обоих коллекции следующего лета стали последними в рамках контракта.

 

Осень 2013

Весна 2013

Весна 2013

 

Каковы бы ни были настоящие причины этих расставаний, положительный аккорд стал своего рода приятной тенденцией. Достаточно вспомнить несколько примеров, когда с приглашенными в большие дома дизайнерами обходились как минимум безжалостно: Кристоф Декарнен прямо накануне показа Balmain оказался на больничной койке с нервным срывом; 15-летнее сотрудничество между Kering и Николя Гескьером окончилось длительной судебной тяжбой; позорное увольнение Гальяно за антисемитские высказывания из Dior; малопривлекательное для солидного дома Valentino обращение с дизайнером Алессандрой Факинетти, узнавшей лишь из прессы, что с ней разорвали контракт; собственно с самим Симонсом в 2012-м поступили бесцеремонно в Jil Sander, приостановив с ним контракт раньше времени.  

 

 

 

Короткий контракт: как модные дома меняют дизайнеров

 

В истории Dior Раф Симонс стал лишь шестым дизайнером, проработав три с половиной года. «РБК Стиль» помнит еще нескольких дизайнеров, чья карьера оказалось еще короче.

 

 

Дизайнеру Алессандре Факкинетти не повезло больше всех. Едва в еще чьем-нибудь резюме можно найти столь частую смену места работы:

Gucci – 2004-2005

Valentino – 2008-2009

Uniqueness – 2011-2012

 

Ungaro

После продажи марки в 2005 году нынешним американским владельцам их деятельность только и сводилась к найму и увольнению новых и новых дизайнеров:

Джайлс Дикон, 2011
(2 сезона)

Эстрелла Аркс, 2010
(1 сезон)

Эстебан Кортасар, 2008-2009
(2 сезона)

 

 

Питер Дундас, 2006-2007
(2 сезона)

 

Венсен Дарре, 2005-2006
(2 сезона)

 

 

Chloe

 

Эта парижская марка после ухода дизайнера Фиби Файло тоже сменила несколько дизайнеров, хотя и в более щадящем ритме:

 

Паоло Мелим Андерссон,
2006-2008

Ханна Макгиббон,
2008-2011 

 

 

 

style.rbc.ru

Почему Раф Симонс ушел из Dior?

В четверг Dior потряс мир моды новостью об уходе Рафа Симонса с должности креативного директора французского бренда. Новости не предшествовали слухи, как это обычно бывает, она была слишком неожиданной. Редактор моды Buro 24/7 Анара Кукиева уверена: уход дизайнера – большая потеря для французского дома, но спасение для самого Симонса

На должности креативного директора Dior Раф Симонс провел 3,5 года. Результат – 20 коллекций и совершенно новый Dior: динамичный, современный, остроумный, концептуальный и коммерчески успешный. Все знают об очередях на предзаказы аксессуаров Dior, созданных Симонсом. С его приходом финансовые показатели продаж Christian Dior достигли стабильных отличных результатов. За последний квартал доход французского бренда вырос на 12,9%, а темпы роста составили 5%.

Симонс постоянно твердил, что современная женщина – другая. Такая, которой не нужны театральность и драма, свойственные его предшественнику Джону Гальяно. Это несовременно

Динамичность вообще стала определяющим словом в работе Симонса и Dior. В своих немногочисленных интервью дизайнер постоянно твердил, что современная женщина именно такая – динамичная, которой не нужны театральность и драма, свойственные его предшественнику Джону Гальяно. Это несовременно. И одежда ее не должна быть предметом искусства, сдувать с нее пылинки и хранить, как музейные экспонаты, в гардеробе уже не нужно, одежду нужно носить. А еще из коллекции в коллекцию он повторял, что сегодняшняя женственность – не такая, какой она была в 50-е годы.

Именно поэтому первое, что модернизировал Симонс в Dior, – платья и юбки силуэта new look и бар-жакет. Это не понравилось поклонницам Кристиана Диора и Джона Гальяно, но пришлось по душе новой моднице, с современным и прогрессивным взглядом на жизнь.

Первое, что поменял Симонс в Dior – платья и юбки силуэта new look и бар-жакет. Это не понравилось поклонницам Кристиана Диора и Джона Гальяно, но пришлось по душе новой моднице, с современным и прогрессивным взглядом на жизнь

Так что же случилось, если Dior процветал, Арно, Толенадо и Симонс были довольны сотрудничеством и все было отлично? В своем официальном письме, опубликованном вчера, Симонс пишет, что его решение тщательно обдумано и "основано на желании сосредоточиться на других интересах, включая мой собственный бренд и увлечениях вне работы. Christian Dior – экстраординарная компания, и это была огромная честь для меня  написать несколько страниц этой книги".

Проще говоря, он устал. От загруженности. Шесть коллекций в год, включая две кутюрные, сложные в технике, колоссальное давление, на которое он, правда, никогда не жаловался. И эта усталость неизбежна, если ты работаешь на такие машины, как Dior и LVMH; усталость от ответственности, чувства долга и, скорее всего, вынужденных ограничений. Усталость была заметна, несмотря на то, что его последние круизная, кутюрная и сезонная коллекции получились блестящими.

 

Ограничения были связаны во многом с отсутствием времени. Для создания дебютной коллекции, а она была кутюрная, у Симонса было в распоряжении всего восемь недель. Это катастрофически мало. Весь процесс знакомства с брендом и создание этой коллекции, которая стала его первым триумфом в Dior, отлично представлены в фильме "Диор и я". Кэти Хорин пишет, что в одном из интервью дизайнер сказал ей: "Когда ты делаешь шесть коллекций в год, у тебя нет достаточного количества времени для полного погружения в процесс. Технически  да, это выполнимо. Но у дизайнера нет времени на поиск, "высиживание" и переработку идей". 

Современная мода жестока по отношению к дизайнерам. Креативный директор обязан курировать все: выпуск многочисленных коллекций, открытие магазинов по всему миру, разработку рекламных кампаний, привлечение знаменитостей. А еще нужно быть социально активным. В результате прекрасная профессия и дело жизни превращаются в "крысиные бега", в которых дизайнер теряет себя, перестает себя слышать.

Поэтому решение Рафа Симонса, его желание посвящать больше времени собственному бренду, к слову, очень успешному, и интересным вещам, не имеющим отношения к работе, кажется очень разумным. Это решение вообще должно заставить большие бренды задуматься, почему дизайнеры, которых они нанимают, не могут продержаться на своих позициях больше 34 лет. Конечно, это всегда интересный опыт, честь и весьма прибыльное дело, но заданный концернами темп выдержать невозможно. Это люди, а не роботы. 

Решение Рафа Симонса должно заставить большие бренды задуматься, почему дизайнеры, которых они нанимают, не могут продержаться на своих позициях больше 34 лет

Что будет с Dior и Рафом Симонсом? Второй, понятное дело, посвятит себя полностью Raf Simons, вероятно, будет продолжать сотрудничать с художниками и делать что-то прогрессивное, в идеале нам бы хотелось увидеть его женскую линию. В Dior опять начнут поиски нового креативного директора. На то, чтобы найти Симонсу достойную замену, снова может уйти почти год. Из вероятных кандидатур – Рикардо Тиши, Джонатан Андерсон, Фиби Файло, Оливье Тискенс. Но кто бы ни занял его место, такого Dior, которого мы видели последние три с половиной года, больше не будет. Это грустно. Но вместо того, чтобы печалиться, разумнее теперь как можно скорее занять очередь в магазине за бар-жакетом, блестяще скроенным Рафом Симонсом. 

01

02

03

04

05

06

07

08

09

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

www.buro247.kz

Диор: креативный директор Дома Мария Грация Кьюри дала интервью Vogue

Мария Грация Кьюри занимает пост креативного директора Dior чуть более года. Об этой роли она никогда и не мечтала. «А все почему? — спрашивает она. — Да потому что до меня эту позицию никогда не занимала женщина».

Мы расположились в просторном зале парижского офиса Dior. На стенах позолоченные зеркала. Над головой — пара хрустальных люстр. Все остальное оформлено в фирменном диоровском бледно-сером: потолок, стены, диван, пара стульев с овальными спинками в стиле Людовика XVI. 52-летняя Кьюри вся в черном. Черные брюки, черная блузка, черные туфли на каблуках и черная, как сажа, подводка для глаз. У нее светлые волосы и стрижка с четким пробором сбоку. Как и у Алессандро Микеле из Gucci, ее пальцы украшают массивные кольца, одно из них — череп Codognato, другое сделано по собственному эскизу Марии Грации.

С того дня, когда бывший креативный содиректор Valentino показала дебютную кутюрную коллекцию для Dior в Музее Родена во время парижской Недели высокой моды, прошло всего девять месяцев, однако не будет преувеличением сказать, что влияние Кьюри вывело модный Дом с 70-летней историей на новый уровень: при ней подиум стал площадкой для дискуссии о феминизме и искусстве.

На шоу весна-лето 2018 Кьюри напомнила широкой аудитории о творчестве еще двух великих женщин. Она создала на подиуме пространство в стиле тосканского сада Таро художницы и бывшей клиентки Dior Ники де Сен-Фалль, а также выпустила на подиум моделей в тельняшках с надписью «Почему не было великих художниц?» — заголовком легендарного эссе историка Линды Нохлин. Мария Грация предложила новое видение современной женщины Dior: она по-прежнему предпочитает наряжаться в бальное платье с туфлями на шпильке вечером, а днем носит лонгсливы, широкие джинсы, пару удобных ботинок на плоском ходу и сумку через плечо. 

Вас называют дизайнером-активисткой. Как вы к этому относитесь?

Не думаю, что я активистка. Dior — все-таки о женственности. Когда я только пришла сюда, об этом твердил каждый. Окей, сказала я, мы должны ставить во главу угла женственность, но что она сегодня означает? Я стараюсь говорить о положении женщины сегодня и в будущем. Как мне кажется, вещи Dior должны придавать женщине сил. Одних цветочков для этого недостаточно. Я знаю, что многие люди испытывают ностальгию и мечтают жить в мире, который напоминал бы об этом прошлом, где Dior выглядит так же, как в 1950-х. Я и сама считаю, что воспоминания прекрасны, и очень ценю наше наследие. Если я современная женщина, которой хочется винтажное платье, то пойду в Didier Ludot и куплю тот самый Dior из прошлого. Но если я иду в современный бутик Dior — я хочу найти что-то, что будет одновременно говорить о богатом наследии и будет создано для сегодняшней жизни. Знаю, что есть и другие точки зрения на этот счет, я их уважаю, но моя точка зрения обозначена выше.

Марк Боан дольше всех был главным модельером Дома Dior, однако его влияние зачастую оставляют без внимания. Лично вас его работа вдохновляет?

Да. Если вы посмотрите на Ива Сен-Лорана, вы увидите, что его творчество ближе к тому, что сделал сам Диор. Марк Боан же полностью изменил образ Дома. Его силуэты в 1960-х стали четкими и короткими. Почему? Потому что в мире женщин тогда происходила революция, случился грандиозный сдвиг и в их собственных взглядах, и во взгляде общества на них. Это не дизайнер изменил линейку модного Дома, это женщины изменились, а дизайнер вовремя заметил, что его клиентки стали другими. Кутюрье должен понимать женщин. Иногда дизайнеров провозглашают революционерами. Извините, но это не так. Это женщина меняется, а дизайнер меняет подход к ней. Сегодня нам нужно понять новое поколение женщин, и это непросто. Современные молодые люди полностью отличаются от прежних: они потребляют больше информации, они гораздо индивидуальнее в своих мнениях. Если футболка сделана из хлопка, мой сын смотрит, в какой стране она сделана. Это совершенно новая аудитория, с другими ценностями и представлениями о том, что хорошо, а что плохо. Сегодня они могут купить модную одежду где угодно и за гроши воссоздать тот же самый образ с подиума. В этом мире люксовому бренду необходимо сохранить вес бренда, качество и мастерство и в то же время начинать заново диалог с этими новыми ребятами. И современный диалог должен быть о ценностях. Не только об одежде.

В вашей последней коллекции есть отсылки к работам Ники де Сен-Фалль. Как вы открыли ее для себя?

Придя в компанию, я сразу же начала работать над [выставкой в Музее декоративного искусства](/peopleparties/afisha/300_platev_dior_v_muzee_dekorativnogo_iskusstva_v_parizhe/){: target="_blank" }, которая погрузила меня в историю Dior. У модного Дома длинная и богатая история, здесь работали совершенно разные дизайнеры, которым по-разному удавалось транслировать ценности Дома на протяжении почти 70 лет. Во время своих исследований я нашла фотографии Ники де Сен-Фалль в одежде Dior и ее письма с просьбой о платье, адресованные Марку Боану. Я начала собирать информацию про Ники, и постепенно в коллекции начал вырисовываться ее образ и ее представления о женственности. Ники начинала в 1950-х как модель Dior, она была действительно красивой. Близкие уговаривали ее стать актрисой, а она решила заняться изобразительным искусством во времена, когда женщинам зарабатывать в этой сфере было практически невозможно.

Вы показали на подиуме футболки «Почему не было великих художниц?» Почему вам кажется, что этот вопрос сегодня все еще следует задавать?

Если женщине «не повезло» и у нее не было возможности ходить в престижную школу, она не родилась в обеспеченной семье, а государство не с силах помочь — ей будет очень непросто достичь успеха не только в сфере искусства, но и в любой другой области. Я думаю, что подобная мысль до сих пор сидит у женщин в голове. Представляя, как будет тяжело, девушки даже не пытаются заниматься тем, чего бы им на самом деле хотелось. Очень часто люди меня спрашивают: «Вы когда-нибудь представляли, что окажетесь в Доме Dior?» — «Нет». — «Но почему?» Потому что до меня женщина никогда не занимала этой должности. Я верила, что работать в модной индустрии возможно, и, если честно, мне очень повезло, потому что начинала я в Fendi, где работают невероятные женщины, которые поддержали меня. Но почему у меня внутри были такие установки? Они каким-то образом были во мне на уровне ДНК, то есть проблема эта не только внешняя, но и внутренняя. Невозможно поверить в то, что ты можешь что-то сделать, если патриархальный мир твердит, что женщина этого не может. Я не думаю, что на сегодняшний день в мире найдется хоть одна девочка, которая верила бы в то, что может стать Микеланджело. Скорее всего, она скажет: это слишком трудно, это невозможно. Этот страх живет внутри нас, и мы сами себя ограничиваем.

Вы славитесь прагматичным подходом к своей роли: лично посещаете производства и разбираетесь в вопросах бизнеса. Почему для вас это важно?

Для дизайнера творчество — важная, но не единственная часть работы. И творчеству есть применение не только на подиуме. Очень важно, чтобы идея коллекции была очевидна и в витрине магазина, и в мерчандайзинге бутика. Со мной работает большая команда, она меня поддерживает, но, если я сделаю только показ и на этом «отключусь», суть мой идеи рискует потеряться. Сегодня мир моды изменился — если в 80–90-е годы показы делали для того, чтобы впоследствии продавать выпускаемые по лицензии продукты — то я хочу продавать все, что показываю на подиуме: одежду, сумки, обувь. Нам нужно быть честными с клиентом. Мы ставим на высшее качество, креативный подход, но все это можно носить и купить в магазине.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

www.vogue.ru

Модный дом Диор: история главного бренда женственности

Его история началась в послевоенное время с оглушительного успеха: предложение женщинам снова блистать в своей красоте после лишений предыдущих лет было встречено на ура. Трудно себе представить, что Кристиан Диор  всего за десятилетие создал невероятный задел для процветания Модного дома, интерес к которому остается высоким и по сей день. Конечно же, это было бы не возможно без финансовой поддержки, которую полностью обеспечил текстильный магнат Марсель Буссак. Расскажем же все по порядку: о Кристиане Диоре, о Марселе Буссаке и об их детище, имя которому Модный дом Диор.

Кристиан Диор: трудный путь к славе.

Кристиан Диор родился 21 января 1905 года в небольшом французском городке Гранвиле (портовый городок в Нормандии) в многодетной семье успешного коммерсанта Мориса Диора. Отец, торговавший химическими удобрениями, сумел заработать немалые деньги и уже в 1911-м году семья перебралась в Париж.

Кристиан рано начал рисовать, мечтая стать живописцем, но, как это часто случается, по настоянию родителей пришлось готовиться к дипломатической карьере. Природа в скором времени взяла свое и в 23 года, осознав, что политика все же не для него, молодой Диор с приятелем стали владельцами художественной галереи. В этой галерее ни много ни мало выставлялись работы художников, которых сегодня знает весь мир: Жорж Брак, Пабло Пикассо, Анри Матисс. Однако 1931 год принес в семью Диоров чреду трагедий: у брата обнаруживается психическая болезнь, от рака умирает мать, разоряется и заболевает туберкулезом отец, сам же Кристиан находится на грани депрессии. Помимо трагедий в семье и потери финансовой поддержки со стороны отца, экономический кризис привел к спаду продаж в Галерее и ее пришлось закрыть.

Едва оправившись от столь оглушительных поворотов судьбы Кристиан Диор предпринял  несколько не очень удачных попыток использовать свой талант живописца. Когда же наконец удалось наладить сотрудничество с печатными изданиями и поставлять туда эскизы шляпок и платьев, а затем было получено приглашение работать у парижского кутюрье Робера Пиге, началась Вторая мировая война.

И только после войны жизнь повернулась с Диору своей лучшей стороной: случай свел будущего модельера (на тот момент ему уже перевалило за 40 лет) с богатым фабрикантом Марселем Буссаком, которому понадобился художник, дабы реанимировать один из модных домов.

Марсель Буссак: не упуская не единой возможности.

Марсель Буссак родился в 1889 году в провинциальном французском городке Шатеру в семье  простого торговца сукном. Его мать сбежала от монотонной провинциальной жизни в поисках более красивой столичной. Марсель вырос волевым и амбициозным, а маленький городок был тоже не для него. Он делал шаг за шагом к своим мечтам, каждый был выверен и своевременен: Буссак не рисковал излишне, но и не упускал ни единой возможности, которых жизнь и время предоставили ему сполна.

Первым успехом было приобретение перед Первой мировой войной хлопчатобумажной фабрики, которая работала на полную мощность во время войны, производя ткани защитного цвета для обмундирования армии.

Следующим невероятно удачным решением стала скупка запасов экстра-прочной ткани для крыльев аэропланов-истребителей, которые Британское правительство срочно сбывало после окончания войны. Для реализации новой продукции был открыт гигантский розничный магазин «Самолетные ткани», а грамотная реклама обеспечила невероятный успех для всего ассортимента товаров, начиная от детских костюмчиков, заканчивая брюками и юбками, которые могли выдержать самое безжалостное обращение. Британские самолетные ткани закончились столь молниеносно, что пришлось производить подобные ткани уже самостоятельно на собственных фабриках. Так самолетные ткани сделали Марселя Буссака текстильным королем.

Вторую мировую войну Буссак пережил также с прибылью, а после ее окончания перекупил Кристиана Диора и началось движение в нишу роскошной одежды.

Модный дом Диор: молниеносный успех и 70 лет процветания.

В то время, когда на смену военным лишения постепенно восстанавливалось желание роскоши, встретились финансовые возможности и перспективная творческая идея. Видение женского образа Диором и коммерческое чутье Буссака вылились в плодотворное сотрудничество и 16 декабря 1946 года в Париже они открыли модный дом. Так неизвестный художник обзавелся собственным брендом, а миллиардер самолетных тканей стал спонсором Дома моды «Christian Dior». Любопытно то, что Кристиан Диор никогда не располагал правами на одноименное детище: он до конца жизни оставался лишь наемным модельером.

Двумя месяцами позже 12 февраля 1947 года на Авеню Монтень д.30 (сегодня Дом Диор по-прежнему находится в стенах этого особняка, так любимого модельером) уже была представлена первая и самая знаменитая зимняя модная коллекция Диора, которая называлась «Король». Желая, чтобы дамы поскорее забыли об ужасах войны и присущем этому суровому времени аскетизме, он создал совершенно иной образ: женственные плечи, длинные юбки, тонкая талия, подчеркнуто пышный (или сильно обтягивающий грудь) верх. Коллекция внесла в словарь моды новый термин: «New Look». Речь шла о романтичном, элегантном, женственном стиле одежды, а целью наряда ставилось превратить фигуру любой дамы в идеальную.  Сам Кристиан Диор охарактеризовал созданный им новый стиль “возвратом к идеалу цивилизованного счастья”.

Символом коллекции стал костюм Bar, запечатленный на фотографии Вилли Мейвойда: жакет из кремового шелка с закругленными басками, облегающий контуры тела, и пышная черная плиссированная юбка. Ансамбль дополняли небольшая черная шляпка, перчатки и изящные туфли с заостренным носом — в противоположность туфлям с квадратными носами на платформах, какие носили гостьи показа.

Успех был оглушительный. Одеваться в наряды Диора стремились звезды и монаршие особы, а миллионы простых женщин обрели мечту о роскошной жизни и по мере возможностей наряжались в фасоны а-ля Диор.

В этом же году был запущен парфюмерный бренд «Christian Dior Parfum», а первый аромат кутюрье назвал «Мисс Диор». Их нежный запах с ароматом ландышей – любимых цветов матери Кристиана Диора – был  под стать новому силуэту, лёгкому и воздушному. Иллюстрации же к рекламной компании Кристиан Диор доверил изумительному художнику Рене Грюо.

Позднее вышли «Диорама» (Diorama) и «Диориссимо» (Diorissimo). “Духи- это непревзойдённый оттенок женской индивидуальности, последний штрих образа”, – любил повторять Диор.

На протяжении десятилетия Кристиан Диор создавал легендарные коллекции. Названия говорили сами за себя: «Циклон», «Тюльпан», «Венчик», «Вертикаль», а идеи модельер черпал в том, что так давно и трепетно любил: в музеях, литературе, цветах и театре. Трепетное отношение к женщине и невероятное чувство эстетики вылились в создание образа женщины-цветка, идеальной леди.

Театру и кино кутюрье тоже уделял внимание в своем творчестве – создавал сценические костюмы. Оливия Де Хэвилленд, Ава Гарднер или Марлен Дитрих смотрелись в костюмах парижанина блестяще.

Основным нарядом модельер всегда считал платье – платье, раскрывающее женскую красоту. Диор практически не использовал ярких цветов, вместо них он выбирал классические: белый, черный, серый, коричневый, оттенки дымчато-серого. Среди излюбленных цветов были розовый, как символ радости, и серый, подходящий для любого платья. Диор использовал вышивку, но она никогда не была избыточной, она служила платьям лишь украшением. Главным всегда оставался крой, а не рисунок или отделка.

В мире моды навсегда остались такие находки Диора, как жакет с баской, пышные юбки, модель «карандаш», рисунок «горох», туфли-лодочки, обязательный шлейф парфюма, костюмная бижутерия, черный пояс, подчеркивающий талию, и кружевное нижнее бель.

Говоря о бижутерии, самым известным мотивом стала брошь-ландыш. Диор верил, что этот нежный цветок приносит ему удачу. Он же стал и основной нотой в духах.

Еще одно нововведение от Диора – это презентации коллекций: манекенщицы выступали театрально и никогда не становилось скучно. Каждые полгода предлагались новые направления: кутюрье мог радикально менять длину юбки и даже весь силуэт.

В Советском Союзе стиль Нью Лук впервые появился на телевизионных экранах в фильме «Карнавальная ночь» в 1957 году.

Кристиан Диор скончался неожиданно в 1957 году – сердце его внезапно остановилось в возрасте всего 52 лет. С тех пор у руля бренда стояли многие, талантливые и совершенно разные в своих подходах модельеры.

Ив Сен-Лоран (1957-1960)

Начав работать в Dior в 1953 году, Ив Сен-Лоран сумел обратить на себя внимание Кристиана Диора, который в 1955 году назначил его своим ассистентом. А после смерти Диора Ив Сен-Лоран возглавил Модный дом и представил свою первую коллекцию для Dior – «Трапеции».

Инвесторы дома Dior посчитали стиль молодого дизайнера слишком авангардным, и под предлогом призыва на военную службу в 1960 году Сен-Лоран вынужденно покинул пост.

Марк Боан (1960-1989)

Он занимал пост креативного директора Christian Dior почти три десятилетия. За это время  идея была переформулирована как «одежда для реальных женщин». Первое время легкость и простота линий принимались на ура, но позже это привело к тому, что интерес к марке стал угасать.

Джанфранко Ферре (1989-1996)

Итальянец Джанфранко Ферре занял пост дизайнера Christian Dior в 1989 году и представил коллекцию, ознаменовавшую возвращение стиля Диора. В период работы в Christian Dior Ферре получил награду «Золотой наперсток». В 1996 году дизайнер ушел из компании, чтобы, по официальной версии, сконцентрироваться на работе собственного бренда.

Джон Гальяно (1996-2011)

Следующим свое виденье бренда привнес молодой экстравагантный британец Джон Гальяно. Его первая коллекция Misia Diva добавила в стиль Christian Dior еще больше яркости и театральности.

В годы работы в Christian Dior Гальяно основал и собственный бренд, но наркотическая и алкогольная зависимость привели к скандалам и увольнению Джона Гальяно с поста креативного директора Christian Dior. После ухода Гальяно команду дизайнеров марки временно занимал его заместитель Билл Гейтен.

Раф Симонс (2011–2015)

В конце 2011 года было объявлено имя нового креативного директора дома Dior. Раф Симонс, в противоположность Джону Гальяно выпускал сдержанные коллекции, в которых делал ставку на современные линейные силуэты.

За три с половиной года его креативного руководства домом продажи Christian Dior выросли на 60 %. Однако дизайнер отказался в скором времени от почетной должности в пользу собственного бренда.

Мария Грация Кьюри (с 2016 года)

В июле 2016 года на должность креативного директора Christian Dior была назначена Мария Грация Кьюри, работавшая ранее в Valentino. Она стала первой женщиной на этом посту за всю семидесятилетнюю историю бренда. В уже показанных коллекциях Кьюри сделала акцент на повседневность, нацелившись на молодую аудиторию.

Дом Диор сегодня

Сегодня под брендом Cristian Dior выпускается женская и мужская одежда, обувь, аксессуары и парфюмерия, а также косметика, часы и драгоценности. В 2017 году французский модный дом Dior отметил 70-летний юбилей со дня первого показа одежды. К годовщине было приурочено множество событий, в том числе выход серии книг о коллекциях марки. Каждая книга посвящена дизайнерам, которые в разное время сотрудничали с компанией: Иву Сен-Лорану, Марку Боану, Джанфранко Ферре, Джону Гальяно, Рафу Симонсу и Марии Грации Кюри. В первом издании освещена история основателя модного дома – Кристиана Диора.

Музей Кристиана Диора (Christian Dior Museum, Гранвиль, Нормандия)

Главный музей Кристиана Диора расположился в Нормандии, в городе Гранвиле. Построенная в конце XIX века Villa les Rhumbs перешла к семье Диор в 1905 году, где и родился будущий знаменитый модельер. В буржуазном особняке, окруженном садом, прошло детство Кристиана Диора, однако дом стал одной из первых жертв разорения семьи. Виллу выкупила администрация города, а сад превратился в общественный парк. Только в 1997 году в доме открылся Музей Диора: сегодня там восстановлены интерьеры семьи Диор, представлены некоторые личные вещи дизайнера, а также постоянно проводятся ретроспективные выставки бренда.

cozyzone.ru

Раф Симонс уходит из Dior

Дизайнер принял решение оставить французский модный Дом спустя три с половиной года успешной работы

Последние месяцы оказались богаты на громкие перестановки в известных Домах моды. После объявления об уходе Александра Вэнга из Balenciaga и назначении на его должность Демны Гвасалии из Vetements мир моды ждало новое потрясение: сегодня Сидни Толедано, председатель правления бренда Christian Dior, объявил о том, что спустя три с половиной года сотрудничества нынешний креативный директор Дома Раф Симонс принял решение не продлевать свой контракт с маркой. По большому счету, эта новость стала для всех большой неожиданностью: в отличие ситуации с Вэнгом, в случае с Dior никаких коммерческих предпосылок к смене дизайнера не было. Скорее наоборот, с апреля 2012 года, когда Симонс приступил к своим обязанностям, доход бренда вырос на 60%, а показы марки стали одними из самых ожидаемых на Неделе моды в Париже, во многом за счет узнаваемого почерка Рафа, работающего на стыке моды и искусства, и потрясающих декораций.

Раф Симонс

По словам самого дизайнера, на его решение оставить нынешний пост повлияло желание сконцентрироваться на работе над собственным брендом – Raf Simons - и других интересах, на которые из-за совмещения позиций в двух марках у него не оставалось времени. Слухи о том, что Симонс сильно переживает из-за слишком маленького количества времени на создание каждой из шести коллекций, ежегодно выходивших в Dior под его руководством, курсировали в модных кругах уже давно. Однако бельгийский дизайнер заверял, что нашел способ справиться с этим, создав два отдельных дизайн-бюро, параллельно занимавшихся разработкой разных коллекций. Похоже, что слухи все-таки нашли подтверждение и Раф так и не смог справиться с давлением, под гнетом которого прожил все три с половиной года в Доме моды Кристиана Диора.

Dior, весна-лето 2016

Dior, весна-лето 2016

Dior, весна-лето 2016

Dior, весна-лето 2016

Сложно представить, что дизайнер, который последние десять лет заведовал выпуском женской одежды двух брендов-гигантов: Jil Sander и Dior, навсегда ограничится созданием исключительно мужских коллекций. Однако по условиям контракта с LVMH, владеющей брендом Dior, Симонс скорее всего не имеет возможности приступить к работе в другом модном Доме в ближайшее время.

В числе вероятных преемников Рафа в Dior уже называют Риккардо Тиши из Givenchy (в основном из-за беспрецедентной явки топ-менеджеров LVMH на его последний показ на Неделе моды в Нью-Йорке) и Фиби Файло из Céline. Подтвердятся ли эти прогнозы, станет очевидно в ближайшее время: кутюрная Неделя моды в Париже пройдет уже в январе, и, будем надеяться, именно там представят первую коллекцию нового креативного директора.

www.elle.ru

Креативный директор Dior Men Ким Джонс взял интервью у Наоми Кэмпбелл

Журнал A Magazine Curated By каждый свой выпуск приглашает курировать знаменитого дизайнера. За концепцию выпуска №19, который появится в продаже 30 мая, отвечал креативный директор мужской линии Dior Ким Джонс. Известно, что за основу был взят формат алфавита.

А — Африка. Поговорить о континенте, который в преддверии запуска Vogue Africa стремительно становится одной из самых обсуждаемых тем в модной индустрии, Ким Джонс пригласил свою подругу Наоми Кэмпбелл. Их интервью полностью опубликовало издание Business of Fashion.

В беседе с Джонсом Наоми призналась, что сейчас посвящает много сил развитию африканских стран, хотя еще несколько лет назад не могла понять, чему ей нужно посвятить жизнь: «Но однажды я проснулась и подумала: “Это то, чем бы он хотел, чтобы я занималась. Это то, о чем он говорил”. После этого все начало казаться правильным». Он — Нельсон Мандела, президент ЮАР с 1994 по 1999 год.

С Манделой у Наоми на протяжении 20 лет были очень близкие, почти родственные отношения: они вместе занимались Фондом Нельсона Манделы, помогающим детям-сиротам, и однажды на пресс-конференции он даже назвал ее своей «почетной внучкой». Наоми вспоминает, что Мандела никогда ее ни за что не осуждал, всегда был рад познакомиться с ее друзьями, желавшими его аудиенции, и дать совет. В самые тяжелые времена он всегда советовал Наоми приезжать в Африку — так она с тех пор и поступает.

Супермодель говорит, что энергия континента ее заряжает: «Когда я полна сил и решимости, это Западная Африка. Это Гана, это Лагос. Йоханнесбург и Кейптаун — для работы. Кения и Танзания для меня, напротив, места отдыха, где я общаюсь со своими сиротами».

Джонс и Кэмпбелл сходятся в интервью в том, что у африканских дизайнеров очень большой потенциал. Среди любимых модель называет Марианн Фасслер, Кеннета Иза, Тиффани Эмбер, Тиба Магугу и Рича Мниси. Возможно, усилиями Наоми эти имена скоро не будут казаться совсем уж незнакомыми.

www.tatler.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о