Латушкина юлия дизайнер – LATUSHKINA

Юлия Латушкина – Мастер фигуры

Мы побеседовали  на лету между делами, звонками и визитами посетителей.

ЕКЧто посоветуете молодым людям, желающим стать дизайнерами одежды?

ЮЛ:Помнить, что это очень непросто! Долгий путь становления и сложное дальнейшее существование. Нужно быть не только творческим, но и деловым человеком.

Конечно, получить специальное образование. Потом, найти себя и обрести индивидуальность. У каждого хорошего дизайнера особый метод подачи материала…

1 BW 6658

ЕК:А в чем вы нашли себя?

ЮЛ:О, я пластический хирург в одежде: здесь отрезала, сюда пришила, тут открыла, там спрятала. Мне нравится при помощи одежды моделировать фигуру. Для меня одежда – это косметика, глина, с помощью которой я могу вылепить идеал.

ЕК: Вы - и хирург и скульптор?

ЮЛ: Мой путь - «мастер фигуры». Все-таки я не какой-то невероятный гений-новатор. Мне нравится адаптировать изделие под человека, и уже приходилось работать с самыми разными: от миниатюрных до очень высоких, от идеальных до проблемных. К каждому нужно найти свой подход.

Motolko IMG 8884 BFW Latushkina

ЕК:Достаточно ли было учебы в институте?..

ЮЛ: Мне повезло, в нашем Институте Современных Знаний была сильная база преподавателей по конструированию и моделированию одежды, по технологии, рисунку, живописи, художественному проектированию. Теория была прекрасная, а практике я училась в ателье.

ЕК:Параллельно с учебой? Хватало времени и на это?!

ЮЛ:Толкало вперед жгучее желание стать профессионалом. К началу второго курса я поняла, что, проучившись целый год на дизайнера одежды,  углубила свои школьные знания по языку, литературе, таким «важным» предметам как «Защита населения» и прочих подобных, но не продвинулась  в знаниях по основной специальности…

ЕК: Почувствовали себя боксером-теоретиком?

ЮЛ: Точно! Поэтому отправилась в ателье и сходу заявила: «Возьмите меня! Хочу отшить коллекцию!» Был задан логичный вопрос: «Девочка, а что ты умеешь делать?», - и я честно ответила: «Ничего, но очень хочу научиться. Знаю, я вам не нужна, но вы мне очень нужны. Согласна работать бесплатно!»

Так, в течение четырех лет, практически ежедневно, после лекций в институте, я работала в ателье. Да, абсолютно бесплатно, приобретая опыт. И к пятому курсу  была уже далеко впереди своих сокурсников.

Motolko IMG 8963 BFW Latushkina

ЕК: Что в ателье вас особенно впечатляло?

ЮЛ:Когда ты видишь, как портной-конструктор смело режет ткань, четко видя силуэт… Когда бесформенный лоскут  на твоих глазах превращается в одежду – это заводит, потрясает!...

ЕК:Как будто совершается некое таинство…

ЮЛ:…несравнимое ни с чем! Настоящее чудо!

ЕК:Наверное, было тяжело и работать и учиться?

ЮЛ:Практика привила мне трудолюбие и дала уверенность. Я странный человек: если чем-то увлечена, бросаюсь в это дело с головой. Например, для дипломной работы, нужно было представить три единицы одежды. Некоторые отшивали пять для попутного участия в конкурсе «Мельница Моды». Я же отшила для конкурса восемнадцать единиц, и четырнадцать для защиты диплома. Просто не могла остановиться…

ЕК:Есть пожелания факультету дизайнеров одежды?

ЮЛ:Есть предложение по организации учебного процесса. В первую очередь, я убрала бы половину ненужных общеобразовательных предметов, не дающих учащимся ничего, кроме постепенно приходящего равнодушия к профессии. Во-вторых, добавила бы как можно больше практических занятий. Изучая только теорию, платья не сошьешь…

34231270

ЕК:На конкурсе «Мельница Моды» вы выиграли стажировку за границей.

ЮЛ:Более того, еще учась на третьем курсе, получила Государственную Премию.

ЕК:Cтудентка, начинающий дизайнер – получает такую премию! Здорово, что у нас поддерживают таланты!

ЮЛ:Да, особенно для молодых очень важно, когда их труд замечен, вознагражден. Это дает стимул двигаться дальше.

34231189

ЕК:Что больше всего запомнилось и впечатлило за границей?

ЮЛ:Система образования построена так, чтобы не заставить, а вызвать желание что-то в себе развивать. Никто никого не принуждает. Хочешь – учись. Не хочешь – дверь там, уходи. Ты чувствуешь себя свободным как в своем выборе, так и просто на улице. Волен одевать все, что вздумается, а окружающие не будут тратить время на обсуждение твоего внешнего вида.

ЕК:Забавно… Как раз в прошлом интервью мне об этом же говорила Карина Галстян.

ЮЛ:Карина – удивительный дизайнер, со своим внутренним миром, неповторимыми образами. Мы как раз вместе с ней и проходили стажировку, наблюдали различия, много беседовали и разделяем эту точку зрения.

IMG 1890

ЕК:Чему вы научились и чему нам всем стоит поучиться у европейцев?

ЮЛ:Свободе самовыражения и уважению этого в других людях.

ЕК:Согласна. Ведь взаимное уважение друг к другу – одно из условий свободы самовыражения, и как следствие, свободы выбора, свободы человека.

Советуете ли молодым людям получать образование за границей?

ЮЛ:Настоятельно советую. Причем именно в англо-германо-франко-говорящих странах: с полным погружением в другую атмосферу, культуру, язык, другую систему образования и взаимоотношений. Это повышает интеллект, расширяет кругозор.

IMG 2088

ЕК:И затем, как вы, вернувшись на родину, использовать приобретенные знания? ПетрI все-таки был прав… Чему вас там учили?

ЮЛ:Учили секретам профессии. Например, откуда брать вдохновение…

ЕК:Разве этому можно научить?!!

ЮЛ:Представьте себе, можно. Профессионал знает, как организовать свой творческий процесс , а не сидит, закатив глаза в потолок, ожидая озарения. Подобным как раз и страдают любители.

3 2 6733

ЕК: Приоткройте завесу тайны.

ЮЛ:Прием называется «источник инспирации».

Мы приходили в класс, а на столе разложена масса различных карточек с изображениями: шарики, леса-поля, пузырьки, полоски, цветы, машины, пух… Вместе с преподавателем выбираешь три карточки и начинаешь с ними работать – эти три картинки ты должен связать между собой  с последующим воплощением собственного образа в одежде. Подобный образовательный прием очень развивает и, в то же время, организует. Узнав, долго тренируешься правильно его использовать. А в дальнейшем, источником вдохновения могут стать уже более сложные вещи: просмотренные фильмы, прочитанные книги, народные костюмы, путешествия…

4 6736

ЕК:При таком подходе, весь мир работает на тебя…

ЮЛ:… и нет желания и времени заниматься плагиатом, который, к сожалению, развит среди некоторых наших новоиспеченных «дизайнеров». В мире бесконечное количество источников вдохновения. Учитесь создавать свое!

Продолжение следует…

shopogoliki.by

мода – это мы — FashionAir

После яркого показа коллекции «Бирма» от LATUSHKINA мы пообщались с дизайнером бренда Юлией Латушконой о вдохновении, партнерах, рынке, образовании и, конечно же, о моде.— Юлия, инспирацией для Вашей прошлой коллекции «Кошерно» стала случайно выигранная бутылка  кошерного шампанского. Чем Вы вдохновлялись при создании коллекции «Бирма»?

— На эту коллекцию меня вдохновили камни. Будучи в Танзании, я узнала, что там производят одни из чистейших сапфиров. Я начала активно интересоваться этим вопросом, узнала о видах камней, от чего зависит их оттеночность, как они получаются и так далее. Это маленькое исследование привело меня к бирманским сапфирам. Так появился образ для коллекции.Приходя на показ, люди должны окунаться в определенную атмосферу, переживать те же эмоции, что и дизайнер во время создания коллекции. И для того, чтобы передать эти ощущения, у дизайнера должен быть сложившийся образ. Для меня как для человека одежда (может, это не совсем правильно будет звучать из моих уст) – это всего лишь дополнение, способ самовыражения. А для дизайнера одежда – это возможность сказать что-то внешнему миру через краски, через формы, через фактуры.—

Какие ткани использованы в новой коллекции? Каким тканям в принципе отдаете предпочтение?

— Чаще всего я, конечно, предпочитаю натуральные ткани. Но в конкретной коллекции «Бирма» я больше использовала синтетику, скажем так, по необходимости. Одна из важнейших составляющих этой коллекции – это цвета. А синтетические ткани гораздо ярче натуральных. Они проще окрашиваются и лучше держат цвет. Натуральные волокна, за исключением шелка и натурального атласа, цвет поглощают. Так что когда я увидела нужную мне насыщенность и цвета в синтетических тканях, выбор был сделан.  На фото: коллекция «Бирма» бренда LATUSHKINA

— Вы постоянный участник BFS. В одном из своих интервью Вы говорили, что не участвуете в Belarus Fashion Week, потому что это мероприятие недостаточного уровня. В чем конкретно для Вас, как для участника, заключается этот самый уровень? И почему, на Ваш взгляд, его не хватает BFW?

— Прежде всего это площадка. Я для себя в последний год поставила планку от 1000 человек. На последнем моем показе на Brands Fashion Show было 1500-1600 человек. Неделя Моды принять такое количество человек не может. Второе – свет. Для меня важно, чтобы он был профессиональным, чтобы с ним можно было что-то сделать. На моих показах всегда работает режиссер – Нина Драко. И мы всегда делаем световое шоу. С помощью света, его движения, его оттенка можно задать необходимое настроение, добиться нужного эффекта.Третье – уровень организации бэкстэйджа. Я всегда работаю со своей командой. В частности, с командой визажистов Ольги Томиной, с которыми мы работаем не один год. Я знаю, насколько они компетентны, они знают, что хочу видеть я. Когда я лет пять назад

(сезон весна-лето 2012, прим. редактора) принимала участие в Белорусской Неделе Моды, мне приходилось прямо на площадке за три часа до показа объяснять визажистам, что мне нужно, рассказывать свою идею. И я все равно не получила желаемый результат. Работа с постоянной командой экономит мне нервы.А еще мне, как и любому дизайнеру, важно, чтобы был постоянный рост. Чтобы каждое следующее шоу было интереснее, чем предыдущее. Я не знаю, как сейчас развивается Belarus Fashion Week, но в Brands Fashion Show я уверена гораздо больше. Я за то, чтобы помогать этому проекту расти и развиваться, потому что на данный момент они предоставляют мне самые хорошие возможности. А дальше все упирается в партнеров и спонсоров.

 

— Вы заговорили о развитии и о спонсорах. Считаете ли Вы, что подобные проекты стоит/удастся коммерциализировать?

— Это, конечно, очень сложно. Белорусским компаниям тяжело довериться подобному проекту и вложить в него большие суммы денег. Потенциальные партнеры, наверное, пока к этому не готовы, потому что они не увидели уровня. Очень важно иметь одного постоянного крупного спонсора, а не менять их от сезона к сезону. Но чтобы компания согласилась регулярно вкладывать деньги, нужно предложить ей уровень и стабильность: хотя бы несколько постоянных дизайнеров-участников, постоянная площадка и так далее. Потому что это показатель. Мы все так или иначе находимся в поиске. Дизайнеры, стилисты, визажисты, партнеры… И когда ты приходишь на проект на один сезон, а на следующий идешь искать другой – значит тебя там что-то не устроило. А стабильность высвобождает время, сэкономленное на поиске партнеров, для творчества. Я для себя к такому варианту уже пришла. У меня есть два постоянных партнера – это спортивный комплекс «Yes to day» и техника «Mille».—

В чем вы видите плюсы и минусы белорусского рынка для развития бренда? Чего не хватает белорусскому рынку моды?

У нас рынок очень сильно делится по целевому назначению и интересам людей. Есть молодежь, более европеизированная, готовая на эксперименты. Есть более старая школа, которая не готова к смелым решениям. А среди них есть еще просто стильные люди. И у каждого из них своя ниша. Я училась и жила в Берлине и мечтаю, когда так будет у нас: ты можешь выйти на улицу с зелеными волосами и на тебя не будут обращать внимание. У нас же, когда человек куда-то собирается, он задумывается, что о нем подумают, как на него посмотрят, будет ли  это уместно и так далее. И это комплексует людей. И это портит рынок. Люди приходят к тому, что проще купить обычную белую майку, чем переживать по поводу необычной надписи на ней. Проще не выделяться из толпы. На таком рынке дизайнерам очень сложно работать.

Вы одна из немногих дизайнеров, кто работает в том числе и с государственными и корпоративными заказами. И совмещать это с выпуском дизайнерских коллекций, наверное,  не получается физически. Расскажите о своей мотивации заниматься такими проектами.

— Вы правы. Совмещать не получается, хотя я стараюсь. А что касается мотивации, то (это, наверное, не скромно и немного странно, но): если не я, то кто? Если ты являешься человеком, который может хоть что-то сдвинуть, хоть что-то изменить – это нужно делать. Я просто покажу вам фото того, в чем ходили белорусские спортсмены до моей формы. Такие изменения меня мотивируют.На фото: олимпийская форма белорусской сборной, 2008 год

На фото: олимпийская форма белорусской сборной, 2016 год. Дизайнер Юлия Латушкина. 

Я вообще считаю, что дизайнеры и белорусские заводы и предприятия должны дружить.

Например, когда я работала, опять же, над олимпийской формой, я принесла на завод «Свитанок» свои разработки для майки в орнамент. Художник «Свитанка» показал мне свои разработки майки с очень схожим орнаментом. Да, моя задумка была чуть более сложной по цветам и деталям, но заводы всегда все упрощают. Так вот, в производство эта модель не пошла, потому что отдел маркетинга идею не поддержал – не будет продаваться. После Олимпийских игр майку пустили в продажу и она продается по сей день. Конечно, завод по производству одежды – это крупное предприятие. Им важно, чтобы модель, выпускаемая на рынок в тысячных тиражах, была продаваемой и не слишком дорогой в производстве. Но все-таки белорусским предприятиям стоит сотрудничать с дизайнерами и прислушиваться к ним.

В своем предыдущем интервью Вы говорили о том, что в Беларуси много тех, кто шьёт одежду, но мало тех, кого можно назвать дизайнером. В частности из-за отсутствия соответствующего образования. Для Вас дизайнер – кто это такой, и что главным образом отличает его от тех, кто просто шьёт одежду?

— В этом вопросе я очень строгая (Смеется). Я считаю, что дизайнер – это человек, который понимает, каждую ступень структуры. Начиная от пластики ткани и заканчивая готовым изделием.  Если вы видите фотографию и Вам кажется, что это можно сшить из такой-то или такой-то ткани, то это Вам кажется. Вы должны знать наверняка. Ткани, например, бывают разные по структуре, по пластике, и дизайнер должен точно и четко понимать, чего он хочет и как этого добиться. Меня этому научили в Германии.

Возможно, у тех, кто шьет одежду и пытается этим заработать, есть хорошие, даже отличные идеи. Но дизайнер – это человек, который знает весь технологический процесс, он знает такие слова как «технология» и «конструирование». Дизайнер должен уметь любому своему сотруднику на любом этапе создания коллекции  объяснить что и как нужно сделать. А для этого нужно все это уметь самому. Если дизайнер не знает, что нужно сделать с рукавом, чтобы он был той или иной формы – это не дизайнер. Конечно, в дизайне есть место и творчеству. Но дизайнер – это не просто художник, это технически подкованный художник.

На кого из дизайнеров Вы равняетесь, с кого берете пример, если берете?

— Знаете, я в последние лет пять практически не слежу за модой. У меня наступил тот период, когда я стала отдавать, самовыражаться. Благо, сейчас мода не имеет таких четких рамок как, например, в 60-е или 70-е. Сейчас мода – это мы. Мой самый «любимый» вопрос, на который я даже не знаю, что отвечать: «Что сейчас модно?» — «Ничего, ходите голые». Есть, конечно, некоторые тенденции, но это все очень условно.

Из вдохновителей – я люблю политику МакКуина, мне нравится Гальяно –  более экстравагантные дизайнеры. Наверное, потому, что они в своих коллекциях воплощали не тенденции, а свои эмоции. Это гениальные люди.

Фото: Кристина Стец, Сергей Тамков, Елена Жукова.

fashionair.by

Интервью с Юлией Латушкиной | Salon375Salon375

Чтобы понять отечественную моду, чтобы писать о ней, необходимо познакомиться с теми, кто ее создает, поэтому команда Ателье модной мысли Salon375 продолжает серию встреч с белорусскими творцами моды. В этот раз мы общались с Юлией Латушкиной. В своем рассказе Юля отметила, что особое внимание в своей одежде уделяет форме, и эта деталь, безусловно, базируется на внутренних качествах Юли, отчего и наш разговор был весьма конструктивен. Такая характеристика в сочетании с ярко выраженной открытостью миру, любовью к происходящему в нем делает собеседника еще более интересным, так что в дискуссии забываешь о времени и полностью уходишь в общение.

— Спасибо, Юлия, что нашли время встретиться с нами. Первый вопрос, конечно, касается начальных этапов вашей творческой жизни. Расскажите, пожалуйста, как все происходило.

 Наверное, как и у многих творческих людей, мой путь начался не очень успешно. К достижению своей цели я шла очень долго. Мое первое образование хореографическое: по окончании школы у меня был диплом хореографа, и уже подразумевалось, что я буду поступать в Институт культуры. Но за два года до окончания школы, у меня произошел серьезный конфликт с директором, что стало очень важным событием в моей жизни, так как из-за этого конфликта я полностью потеряла интерес к танцам и больше не хотела двигаться в этом направлении.

 Вы занимались народными танцами?

 Нет. Это был и балет, и народные танцы, и исторические и т.д. Я занималась там практически целый день. Также была музыка: играла на баяне, фортепиано. Это было ужасное время (улыбается), сейчас я даже двух нот не возьму. Когда я поняла, что не хочу заниматься дальше хореографией, решила стать хирургом (улыбается).

— Сколько вам тогда было лет?

 Это был где-то 10-й класс, то есть выбор был сознательный. Я решила, что медицина — это отличная сфера, и сил у меня хватало на обучение. Очень любила биологию и хорошо в ней ориентировалась. Но был у меня один грешок еще с самого детства: все время крала одежду из родительского шкафа (улыбается).

— А что вы делали с ней?

 Мне постоянно не хватало личной одежды, поэтому, чтобы никто не узнал, кому принадлежат только что появившиеся в моем гардеробе вещи, я переделывала найденное в родительском шкафу. Конечно, позже они узнавали. В десятом классе ко мне подошла мама и сказала: «Юля, ты уверена, что хочешь поступать в медицинский?» На данный момент я очень благодарна маме за этот вопрос.

— Разговор с мамой был основополагающим в принятии решения?

 Да. Она тогда мне сказала: «Ты портишь одежду. Но ведь можешь не портить, а создавать!» Мы нашли с ней, что существуют целые специальности. И вот я два года училась в Академии искусств на подготовительных курсах, полтора года занималась с художником.

— И как давалось обучение?

 Я не была прилежной ученице ни в школе, ни на первом курсе университета, но вскоре мое отношение кардинально изменилось.

Интерес появился, когда началось конструирование, когда началось то, что помогает понять, как строится одежда: почему один материал мягко ложится, почему другой стоит и т.д. Людям посторонним кажется, что это все очень легко. По сути нас дрессировали, и я очень благодарна своим преподавателям за это. Но мне все же было тесно в университете, и я пошла в ателье. Пришла и сказала: «Мне нужна помощь в пошиве коллекции к «Мельнице моды», и я хочу у вас работать». Я понимала, что полный ноль в пошиве, поэтому предложила бесплатный труд: мне было важно понимать, как все создается, а не зарабатывать деньги. И с этим ателье я уже девять или десять лет! Тогда я не понимала, как человек раскладывает перед собой ткань, мелом что-то чертит, и получается одежда. Меня это всегда захватывало! Есть разные дизайнеры: кто-то к принтам больше тяготеет, кто-то к цвету, я же прихожу в восторг от формы. Плюс мне повезло: на третьем курсе я уехала первый раз учиться за границу, в Германию. Там я поняла, что такое вообще обучение, что такое правильная система образования и что такое форма. Но, несмотря на обучение и опыт работы, я осознаю: мне надо еще столько трудиться, чтобы выйти на нормальный уровень!

— Хотелось бы узнать о вашем заграничном опыте работы. Как туда попасть? Как произошло, что вы поработали в Амстердаме, учились в Берлине?

 Кроме Амстердама и Берлина, я исколесила пол-Европы! Это все благодаря «Мельнице моды». Я рада, что попала в тот период, когда она была на пике. «Мельница» была шагом, который помог понять, что существуют иностранные конкурсы для молодых дизайнеров. И обучение я получила бесплатное, выиграв на «Мельнице», второе обучение я выиграла опять же на «Мельнице». Если бы кто-нибудь из Берлина хотел тебя найти, у него этого не получилось бы, но есть люди, которые собирают профессионалов, дают возможность молодым без глобальных трудностей интегрироваться в моду. В Амстердаме было со всех сторон хорошее предложение, но меня всегда смущало один момент. Не хочу, чтобы меня неправильно поняли, я не скупа и не собственница, но, когда два человека делают одну коллекцию, рано или поздно между ними будет конфликт. И я всегда очень сильно этого боялась: боялась, что поругаюсь со своей подругой. Из личного примера я это видела и понимала, к чему все может прийти. Мне неоднократно предлагали открыть бизнес в Беларуси при чужом финансовом вложении, но я чувствую, что буду рабом в таких условиях, и этого очень сильно боялась. По большому счету, на стажировке ты получаешь колоссальный опыт, но вот больше трех месяцев тебе этого опыта не нужно. Если продолжать так работать, становишься серой мышкой…

 То есть вы прошли все эти этапы и поняли, что хотите собственный бренд.

 Знаете, нет. У меня не было такого, что я хочу собственный бренд. И на сегодняшний день я даже жалею, что он носит мое имя. Я не публичный человек. Мне бы хотелось просто жить, правильно работать. Я хочу жить как все нормальные люди, ходить по магазинам, чувствовать себя комфортно и не думать, как на меня посмотрят и что потом скажут.

 Есть ли какой-то центр в вашей марке, вокруг которого все выстраивается? Например, вечерние платья или casual.

— Нет. Люди сами направляют тебя периодически. Появляется больше заказов на вечерние платья, получается, что ядро — вечерние платья. Сейчас я готовлю новую коллекцию. Она будет абсолютно другой.

— То есть это будет другая Юлия Латушкина?

 Да. Понимаете, если поставить все мои коллекции, то ни одна из них не пересекается. Нет такого, чтобы я взяла платье из одной коллекции, а в следующей его же в другом цвете выпустила. Что касается стилистики, то я пока не созрела к каким-то панковским образам. Я больше склоняюсь к чему-то более утонченному. Мне бы хотелось создать такой бренд, обращаясь к которому человек не будет выстраивать ожиданий. В Беларуси есть некоторые дизайнеры, которые из года в год одно и то же делают. Еще одна сложная ситуация в нашей моде касается ценообразования. Ко мне приходят клиенты от других дизайнеров, жалуясь, что те постоянно поднимают цены.

 За последнее время появилось множество проектов: BFW, MSK, One Day Show. Есть ли какое-то развитие дизайнеров в связи с созданием таких мероприятий?

 Интерес к дизайнерам появился, а сейчас я, быть может, вас удивлю, благодаря фэшн-маркетам. Они собрали всех дизайнеров под одну крышу и дали человеку возможность прийти, увидеть, потрогать, купить. Тогда у белорусского потребителя появился интерес.

 Виктория Азаренко на съемке для одного журнала была в вашей одежде. Она ваш клиент?

 Вика, к сожалению, не мой клиент. Мы работали на съемке. Она потрясающий человек, хотя все ее боялись.

 Это она вас пригласила на съемку?

 Ее менеджеры. Впервые мы познакомились на съемке, пообщались, немного подружились. Она приехала со своей командой из Америки. Вика, наверное, не очень любит съемки. Человек, занимающийся спортом — ему это не очень интересно. Это скорее такая дань пиару, когда ты обязан выполнять какую-то работу. В съемке менеджеры хотели подать ее в русском стиле, и они обратили внимание на мою русскую коллекцию.

— Кто еще есть в списке ваших звездных клиентов?

— Один из последних — Полина Гагарина. Она очень классный человек, человек, с которым хочется общаться. Она была в восторге от одежды. Работала с девочками Дробыша, были заказы для концертов Агурбаш.

 Юлия, давайте перейдем к блиц-опросу. Вы создали много различных образов. Какое самое любимое ваше произведение?

 Наверное, такого нет. Я начинаю любить то, что люди покупают. Вовсе не из-за денег. В тебя вселяет уверенность тот факт, что люди покупают, ведь это значит, что вещь им нравится.

— Есть у вас какие-нибудь традиции, например, перед показом?

 Вообще нет. Но обычно перед показом все модели становятся передо мной, мы целуемся, обнимаемся, желаем удачи. Люди, с которыми я работаю, для меня являются семьей. К ним отношусь с открытой душой, а они — так же ко мне. У меня всегда на backstage есть печенье, вода, чтобы мои модели ни в коем случае не чувствовали голода.

— Любимый цвет?

 Черный. В силу того, что я много работаю абсолютно с различными цветами, меня хватает только на черный.

— Кто Вас в жизни поддерживает больше всего? Кому больше всего благодарны?

 Родителям, хотя часто бывают конфликты. Но больше всего им. У меня не было папы-модельера, бабушки-дизайнера, больших вложений. У меня родители из технической сферы, не творческие люди. Меня закаляло их хладнокровное отношение к тому, что я делаю.

 И последний вопрос: заветная мечта?

 Если быть искренней до конца, то создание своей семьи. Я в том возрасте, когда о ней уже хочется думать. Глядя на окружающих меня девушек и парней с детьми, я понимаю, что это самый значимый момент в жизни. Кто-то спрашивал буквально недавно, чего я пожелаю людям. Я искренне желаю всем любви. Наверное, если есть любовь, то и здоровье есть. Жить хочется, когда есть ради кого… просто потому что ты любишь.

Благодарим Светлану, основательницу Студии свит-дизайна «Каприз» за подготовленный для Юлии симпатичный сладкий подарок. Как отметила Юля, «подарок просто шикарен: и по внешнему оформлению, и по своему вкусу».

белорусские дизайнерыинтервьюЮлия Латушкина

Похожие Записи

Об авторе: Salon375

« Пять молодых и перспективных: Грузия До и После: космический образ »

salon375.by

Не уставая удивлять. Юлия Латушкина

Топ-дизайнер и постоянный участник Brands Fashion Show Юлия Латушкина в эксклюзивном интервью — о надобности модных шоу в Беларуси, специфике работы с униформой и тематических коллекциях


Fashion Collection: Юлия, недавно вы разработали форму для работников сети кинотеатров Silver Screen. Это уже не первый раз, когда вы сотрудничаете с крупными компаниями и предприятиями. Поделитесь, как протекал процесс создания униформы?

Юлия Латушкина: Когда я начала сотрудничать с крупными белорусскими предприятиями и компаниями, то столкнулась с рядом трудностей: во-первых, в вузе меня этому не учили. У нас не было предмета «Униформа», но жизнь заставила обучиться ему самостоятельно. Скажем так, подобрать индивидуальный подход к клиенту — тяжело, что говорить о компании, где в противовес одному мнению — десять других. Лично для себя я разработала собственный алгоритм действий: для начала выслушаю пожелания обеих сторон и только потом берусь за дизайн. Очень важно получить не только представления о форме от руководства компании, но и фидбек от ее работников. Ведь ходить в форме им, поэтому самое главное, чтобы сотрудникам было в ней комфортно. Допустим, им часто приходится выгружать товар, значит, необходим предмет верхней одежды; или они весь день проводят на ногах, тогда нужна удобная обувь. Есть еще ряд факторов, как например, сезонность: сотрудник не может проходить весь год в шерстяной кофте — нужны сменные варианты. Я могу с уверенностью сказать, что в Беларуси есть еще два-три дизайнера, которые могли бы справиться с разработкой и изготовлением униформы. Помимо того что ты можешь что-то придумать, ты должен еще воплотить это в жизнь, а в дизайнерской студии одежду на триста человек не изготовишь: это уже промышленные тиражи.

F.C.: Есть ли какая-то специфика у работы над формой для кинотеатра?

Ю.Л.: Руководство Silver Screen подошло к вопросу достаточно опытно: мы пришли к единому мнению, что форма должна быть удобной и располагать к себе целевую аудиторию. Если вы приходите в кино, а вас встречает человек в белой рубашке и фраке, скорее всего, вас это будет напрягать, потому как официально-деловой стиль подсознательно вас сковывает и заставляет внутренне собраться.

При этом администратор, который решает более серьезные вопросы, должен быть одет в пиджак. Да, в моей форме он предусмотрен, но это пиджак розового цвета. Когда к вам подходит человек в розовом пиджаке и с улыбкой на лице, проблем у вас становится уже немного меньше, не так ли? Кинотеатр — это не то место, где хочется решать серьезные вопросы.

F.C.: Как вы думаете, почему компании стали такое значение уделять внешнему виду?

Ю.Л.: Форма с иголочки — один из показателей высокого уровня компании, это означает, что руководству не все равно, как выглядят сотрудники. Далеко ходить не буду: в моей студии девочки одеты в черные платья с воротничками. Это дисциплинирует. У человека должны быть рамки: как только он надевает рубашку и пиджак, он уже не позволит себе вальяжно развалиться в кресле.

F.C.: Давайте поговорим о конкуренции. Ощущаете ли вы ее? Или у каждого дизайнера есть свой клиент?

Ю.Л.: Вы знаете, я не могу ответить на этот вопрос. Я сама только недавно поняла, как устроена эта индустрия, а то, чем я занималась последние десять лет… Это были ясли. Да, сегодня у нас много дизайнеров, стилистов, визажистов и парикмахеров. Но когда говорят о визажистах, то почему-то говорят про Ольгу Томину, почему-то из дизайнеров все знают Ваню Айплатова. Из парикмахеров есть Александр Киринюк, есть Юрий Чубов… Каждый занимает свою нишу. Если говорить о дизайнерах, то среди них большинство, конечно, вовсе не дизайнеры: у них нет образования, а одежда, которую они отшивают для фэшн-маркетов, это элементарное зарабатывание денег.

Такая же ситуация с Неделей моды. Расценивать ее как мероприятие государственного масштаба я не могу. Смотрите, есть Неделя моды, есть Brands Fashion Show, есть Ukrainian Fashion Week, и у каждого из них свой уровень, так вот у белорусской Недели моды слово «уровень» даже отсутствует. Что самое главное в подобном проекте? Стабильность и постоянство. К примеру, Mercedes-Benz всегда поддерживает многие недели моды, в том числе и в Москве. Независимо от ситуации в стране, кризиса,санкций… И это говорит об уровне: значит, мероприятие работает хорошо, а организаторы выполняют свои обязательства. То же с дизайнерами. На любой неделе моды должен быть постоянный состав участников, хотя бы процентов пятьдесят. Да, есть дизайнеры, которые делают перерывы, уходят, возвращаются, но какая-то часть стабильна. Когда проект из раза в раз меняет партнеров, падает уровень мероприятия.

F.C.: 29-30 марта состоится третий сезон Brands Fashion Show, постоянным участником которого вы являетесь. Чем вас привлекает этот проект?

Ю.Л.: Я считаю, что в этой стране нужно делать интересные шоу, тогда она получит свое развитие и возможности. Я участник Brands Fashion Show прежде всего потому, что там совпадают понятия «ожидание» и «реальность». В его рамках есть возможность делать что-то новое, там потрясающая площадка и всегда такая организация, к которой нет вопросов. Абсолютное доверие к организаторам, в сотрудничестве с которыми нет никаких подводных камней. С другими организациями, к сожалению, все не так радужно.

F.C.: Каждая ваша коллекция тематическая, а каждый показ продуман до мелочей. Расскажите, как вы выбираете темы для инспирации?

Ю.Л.: Я человек творческий. Иногда услышу фразу, песню — и рождается идея. Вот меня всегда спрашивают, как я придумала коллекцию «Кошерно». В Одессе у меня живут три сестры и две тети. Летом я была на еврейской свадьбе и выиграла там бутылку кошерного шампанского (кстати, одержать победу мне помогли подписчики в инстаграме). И я все смотрела на эту бутылку и никак понять не могла, как шампанское может быть кошерным. Знаете, как бывает, годами смотришь на какую-то вещь, а потом оцениваешь ее под другим углом. Так что ты никогда не знаешь, когда к тебе придет идея: на свадьбе у подружки или на книжной выставке.

F.C.: Ваши показы также отличаются многочисленными выходами. Как правило, шоу делится на две части – повседневную и вечернюю. Сколько выходов обычно у вас получается и чем обусловлена такая структура показа?

Ю.Л.: От 50 до 80 выходов. Самое оптимальное количество — это 50, по крайней мере, для Беларуси. Иначе зритель устает, ему сложно воспринимать большие коллекции. Делю коллекции на блоки по простой причине: делать отдельно два показа (повседневная и вечерняя одежда) — это очень трудозатратно. Да, во всем мире у дизайнеров есть показ кутюрный, а есть прет-а-порте, но мы не в центре мировой модной индустрии, поэтому приходится совмещать все в одном мероприятии. Чтобы зрителям было интереснее, чтобы они не просто пришли посмотреть на магазин, но и получили эстетическое удовольствие. Для меня это вообще первостепенно, ведь когда ты не знаешь, чего ожидать от показа, сохраняется интрига, ты его ждешь. Сегодня большинство из тех, кто становится на путь дизайна, ведут себя достаточно последовательно: каждые полгода выдают практически один и тот же материал. Мне кажется, это скучно.

F.C.: Как вы думаете, почему белорусским дизайнерам ближе идея стандартных дефиле?

Ю.Л.: Для того чтобы срежиссировать идею, нужно быть дизайнером, а не заниматься пошивом одежды. Пошив одежды — это очень хорошо, но это не дизайн. К сожалению, таких людей, которые могут воплотить идею в жизнь и довести ее до конца, в Беларуси очень мало. На это нужны время и силы, это длительный и тяжелый процесс, начинающийся с задумки и заканчивающийся дизайном пригласительных.

F.C.: А были ли моменты, когда хотелось все бросить?

Ю.Л.: Нет, никогда. Я не делала показы, только когда занималась олимпийской формой, потому что чисто физически это невозможно. Это было предельно сложно: невозможно разорваться на несколько частей. Честно, у меня не было цели пропиариться, мне просто хотелось, чтобы спортсмены оставили эту форму себе, а не избавились от нее сразу после окончания игр. Ведь до этого никто не интересовался у самих спортсменов, насколько им комфортно выступать в предложенной форме. Во-вторых, у меня было желание уйти от трех цветов, которые постоянно используются в одежде с национальной символикой. Каково же было мое удивление, когда мне сообщили, что форма нашей сборной вошла в топ-15 лучших форм Олимпийских игр в Рио по версии USA Today. Я тогда подумала, что меня хотят разыграть. Оказалось, правда. Я с удовольствием продолжу работать в этом направлении.

Беседовала Анастасия Карасёва. Фото Пётр Винничек 
Fashion Collection Беларусь, март 2018, № 03 (57) 

fcollection.by

LATUSHKINA | Brands Fashion Show

Международный. Уникальный. Громкий. Три слова, которые наиболее точно описывают масштабный проект Brands Fashion Show. В Минске завершился второй сезон грандиозных модных шоу, организованных командой журнала Fashion Collection Belarus


В этом сезоне Brands Fashion Show свои коллекции показали такие бренды, как Patrizia Pepe и Peserico (Италия), Riani (Германия), Souk.Atelier (США), Coo Culte (Латвия), а также белорусские дизайнеры Лариса Балунова (Balunova) и Юлия Латушкина (Latushkina).

Аншлагом запомнился показ белорусского дизайнера Юлии Латушкиной. «Кошерно» — прочтение еврейской культуры, выдержанной в фирменном ДНК бренда Latushkina. Коллекция, в которой происходит столкновение двух способов самовыражения и двух сторон индивидуальности, была традиционно разделена на два блока — casual и вечерняя мода. Юлия вдохновлялась Одессой и тонким еврейским юмором. Кажется, теперь Минск снимет футболки «I am revolution» из прошлой коллекции и наденет новинки от дизайнера — «Кошерно» и «#Ономненадо».


Фото: Роман Стрига

 


Организатор проекта:

Партнеры проекта:

Инфопартнеры:

fcollection.by

Юлия Латушкина: «Успех – это состояние счастья»

Бренд Latushkina – основоположник вечерней белорусской моды. В 2016 году Юлия Латушкина предстала в новом амплуа – дизайнера парадной формы для Олимпиады. Своеобразный прорыв открыл новые возможности и значительно расширил ассортимент бренда. В шоу-руме Latushkina кипит работа: один клиент сменяет другого, в ателье слышен шум швейных машинок и видны километры шикарной ткани. Среди трудящихся пчелок – основательница бренда Юлия Латушкина. Дизайнер рассказала «Городу женщин» о вечерних платьях, об участии в проекте «Мой бизнес» и подвела итоги 2016 года.

– Обычно у дизайнеров спрашивают: помните ли вы первую вещь, которую создали? Я хочу узнать, помните ли вы первого покупателя?

– Наверное, не помню… Даже стыдно стало (смеется)! А вот вещь помню. Это было пальто. Я шила вещи, а они постоянно куда-то уходили, поэтому тяжело провести грань между клиентом и дружеским пошивом. Я помню, когда и кому продала первую коллекцию, также в памяти отложились первые продажи сценических платьев под заказ.

– Как развивался бренд? Поменялась ли концепция, на чем именно вы сейчас сосредоточены?

– Открыто могу сказать, что целостная концепция сложилась только года 2–3 назад. Бренд развивается вместе с модой, и сейчас появилось много нововведений. Когда я начинала работать, «концепция» была неизведанным термином. Я пришла к выводу, что не мы выбираем клиента и концепцию бренда, а клиент выбирает нас. По крайней мере, так происходит в нашей стране. В Беларуси хорошо работает сарафанное радио, и если дизайнер зарекомендовал себя в пошиве определенного ассортимента, то его будут представлять как специалиста конкретной области. Таким образом, круг деятельности сужается, и дизайнеры шьют то, что востребовано среди аудитории. Было время, когда мы шили все, чего не хватало клиентам. И именно эти люди сформировали концепцию бренда Latushkina.

– Выделите ключевые моменты, которые произошли с брендом Latushkina за последний год. Чем вам запомнился 2016-й?

– В 2016 году произошел своеобразный прорыв в нетипичном для меня русле. Если все привыкли видеть платья авторства бренда Latushkina, то сейчас марка ассоциируется с олимпийской формой. Это кардинальное изменение и открытие себя с новой стороны. Художник должен уметь работать в разных стихиях. Не факт, что у него будет получаться и он сможет развиваться, но навыки должны быть. Это равносильно тому, как профессиональные певцы экспериментируют с музыкальными направлениями. Создание парадной формы для спортсменов открыло новые возможности, и я рада, что в творческой карьере произошел такой переворот. Я включила новый стилистический сегмент в коллекцию и планирую развивать это направление.

– А как обстоят дела с созданием школьной формы? Продвинулась ли эта идея за рамки желания?

– Я была бы рада, если бы мне доверили создание полноценной школьной линии. Главное, чтобы у меня была свобода мысли. Существуют структуры, которые устанавливают нормы для школьной формы, так же как для парадной и других. А для дизайнера ограничения – это сложно, особенно, если дело касается цветовой гаммы. Уже много лет школьники ходят в черно-коричнево-белой одежде, и выглядит это скучно. Школьная форма должна делиться по возрастам, тогда бы дети носили ее с удовольствием. Также я убеждена, что школьная форма – это укомплектованный набор. Форма – как капсульная коллекция: несколько пар брюк, юбок, рубашек и пиджаков.

– Перейдем от школьной формы к парадной. Расскажите про создание формы для Олимпиады. Почему было представлено два варианта комплектов?

– Первоначально разрабатывалась синяя форма для изменения белорусской красно-зеленой концепции. Спортсмены и все, кто причастен к белорусской олимпийской сборной, устали от стандартной цветовой гаммы. Изначальный синий цвет был видоизменен и преобразован под белорусские реалии – организаторы боялись недопонимания: все же Беларусь ассоциируется с характерными цветами. Так получился второй и окончательный вариант парадной формы, в привычных для Беларуси тонах.

– Вы остались довольны результатом?

– Я слишком самокритична, поэтому мне всегда хочется сделать еще лучше. Начнем с того, что я целый год «прожила» с этой формой – прошла все этапы подготовки и реализации, поэтому устала от нее. Мое восприятие отличалось от реакции окружающих. Если рассуждать об удобстве формы для спортсменов со стороны дизайнера, я бы еще внесла дополнительные корректировки для максимального комфорта.

– Почему парадная форма так и не появилась в ГУМе и ЦУМе?

– Она и не должна была там появиться. Мне сделали предложение по реализации, но меня не устроили условия: коллекция могла поступить в продажу спустя два месяца после Олимпиады. К этому времени интерес уже ослабел, поэтому мы не видели смысла в сотрудничестве с магазинами.

– На какой стадии сейчас находится решение проблемы по выплате гонорара за олимпийскую форму?

– Национальный Олимпийский комитет взял на себя ответственность по решению этого вопроса, и сейчас все развивается в рамках этой структуры. Мне остается ждать и верить.

– Давайте вернемся к вашему привычному амплуа – дизайнера вечерних платьев. Расскажите о последних авторских новинках в этой нише.

– Из-за проекта с парадной формой мне физически не хватило сил осуществить показ новой коллекции, который был в планах. Сейчас мы работаем над его воплощением, и, надеюсь, после Нового года все наработки и задумки будут представлены публике. Я не буду раскрывать тайны, скажу только, что показ будет разделен на две части: повседневную и вечернюю.

– В Беларуси привыкли к комфортной одежде, и вечерние платья покупают по особым случаям. Востребован ли нарядный ассортимент бренда Latushkina среди минчанок?

– Да, конечно. К нам приходит разная публика, и у каждого свои ожидания и планы на наряд. Я убеждена, что умение попасть в одну волну с клиентом – залог успешного бизнеса. Нужно уметь подстроиться и под настроение, и под особенности праздничного повода. Например, если у девушки бюджет на свадебное платье 200 у. е., мы не будем предлагать ей модель в три раза дороже. Мы предложим не менее эффектный вариант, который впишется в запланированный бюджет. Мы относимся лояльно к клиентам и их мотивам на покупку.

– Девушки чаще покупают или берут платья напрокат?

– Чаще всего платья покупают. Прокат означает появление на публике в том, что уже могли увидеть. А поскольку платья бренда Latushkina существуют в единичных экземплярах, при покупке каждое остается эксклюзивной моделью в гардеробе хозяйки.

– Под брендом Latushkina выпускались также мужские вещи и обувь. Не планируете ли возобновить эту деятельность?

– Да, все верно, но возобновлять я не планирую. Я работаю с мужским классическим костюмом – для меня это идеальная рабочая территория с мужчинами. Шить одежду в молодежном русле пока не вижу смысла. Мы нашли комфортную среду и развиваемся в ней.

– Опишите свой привычный рабочий день.

– Тяжело сформулировать привычный график. К сожалению, у меня нет одинаковых рабочих дней. Каждое утро я не подозреваю, что приготовил новый день: кто-то может спонтанно назначить встречу или вовсе внезапно приехать в шоу-рум. Все происходит непредсказуемо. Я люблю работу за то, что могу менять обстановку в течение дня. Из-за смены деятельности, мест и собеседников я получаю различные эмоции, которые держат в тонусе. Я стараюсь упорядочить планы, но не всегда получается, и тогда опять приходится вступать в привычный ритм нон-стоп.

– Из-за плотного графика и мероприятий наверняка вы не успеваете переодеваться дома. Есть ли в шоу-руме набор «на подхвате»? Без каких вещей вы не представляете своей гардероб?

– Я не обхожусь без брюк и жакета. Для важных встреч у меня под рукой платье, костюм и туфли. Самый простой и нейтральный вариант – майка, спортивные штаны и теплая куртка. Летом к этому комплекту добавляются шлепанцы. Мне удобно работать в комфортной одежде: джинсы, рубашка, кеды.

– Год назад вы участвовали в проекте «Мой бизнес». Как вы туда попали, чего ожидали от проекта и что дал вам этот опыт?

– Попала я на этот проект по совету девушки, которая у меня работала. Она вселила в меня надежду, и я поверила, что у нас все получится. Так как я творческая личность, приоритетное желание – научиться строить бизнес. За этим я пошла на проект. На тот момент мне хотелось из стадии шоу-рума и ателье перейти к полноценной фирме. К сожалению, я не прошла дальше первого тура. Возможно, не хватило опыта, чтобы сформировать бизнес-стратегию и четко обозначить планы. Я видела конечный результат, но не понимала, что нужно сделать для его осуществления. Я была рада познакомиться и выслушать мнение менторов, профессионалов своего дела.

– У вас выдался сложный год: подготовка формы для Олимпиады, проблемы с выплатой гонорара, затопление шоу-рума. Как вы относитесь к жизненным препятствиям?

– Сначала я эмоционально реагирую на происходящее, потом успокаиваюсь и анализирую все со светлой головой. Не бывает безысходных ситуаций. Можно в гору не идти, гору можно обойти. Это лишь вопрос времени, отношения, финансов и других факторов. Может странно прозвучать, но то же затопление было мне на руку – здесь было убитое помещение, а благодаря этому инциденту мы сделали ремонт. Все ситуации нам даются неспроста. Их нужно принимать и делать выводы.

– Что для вас успех?

– Спокойное душевное состояние и признание клиентов. Для меня рабочий успех – это видеть клиента в одежде бренда, которую он купил несколько лет назад и по-прежнему носит с удовольствием. Успех – это состояние счастья. Мне приятно, когда друзья и клиенты приезжают из других стран и первым делом приходят ко мне в шоу-рум за обновками.

Беседовала Екатерина Пирожок

Фото: Даниэль Анохин, Евгений Грабник, Алексей Исаченко, Антон Мотолько

gorodw.by

LATUSHKINA – Проекты

«Дизайн-студия моды Юлии Латушкиной» оказывает широкий спектр услуг по разработке униформы и одежды  любого уровня сложности.

 

Специализированные работы по дизайну:

— разработка

— пошив

— авторское сопровождение проектов (форма для сотрудников, экипировка для спортсменов)

 

Для заказа отправьте техническое задание на [email protected]

 

Примеры наших работ можно увидеть ниже.

 

Июль 2016 года — Юлия Латушкина — дизайнер-разработчик Парадной Олимпийской формы для белорусской делегации на XXXI Олимпийских Играх в Рио (Бразилия).

 

    

 

Лето 2017 года — разработка и пошив формы для сотрудников сети кинотеатров «Silver Screen»

 

 

  

 

2018 год

 

Разработка и пошив формы для сотрудников туристической компании «TEZ TOUR»

 

 

 

 

Разработка и пошив хоккейной формы для команды Президента Республики Беларусь

 

 

Разработка формы для учеников гимназии №12 г. Минска

 

 

2019 год

 

Юлия Латушкина — дизайнер-разработчик формы для «II Европейских игр»

 

  

latushkina.by

Notice: Trying to access array offset on value of type null in /var/www/www-root/data/www/orelmeha.ru/wp-content/plugins/wpdiscuz/class.WpdiscuzCore.php on line 942 Notice: Trying to access array offset on value of type null in /var/www/www-root/data/www/orelmeha.ru/wp-content/plugins/wpdiscuz/class.WpdiscuzCore.php on line 975

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Notice: ob_end_flush(): failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in /var/www/www-root/data/www/orelmeha.ru/adv.php on line 309