Лана такори – Home Page — Tak.Ori Official site

Светлана Таккори о модной индустрии, здоровом образе жизни и детских воспоминаниях / Posta-Magazine — интернет журнал о качестве жизни

Фото: Любовь Шеметова

Разговор коснулся

различий ведения бизнеса в России и мире, перспектив отечественной модной индустрии, а также здорового образа жизни, адептом которого Таккори является уже много лет.

Поводом для встречи послужила первая московская презентация итальянского бренда трикотажа Tak.Ori, основателем и креативным директором которого является моя собеседница. Осенне-зимняя коллекция была представлена столичной светской публике в галерее RuArts. Специально к этому дню в актуальном художественном пространстве выстроили арт-объекты и инсталляции, вторящие основным мотивам сезона — обращению к славянской мифологии, архитектуре, творчеству Дэмиена Херста и, конечно, воспоминаниям из детства, ведь все мы, как известно, родом оттуда. Светлана, как всегда, невероятно собрана и энергична: за время нашего интервью успевает раздать ассистентам последние указания, проконтролировать качество звука, приветствовать первых гостей. Несмотря на статус «железной леди», от нее исходит особая женская энергетика, легкая, звонкая, притягательная.

Лана Таккори начала заниматься модным бизнесом задолго до открытия собственной марки, ставшей естественным продолжением ее творческих амбиций. Как это часто бывает, идея создания лейбла родилась из потребности купить то, что не было представлено в магазинах. Так появилась дебютная коллекция головных уборов, мигом разлетевшаяся по гардеробам модниц и It-girls, над которыми первое время добродушно посмеивалась традиционно критично настроенная блогосфера. Претензии были понятны: источником вдохновения дизайнера стали советские мохеровые шапки — гипертрофированно-объемные, ярких расцветок. У многих столь смелое решение вызывало усмешку, однако идея оправдала себя, и уже следующей зимой коллекция Tak.Ori пополнилась свитерами и кардиганами, а в сети стали продаваться первые подделки.

Сегодня в ассортименте бренда — не только аксессуары, но также полноценная линия pret-a-porter, включающая в себя наряды на все случаи жизни, созданные из первоклассного трикотажа, производством которого занимаются лучшие фабрики Умбрии, региона Италии, знаменитого своей пряжей и качеством тканей. С того, как воплотить в жизнь мечту и не бояться совершить неверный шаг, мы и начали наш разговор.

— Светлана, вы начинали с дизайна аксессуаров и пришли к полноценной линии pret-a-porter. Не было ли страшно ступать на зыбкую почву создания «готового платья»?

— Нет, страха точно не было, все очень органично перетекло из одного в другое, и коллекция pret-a-porter является логичным продолжением того, с чего я начинала. Кроме того, я не стала отходить от основного направления бренда — мы продолжаем специализироваться на трикотаже, поскольку уже знакомы с фабриками, производящими пряжу, и знаем их потенциал. Концепция марки осталась прежней, мы, говоря техническим языком, лишь расширили линейку.

— В своих интервью вы часто рассказываете о том, что увлекались модой, что называется, с младых ногтей. А помните самую первую вещь, которую сшили лично?

— Самые первые обновки я шила для кукол, но, конечно, что конкретно — уже не вспомню. А если говорить о собственном гардеробе, то многие вещи, которые я носила в сознательном возрасте — школе, институте — были придуманы и созданы мной лично. Я часто рассказываю такую историю: когда я была совсем маленькой, любимый дедушка подарил мне швейную машинку, и лет с 12-13 я постоянно что-то кроила, строчила, вышивала. Как-то раз в школе стали делать стенгазету, в которой ученики фантазировали, кто кем станет в будущем. Кому-то прочили карьеру врача, кому-то — летчика, а мне «нагадали» стать знаменитым на весь мир дизайнером. Не скажу, что стала знаменитой на весь мир, но точно стала дизайнером (смеется).

— Вы также как-то упоминали, что обе ваши бабушки были большими модницами, любили красивую одежду и стали для вас источниками вдохновения. А кто или что еще повлияло на формирование вашего стиля?

— Вы знаете, мне кажется, что человек рождается с определенными приоритетами, заложенными в нем генами. В советское время, когда я была ребенком, а в магазинах ничего не было, кроме однотипных пальто, тоннами висевших на вешалках, я отчаянно сопротивляясь типовым вещам, в которые меня порой пытались одевать. Папа утверждает, что даже будучи совсем маленькой, я демонстрировала характер (и вкус), отказываясь надевать колготки определенного цвета или неподходящее к ним платье. С чего это, откуда? Наверное, что-то, идущее изнутри: один рождается музыкантом, другой — математиком, а третий — обладателем определенного вкуса. Когда мне было лет десять, соседка говорила: «Какая-то ты не наша». Тогда я не понимала, что она имеет в виду, и даже расстраивалась, а сейчас думаю, что, возможно, в этом была доля истины.

— И ваш личный гардероб, и модные коллекции всегда базируются на стыке моды и современного искусства. Приходилось ли вам сталкиваться с непониманием собственного стиля и как вы реагируете на критику?

— А была критика, да? Честно, я не знала! Когда я в первый раз подстриглась, какая-то девушка написала в интернете: ужас, что за веник! Прошло несколько месяцев, и теперь оказывается, что это так круто, так модно, говорят, даже появились последователи (смеется). Возможно, из-за того, что я пока прошла относительно короткий путь как дизайнер, а также благодаря довольно устойчивой психике, я как-то спокойно и с юмором отношусь к тому, что обо мне пишут и говорят. Мир прекрасен, потому что полон различий. Всем понравиться нельзя. Меня выбирают люди со схожим духом, я выбираю тех, на кого ориентируюсь, в соответствии с собственными взглядами на жизнь. Главное — сохранить здоровье, самоуважение и любовь к миру. И хорошо бы из этого круга не «выплескиваться» (улыбается).

— Вы много лет живете в Италии и позиционируете свой бренд именно как итальянский. Вы сознательно уходите от ярлыка — условно — «российский дизайнер» или «дизайнер постсоветского пространства»?

— Я действительно не ассоциирую себя с российскими дизайнерами — во-первых, потому что живу в Италии самый длительный промежуток своей жизни, а во-вторых, потому что производство бренда, его штаб-квартира — все находится в Умбрии. То есть кроме происхождения — я родилась на Украине, но всегда говорю, что я русская, поскольку во времена моего детства все это было одной большой страной под названием СССР — меня ничего не связывает с местной индустрией моды. Я позиционирую себя как итальянский дизайнер, но с русскими корнями. Но бренд Tak.Ori — 100% made in Italy, и это подчеркивает мою благодарность этой стране, в которой я многому научилась (все началось с Академии художеств Бреры), которая подарила мне возможность реализовать мечту, свои амбиции. Но я не меньше благодарна и своему советскому детству, родителям, тому воспитанию, которое я получила и которое, конечно, повлияло на всю мою жизнь.

— Как вы считаете, добиться мирового признания проще бренду европейского происхождения или у российских дизайнеров тоже есть шанс заявить о себе?

— Скажу честно: проще всего добиться американскому бренду, поскольку в США идет огромная поддержка начинающим дизайнерам, в том числе — на государственном уровне. Местные чиновники давно поняли: зарабатывать деньги можно на туризме и моде. В Италии пробиться молодым дизайнерам довольно сложно, но легче заявить о себе на внутреннем рынке. В России, увы, ситуация и вовсе в зачаточном состоянии, хотя есть люди — например, Мирослава Дума, которые пытаются что-то изменить и повернуть инвесторов — в том числе, западных инвесторов — в сторону отечественной индустрии.

— Пару лет назад начались разговоры о некой «российской экспансии». Как человек, живущий и работающий преимущественно в Европе, вы наблюдаете этот процесс, согласны с такой трактовкой событий?

— Мне кажется, не стоит обольщаться — как человек, наблюдающий за ситуацией «изнутри», могу сказать, что в основном мы сами о себе и говорим. Весь этот кажущийся ажиотаж пока создаем мы сами. К сожалению, русские дизайнеры сегодня очень мало известны за рубежом. И когда я показываю творения своих коллег и друзей (того же Александра Терехова, к примеру) многие восхищаются — вау, кто это! — но слышат эти имена впервые, хотя, если поискать в интернете, становится понятно, что платья под лейблом Terekhov носят очень известные женщины — от супруги премьер-министра до юных It-girls. На мой взгляд, популяризировать отечественную индустрию необходимо, но сделать это можно только при государственной поддержке — никак иначе.

— Вы много лет работаете в fashion-индустрии. Как вам кажется, в каком направлении будет развиваться мода? Многие эксперты считают, что она будет «демократизироваться» — тот же кутюр год от года «молодеет», авторитетные дизайнеры черпают вдохновение в street-style…

— Я полагаю, что мода циклична, и то, что мы видим сегодня, — просто очередной виток. Тот же street-style, о котором все только и говорят, первым привнес на подиум еще Ив-Сен Лоран, сделав это в 1970-е годы. То, что теперь кажется нам привычным — его крестьянские блузы, платья-сафари — тогда было настоящим прорывом. Вспомните его муз! Все это были, мягко говоря, девушки альтернативные, и именно их эстетику, взгляд на моду дизайнер использовал в своих коллекциях. Недавно я выставляла в Instagram фото — белые сникерсы с платьем в полоску. Этот снимок я обнаружила в журнале Vogue 1972 года. Или кроссовки adidas, которыми сегодня одержимы fashionista! Я носила такие с юбками и брючными костюмами, когда только переехала в Италию, — 18 лет назад.

— Немного инсайда — от ваших друзей я знаю, что в жизни вы очень организованный и собранный человек. Это врожденное или благоприобретенное качество?

— Боюсь, мой муж бы с этим поспорил (смеется). В глобальном смысле — да, наверное, вы правы. Хотя я, как и все, могу что-то забыть и потерять, но это не от безалаберности, а, скорее, от переизбытка информации. Если честно, такой занудой я была с детства. Мне нравилось, что мой день был расписан по минутам: школа, секции, кружки. Мама меня приучала: есть такое слово — «надо». Правда, моей сестре она говорила то же самое, но на нее это никак не повлияло (улыбается). Думаю, каждый человек рождается с определенным набором заложенных качеств,  а воспитание лишь усиливает их. Так получилось, что мама сумела подобрать именно те слова, которые мне были нужны, и поэтому моя «обстоятельность» меня никогда не тяготила.

— Светлана, наш проект — о качестве жизни. Мне кажется, вы, как никто, знаете, что это такое.

— Эмоции. От всего. Я получаю их от искусства, путешествий, общения. Для меня качество жизни — это не «Роллс-Ройс» или роскошный хронограф за сотни тысяч долларов, хотя, конечно, спорить с тем, что «жизнь — это путешествие, которое стоит провести в первом классе», довольно сложно (улыбается). Но первый класс, в моем представлении, — это состояние души. Если ты с собой счастлив, и тебе приносит радость сорванный ландыш в своем саду, — это и есть люкс.

— Я знаю, что вы — адепт здорового образа жизни. Как вы к этому пришли и что вы вкладываете в это понятие?

— Смешно сказать, но это тоже родом из детства. Помню, первую пшеницу я вырастила, еще когда училась в школе. Прочитала где-то, что она полезна для организма, и решила, что непременно должна ее прорастить. И, в общем, я всегда интересовалась этой темой, понимая, что через питание, движение приходит здоровье, более комфортное самоощущение. Практикуя подобный подход в течение жизни, видишь: это действительно работает. Я мало сплю, мало ем, при этом чувствую себя бодрой и энергичной, зато моего времени хватает на все остальное.

— Насколько мне известно, вы также предпочитаете органическую косметику. Это правда?

— Да, я очень люблю американскую косметику Simply Divine, как заявляет производитель, ее главный компонент — «безответная, абсолютная, слепая любовь», а потом уже все остальное. На самом деле в ее составе — 100% натуральных ингредиентов, мне она очень подходит.

— От вас буквально исходит энергия, жизнелюбие, даже несмотря на то, что ваш день расписан по минутам. Где вы черпаете столько сил и вдохновения, расскажите!

— Не хочу показаться скучной, но, думаю, это заслуга здорового образа жизни. Я действительно получаю удовольствие от спорта, от правильного питания. Папа говорит: ты как курочка, постоянно клюешь какие-то зернышки, и как заяц — ешь траву. Но мне это очень нравится! Если когда-то наступит день, когда мне все это надоест, я «перейду» на бургеры, растолстею, буду больше спать — это тоже будет нормальным, главное, чтобы я оставалась в гармонии с собой и своим организмом.

— У многих образ бизнесвумен ассоциируется с «железной леди», а вы в некотором смысле развеиваете этот стереотип — во всяком случае, чисто визуально. Каким образом вы расставляете приоритеты в собственной жизни?

— На самом деле, я «железная леди», но не считаю, что это должно быть написано крупными буквами на лице и как-то проявляться в общении, если в том нет необходимости. В Италии первое время с этим возникала сложность — молодая девушка, блондинка. Я только и слышала: «Оле, оле, пойдем пить кофе!», но уже через десять минут общения тон партнеров кардинально менялся: «Докторесса, что вы желаете?». Дело не только во внешних признаках. Будучи человеком жизнерадостным и позитивным, я стремлюсь получать удовольствие от всего, что делаю, но если передо мной стоит цель — я непременно к ней приду. Когда только я начинала работать, мои коллеги дали мне прозвище — «русский танк». Я не кричу, не унижаю никого, но требую — требую, потому что сама даю.

— И, наверное, последний вопрос к вам, как к эксперту по Италии. Посоветуйте, куда стоит отправиться за новыми впечатлениями?

— Каждый регион по-своему прекрасен, и выделить что-то одно невозможно. Можно поехать по обычному туристическому маршруту типа Рим-Флоренция-Милан-Неаполь, а можно взять машину с навигатором и отправиться исследовать «борге» — крохотные поселения, раскинувшиеся вокруг старинного замка. Есть туры по винным погребам, есть — по старинным кулинарным школам, где настоящие итальянские мамы и бабушки будут обучать вас мастерству приготовления домашней пасты, десертов, авторских блюд. Ни на что не похожая Сицилия, потрясающе красивая Апулия… Италия очень большая и очень разная — там надо пожить!

 

 

 

posta-magazine.ru

Светлана Таккори: «Создать атмосферу счастья — задача женщины» | Блогер Devushka_v_pizhame на сайте SPLETNIK.RU 24 декабря 2013

Текст: Берта Гаврилова, Источник: nightstyle.ru, март, 2013г.

Женщины являются началом всего сущего в мире. Большое внимание они уделяют семье, оберегают родных и близких, создают дома тепло и уют. Для них дом — это и крепость, и место для отдыха, и пространство для воплощения самых безумных идей. Есть и такие женщины, у которых два дома, но это нисколько им не мешает. Они прекрасно справляются со своими обязанностями, при этом успевая и работать! Светлана Таккори, итальянка русского происхождения  — известная персона в мире моды уже более 15 лет. Как агенту по дистрибуции всемирно известных марок Marni, Valentino, Vionnet и Loropiana на российском рынке, а теперь и дизайнеру собственного бренда Tak.Оri, удается совмещать работу с хранением домашнего очага, и о том, что такое счастье, Светлана поведала в интервью журналу n-Style.

N.S. Светлана, вы уже много лет работаете в модной индустрии. Когда вы поняли, что хотите посвятить свою жизнь этому делу?

— Думаю, с рождения. Как только начала играть в куклы, сразу начала шить им наряды. Потом себе и маме, потом подругам. В 80-е и 90-е в нашей стране был большой выбор тканей и ниток и совершенно скудный выбор одежды в универмагах. Тогда многие шили себе одежду. Я это делала не только по необходимости, но потому, что мне нравилось, не могла не делать этого. Мне нравился процесс и результат. В школе одноклассники как-то нарисовали стенгазету будущего, где пророчили мне славу всемирно известного дизайнера. Это было 25 лет назад. Может быть, ещё все впереди? (смеётся)
N.S. В одном интервью вы сказали, что большое влияние на ваш выбор оказала ваша бабушка? Каким образом?

— Обе бабушки. Мамина мама обшивала всю деревню, была местной портнихой. В послевоенное время это было неплохим подспорьем. А папина мама была женой военного, они с дедушкой долго жили в Германии и Венгрии. Бабушка была красавицей и любила красиво одеваться. У нас до сих пор сохранились её фотографии в нарядах и шляпках. Она была очень элегантной.
N.S. Вы очень разносторонний человек: занимаетесь модой, журналистикой, искусством. Поделитесь секретом, как вам это удаётся?

— В последнее время удаётся с трудом, так как круг интересов расширяется. В жизни так много всего, что хотелось бы узнать и чему хотелось бы научиться! Я трачу мало времени на еду и на сон. Ведь нашему организму не надо много, главное — лучшее. Поэтому я люблю ложиться и вставать с солнцем — это естественные биоритмы для нашего тела, а питание должно быть богато витаминами и натуральными продуктами. Никаких консервантов, соусов или обработанной другим странным способом еды! К слову, всё вышесказанное не является правдой, когда я на каникулах (смеётся).

N.S. Не так давно вы запустили собственную линию головных уборов и шарфов. Почему решили создавать только аксессуары? Какова основная концепция? Есть ли в ваших планах расширение бренда и создание не только аксессуаров?

— Главное в жизни делать то, что ты любишь. Только тогда будет успех и, главное, — ощущение собственного счастья. Я обожаю шарфы и шапки, у меня их много! А большие бренды, как правило, не уделяют этой части нашего гардероба должного внимания. Конечно, выгоднее продать дорогую шубу или пальто, чем маленький аксессуар. Но ведь из мелочей и маленьких, приятных удобств состоит наша каждодневная жизнь. Когда люди берут в руки мои шапки, первое, что они говорят — «Они такие приятные!». Это то, что я сама хочу ощущать в своей повседневной жизни. Тепло, мягкость, пушистость и приятность. Я часто езжу в Россию и всегда мучаюсь с выбором головных уборов — даже у больших кашемировых фирм это всегда какие-то маленькие, жиденькие, не греющие предметы. Я вспомнила свои шапки детства, в которых всегда было жарко, несмотря на наши зимние стужи. Они же были объёмные и тёплые! Пряжи на них не жалели. Должно же быть детям тепло и уютно! А прекрасный мохер! Какой он был яркий и пушистый! Мы все родом из детства, и детьми остаёмся, ощущение тепла и уюта каждому человеку всегда приятно. Я просто вспомнила об этом и воспроизвела это ощущение в своей коллекции. Как она будет развиваться, не знаю. Посмотрим. Знаю точно — буду делать то, что мне нравится.
N.S. Вы уже давно живете в Италии, а родились в России. Тянет на родину, или Италия смогла стать вашим домом?

— Мне кажется, что я родилась с привычкой перемещаться во времени и пространстве. В детстве это были далекие, удивительные путешествия через книги. И ещё папа каждый вечер придумывал и рассказывал нам перед сном свои фантастические сказки, и мы с сестрой обязательно были их героями. Потом, когда я выросла, путешествия стали настоящими, топографическими. У меня никогда не было тяжёлых отвыканий или привыканий к месту. Я везде чувствую себя хорошо. Мне кажется, я умею понимать и воспринимать менталитет, привычки, образ жизни других людей. Поэтому никаких «ломок» никогда у меня не было. Скучаю только по людям: семье, друзьям. Но сегодня это совсем не проблема. Средства связи достигли достаточно высокого уровня. Мне кажется, что скоро по Интернету мы научимся передавать запахи и тепло тела. Но пока я просто покупаю билет (это тоже происходит по Интернету за три минуты) и еду к тем, кого хочу видеть и с кем хочу побыть. А к Италии нетрудно привыкать. Это самая прекрасная страна в мире. К хорошему привыкать легко, трудно отвыкать. Надеюсь, мне никогда не придётся этого делать (улыбается).

N.S. Какую роль семья играет в вашей жизни?

— Главную! Человек создан, чтобы находиться среди людей. Только так он может быть гармоничным и счастливым. В современном мире семьи бывают разные. Но люди, которые тебя любят, которые тебе желают добра и которым ты доверяешь, — наверное, это главное. Ощущение, что у тебя есть эти люди в жизни, придаёт тебе невероятные силы и возможность не оглядываться назад. И смотреть, куда падать, если тебе придётся падать. Ты думаешь только о том, что впереди, как сделать будущее лучше и интереснее. В моем случае семья абсолютно классическая. С родителями и сестрой мы созваниваемся почти каждый день.
N.S. Согласны ли вы с тем, что женщина должна быть хранительницей домашнего очага? Как вы справляетесь с этой обязанностью?

— Я опять буду говорить о современности. Надо понимать, что «очаг» сегодня — это не пещера с костром и шкурами мамонта на стенах. Хотя мне кажется, что некоторые люди до сих пор так думают. Домашний очаг — для меня ощущение тепла, которое люди дают друг другу. У современных женщин и мужчин нет больше каких-то чётко делимых разных обязанностей. Современные женщины становятся правителями государств, папы уходят в декретные отпуска, чтобы воспитывать детей, пока мама на работе. Это всё — сегодняшний день! Главное, чтобы люди находились в гармонии и согласии с собой и другими людьми. Если одной женщине, чтобы чувствовать себя женщиной, нужны серёжки с бриллиантами, а другой нужно, чтобы её мужчина умел приготовить кашку ребенку и поменять ему пелёнки — почему нет? Мир прекрасен, потому что разнообразен. Я видела много по-разному счастливых людей. Единственное, в чём я уверена — это в том, что найти и создать атмосферу счастья — задача женщины. Вот именно в этом она — хранительница очага, очага счастья.

N.S. Любите готовить? Как часто радуете мужа своими кулинарными шедеврами?

— Я считаю, что всё надо делать профессионально. Поэтому меня восхищают люди, которые умеют готовить. Я имею в виду профессиональных поваров. Но это должно быть страстью, и на это уходит очень много времени. А я его трачу на то, что интересно мне, сегодня у меня другие «страсти». Я, например, обожаю слушать оперу, но это не значит, что я должна её петь. Слава Богу, мой муж такого же мнения. Когда мы познакомились, он говорил: «Зачем мне человек на кухне? Мне нужна женщина для души, мозга и тела, а прекрасных ресторанов в Италии и так хватает». Кстати, тогда у него был собственный ресторан, и дома не было даже такой комнаты, как кухня. Наверное, это правда, что пары формируются на небесах. Хотя сегодня в нашем загородном доме я сделала себе очень красивую, большую кухню, c прекрасной техникой и огромным холодильником. Если приготовление пищи вдруг станет моей страстью, я готова к этому.

N.S. Вы часто путешествуете, появляетесь на страницах разных глянцевых журналов, ведёте достаточно активный образ жизни. Не сложно столько времени проводить вдали от дома?

— Как я и говорила, для меня перемещение в пространстве, как для любого современного человека — норма жизни. Я люблю свой дом, где я живу сейчас, и с радостью возвращаюсь сюда. Но у меня есть еще дом, где я выросла и где живут мои родители, и я до сих пор испытываю счастье, когда возвращаюсь в тот дом. Для меня главное — это ощущения! У меня есть игрушка — большой медведь, мне его подарили родители, когда мне было три года. Он живёт со мной в Италии. Он и создаёт ощущение дома и ту связь с ощущением детского счастья, которую очень важно не потерять, чтобы передать и своим детям. Сейчас я заканчиваю ремонт в своей московской квартире, которую я недавно приобрела. Я купила квартиру в Москве после того, как стала ощущать её своим «домом», куда мне хочется возвращаться. Но это чувство дома создают для меня мои друзья, люди, с которыми я общаюсь в Москве уже много лет. А моя близкая подруга, настоящая москвичка, очень позитивный человек, просто однажды посадила меня в машину и сделала мне экскурсию по «её» Москве! Вот так я и влюбилась заново в этот город. И теперь у меня есть ещё один дом. И он здесь.

N.S. Могли бы дать совет, какой должна быть настоящая женщина? Кто является вашим предметом для подражания?

— «Не сотвори себе кумира!» — учит нас наша Главная Книга. Я не хочу быть ни на кого похожей. Я слишком ценю в людях индивидуальность. Я помню, когда мы были детьми, моя мама, школьная учительница, вставала каждое утро в пять часов, чтобы проверить тетради, написать планы, сварить нам куриный бульон. Она считала, что каждое утро надо начинать с чашки свежего бульона, а не с чая с бутербродом. Спасибо ей за это! Конечно, она стирала, убирала, готовила обеды, они с папой построили дом, у нее всегда была красивая, модная одежда. Я помню эти трикотажные и вельветовые платья, лакированные туфли с широкими каблуками, её школьные сумки-портфели. Мне кажется, Birkin скопированы с них (улыбается). Я всегда спрашивала себя: «Как она всё это успевает?». Жизнь всегда даёт тебе ответы на твои вопросы. Сегодня, мне кажется, я понимаю маму. Они с папой уже 43 года вместе. Кстати, когда у мамы не хватало времени (она должна была готовиться к зачётам или каким-то конференциям), папа совершенно нормально стоял на кухне, готовил нам еду, стирал, гладил, убирал в доме. Словом, что такое настоящий мужчина, я точно знаю! А настоящая женщина — для каждого своя. Настоящая женщина может быть самостоятельной, уметь заботиться о себе. Просто настоящий мужчина этого никогда не допустит. Однажды я в присутствии своего мужа схватила тяжёлый чемодан (привычка часто путешествовать и всегда торопиться). Он хотел отобрать его, а я сказала: «Я сама могу!». «Я знаю, — ответил он, — но я не хочу оскорблять твою женственность». И спокойно понёс чемодан к машине. Я осталась стоять с открытым от удивления ртом. Это нормальный жест — взять тяжёлую ношу у женщины, но он интерпретировал это так, как я ещё никогда не слышала! Именно эти слова выражали его настоящую мужскую сущность, и я в тот момент ощущала себя Настоящей Женщиной. Давать советы — неблагодарное дело. Ведь твои советы для других могут оказаться совершенно неприемлемы. Я бы пожелала искать счастье в самих себе. Это резонансом вызовет счастье и у людей, которые находятся рядом с вами. Никто не может сделать нас счастливыми, кроме нас самих. Нужно прежде всего любить и уважать самих себя. Чарли Чаплин на своё 70-летие выступил перед друзьями с речью. Вот небольшая цитата из этой речи: «Когда я полюбил себя, я перестал красть собственное время… Сегодня я делаю только то, что доставляет мне радость и делает меня счастливым, что я люблю и что заставляет моё сердце улыбаться. Я делаю это так, как хочу, и в собственном ритме. Когда я полюбил себя, я перестал всегда быть правым. Именно тогда я стал всё меньше и меньше ошибаться. Когда я полюбил себя, я освободился от всего, что приносит вред моему здоровью: пищи, людей, вещей, ситуаций. Всего, что вело меня вниз и уводило с моего пути. Сегодня я называю это «любовью к самому себе».

www.spletnik.ru

Искусство жизни от Tak.Ori | Marie Claire

Коллекция Tak.Ori весна -лето 2016 соответствует ДНК бренда — много цвета, принтов и, конечно же, арта.

“Art is life. My life is art”, — cказала однажды Йоко Оно. Вдохновение для создания весенне-летней коллекции Лана Такори, основатель и креативный директор итальянского бренда вязаного трикотажа TAK.ORI, черпала именно в искусстве. Любовь, искусство — вечные ценности у которых нет времени и национальности. Они понятны всем и сделаны для всех.

В первую очередь, отклик у дизайнера нашли произведения самого знаменитого и значимого художника, влияющего на умы человечества, — Пабло Пикасcо. Большую часть жизни художник прожил на море. Именно эта стихия, да и природа в целом, повлияли на создание моделей в цветочных принтах и ярких оттенках.

Коллекция выполнена в хлопке. Трикотаж в технике жаккард и принты на более легких тканях. Кардиганы крупной вязки, как будто бы из бабушкиного сундука, и большие пуговицы — блестящие как солнце и круглые как наша Земля.

www.marieclaire.ru

Светлана Таккори: интервью и фото в апартаментах в Милане

Дом, в котором живет последние годы дизайнер Светлана Таккори, находится на площади Республики в районе Порта-Нуова. Название этому району Милана дали городские ворота в виде двойной триумфальной арки со сводом из желтого песчаника. Здесь, в Порта-Нуова, средневековая история переплетается с современной архитектурой зеленых небоскребов архитектора Стефано Боэри, вилл архитекторов M2P Associati и «алмазной» башни высотой 140 метров. «Я выбрала это место не случайно: из окон гостиной открывается вид на одну из самых больших площадей Милана, которая могла бы быть в Нью-Йорке, Токио или любом другом пульсирующем мегаполисе, — объясняет Светлана. — Создается ощущение, будто ты находишься в центре мира, и это заряжает мощной творческой энергией».

До этого дизайнер проживала в богемном райончике Брера в доме XVII века с помпезными мраморными лестницами, колоннами, росписями и фресками: после двадцати лет жизни в «старом Милане» захотелось чего-то «помолодежней» — поэтому эта просторная квартира (площадью двести квадратных метров) в доме довоенного периода понравилась ей с первого взгляда.

Ремонтом квартиры Светлана Таккори занималась самостоятельно, не прибегая к помощи декораторов, чьи однотипные проекты «под ключ» можно вычислить сразу. «Дизайн интерьера — моя большая страсть, я уже делала ремонт в домах в Санкт-Петербурге и Москве. Главное — набрать правильную команду, а здесь с этим проблем нет: итальянцы с детства окружены красотой».

Двери шкафа в зале расписаны художником Андреа Дель Миссиером в технике тромплей. «Античная голова» Лоренцо Манетти. Скульптуры в виде оленят, бронза, XX век

У каждого предмета в квартире своя история: люстры из Марокко, барочные статуи из антикварных магазинов Неаполя и Венеции, диваны работы художницы Карлы Толомео, китайская ваза, купленная на блошином рынке и переделанная в лампу. «Я трепетно люблю этнику и использую ее не только в своей работе, но и там, где живу», — объясняет Светлана.

Мы сидим в кожаных креслах в стиле 1960-х, которые дизайнер приобрела в антикварном магазине недалеко от Ниццы: «Моему мужу они совсем не понравились, но я настояла на покупке. В итоге транспортировка стоила дороже, чем сами кресла». А между креслами удачно вписался прямоугольный журнальный столик: «Он стоял в доме семьи мужа, я заменила стекло и забрала его к нам — люблю, когда вещи не пылятся на чердаке, а продолжают жить своей жизнью».

Фотография Массимо Листри, комод XVI века, резное дерево

Светлана Терещенко-Таккори родилась в украинском Кременчуге, в 1987 году переехала в Ленинград, отучилась в электротехническом институте связи, а затем тяга к прекрасному взяла свое, и в 1996 году она отправилась в Милан поступать в Академию изящных искусств Брера. В том же году на вечеринке познакомилась со своим будущим мужем, Ивано Таккори, работающим в сфере недвижимости. «Мы встречались пять лет, а потом поженились и вот уже 22 года вместе».

Ванная расписана художником Андреа Дель Миссиером в технике тромплей

Благодаря мистеру Таккори Светлана познакомилась с графиней Мартой Марцотто — бывшей моделью и светской львицей, которая представила Лану Анне Молинари, владелице марки Blumarine. Так Светлана начала работать в этой компании, а позже стала амбассадором итальянской моды для российских клиентов, сотрудничая с Marni, Loro Piana, Moncler, Ralph Lauren, Vionnet и Valentino.

«В XXI ВЕКЕ НЕ СТОИТ СЕБЯ ОГРАНИЧИВАТЬ РАМКАМИ ОДНОГО СТИЛЯ: «Я НЕ КУПЛЮ РЕМБРАНДТА, ПОТОМУ ЧТО У МЕНЯ МИНИМАЛИЗМ». ТВОРИТЕ, СЛЕДУЯ СВОИМ ОЩУЩЕНИЯМ!»

Пять лет назад Светлана решила основать собственный бренд трикотажных изделий, и сейчас ее кардиганы со сказочными принтами и объемные теплые шапки продаются в крупнейших бутиках Рима, Милана, Лондона, Москвы и Петербурга и пользуются спросом как среди записных модниц — Мирославы Думы и Кьяры Ферраньи, так и у голливудских звезд — Моники Беллуччи и Сары Джессики Паркер.

Будущее Tak.Ori видится в светлых тонах: дизайнер думает о создании линии трикотажа для мужчин и детей. «Многие поддерживают эту идею, но сначала нужно посчитать, выгодно это или нет, и только потом делать новый проект, — объясняет Лана. — С возрастом уже не делаешь «по наитию», настроению или на голом энтузиазме. Я хочу, чтобы все имело коммерческий успех».

Практичная Светлана с загадочной улыбкой, как у Кейт Бланшетт, выражает свою креативность в насыщенных цветовых сочетаниях: в интерьере встречаются красные и синие оттенки, ну а шкаф на кухне и вовсе золотой. Стиль своей квартиры Светлана описывает как «театральный максимализм» — мрамор, дерево, позолота: «Один мой друг, оказавшись у меня в гостях, сказал: «Я словно очутился в La Scala». Приятно слышать, потому что я искренне люблю театр». В числе любимых постановок — «Парсифаль» Дмитрия Чернякова и «Одиссея» Роберта Уилсона. Кроме любви к театру, Светлана — настоящий киноман: ежегодно посещает Венецианский и Каннский кинофестивали, коллекционирует книги о режиссерах. Ну а по вечерам вдвоем с мужем проводит время в красном зале за просмотром фильмов Гильермо дель Торо, Вонга Карвая и итальянской классики: «В этой комнате можно снять продолжение «Сатирикона» Феллини». А еще здесь отчетливо ощущается контраст моих классических интерьеров внутри и динамичного движения мегаполиса снаружи».

На Лане: шелковое платье Tak.Ori; украшения, собственность героини

Стиль: Ольга ГвоздеваПрическа: Cristina Crosara/Green AppleМакияж: Micol Salvioni/Green AppleПродюсеры: Карина Чистякова, Маргарита Синяева

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Sebastiano Pellion Di Persano

www.vogue.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о