Макдуглас аукционный дом: MacDougall’s Auction | Home

Содержание

MacDougall’s привез в Москву топ-лоты лондонских аукционов русского искусства

Наталия Гончарова. «Испанка». Фото: MacDougall’s

На пресс-конференции 6 ноября подводили итоги 15-летней деятельности аукционного дома. За отчетный период амбициозной супружеской паре финансистов из лондонского Сити, Уильяму и Катерине Макдугалл, удалось невозможное: MacDougall’s прочно утвердился в тройке лидеров среди аукционов русского искусства в Лондоне, сразу за такими гигантами, как Sotheby’s и Christie’s, а порой и оказываясь между ними по суммарной выручке торгов. В свою очередь, именно Лондон, за счет проходящей там дважды в год «русской недели», считается главным рынком отечественного искусства, намного опережая Нью-Йорк, Женеву и Москву. На пресс-конференции Уильям Макдугалл вполне оптимистично отзывался о том, как Brexit повлияет на британский аукционный бизнес. Среди возможных бонусов он называет отмену права следования (отчислений в пользу автора или его наследников с каждой публичной перепродажи произведения искусства) и налога в 5% на импорт искусства, введенных в Великобритании Европейским союзом. Вообще, команда MacDougall’s намерена и дальше завоевывать глобальный арт-рынок — планируется развивать новое направление, импрессионизма и современного искусства.

Что касается топ-лотов предстоящих русских торгов в Лондоне, то MacDougall’s привез весьма внушительную подборку: «Испанка» Наталии Гончаровой, «Метростроевка» Александра Самохвалова, «На балу» Бориса Григорьева, «Купающиеся мальчики» Кузьмы Петрова-Водкина (его натюрморт летом этого года установил очередной рекорд на Christie’s), «Портрет матери и сестры» Исаака Бродского и многое другое. Правда, московским посетителям выставки не удастся увидеть в оригинале главную сенсацию аукциона — работу Бориса Кустодиева «Осень. Проводы студента» (эстимейт £1,5–2 млн) из собрания знаменитого физика, нобелевского лауреата Петра Капицы, которого с художником связывала тесная дружба.

Однако и без Кустодиева на выставке есть на что посмотреть. Например, «Испанка» Гончаровой, предварительно оцененная немногим дешевле, в £800 тыс. — £1,2 млн. Цикл «испанок» 1910–1930-х годов для художницы знаковый, при этом вещь монументальная, написана на полутораметровом холсте вертикального формата. Работа из частного европейского собрания в 2003 году участвовала в выставке «Русский Париж» в Государственном Русском музее и опубликована в одноименном каталоге.

Кузьма Петров-Водкин. «Купающиеся мальчики». 1921. Фото: MacDougall’s

Еще одна значимая работа — «Купающиеся мальчики» Петрова-Водкина, датированная 1921 годом. В картине, выставленной на торги с эстимейтом £500 тыс. — £1 млн, соединены все наиболее узнаваемые элементы творчества художника — «только красного коня не хватает», по выражению Катерины Макдугалл. Написанная в Самарканде во время путешествия Петрова-Водкина по Средней Азии, работа со всей очевидностью отражает его поиски на пути от абстрактного пространства ранних лет к полному цвета и света метафизическому миру «планетарной действительности».

Из крупной американской коллекции Макдугаллам удалось заполучить на торги сразу несколько блестящих образцов русского искусства первой половины ХХ века. Это и невероятно эффектная, сочетающая в себе черты модернизма и античные реминисценции «Метростроевка» Самохвалова (£180–250 тыс.), и написанный в стилистике модерна «Портрет матери и сестры» Бродского (£350–500 тыс.), и две работы Николая Богданова-Бельского, и другие лоты.

Словно в пику конкуренту, аукционному дому Sotheby’s, у которого топ-лотом русских торгов станет абстракция Ивана Клюна из коллекции Георгия Костаки, на MacDougall’s выставлена коллекция из семи графических работ того же мастера русского авангарда, происходящих из собрания внучки художника, Светланы Клюнковой-Соловейчик, и опубликованных в подготовленном ею каталоге-резоне. Жемчужина собрания — киноплакат к фильму «Борьба гигантов» 1920-х годов (£60–90 тыс.). Это едва ли не единственный сохранившийся образец работы Клюна для киноиндустрии.

Михаил Шварцман. «Крепость главы». 1978–1987. Фото: MacDougall’s

Все вышеперечисленное — топ-лоты аукциона классического русского искусства, который состоится в Лондоне 27 ноября. Но в этот раз MacDougall’s проводит еще одни торги в рамках «русской недели» — аукцион современного отечественного искусства 25 ноября. В Москве из этой коллекции представлены два полотна: «Крепость главы» Михаила Шварцмана (£70–90 тыс.) и «Дорога» Олега Васильева (£35–50 тыс.). Кроме того, в усадьбе Зубовых выставлен целый ряд произведений русского искусства, которые можно приобрести частным образом, а не на аукционе.

Выставка открыта 7 и 8 ноября с 12 до 17 часов по адресу: ул. А.Солженицына, д. 9, стр. 1. Вход свободный.

Владелица MacDougall's дебютировала в литературе с арт-детективом

Интрига детектива закручивается вокруг выставленной на торги конкурентов картины Айвазовского "Бриг "Меркурий". В ней Макнилл распознает фальшивку, поскольку с оригиналом этой картины она была знакома более чем — тот находился в ее отчем доме. "Подлинник и фальшивка и среди людей и среди картин не могут сосуществовать мирно. Последняя всегда бросает вызов первому хотя бы одним своим существованием. Эта книга — о людях, причем не только в арт-бизнесе. Речь идет о любом бизнесе и, более широко, любом аспекте нашей жизни. Это абсолютно метафорично", — говорит автор "Брига "Меркурий".

Пытаясь распутать эту историю, Макнилл отправляется обратно в Россию, а путешествие сопровождают и знакомство с "прекрасным принцем", и убийство, и предательство, и настойчивое желание сохранить свой бизнес.

Название детектива весьма символично. "Меркурий" реально существовал, и во время русско-турецкой войны небольшое судно под командованием Александра Казарского вступило в неравный бой с двумя линейными турецкими кораблями.

"История брига "Меркурий" — это история одиночки, который, в силу обстоятельств, оказывается втянут в бой с много превосходящим его противником и чудом выходит из этой битвы. В книге легко читается параллель, когда молодая женщина открывает свой маленький аукционный дом между двумя гигантами (имеются в виду Christie's и Sotheby's) и пытается отстоять свое право на существование", — рассказала Макдугалл.

Кстати, у Айвазовского есть три картины, посвященные подвигу "Меркурия", офицеры которого получили пистолеты на свои фамильные гербы, поскольку перед началом четырехчасового сражения оружие было установлено рядом с пороховыми бочками, чтобы последние из живых смогли взорвать судно. Одно из полотен находится в Русском музее, другое — в Национальной картинной галерее Феодосии и третье — в частной коллекции. В книге, правда, речь идет о четвертой, вымышленной, вариации "Брига "Меркурий".

Почему русское искусство подешевело на аукционах?

Автор фото, macdougall

Подпись к фото,

Картина "Осень на Крестовском острове" Ивана Шишкина была продана на аукционе MacDougall's в прошлом году за 697 тыс. фунтов

Минувшая неделя для русского арт-мира в Лондоне была горячей. Крупнейшие аукционные дома - Sotheby's, Christie's, Bonhams и MacDougall's - проводили традиционные весенние торги русского искусства.

В последние годы сочетание экономических и политических факторов привело к беспрецедентному спаду интереса к русскому искусству на лондонских торгах. Накануне их начала эксперты предсказывали ухудшение ситуации.

Сейчас, когда торги завершены, "Пятый этаж" пытается понять, удалось ли остановить спад и каковы деловые перспективы торговли русским искусством на Западе.

Ведущие программы Михаил Смотряев и Александр Кан беседовали с экспертом по арт-рынку, обозревателем The Art Newspaper Russia Татьяной Маркиной и Екатериной Макдугалл, основателем и содиректором лондонского аукционного дома MacDougall's.

__________________________________________________________

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Михаил Смотряев: Если верить консервативной британской газете Daily Telegraph, которую мне Алик рекомендовал в качестве ликбеза, то там написано, что дела аукционных домов не очень хороши.

Александр Кан: Эта статья была опубликована до нынешних торгов.

М.С.: К торгам мы сейчас подойдем, но суммы там прописываются… С точки зрения нормального человека, что 40 миллионов, что 17 миллионов - цифры очень большие, но с точки зрения аукционного дома - не очень. В связи с тем что торги завершились, - специалисты из Daily Telegraph еще не получили к ним доступа, а мы уже получили, - Екатерина, оправдали ожидания, утерли мы нос "телеграфовцам"?

Екатерина Макдугалл: Мне вспомнился анекдот про старого еврея, который заболел и охал: "Мне плохо, мне плохо". Ему сосед говорит: "А кому сейчас хорошо?". Рассматривать русское искусство вне контекста было бы странно. Когда мы говорим о падении интереса к русскому искусству, мы говорим о невинной жертве общего политического, экономического и прочего кризиса.

Что касается русского искусства, с ним все в порядке было, есть и будет, но из-за временных пертурбаций, люди, как такие Буратинки, зажали денежку в кулачок и тратить не хотели. Получается так, что если люди боятся продать дешево, они предпочитают не продавать совсем. На рынок не выходят дорогие, качественные работы. Когда на рынок не выходят дорогие, качественные работы, нечего покупать. Так возникла стагнация рынка.

В России, как на любом рынке, всегда покупали дорогие, качественные, шедевральные вещи. Последние торги прошли очень удачно; я думаю, что осенью все будет еще лучше. Сейчас - хорошо, будет - еще лучше.

М.С.: Пожелаем здоровья старому еврею. Получается, что не все так плохо. Мы удивительно политически некорректные вещи говорим в эфире, но нам иногда разрешают, когда начальство не слышит. Отсылка к советской и досоветской классике - в крайнем случае, спишем на богатое историческое прошлое нашей страны. Кстати, если говорить об историческом прошлом: Алик составил список вопросов: первый из них как раз к истории и относится, - когда это все появилось?

А.К.: Я уже 20 лет работаю на Би-би-си, последние 10 лет занимаюсь обсуждением или освещением событий, связанных с культурной жизнью города Лондона и ее русским акцентом. На протяжении всех этих 10-15 лет на моей памяти всегда аукционы, торги русского искусства - какой-то такой единый комплекс, а ведь, наверное, не всегда так было? Русским искусством торговали Sotheby’s, Christie’s. Ваш аукционный дом, Катя, появился относительно недавно, в 2004 году, то есть 12 лет тому назад. Когда произошла координация, когда это все сложилось в то, что мы теперь называем неделей русского искусства? Таня, вы следите за аукционным рынком, связанным с русским искусством, довольно давно?

Татьяна Маркина: Да, довольно давно. "Русская неделя" появилась лет 20 тому назад с легкой руки Sotheby’s, хотя торговали русским искусством, естественно, весь ХХ век. Christie’s иногда лидировал, в частности, Алексей Тизенгаузен много десятилетий (боюсь сказать, сколько, - наверное, сорок лет) продает русское искусство.

Е.М.: Сколько же ему лет? Жена у него молодая.

Т.М.: Не скажу, коммерческая тайна. Он пришел в женевский отдел Christie’s где-то около 80-го года - это почти 40 лет. Они занимались, в основном, прикладным искусством и Фаберже, а "Русская неделя" (я не наблюдала этого, но мне рассказывали) с цыганскими гуляниями на Бонд-стрит, ряжеными казаками - это было изобретение Sotheby’s в 90-е годы.

Е.М.: Я помню, цыгане были, медведей не помню.

Т.М.: Медведей - никто не говорил, цыгане и казаки должны были быть на Бонд-стрит. Тогда первый раз русское искусство и русский авангард, иконы, резка вышли на уровень, когда их заметили на интернациональном уровне.

А.К.: Какой это год, вы говорите?

Т.М.: Боюсь вас обмануть, это 90-е годы.

М.С.: С тех пор казаки, ряженые переехали в Санкт-Петербург и занимаются там борьбой за нравственность.

А.К.: Катя, Sotheby’s, Christie’s - всемирно известные бренды, существующие уже не одно столетие. Но Макдугалл сегодня мы уже разбираем абсолютно наравне с этими брендами, хотя в отличие от них вы занимаетесь исключительно русским искусством. Когда вы почувствовали, что спрос на русское искусство настолько велик, что может существовать отдельный аукционный дом, посвященный исключительно русскому искусству?

Е.М.: Мы это сделали в 2004 году, но не потому, что казаки танцевали, - хотя я очень люблю шабраш смотреть, - а потому что тогда оборот был приблизительно 50 миллионов, было три аукциона, два - Sotheby’s, Christie’s - проходили редко, и явно была ниша для третьего игрока. Это был математический расчет, нежели эмоционально.

А.К.: Понятно, это все-таки бизнес, без математического расчета никуда не денешься. Сам факт того, что вы существуете уже 12 лет и существуете успешно - у вас прекрасное помещение, проходят прекрасные выставки, на глазах вы только расширяетесь. Теперь вы уже проводите аукционы не только в осенние (не знаю, как их называть правильно - они все время где-то на грани между осенью и зимой), осенне-весенние или…

Е.М.: Весна и осень.

А.К.: Хорошо, будем так говорить - осенне-весенние, но вы стали проводить промежуточные аукционы. Где-то в начале этого года у вас был аукцион по советскому реалистическому искусству.

Е.М.: Да, у нас были отдельные советские торги.

А.К.: Совсем недавно вы провели аукцион по фотографии. У меня здесь каталог этого совершенно замечательного собрания, которое было выставлено. Получается, что интерес для вас стал таким, что вы стали проводить другие, параллельные и дополнительные, аукционы?

Е.М.: Это логично, потому что русских сейчас в Англии очень много, а покупать два раза в год и обязательно в одну неделю не все хотят. Кто-то хочет покупать и в другие недели. Русская неделя имеет свои минусы и свои плюсы. С одной стороны, много всего, и можно выбрать, с другой стороны, много всего, и человек не впитывает так много, когда три с половиной аукционных дома предлагают. Поэтому мы выходим в межсезонье - это практика всех рынков. Всегда четыре аукциона в год, не два, а четыре, потому что раз в шесть месяцев можно забыть, что ты что-то коллекционируешь. Мы выходим пока одни, мы от этого не страдаем, но если бы "Русских недель" было не две, а четыре, мне кажется, от этого все выиграли бы, если бы общий объем весенних и осенних торгов сократился и более равномерно распределился.

Т.М.: Потом диверсификация пошла бы на пользу. Похвально, что Sotheby’s продает и современное искусство, и старое искусство, но они даже сейчас стараются: современное из основного каталога вынесли и перенесли в другой отдельный каталог - contemporary list. В принципе, это очень правильное решение.

Е.М.: Я с ним абсолютно не согласна, но это уже другой вопрос, поэтому я не делаю contemporary list, если я Таню правильно поняла.

Т.М.: Я имею в виду, что, мне кажется, интереснее разделять классическое искусство и современное. Например, как вы фарфор выделяли, когда у вас была коллекция фарфора. Это интереснее и это разные ценовые уровни, разные вкусы, разные ситуации. Вокруг этого можно больше придумать, больше привлечь внимания.

Е.М.: Мне кажется, если выводить русское современное искусство на международный рынок, надо делать в контексте больших рынков, а не в контексте нишевых.

Т.М.: Пожалуй. Заметьте, что русское искусство было на этих торгах самое дорогое.

Е.М.: Это единственное, что продается.

А.К.: Впервые они вывели современное искусство.

Т.М.: Это не впервые, это второй или третий раз, но русское неизменно оказывается в топах.

А.К.: Но оно позиционируется уже не как русское, а как восточно-европейское.

Т.М.: Как назовете, можно назвать интернациональным. Позиционировать его в интернациональном контексте правильно.

А.К.: Насколько я понимаю, причины здесь сугубо политические. Мне помнится, что год назад или были возражения со стороны Грузии, в частности, грузинских художников, о том, что их работы попадают в русский отдел, в русский рынок, притом что страна давным-давно независима.

Е.М.: Давайте тогда Пиросмани заберем, и у них будут торги классического грузинского искусства, состоящие из полутора художников. Армян выводить - тогда Айвазовского.

А.К.: Проблемы со всем этим дележом бывшего советского пространства. Мы по-прежнему говорим о том, что центр торгов русским искусством в Лондоне. Таня, почему так? Попытки организовать какие-то торги на территории современной России в Москве были. Все помнят нашумевший аукцион Sotheby’s 1988 года. В перестроечные годы на волне эйфории казалось, что теперь придут в Россию крупные аукционные дома и будут торговать русским искусством в Москве, однако этого не случилось.

Т.М.: Тот случай был единичный, легендарный, это было чудо. Российское законодательство по ввозу и вывозу произведений искусства никак не способствует тому, чтобы там проводились какие-либо торги. Конечно, в Москве проходят аукционы, но на них обычно предлагаются те произведения искусства, которые находятся внутри страны. Чтобы продавать, нельзя ввезти, то есть можно, но это не выгодно, потому что будет очень значительная суммарная пошлина.

Точно также, купив на этих торгах, невозможно вывезти. Наверное, в каких-то случаях можно, но оформление будет довольно дорогим и долгим, и не факт, что разрешат вывезти. Естественно, все эти торги в России очень небольшие, это то, что вращается на внутреннем рынке. Русское искусство на внутреннем рынке, как мы знаем, все сосредоточено давно уже в музеях, уже почти сто лет скоро будет этому событию.

А.К.: Спад, который наметился в последние годы, вызван политическими и экономическими причинами, главная из которых - снижение цены на нефть и последовавшее за ней неизбежное падение курса рубля. Покупатели все-таки по-прежнему остаются по большей части русскими - люди, которые получают свои деньги от российского бизнеса. Раз у них упали прибыли рублевые, значит, упали курсы и так далее, поэтому и спад. Как эти люди решают проблемы, если они приобретают работы в Британии в Лондоне на аукционе? Если они живут в России, то им нужно их ввезти в Россию, или многие из них не живут в России?

Т.М.: Многие из них живут в России, они ввозят в Россию. Ввезти беспошлинно в Россию можно произведения для своей собственной коллекции.

А.К.: А для торговли?

Т.М.: Для коммерческого использования беспошлинно невозможно, для частного использования налога вообще никакого нет.

М.С.: Что касается России и российских покупателей, Алик, безусловно, очень тонко вычленил, казалось бы, не связанные между собой события - аукционы, курс нефти, курс рубля, но вы забыли курс юаня. Китайцы сейчас покупают очень много всего, начиная от снятых с производства исторических ленд-роверов (эта тема мне немножко ближе, чем аукционы) и кончая предметами искусства. Что касается экономического спада, он их затронул в меньшей степени и, более того, он только сейчас до них добирается. Их представление о спаде отличается от европейского. У них цифры роста из двузначных сделались однозначными, и все взялись за голову. Для начала я хотел для себя прояснить, какова пропорция, - если приблизительно раскидать ее по миру, - тех покупает?

Е.М.: Я хотела ответить на предыдущий вопрос. То, что русское искусство торгуется в Лондоне, - это логично и в мировом контексте. Татьяна указала на внутренние проблемы, но вы не забывайте, что и французское искусство торгуется в Лондоне, и немецкое, и китайское. Лондон стал точно такой же художественной биржей, как и чисто финансовой. Это абсолютно интегрированные мировые процессы. Это очень хорошо, что Россия у них полностью участвует, без всяких исключений на этот раз.

А.К.: России по этому поводу не стоит испытывать никаких комплексов.

Е.М.: Этому можно только радоваться, потому что это такая удобная площадка. Ведь пробовали проводить торги в Америке, и не получилось, потому что далеко и по ряду других причин. Не получилось в Швеции, в Париже, а получилось только в Лондоне по ряду объективных причин, потому же, почему Франция потеряла рынок французского искусства, а он переместился в Лондон. Почему русское искусство в основном покупают русские? Почему миф о приходе Китая в Россию витает, как вкусный ванильный аромат?

М.С.: Я не говорил о приходе Китая в Россию, я говорил скорее о приходе Китая в Лондон.

Е.М.: Если я вас правильно поняла, вы говорили, почему не покупают русское искусство? Все его ждут, а они не покупают и не покупают. Мы уже сравнение с финансовой биржей провели. Покупка искусства - это такой же сложный процесс, механизм, который надо готовить, финансировать, в котором надо заниматься пиаром, промоушеном, логистикой и так далее. Русский рынок из-за своих объемов, с одной стороны, не может себе позволить - раньше пели казаки и цыгане, а теперь не поют. Бюджеты вместо того, чтобы увеличиваться, сокращаются, скажем, на промоушен торгов.

С другой стороны, люди покупают искусство, когда они инвестируют в будущее страны - создали рынок БРИК [после присоединения к группе стран БРИК Южной Африки в 2011 году она стала называться БРИКС - прим. Би-би-си], а сейчас очень сложно с этим. Китайцы как инвесторы пока в Россию не идут, потому что им непонятна инвестиционная привлекательность русской живописи. На сегодня до бренда в нее недовложили, недораскрутили, - случился кризис. С этим связано и то, что покупка тех же современных русских художников не очень понятна, если непонятно экономическое и политическое будущее России.

А.К.: Мне кажется, тут дело не только в этом. Отрадное явление, что русское искусство вошло в мировой центр, мировую художественную биржу, каковой стал Лондон наряду с французским, с каким угодно еще. Все равно не покидает меня ощущение определенной замкнутости этого круга, этого рынка. Русским искусством торгуют в Лондоне, но торгуют все-таки для, главным образом, русского покупателя. Не знаю, есть ли у вас, Катя, как человека, занимающегося этим процессом изнутри, или у вас, Таня, как человека, который следит за ним очень пристально снаружи, хоть какое-то цифровое соотношение относительно покупателей: откуда покупателей больше - из России (даже не из России, но русские или люди русского происхождения, пусть даже живущие в эмиграции) или чистых иностранцев? Даже самые громкие имена, которые традиционно по многу лет лидируют на этом рынке - Шишкин, Айвазовский, - это настолько русское искусство, которое не так уж хорошо известно и популярно за пределами аудитории, воспитанной в русской культурной традиции. Даже эти имена так и не стали, несмотря на те миллионы, которые им удается получить на рынке, мировыми художественными брендами.

Т.М.: Почему вы не вспоминаете имена Кандинского, Малевича, Шагала?

А.К.: Кандинский, Малевич и Шагал: Шагал, может быть, больше, но Кандинский и Малевич, по-моему, очень мало торгуются.

Т.М.: Они торгуются на интернациональных торгах - вот оно присутствие России на интернациональном уровне. Если мы обсудим, как продаются импрессионисты второго ряда, мы увидим, что их покупают, наверное, французы. Если мы посмотрим, как продается Моне, то его покупают на интернациональном уровне. Расслоение искусства - на национальный слой и то, что вышло в интернациональный.

Е.М.: На искусство и на бренды.

Т.М.: И на покупателей. Русские покупатели, как мы знаем, участвуют и в интернациональных торгах, покупают интернациональное искусство.

А.К.: Это уже за пределами этой недели, о которой мы говорим, об этих самых традиционных весенне-осенних торгах.

Т.М.: Потому она и русская, что сосредоточена на этом рынке, на национальных покупателях.

Е.М.: Бывает и азиатская неделя, бывает неделя китайской керамики или еще что-то, бывает неделя британская.

Т.М.: Сейчас следующая неделя - это неделя британского искусства.

Е.М.: Национальные торги и интернациональные - часть живого процесса. Мы возвращаемся к тому самому вопросу, который я уже пыталась поднять. И русский покупатель-инвестор, и китайский покупатель-инвестор, и какой угодно рассуждают одним и тем же способом, который, если упростить, звучит приблизительно так: если завтра российская экономика будет расти, значит, появится больше покупателей русского искусства, значит, если я куплю сегодня, завтра спрос на эту работу увеличится.

Если российская экономика будет снижаться, значит, будет меньше богатых людей, у которых спрос на русское искусство будет меньше, поэтому русское искусство будет дешеветь. И российский, и китайский инвестор в этой ситуации подумает, стоит ли покупать. Я сейчас говорю не о коллекционерах, которые по сути люди, можно сказать, одержимые, можно сказать, больные. Это некий способ существования этих людей, и естественно, коллекционер купит в любом состоянии. Это как страсть. Помните, у Куприна: продал завод, бросил деньги цыганке под ноги - танцуй. Ему не важна котировка на бирже.

Есть большая прослойка, процент именно инвесторов в искусство, или им кажется, что они инвесторы в искусство. Им кажется, что они очень умные, сложные, но довод один. Почему так поднялся Китай? Потому что если ты предполагаешь, что страна будет богатеть, значит, искусство будет дорожать, а если страна будет беднеть, искусство будет дешеветь. Все знают, что российская экономика напрямую коррелирует с нефтью, поэтому опосредованно цены на нефть влияют на цены на русскую живопись.

На сегодняшний день мы имеем коллекционеров и людей, которые покупают тогда, когда все продают. Они понимают: когда все продают, надо покупать, потому что это дешево. Как человек, работавший на Лондонской бирже, - процессы в принципе очень-очень схожие. Сейчас мы провели аукционы, та же "Пальмира" Яковлева у нас продалась в три раза выше estimate - это как пример. Люди стали думать, не начнется ли завтра повышение цен, и начинают думать о том, что осенью надо подумать и что-то купить.

М.С.: Александр, вы меня обманули жесточайшим образом. Обычно по пятницам у вас приглашают поговорить про искусство, про коллекционеров, про людей, которые готовы продать последнюю рубашку, и шнурки для ботинок, и спичечный коробок, для того чтобы приобрести дорогую, великую картину - не важно, будь то "Черный квадрат" или зеленый прямоугольник. Выясняется, что это - суть Лондонская биржа или любая другая.

А.К.: Аукционы - это бизнес, предметом для которого является искусство. Поэтому мы действительно говорим сегодня не столько об искусстве, сколько о бизнесе, что совершенно естественно. В заключение: у меня в руках итог, наспех сделанный пока Саймоном Хьюитом, аналитиком, который уже традиционно многие годы занимается анализом лондонских русских торгов. Он говорит о том, что все-таки спад продолжается, но он не такой сильный. Он стабилизировался, и есть надежда на то, что, как вы, Катя, сказали, к следующим торгам, к осени ситуация пойдет вверх. Реально?

Е.М.: С точки зрения настроения - да. Цифры я еще не сводила, и, похоже, что они не очень хороши, они не пошли наверх, но настроение у людей лучше. Это заметили все.

А.К.: Цифры все-таки еще пошли вниз.

Е.М.: Для аукциона в любом смысле - и для искусства, и для восприятия его как биржи - очень важно настроение участников. Оно стало лучше.

М.С.: Один, как минимум, глубоко позитивный вывод мы за сегодняшнюю программу сделали. Как выяснилось, не только Крым, но и Лондон тоже наш.

Что нам стоит аукционный дом построить?

Новый год мы начинаем новой рубрикой «Как это работает». В ней мы будем писать о том, как открыть в Лондоне свой ресторан или обзавестись модным брендом, как организовать на Туманном Альбионе концерт любимого отечественного исполнителя или начать свой инновационный бизнес – стартап. Открывает цикл статей Уильям МакДугалл, который рассказал «Англии» о том, как они с женой Екатериной МакДугалл открывали в Лондоне аукционный дом MacDougall’s, вставший по продажам русского искусства в один ряд с такими мэтрами, как Christie’s и Sotheby’s.

Офис аукционного дома находится недалеко от памятника павшим в Крымской войне 1853–56 гг. В переговорной, где нас ждут два стакана чая в подстаканниках, висит Айвазовский, которого я не узнаю.

«Это потому, что на картине помимо моря изображены люди. А именно – Колумб, впервые прибывший в Америку, – сходу начинает Уильям, заметив мой подозрительный взгляд. – Айвазовский прежде всего известен, конечно же, своими морскими пейзажами, а не портретами. Но эта работа уникальна своей историей: во-первых, она участвовала в знаменитой Всемирной Чикагской ярмарке 1893 года, приуроченной к 400-летней годовщине открытия Америки; а во-вторых, в своем оригинальном варианте она была гораздо больше – примерно четыре на пять метров. Потом она была разрезана на две части, и перед нами – передний план огромной композиции. Этим и объясняется не совсем привычный для широкой аудитории ракурс картины.

Что касается нашего офиса, сначала мы не хотели иметь такое большое помещение. Но тут в игру вступает тонкий психологический момент: когда люди видят, что у тебя есть офис, тем более хороший, дорогой офис, они начинают больше тебе доверять. А в нашем деле, как вы понимаете, люди, связи и доверие играют одну из ключевых ролей».

Семейная сага

Уильям и Екатерина МакДугалл познакомились в дачном поселке Малаховка, куда семья Екатерины, тогда еще Лебедевой, переехала после революции, когда московский дом Лебедевых на нынешней Петровско-Разумовской продали ВЧК, а квартиру на Арбате уплотнили. На даче с резными наличниками в Малаховке выпускница Литературного института и переводчик с грузинского и английского Екатерина проводила лето, когда в поселок пожаловал выпускник экономического факультета Стэнфорда и Оксфорда Уильям МакДугалл. Как оказалось, его долго искали соседи по даче, приходившиеся ему родственниками, и наконец смогли найти. «Мой дед, скрипач Александр Чухалдин, после революции, в 1924 году эмигрировал в Харбин, – рассказывает Уильям. – Оттуда – в Австралию, где он встретил мою бабушку, с которой обосновался в Канаде. Я вырос в Канаде, а в Великобританию приехал учиться. И вот однажды каким-то чудом нам пришло письмо от родственников из России, отправивших его на наш канадский адрес 1937 года, по которому мы уже не жили. Я поехал знакомиться с русскими родственниками и встретил Екатерину. Так же выяснилось, что прадед Екатерины в начале прошлого века дружил с моим дедом. Так что мы, можно сказать, «закольцевали» композицию этой семейной саги».

Выгодное время

После свадьбы супруги МакДугалл вернулись в Лондон, где Екатерина начала учиться в Лондонской школе экономики, а Уильям – руководить компанией TRW Investment Management, управляющей пенсионным фондом Lucas с активами в четыре миллиарда долларов. Став экономистом, Екатерина присоединилась к мужу и устроилась работать брокером на биржу в Сити. Со временем она возглавила стратегический отдел французского банка BNP Paribas по инвестициям в российские ценные бумаги с нефиксированным доходом, который помогал крупным российским компаниям, таким как «Газпром», размещать акции на британских биржах.

«Мы оба разбирались в законах рынка, а культура бонусов стала для нас естественной, – говорит Уильям. – Поэтому такую же культуру мы ввели и в нашем аукционном доме. Такого нигде нет, но мы считаем, что это помогает нам быть более эффективными и отдает своеобразную дань нашему прошлому в Сити, когда мы еще не открыли MacDougall’s, а просто коллекционировали русское искусство для себя. Мы складывали бонусы и покупали русское искусство, увлечение которым – часть семейной традиции. (Так, упоминавшийся дед-скрипач Уильяма даже изображен на портрете известного канадского живописца Чарльза Комфорта. Он позирует со скрипкой на фоне знаменитых сценических декораций Натальи Гончаровой для оперы «Золотой петушок», на премьере которой он играл). Сначала мы хотели коллекционировать гобелены. Был 1993 год. Я листал каталог в поисках гобеленов, но глаз зацепился за работу Константина Сомова. Я кричу Екатерине в другую комнату: «Ты знаешь Константина Сомова?» Она говорит «Да, а что?» Когда я показал ей работу, эстимейт которой составлял всего 14 тыс. фунтов, мы почти побежали на аукцион за этим Сомовым, которого мы так и не получили, но зато купили работу Судейкина за 900 фунтов. Так мы стали коллекционерами русского искусства. Это было время, когда Шишкина можно было купить за 20 тыс. фунтов, Серебрякову –  за пять».

Первый блин комом

Прошло еще 11 лет, был май 2004 года. Уильям, Екатерина и их друзья-коллекционеры отправились после русских торгов в японский ресторан. Во время беседы выяснилось, что многим коллекционерам не понравилось, как были сделаны каталог, сама выставка и построено отношение с клиентами. Тогда на рынке было всего два крупных игрока в сфере русского искусства, и, подумав, Уильям сказал: «Даже мы с Екатериной можем сделать лучше, чем они. Мы давно коллекционируем русское искусство, понимаем рынок с точки зрения коллекционеров и разбираемся в финансовом рынке, коим в какой-то мере является рынок искусства. К тому же мы известны в среде коллекционеров».

«Я и не подозревал, как это на самом деле сложно, – смеется Уильям. – Было наивно полагать, что мы можем провести торги русского искусства лучше, чем Sotheby’s и Christie’s, но мы все же отобрали несколько работ из нашей коллекции, которые можно было бы продать. Так же поговорили с друзьями, которые согласились отдать нам свои картины для продажи, потому что мы не брали с них денег за свои услуги, в то время как в Лондоне аукционные дома брали 5–10 процентов от заработанной суммы, а в Париже – все 15–20. В итоге мы провели рекламную кампанию во Франции, представили свой каталог на Антикварном салоне в Москве, и в ноябре 2004 года у нас было все готово. Точнее, мы думали, что все было готово: мы собрали 106 лотов, к нам пришло много людей. Но это была катастрофа. Половина лотов не была продана. Мы не заработали, а потеряли».

Госпожа Удача

Второй аукцион прошел лучше, но тоже с потерями. И только третий аукцион стал успешным. Во-первых, из-за везения, а во-вторых, потому что Уильям и Екатерина смогли детально понять, где именно на рынке русского искусства существует никем не занятая ниша. Все началось с того, что на электронную почту новоиспеченного аукционного дома пришло письмо от женщины из Лос-Анджелеса, которая унаследовала дом, заполненный работами русских художников. Чтобы привлечь внимание к своим сокровищам, она прилагала файл с фотографией работы некоего Корвина. Но никто не знал, кто такой Корвин. Открыв файл, Екатерина сразу узнала работу знаменитого Константина Коровина. Полетела в Лос-Анджелес, посмотрела коллекцию, и в итоге MacDougall’s блестяще продал ее на аукционе. «Позже владелица сказала, что обратилась к нам (у нас на тот момент не было никакой репутации), потому что в местных офисах других аукционных домов ее не восприняли всерьез, – объясняет Уильям. – Тогда мы поняли, что это – наш шанс добиться успеха на рынке, потому что у нас не было местных офисов, но был интернет! Если бы она послала фотографию не в местный офис большого аукционного дома, а в центральный – они бы, конечно, узнали Коровина. Но весь штат специалистов Sotheby’s и Christie’s базируется в Лондоне и Нью-Йорке, а в местных офисах работают люди, которые вовсе не обязательно разбираются в русском искусстве, и это их слабость. Поэтому мы приняли решение пойти еще дальше: мы не стали нанимать специалистов в Великобритании, а начали по интернету на условиях фриланса сотрудничать с ведущими специалистами в России и странах бывшего СССР. Это – настоящие эксперты, которые обладают уникальными знаниями в области русского искусства, потому что у них к нему есть прямой и непосредственный доступ, особенно если мы говорим о краевых домах-музеях художников, где хранится множество работ, до которых иностранные специалисты добираются довольно редко. Это именно те люди, к которым клиенты идут за консультацией после того, как они уже купили ту или иную работу. Создать такую модель – без огромного штата сотрудников – нам помогли наш опыт и связи с тех времен, когда мы сами были коллекционерами. Кстати, в ноябре 2014 года мы отметили юбилей – десятилетие своей деятельности. За это время у нас сложилась потрясающая команда, костяк которой составляют люди, проработавшие с нами с самого первого аукциона. Мы гордимся тем, что сотрудники у нас так подолгу работают, поскольку это способствует как росту и развитию компании, так и выстраиванию прочных, длительных отношений с клиентами».

На чем можно экономить

«В целом мы были стартапом и работали, как стартап, – говорит Уильям. – Начинали мы с маленького офиса на площади Сейнт Джеймс. В 2007 году мы получили контракт на офис, в котором сейчас и находимся. Но задумайтесь об этом: по сути офис – это задолженность, а не актив, потому что за него постоянно надо платить, но люди воспринимают большой офис как актив, и в их глазах это придает вам статус. Поэтому в итоге мы приняли решение переехать в большое аукционное пространство в центре Лондона. Кроме того, мы  открыли офис в Киеве, а также галерею в Москве, где сейчас постоянно проходят выставки. Кстати, мы единственный западный аукционный дом с галерейным пространством в Москве. Это обходится недешево, но это необходимо для существования на арт-рынке. Вообще, как и мы в самом начале, люди не представляют, сколько у нас трат. Только печать каталога обходится нам в 30 тыс. Прибавьте оплату труда, гонорары дизайнеров, экспертов, страховки, затраты на реставрацию, почтовые услуги по рассылке каталогов, перелеты по всему миру для того, чтобы увидеть работы, которые могут оказаться совсем не тем, что ожидаешь. Надо вкладывать в очень много вещей, которые вовсе не обязательно окупятся. Надо вкладывать очень много сил, чтобы завоевать уважение как продавцов, так и покупателей, чтобы стать местом, где они находят друг друга. Что нужно делать, чтобы стать таким местом? Быть очень аккуратным в том, что берете для продажи. Подделок огромное количество. Известен случай, когда человек приходил в библиотеки, брал исторические каталоги, вырывал страницы и вставлял страницы с изображениями подделок под западное искусство. Страницы бывали напечатаны так хорошо, что на первый взгляд не отличишь от оригинальных страниц! По сути он переписывал историю. Поэтому очень важно иметь доступ к первоисточникам, которые, если мы говорим о русском искусстве в широком смысле, находятся в странах бывшего СССР, где мы активно работаем. В результате такой работы мы не принимаем около 85 процентов того, что нам предлагают. Это не означает, что нам предлагают так много подделок, просто историю некоторых работ мы не можем отследить и, следовательно, не можем быть уверены в их провенансе. Хорошая новость в том, что аукцион – общественное мероприятие, и если у кого-то возникают сомнения, они говорят об этом, и мы можем разрешить ситуацию».

Обычная модель работы аукционного дома – это большой офис, в который люди приносят работы. После некоторого ожидания к ним приходит специалист, оценивает работу и выносит вердикт. У MacDougall’s несколько иная модель: они просят присылать фотографию работы размером не менее 1 мб и отдельно фото подписи. Эти материалы отправляются экспертам в Россию и страны бывшего СССР, и через пару часов уже можно ожидать ответ. Это экономит время, потому что, если по работе много вопросов, приносить ее не надо. Это экономит деньги и клиентам, и аукционному дому. «И только после тщательного изучения фотографии работы, если сомнений нет, мы просим ее прислать, – объясняет Уильям. –  Когда работа прибывает в офис, ее оценивают и проверяют как минимум два-три эксперта «вживую». В итоге мы более эффективны, потому что, во-первых, мы экономим на офисном пространстве и зарплатах, а во-вторых, получаем более высокое качество экспертизы».

Пожар хуже воров

Что касается страховок, то самая дорогая – это на случай пожара и на случай, если работа окажется подделкой. Айвазовского и Шишкина начали подделывать еще их современники, поэтому подделки бывают очень высокого качества, и требуется много усилий, чтобы установить истину. А вот страховка на случай кражи очень скромная, потому что продать украденную у аукционного дома работу на черном рынке за большие деньги так, чтобы эксперты и правоохранительные органы не узнали об этом, практически невозможно. Черного рынка работ такого уровня почти не существует. «В нашем деле пожар опаснее воров», – говорит Уильям.

Битва за внимание

Не менее важно при организации аукциона найти хорошего аукционера. Обычно аукционер – это должность, до которой надо расти внутри аукционного дома. Но проблема в том, что управлять аукционным домом и разбираться в искусстве – не то же самое, что продавать на аукционе. «Кажется, для такой роли отлично подходит актер. Но, развлекая аудиторию, он перетягивает внимание на себя, – говорит Уильям. – Так что актеры, менеджеры и эскперты не подходят. Хороший аукционер должен уметь найти в аудитории человека, у которого в глазах есть хоть малейший интерес к работе в момент, когда ничего не происходит, и уметь разжечь этот интерес. Это совершенно уникальное умение. Также очень важно сделать качественный каталог. Это наш главный маркетинговый инструмент. Статьи в нашем каталоге написаны профессиональными искусствоведами, и в них анализируются все аспекты продаваемых работ. Ведь любой человек, который готов потратить более 100 000 фунтов на картину, должен думать о ней не только как об объекте любви и вдохновения, но и как об инвестиции, потому что за такие же деньги он может купить отличную машину или часы. При этом, когда покупаешь картину в качестве инвестиции, первым делом надо в нее влюбиться. Потому что, если вам не нравится эта работа, почему вы думаете, что через десять лет она кому-то понравится и он заплатит за нее больше, чем вы? К тому же, вы же не будете хранить эту работу в чулане. А как вы будете десять лет терпеть у себя на стене картину, которая вам не нравится? В общем, надо полностью отдаться работе и принять взвешенное, но при этом эмоциональное решение».

На этой романтической ноте мы закончили беседу, но после того, как Уильям помог мне надеть пальто и выдал полный пакет каталогов, вызывающих теплую волну ностальгии, он добавил: «Но, знаете, открыть аукционный дом такого уровня, как наш, сегодня невозможно, так как на рынке русского искусства больше нет свободных ниш. Когда мы начинали, на рынке было всего два крупных игрока, а рынок, как известно, может выдержать три игрока, максимум четыре – сейчас это Bonham’s. Для пятого места уже нет. Однако, помимо русского искусства существует множество сегментов, где можно проводить аукционы и открывать аукционные дома. Главное – разбираться в своей сфере, найти свободную нишу, способ делать свою работу эффективно и не спешить с офисом. В конце концов аукционы можно устраивать и онлайн. Есть сферы, в которых это работает. Вы удивитесь, но в режиме онлайн проводятся даже аукционы антикварных музыкальных инструментов. И это работает».

Мишки в лесу. Дорого :: Общество :: Журнал РБК

Совладелица аукционного дома MacDougall’s Екатерина Макдугалл – о том, как искать шедевры русской живописи и почему проще продать их в Лондоне, чем в Москве

Фото: Мария Митрофанова

Несколько лет назад во время аукциона MacDougall’s, проходившего в рамках «Русской недели» в Лондоне, полотно «Маленький ковбой» портретиста Николая Фешина ушло с молотка почти за 7 млн фунтов стерлингов, хотя за полгода до этого его цена равнялась приблизительно 430 тыс. фунтов. Объяснить скачок стоимости эксперты так и не смогли. Как бы то ни было, те торги стали еще одним плюсом к репутации MacDougall’s: без малого за 10 лет существования аукционный дом сумел попасть в тройку лидеров по продажам российского искусства, уступая лишь Sotheby's и Christie's. Совладелица MacDougall’s Екатерина Макдугалл рассказала журналу «РБК» о том, как организован ее бизнес и почему кризис – лучшее время для аукционистов.

С места в карьер

Почему вы выбрали столь специфическую сферу?

Мы с мужем много лет коллекционировали живопись. Как-то в 2004 году после очередного аукциона Sotheby's собрались с друзьями в лондонском пабе, обсуждали прошедшие торги, и речь зашла о том, что неплохо бы сделать свой аукционный дом. Мы оба занимались ценными бумагами и никакого отношения к аукционам не имели, но решили рискнуть. Тогда в Лондоне было два дома, торговавших русским искусством, – Sotheby's и Christie's, они проводили три аукциона в год. То есть ниша была практически свободна.

Первые торги удались?

Напротив, провалились из-за ошибки при выборе коллекции. Мы ориентировались на художников Парижской школы и художников-эмигрантов, потому что сами коллекционировали картины этих мастеров. Однако ценители российского искусства не были готовы покупать произведения Зинаиды Серебряковой и Бориса Григорьева. Они стали стоить миллионы значительно позже. Выручка первого аукциона составила примерно 180 тыс. фунтов, но после его завершения мы оказались в минусе, поскольку картины плохо продавались. Впрочем, руки никто не опускал, и дальше все сложилось. По итогам 2012 года объем публичных торгов нашего аукционного дома достиг уже 20 млн фунтов. Сейчас мировой рынок русского искусства фактически поделен между тремя игроками: 50% у Sotheby's, 28% у Christie's, 20% у нас. Оставшиеся 2% приходятся на мелкие аукционные дома.

За счет чего удалось потеснить маститых игроков?

Аукционный дом – место, где сидят эксперты, оценивающие произведения искусства, что создает для владельцев дилемму: либо каждый специалист должен отвечать за 200–300 лет искусства, либо штат получится сильно раздутым. Мы перевели эту работу на аутсорсинг и сделали ставку на специалистов из России. Таким образом удалось значительно сократить издержки при гарантированном качестве. Сегодня с MacDougall’s сотрудничают около сотни экспертов и художников – немало с учетом специализации только на русском искусстве. Кроме того, правильным решением было купить страховку, покрывающую любые риски, в том числе профессиональные.

Как строятся отношения с экспертами, работающими удаленно?

Поскольку картины находятся в разных странах, на начальном этапе владельцы пересылают их фотографии в очень высоком качестве нашим экспертам. Они по фотографии подтверждают подлинность, определяют предварительную стоимость, при необходимости владельцы отправляют работу в Лондон для визуального осмотра, который проводят как минимум два специалиста. Если картина дорогая или относится к периоду авангарда, проводится и химический анализ.

Много ли встречается подделок? Говорят, что рынок антиквариата завален копиями.

Исходя из моего опыта могу сказать, что сейчас новых подделок в русском искусстве уже нет, а те, что есть на рынке, появились в основном на рубеже 1980–1990 годов. Что касается случаев, когда работы художника копировали еще при его жизни, то эта проблема сильно надумана: все наиболее дорогие полотна классической живописи на счету, к ним приковано пристальное внимание, опознать подделку зачастую не составляет труда. Что касается авангарда, тут главный критерий – провенанс, история владения картиной. Если ее нет, работа просто никому не будет нужна, поскольку определить подлинность произведения авангарда практически невозможно.

Искусные деньги

Почему головной офис находится в Лондоне?

Лондон является как финансовой биржей, так и художественной, это центр торговли искусством: французское, немецкое, китайское – все продается в первую очередь в британской столице. К тому же, открыв аукционный дом в России, мы вряд ли чего-нибудь достигли бы: нет необходимых законодательства и инфраструктуры. К примеру, если в Лондоне человек не заплатил за купленную работу, я подам на него в суд – и через три недели к нему придут и опечатают его дом либо ему будет отказано во въезде в страны Евросоюза. Справедливости ради надо отметить, что схожие проблемы есть и в ряде европейских стран, в том числе во Франции и Германии.

А часто покупатели отказываются платить?

Это скорее исключение из правил, у нас стопроцентная оплата. Гарантией служат упомянутые выше механизмы, которые действуют в случае, если человек вдруг передумает оплачивать покупку после заключения договора.

Как зарабатывает аукционный дом?

Мы организуем аукцион, продаем картины и получаем комиссию с покупателя и с продавца. Во всех англосаксонских аукционных домах она одинакова: 25% на первые 50 тыс. фунтов, 20 тыс. на первый миллион и 12%, если цена картины выше этой суммы. Причем речь идет о скользящих процентах, то есть при цене картины 1 млн и 1 цент покупатель заплатит все перечисленные комиссии. С продавца берем, как правило, до 10% стоимости работы. Аукционы проходят дважды в год во время «Русской недели», в среднем за одни торги продается 500 лотов, максимум 800. К этому еще нужно прибавить частные продажи, когда аукционные дома проводят закрытые торги либо подыскивают картину на заказ.

Вы занимаетесь разными направлениями искусства. Какое приносит наибольшую прибыль?

Сегодня самый дорогой сегмент – живопись начала XX века. Особую статью составляют произведения именитых художников, которые могут обеспечить до 90% оборота аукциона. Еще есть графика, иконы и декоративно-прикладное искусство. В сумме данные направления приносят меньше 5%, но они привлекают экспертов и знатоков, а от этого напрямую зависят репутация и авторитет аукционного дома.

Играет ли роль удача в вашем бизнесе?

При проведении аукционов доля везения, конечно, велика. Именно поэтому практически в каждом каталоге на последних страницах мы публикуем фото талисмана аукциона. Один раз это были мои счастливые туфли, другой – такое сакральное существо, сонная бронзовая мышь. Тогда весь аукцион клиенты, что называется, проспали, и я решила, что больше таких талисманов не нужно. (Смеется.) Я верю в удачу, мне кажется, что она необходима в этом бизнесе.

Кризис? Нет, не слышали

В России появляется все больше аукционных домов. Не боитесь конкуренции?

Действительно, каждая вторая галерея начинает заниматься аукционами. Вероятно, они видят успех крупных британских домов и желают его повторить. Такое обычно происходит, когда в стране накапливается большое количество произведений искусства. К примеру, некоторое время назад был бум аукционных домов русского искусства в Швеции и Финляндии, до кризиса похожий всплеск отмечался во Франции. Все развивается, как правило, по одному сценарию: проходят прекрасные аукционы, коллекционеры из самых разных стран съезжаются, чтобы приобрести шедевры, но в какой-то момент топовые работы, из-за которых все затевалось, заканчиваются, и, как следствие, закрываются аукционные дома.

По-вашему, такая же участь постигнет и отечественных предпринимателей?

Если честно, не вижу перспектив для российских аукционистов. Прежде всего существует объективная проблема: из России нельзя вывозить антиквариат. По этой причине коллекционеры неохотно везут сюда свои картины, а галереи работают в замкнутом цикле: работы просто переходят из рук в руки. А ведь главная цель любого аукционного дома – найти шедевры, о которых будут говорить и без которых успех торгов невозможен.

Как и где вы ищете подобные произведения?

Есть коллекционеры, которых нужно уговаривать не один год. К примеру, на прошлых торгах была выставлена работа российского художника Исаака Бродского – впервые с 1994-го. Это значит, что последние лет 10 за коллекционером ходили дилеры и предлагали пойти на сделку. Большую роль играют и знакомства. Когда я бываю в домах коллекционеров, где стены увешаны живописью, иногда спрашиваю: знаешь ли ты, сколько это стоит сейчас? Человеку, конечно, интересно, он начинает слушать, такие разговоры нередко заканчиваются продажей картины на аукционе. Бывает, клиенты сами связываются с нами и сообщают, что хотели бы продать картину. Так, после кризиса 2008 года к нам особенно часто стали обращаться из США желающие выставить приобретенные ранее произведения. Картина, купленная в 1920-х за гроши, висела у них десятки лет, и никто не подозревал, что теперь она стоит в разы больше. Узнав цену, владельцы сильно удивляются и привозят работу на продажу.

Предчувствие нового кризиса сказывается на отрасли?

Мировая статистика показывает, что при экономических потрясениях цены на произведения искусства, особенно топовые, резко идут вверх. То есть получается ситуация, диаметрально противоположная той, что на фондовом рынке: ценные бумаги падают, а классическая живопись дорожает, люди спешат сохранить свои деньги в надежном и ликвидном товаре. Судя по тому, в каком состоянии пребывает рынок, кризис продолжается: когда на продажу выставляют полотна известных художников, устанавливаются новые мировые рекорды стоимости. Например, недавно мы продали картина Ивана Шишкина «Вечерняя заря» более чем за 2 млн фунтов. У Christie's в прошлом году также была громкая продажа – «Извозчик» Бориса Кустодиева за 7 млн долларов.

Какие перспективы у рынка?

Хорошего искусства все меньше, а денег у покупателей все больше. Кроме того, аукционные дома все чаще переходят от публичных торгов к непубличным. Еще пять лет назад частные продажи стремились к нулю: кто-то покупал какие-то недорогие подарки после аукционов – сегодня мы нередко сталкиваемся с просьбами разыскать работу конкретного художника. У нас в планах развивать направление декоративно-прикладного искусства и продвигать московское представительство – там будут проходить выставки. К примеру, недавно устраивали выставку русской бронзы из собрания Давида Якобашвили, а в перспективе – экспозиции современных авторов.

Торг здесь бесконтактен – Культура – Коммерсантъ

Традиционная «Русская неделя», которую проводят в Лондоне крупнейшие аукционные дома, преобразилась в соответствии с текущими обстоятельствами. Она потеряла одного участника (дом Bonhams исключил аукцион из расписания), перешла в онлайн-формат и растянулась почти на три месяца. Рассказывает Олег Краснов

Для арт-рынка скоропостижный переход в онлайн, как следствие мировой пандемии, стал если не трагедией, то испытанием на прочность. Конечно, от закрытия общественных пространств и введения карантинных мер пострадали все, от галерей, организаторов арт-ярмарок и аукционных домов до коллекционеров и художников. Но те, кто еще в безоблачный период успел вложиться и в той или иной степени развить собственные интернет-проекты, смогли продолжить бизнес и за закрытыми дверями. Это и многие международные галереи, создававшие на сайтах viewing rooms, где в 3D-формате можно было рассмотреть выставленные на продажу произведения в виртуальной комнате; и ярмарки — Art Basel в Гонконге был впервые проведен онлайн в марте; и, конечно, аукционные дома.

Последние к переходу в виртуальное пространство были готовы, вероятно, лучше всех — тяжеловесы Christie’s и Sotheby’s проводят онлайн-аукционы девять лет и четыре года соответственно, так что сменить формат для них не составило труда.

Впрочем, и для них крупные потери в нынешних условиях оказались неизбежны: торги в интернете, как правило, не включают лоты-миллионники, а все вечерние аукционы, на которых выставлялись самые крупные и дорогостоящие произведения, были отменены.

В таких условиях лондонская «Русская неделя», проходившая в конце мая—начале июня с участием четырех домов, фактически развалилась. Bonhams сошел с дистанции и отменил торги. MacDougall’s, впервые вышедший в онлайн, решил опередить всех и запустил аукцион с 30 апреля по 16 мая. При наличии нескольких значительных лотов — например, масштабной марины Михаила Ткаченко «Встреча царя Николая II и президента Французской Республики Армана Фальера в гавани Шербур 31 июля 1909 года» из коллекции самого экс-президента Фальера (£80–120 тыс.) и «Лужников» Валерия Кошлякова (£35–50 тыс.) — ставки шли вяло, а в день завершения торги и вовсе сорвались. По официальной версии, представленной в видеообращении владелицей дома Екатериной Макдугалл, аукцион не состоялся по техническим причинам, но новой даты на момент выхода этой статьи так и не было объявлено.

Лучше всех к «неделе» оказался готов Sotheby’s: он сохранил и перенес в онлайн оба своих аукциона «Русская живопись» и «Русское декоративно-прикладное искусство, Фаберже и иконы». И к тому же практически уложился в привычный тайминг — торги пройдут 26 мая—2 июня и 9–17 июня соответственно.

Не все лоты удалось сохранить в числе участников, как рассказали “Ъ” в самом доме, часть вещей владельцы предпочли перенести на ноябрьские русские торги, которые ожидаются в привычном офлайн-формате, но найти впечатляющего хедлайнера аукциона удалось.

Им стал «Неаполитанский залив» Ивана Айвазовского, оцененный в £0,8–1,2 млн. Двухметровое полотно 1878 года с дрейфующими судами и ослепительным закатом происходит из семейной немецкой коллекции — предки владельцев в начале прошлого века занимались торговлей в России, где и приобрели картину. Работа появлялась на аукционе Koller в Цюрихе в 2008 году, тогда она была продана за 2 млн швейцарских франков.

Найдет чем козырнуть Sotheby’s и в разделе декоративно-прикладного искусства. Топ-лотами здесь станут серебряная икона Фаберже с царским провенансом — «Христос Вседержитель» с оценкой £60–80 тыс., оцененный в такую же сумму чайный сервиз с позолотой и перегородчатой эмалью работы Федора Рюкерта и целая коллекция серебра и фарфора из наследия князя Феликса Юсупова, найденная большевиками в тайнике его московского особняка.

Драгоценной утварью и ювелирными изделиями Фаберже блеснет и Christie’s, который будет принимать онлайн-ставки с 1 по 22 июля. В числе прочего дом предложит коллекционерам золотую брошь легендарного ювелира в форме божьей коровки с рубинами и бриллиантами (£20–30 тыс.), а также вариативный сет изделий из французской частной коллекции, связанной с историей русской эмиграции.

В живописной же секции в качестве главных лотов на сегодня фигурируют два полотна. Это кубофутуристический «Вид Тифлиса» Веры Рохлиной (£200–300 тыс.) и «Молодая крестьянка» Абрама Архипова из американской коллекции (£200–400 тыс.). Полный список лотов дом объявит ближе к торгам — сейчас все еще идут переговоры с владельцами произведений.

Екатерина Макдугалл – основательница аукционного дома MacDougall’s | VOGUE

Екатерина Макдугалл с картиной Олега Целкова «Пара», 2003, холст, масло.

Шерстяное платье, Alexander McQueen; туфли из лакированной кожи, Rupert Sanderson; золотое колье, Tom Ford.

Семь лет назад, когда я только начинала, я шла на встречу с парижским коллекционером: он должен был отдать мне картину для продажи. Оставалось пятнадцать минут, я вышла, чтобы прогуляться. И проходя мимо бутика Fendi, увидела в витрине туфли. Это была любовь с первого взгляда! Но в этом магазине не было моего размера, мне дали адрес того, где есть, — на другом конце Парижа. Я не поехала, купила те, что были – не смогла без них уйти. Тут хлынул дождь. И вот я опять подхожу к дому того коллекционера — промокшая, уставшая, оставшаяся без обеда, опоздавшая на встречу. Захожу, а он мне говорит: «Знаете, я эту картину уже давно обещал вашим конкурентам». В обычном своем состоянии я бы ему сказала: «Зачем же вы вызвали меня из Лондона на самую окраину Парижа?» Но в тот момент я настолько была счастлива, что сказала: «Ну ладно, обещали и обещали. Я себе такие туфли купила, хотите, покажу?» Разговорились, оказалось, что его бабушка обшивала балеты Дягилева. Короче говоря, он отдал мне эту картину и еще шесть бабушкиных эскизов для «Русских сезонов». Некоторое время на все свои важные встречи я надевала только те туфли. И когда дела наконец пошли и меня уже перестали гонять по миру впустую, я твердо знала: помогли именно они».

Мы сидим в баре гостиницы «Украи­на» со светящейся на заднем плане диорамой «Москва — столица СССР». На ней город, каким он был в середи­не семи­десятых, когда Екатерина, еще носившая фамилию Лебедева, ходила в школу на Профсоюзной. Теперь она вместе с мужем Уильямом Макдугаллом — основательница и директор лондонского аукционного дома MacDougall’s. И времена, когда она, по ее выражению, «бегала за картинами, как первобытный человек с каменным топором — за мамонтом», — давно в прошлом.

Екатерина Макдугалл с «Портретом дочери Ирины в Лейзене» Бориса Кустодиева, 1911, холст, масло.

Продан за £ 1 840 500.

Ровно год назад MacDougall’s потряс арт-мир тем, что за картину «Маленький ковбой» ученика Репина Николая Фешина неизвестный ценитель заплатил почти семь миллионов фунтов стерлингов — в десять раз больше предполагавшейся цены и в семнадцать раз больше, чем предыдущий покупатель, причем всего за полгода до этого. В итоге на долю MacDougall’s пришлась половина выручки всех участников Русской аукционной недели в Лондо­не. А по продажам русского искусства дом с семилетней историей занял первое место, обогнав Christie’s и Sotheby’s, существующих уже два с лишним века.

В этом июне MacDougall’s хоть и уступил Sotheby’s по сборам, но взял количеством лотов: у Екатерины их было семьсот пять. В том числе кустодиевский «Портрет дочери Ирины в Лейзене», чей след потерялся в Америке пос­ле 1924 года: полотно Макдугалл отыскала в Нью-Йорке. И «Улица кавказского города (Тифлис)» Мартироса Сарьяна, отправленная художником в 1928 году из Парижа в родную Армению и считавшаяся сгоревшей на том корабле, нашлась в Новой Зеландии. А знакомый ценителям лишь по литографиям «Новый браслет» Генриха Семирадского обнаружился на ранчо в Техасе.

Одни зовут Макдугалл «железной леди арт-мира», возвращающей человечеству шедевры, пусть и на краткие мгновения выставок. Другие считают ее авантюристкой, пришедшей в многовековой западный монастырь торгов искусством со своим уставом из постсоветских лихих девяностых. Но с тем, что она — автор главных сенсаций на мировом арт-рынке, не спорит никто.

«Секрет успеха Екатерины в том, что она нарушила все законы аукционного бизнеса и продолжает нарушать по сей день, — убеждена арт-критик газеты «Коммерсантъ» Татьяна Маркина. — Вначале Катя выбрала, казалось, свободную нишу: объявила, что будет продавать художников парижской школы русского зарубежья. А потом сделала без­умный шаг: ушла на поле Sotheby’s и Christie’s, начала заниматься русским искусством девятнадцатого — начала двадцатого века».

Следующий этап был совсем сумасшедшим — Макдугалл стала представлять русское искусство второй половины двадцатого века и даже проводить специализированные торги вроде отдельного аукциона графики, чего не делал никто. При этом она работает в условиях жесткой конкуренции с другими аукционными домами — сейчас соревнуются не за покупателей, а за то, чтобы раньше конкурента получить редкую картину и выставить ее на продажу. В последние два сезона то, что предлагает Екатерина, не хуже, чем у Christie’s и Sotheby’s. Хотя и она, случается, ошибается. В июле, например, выставила на торги голландских мастеров — и провалилась. Аукцион был, очевидно, ориентирован на русских ценителей: у нас такого искусства дефицит. Но те, кто купил бы Кустодиева или Рериха, не жалуют голландцев второго-третьего порядка.

Николай Фешин, «Маленький ковбой», 1940, холст, масло. Продана за £ 6 956 269.

Ввысотку на Кутузовском Екатерину тоже привел дилерский азарт. Кто-то сообщил аукционистке, что нынешние владельцы гостиницы купили для экспозиции в холле «Девушку с веслом» — не то Иодко, не то самого Шадра, хотя уже было известно про выставку шадровской бронзовой «Девушки» в Третьяковке. Но вдруг улыбнется удача? Мы проходим мимо «Девушки с жеребятами», «Спортсменки», «Царицы полей»... «Девушка с веслом» отсутствует. Вот тут-то Екатерина и вспоминает историю про туфли Fendi и Париж.

Сейчас на ней черные ботфорты на шпильке, мини-платье Christopher Kane и едва ли не вся коллекция бижутерии Lanvin: серьги-бабочки, колье-бабочка, перстни-бабочки. «У меня день переговоров о финансах, я намеренно оделась романтично, — она одергивает платье на коленях. — Когда ты одета весело и легкомысленно, о деньгах говорить легче. И в итоге выгоднее для тебя».

Разговоры о дебете и кредите для Екатерины — непривычная миссия: обычно это прерогатива мужа. В MacDougall’s Уильям, которого жена по-евстиг­неевски называет Вильямом, отвечает за финансовую, юридическую стороны и логистику. А она, по ее собственной формулировке, находит картинки и их продает. Хотя эта невысокая брюнетка явно могла бы справиться в одиночку. Жесткие волосы-пружинки, которые она время от времени откидывает назад, напоминают прическу-шлем железной леди Тэтчер. При этом удаль и харизма в ней абсолютно русские — Макдугалл заливисто хохочет, цитирует анекдоты застойных времен, откровенничает о конфиденциальном, включая то, за чем сейчас охотится, и отказывается отвечать только на один вопрос — о возрасте (на самом деле ей сорок два). Но когда я смеюсь во время ее рассказа о том, что мир пока не дорос до того, чтобы ценить написанные ею романы, а актриса, которая могла бы сыграть в фильме по ее сценарию, еще не родилась, бросает с улыбкой: «Ну что вы смеетесь?! Я не шучу». В этот момент, как говорят в таких случаях американцы, на ее щеках железные ямочки.

Но в личной жизни, как и на нашей съемке, последнее слово за Уилья­мом. Екатерине не понравились босоножки с шипами. Спустя пятнадцать минут уговоров она звонит мужу. Пара слов — и: «Ладно, согласна. Муж сказал, хватит выступать, надевай, что говорят, они лучше знают».

История их встречи словно вышла из-под пера Даниэлы Стил. Отец Екатерины — профессор, физик-теоретик, мать — домохозяйка с дипломом факультета психологии МГУ. У прадеда были фабрика по производству спортивно-медицинских бандажей-суспензориев, квартира на Арбате и дом на нынешней Пет­ровско-Разумовской. Дом сразу после революции предложили по сходной цене продать ВЧК, квартиру уплотнили — и семья переехала на дачу в Малаховке.

На этой самой даче в чеховском стиле — маленькие комнаты, четырехметровые потолки, веранды и резные наличники — Катя Лебедева проводила лето, когда к соседям прибыл новообретенный родственник Уильям Макдугалл, канадский шотландец с русскими корнями. Выяснилось: прадед Екатерины в начале прошлого века дружил с дедом Уильяма — московским вундеркиндом-скрипачом Александром Чухалдиным, который после революции эмигрировал в Харбин, на концерте в австралийском Перте встретил будущую жену из местных и перебрался с ней в Торонто, где стал одним из известнейших дирижеров.

Выпускница Литературного института, переводчик с грузинского и английского Лебедева и экономист с дип­ломами Стэнфорда и Оксфорда Макдугалл сыграли свадьбу и собирались жить в России, но работы для финансиста уровня Уильяма в России начала девяностых не нашлось. Вот и поехали в Англию — «переждать». «Я в первый раз выехала за границу — и сразу надолго, — вспоминает Екатерина. — Прилетели, а там холодно. У меня был белый пуховый платок. Мы выходим из самолета, и я в этот платок замоталась, но муж очень удивился, потому что в Великобритании так ходят только мусульманки».

В Лондоне Уильям стал директором компании TRW Investment Management, управляющей пенсионным фондом Lucas с активами в четыре миллиарда долларов. А будущая аукционистка оказалась на перепутье. «Мне оставалась либо примитивная работа — учить англичан русским спряжениям, либо преподавать старославянский — его курс нам давали в университете. Но в то время он был никому не нужен. В результате я пошла изучать экономику в Лондонский университет, чтобы понимать, чем живет это общество. Например, процентная ставка — я не просто не знала, как это перевести, но и не могла себе представить, что это такое. И так со многим».

Николай Рерих, «Палата Берендея», эскиз декораций для постановки пьесы А. Н. Островского «Снегурочка» на сцене Петербургского драматического театра А. К. Рейнеке, 1912, картон, темпера. Продан за £ 375 600.

Став экономистом (и параллельно защитив в России диссертацию по первым переводам «Божественной комедии» Данте), Екатерина устроилась работать в Сити. Сначала брокером на биржу, потом ушла в банк инвестиционным аналитиком и в итоге возглавила стратегический отдел французского банка BNP Paribas с далеким от поэтического названием — «по инвестициям в российские ценные бумаги с нефиксированным доходом». На деле это значило, помимо прочего, помогать Газпрому и Татнефти в размещении их акций на английских биржах — и шестизначную зарплату с бонусами.

Когда банковский счет стал внушать надежды на светлое будущее вне офисных стен, она решила, что настало время пожить для себя. Начала писать на английском роман о русской боксерше, сама профессионально занялась кикбоксингом — на три с половиной года – и выступала на рингах в лондонских пабах по ставке пять фунтов за вечер для развлечения джентльменов. А параллельно коллекционировала живопись. «Я выросла среди картин. У прадеда дома висели Репин, Переплетчиков — русская классика девятнадцатого века. А я начала собирать собственную коллекцию двадцать лет назад с Нестерова, Боголюбова, Бенуа: портреты, миниатюры, жанр, масло. Потом стала покупать современных — Свешникова, Ситникова, дальше увлеклась иконами, покупаю английскую живопись. У Уильяма это тоже семейная традиция. Порт­рет его деда-скрипача, например, писала великая русская авангардистка Наталья Гончарова».

После очередного похода на Sotheby’s Макдугаллы в компании друзей за бокалом в лондонском ресторане критиковали донельзя взвинченные цены. «А может, нам самим открыть аукционный дом?» — спросил Уильям. Вложили заработанное, чтобы не привлекать инвесторов, а значит — не отчитываться. На первом аукционе в ноябре 2004 года выставили сто шесть лотов, не продали даже половины и потеряли шестьдесят тысяч фунтов. Но потом дело пошло на лад.

Сейчас, спустя семь лет, Екатерина объясняет успех своего предприятия тем, что просто почувствовала дух времени. «Sotheby’s, Christie’s — это классические, большие дома, где работают специалисты по каждому направлению. Мы сочли, что в эпоху интернета не нужно набирать много персонала, а консультантам — сидеть всем вместе в одном офисе. Наоборот — с помощью всемирной сети можно привлекать куда больше экспертов, причем с более узкой специализацией. Из Америки, Японии, России. А штатные сотрудники в Лондоне собирают рыночную информацию. Искусствоведы вообще редко ориентируются в ценах, а экономисты — в живописи. Вот мы и разделили функции эксперта и оценщика. И первые среди других аукционных домов начали работать с русскими специалистами. Раньше такой практики на рынке не было. Так, как работают русские люди из республик бывшего Советского Союза, не работает никто. Я нанимала принцев голубых кровей — они очаровательны, прекрасно воспитаны, но не выдерживают темпов, которых требует бизнес. А иностранцы просто не умеют работать с русскими клиентами, не понимают их менталитета».

Как, на ее взгляд, изменились вкусы покупателей из России за последние десять лет? «Живопись стала так дорого стоить, что из декоративных соображений или в подарок ее уже редко приобретают. Просят найти совершенно конкретную картину, но таких клиентов все равно меньшинство. Хотя вкус стал тоньше — раньше наши люди графику вообще не покупали: зачем, бумажки какие-то с рисуночками! Но чем я точно пока не буду заниматься, так это современным русским искусством. Я не встретила еще живого русского художника, который бы меня по-настоящему заинтересовал. Есть много талантливых, но гения нет. Я раньше думала, что гений — это такой же человек, просто у него больше таланта. Теперь я понимаю, что гений — это абсолютно иное явление».

Ее рассказы о том, как она ухитряется заполнять белые пятна на карте вроде бы всем известного русского классического искусства, похожи на легенды о средневековых флибустьерах. «Сидела однажды в офисе, заходит сотрудник и говорит: «Вас там спрашивает граф такой-то... Говорит, у него есть Кончаловский, Серебрякова, а еще трехметровый Маковский». Я говорю: «Да?! Трехметровый Маковский? Гоните, Руперт, графа в шею!». Руперт мне: «Катерина, но на нем костюм ручного пошива!» Я: «Вы что, не слышали? Гоните графа!» Граф ушел, но оставил дискету. Ну, думаю, посмот­рю. Помню как сейчас — на первой же фотографии, которую я открыла, было «Убийство Лжедмитрия» Маковского. Действительно трехметровое полотно. Мы потом продали его почти за полтора миллиона фунтов. На той же дискете было и фото картины Кончаловского, которая потом на аукционе ушла за рекордную цену. В общем, я все это вижу, вскакиваю и кричу: «Догоняйте графа!» Мы всем офисом побежали, догнали, вернули.

Граф представлял семью нью-йорк­ского коллек- ционера-эксцентрика, который жил в пяти­этажном доме на Пятой авеню с таким количеством картин, что даже туалеты ликвидировал, чтобы устроить склад для работ. Шестьдесят лет он все, что попадалось, стаскивал к себе домой, причем не верил в страховки — например, рисунки Сомова прятал в кипе старых газет. Наследники их чуть не выбросили. Потом принесли нам, мы их очень успешно продали, и под впечатлением от этого семья отдала нам всю коллекцию. Голландские мастера, которых мы продавали в июле, тоже из нее».

Нико Пиросмани, «Пастух в бурке на красном фоне», начало 1910‑х годов, холст, масло. Продана за £ 678 700.

«Русским в первую очередь интересна русская классика, — убежден сооснователь московской галереи ­«Триумф» Емельян Захаров. — И MacDougall’s играет в этом процессе свою роль — Екатерина находит и продает потерянные работы. По поводу их провенанса (происхождения и истории перемещения по миру. – Прим. VOGUE) можно спорить. Моя позиция – работа может считаться подлинной, только если ее провенанс известен вплоть до минуты».

Макдугалл верит в то, что, когда потерянное русское искусство возвращается на родину, это судьба: «Сначала американцы скупали шедевры у нищих русских, а сейчас, после кризиса, поиздержавшиеся американцы продают, а русские покупают. С «Ириной» Кустодиева крайне любопытно вышло. Ее показали в 1912 году на выставке «Мир искусства», а когда через два года повезли экспозицию в шведский Мальмё, началась Первая мировая вой­на. Картины не удалось вернуть в Россию, а потом разра­зилась революция. Виноградов, Рерих и Грабарь смогли организовать выставку в США и отправить все эти полотна туда. В Нью-Йорке они успеха не имели, но организаторы все-таки показали их в пяти американских городах и там же, буквально «с колес», продали частным покупателям. И кустодиевский портрет исчез. Даже в семье никто уже не помнил, что это за картина. Я, когда начала искать концы, перечитала дневники Ирины Кустодиевой, а там есть такие строки: «Я сидела, папа меня рисовал, мне хотелось съесть персик, а папа не давал». Вот так, по крупицам, мы поняли, что это за полотно, проследили его путь. И заодно снова вписали шедевр в историю русского искусства».

Как и работы великих художников, Макдугалл теперь возвращается на родину все чаще. Даже думала заняться племенным куроводством на даче в Малаховке, которую сохранила после отъезда и где регулярно гостит. «Кончилось все по-русски: напали бездомные собаки и перегрызли всех кур, — смеется она. — Подошла я к своему опустевшему курятнику, поохала, и вдруг на мой голос откуда ни возьмись вышла одна беленькая курочка. Каким образом она уцелела, где пряталась — истории не известно. С тех пор она одна у меня и живет. Все русские помещики, когда возвращались из-за границы, пытались наладить хозяйство. Другое дело, что у них это редко получалось».

Кем она чувствует себя в своем трехэтажном особ­няке в лондонском Хайгейте, неподалеку от кладбища, где покоится Карл Маркс: русской купчихой в затянувшемся вояже за границей или уже ле­ди, поклоняющейся файв-о-клоку, ов­сян­ке по утрам и скачкам в Аскоте? «Овсянка — это, простите, Шерлок Холмс, — хохочет Екатерина. — По утрам ее едят только шотландцы, и даже не по утрам, а целый день. А у англичан с утра buffet — шведский стол. Из английского у меня появилось, наверное, только то, как я за садом ухаживаю: стараюсь. И я консерватор — когда мой муж какое-то время был активным тори, я тоже занималась агитацией за эту партию. Еще я член английского союза писателей The Society of Authors. Ну и хожу в клуб, в котором состоит муж. Но я не из тех русских, которые по приезде в Лондон старались ассимилироваться – им казалось, что если они будут похожи на местных, то их примут. А англичане не понимают человека, который хочет отказаться от своей национальности в пользу другой, — им кажется, что это прежде всего неуважение к себе».

Звонит телефон: клиент, с которым у Екатерины встреча после меня, уже на подходе. «Ну что ж, вот теперь мне и пригодятся мои расслабляющие финансистов украшения-бабочки», — улыбается Макдугалл, не подавая виду, что инкогнито клиента вот-вот будет раскрыто.

Последний вопрос: что может быть лучшим подарком для нее самой, у которой все есть и которая обеспечивает подарками половину российского списка Forbes? «Когда я курила сигары, мне привозили и дарили их. Доминиканские (от кубинских голову сносит сильно) Montecristo № 2 я курила в более тяжелые моменты, № 5 — в менее. Но курить уже стало не по здоровью. Теперь люблю алкогольные подарки. Их всегда можно выпить, если надоест на них смотреть».

Уже после встречи мне приходит от нее сообщение: на обложке ноябрьского каталога MacDougall’s снова Кустодиев, «Купчиха» в цветастой шали. На последней странице в качестве талисмана — та самая чудом спасшаяся курица. Когда-нибудь Макдугалл наверняка расскажет, что нашла своего Кустодиева в лавке малаховского мясника. По-другому у нее и не бывает.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Результаты

10 июня 2021 г .: Аукцион «Русское Искусство + НФТ»
Интернет-каталог
Итоги аукциона 15 октября 2020: Каталог: Важный аукцион русского искусства
Онлайн-каталог
Итоги аукциона 30 мая 2020 г .: Важная европейская коллекция русского искусства и другие объекты
Интернет-каталог
Результаты аукциона 25 ноября 2019 г .: Аукционы русского искусства MacDougall's 25-27 ноября 2019 г.
Онлайн-каталог
Результаты аукционов 5 июня 2019 г .: 5 июня 2019 г. Важные аукционы русского искусства в Азиатском доме
Онлайн-каталог
Результаты аукциона 28 ноября 2018: 28 ноября 2018 Важные аукционы русского искусства, в Asia House
Онлайн-каталог
Результаты аукциона 6 июня 2018: 6 июня 2018 Russian Art Auctions
Интернет-каталог
Результаты аукционов 29 ноября 2017: 29 ноября 2017 Russian Art Auctions
Интернет-каталог
Результаты аукционов 7 июня 2017: 7 июня 2017 Russian Art Auctions
Интернет-каталог
Результаты аукционов 30 ноября 2016: 30 ноября 2016 Russian Art Auctions
Интернет-каталог
Результаты аукционов 8 июня 2016: 8 июня 2016 Российские аукционы искусства и фотографии
Интернет-каталог
Результаты аукционов 21 мая 2016: 21 мая 2016 Фото аукционы
Интернет-каталог 2 декабря 2015: 2 декабря 2015 Аукционы русского искусства
Интернет-каталог
Результаты аукционов 12 октября 2015: 12 октября 2015 Аукционы русского искусства
Интернет-каталог
Результаты аукционов 3 июня 2015: 3 июня 2015 Russian Art Auctions
Интернет-каталог
Итоги аукционов 25 марта 2015 г .: Аукционы русского искусства MacDougall's 25 марта 2015 г.
Интернет-каталог
Результаты аукционов 26 ноября 2014: 26 ноября 2014 Аукционы русского искусства
Интернет-каталог
Результаты аукционов 4 июня 2014 г .: 4 июня 2014 Аукционы русского искусства
Интернет-каталог
Результаты аукционов 27 ноября 2013: 27 ноя 2013 Аукционы русского искусства
Интернет-каталог
Итоги аукционов 5 июня 2013: 5 июня 2013 Аукционы русского искусства
Интернет-каталог
Результаты аукционов 25 ноября 2012: 25 - 28 ноября 2012 Аукционы русского искусства
Интернет-каталог
Результаты аукционов 27 мая 2012 г .: Аукционы русского искусства MacDougall's 27-30 мая 2012 г.
Интернет-каталог
Результаты аукционов 1 декабря 2011 г .: Аукционы русского искусства MacDougall's 1 декабря 2011 г.
Интернет-каталог
Результаты аукционов 8 июня 2011 г .: Аукционы русского искусства MacDougall's 8-9 июня 2011 г. Интернет-каталог

Результаты аукционов 1 декабря 2010 г .: Аукционы русского искусства MacDougall's 1-2 декабря 2010 г.
Интернет-каталог
Результаты аукционов 7 июня 2010 г .: аукционов MacDougall 7–11 июня 2010 г. Интернет-каталог

Результаты аукционов 2 декабря 2009 г .: аукционов MacDougall 2-3 декабря 2009 г.
Интернет-каталог
Результаты аукционов 8 июня 2009 г .: аукционов MacDougall 8 июня 2009 г.
Интернет-каталог
Результаты аукционов 28 ноября 2008 г .: аукционов MacDougall 28 ноября 2008 г.
Интернет-каталог
Результаты аукционов 12 июня 2008 г .: аукционов MacDougall 12-18 июня 2008 г.
Интернет-каталог
Результаты аукционов 29 ноября 2007 г .: аукционов MacDougall 29-30 ноября 2007 г. Интернет-каталог

Результаты аукционов 15 июня 2007 г .: аукционов MacDougall 15 июня 2007 г.
Интернет-каталог
Результаты аукционов 27 ноября 2006 г .: аукционов MacDougall 27 ноября 2006 г.
Интернет-каталог
Результаты аукционов 30 мая 2006 г .: аукционов MacDougall 30 мая 2006 г.
Интернет-каталог
Результаты аукционов 28 ноября 2005 г .: аукционов MacDougall 28 ноября 2005 г.
Интернет-каталог
Результаты аукционов 18 мая 2005 г .: аукционов MacDougall 18 мая 2005 г.
Интернет-каталог
Результаты аукционов 30 ноября 2004 г .: аукционов MacDougall 30 ноября 2004 г.
Интернет-каталог
Результаты аукционов

Единственный в Великобритании аукционный дом изобразительного искусства в России

Уильям и Кэтрин МакДугалл открыли свой аукционный дом, чтобы представить изысканные, редкие произведения русского искусства новой аудитории.

Уйти с работы и открыть аукционный дом - нелегкий подвиг, особенно если у этого аукционного дома будет нишевое предложение.К счастью для команды мужа и жены, создавшей аукционный дом MacDougall’s, их особая склонность к русскому искусству оказалась очень популярной.

Пара начала коллекционировать русское искусство в 1990-х годах, когда у Запада почти не было аппетита на такие произведения

Соучредители Уильям и Кэтрин МакДугалл ранее работали в инвестиционном банке, но в 2004 году оставили свою работу, чтобы основать лондонский бизнес на Пикадилли, который до сих пор остается единственным аукционным домом изобразительного искусства, специализирующимся на русском искусстве.«Это было рискованно и невероятно амбициозно», - говорит Кэтрин.

«Мы оба необычны тем, что не разбираемся в аукционах. Обычно галереи создают те, кто работал в индустрии, но мы были просто коллекционерами. У нас было представление о том, каким будет дом, но не было опыта реальной торговли ».

Личные связи

Екатерина родилась в Москве, дедушка Уильяма тоже был русским; он говорит: «Наши интересы в нашей крови». Пара начала коллекционировать русское искусство в 1990-х годах, когда западный аппетит к таким произведениям был очень слабым.В то время было мало выставок русских художников, и еще меньше русских, живущих в Великобритании, которые могли бы стать коллекционерами.

В конце 20-го века эти произведения искусства часто продавались в России по обмену или за очень небольшие деньги; Фактически в Москве действовала только одна официальная торговая галерея, и, несмотря на относительно низкие цены, национальная экономика не могла быть приспособлена для массового сбора. «Это был очень ограниченный мир, - говорит Екатерина, - пока русские люди не стали больше путешествовать и жить на Западе.”

Коллекционный предмет: плакат к фильму Ивана Клюна «Битва гигантов».

Несмотря на отсутствие опыта в мире искусства, пара собрала правильную команду, чтобы бизнес работал. «Наш опыт работы на финансовом рынке был идеальным, - говорит Уильям, - в то время как знание русского языка почти всеми нашими сотрудниками было большим преимуществом для рынка».

Большинство покупателей аукционного дома по-прежнему проживают в Москве. «Они собирают коллекции своего национального наследия», - говорит Уильям.«Обычно мы закупаем искусство на Западе, так как Россия экспортировала искусство и художников в течение 70 лет». Шагал и Кандинский, например, оба покинули родную страну и в результате стали гораздо более известными на Западе.

Несколько любимых произведений МакДугалла

Вы можете увидеть эти и другие изделия на одном из предстоящих аукционов MacDougall

Pieces to watch для

MacDougall’s участвует в проходящей два раза в год Неделе русского искусства, но в этом году в ноябре пройдет две продажи: современное русское искусство 25 ноября и важное русское искусство 27 ноября.Посетителей последнего ждут работы Бориса Кустодиева из собрания русского физика, лауреата Нобелевской премии, в том числе « Осень: Прощание студента » с подписью и датой (1923 г.). Это особенно острая и своевременная работа, в которой изображен уход молодого человека из дома, когда члены семьи отмахиваются от него. «Сейчас в Великобритании много русских студентов, - говорит Екатерина. «Они не всегда возвращаются, и когда они возвращаются, они могут найти страну, отличную от той, из которой уехали.«Картина оценивается в сумму от 1,5 до 2 миллионов фунтов стерлингов.

Также есть работы Ивана Клюна: семь на бумаге и одна на масле, а также плакат к фильму Битва гигантов . Бумага, карандаш и акварель, это очень редко и уже привлекло внимание международных коллекционеров. Картина Натальи Гончаровой L’Espagnole также может вызвать интерес: художница раннего авангарда и в высшей степени экспериментальная, Гончарова совсем недавно стала известна благодаря недавней выставке ее работ Тейт.

«Хотя в основном наши покупатели остаются русскими, мы надеемся, что рынок будет эффективным», - говорит Екатерина. «Мы ожидаем, что западные покупатели обратят внимание на нашу коллекцию из-за ее исключительного качества, редкости и происхождения».

Узнать больше

Узнайте больше на macdougallauction.com или напишите в MacDougall Arts, 33 St James’s Square, London SW1Y 4JS

Предстоящих аукционов McDougall Auctioneers Ltd

McDougall Auctioneers Ltd. была основана в 1982 году как небольшой семейный аукционный бизнес.Сегодня мы широко известны как одна из ведущих аукционных и оценочных компаний Саскачевана. Попутно мы заработали прочную репутацию благодаря надежным оценкам и успешным аукционам, ликвидациям и консигнационным продажам.

Качество нашей работы, наряду с нашим опытом, знаниями и представительным взаимодействием с клиентами, позволило нам расширить наш бизнес на Альберту, Манитобу и Нью-Брансуик. Наряду с 2 точками в Саскачеване, теперь у нас есть 5 точек, которые позволят нам обслуживать вас по всей Канаде от побережья до побережья.

Наши продажи осуществляются через Интернет с возможностью «продавать там, где они находятся». Это дает нам возможность обслуживать клиентов в удаленных местах, а также в городских центрах независимо от того, предлагаем ли мы физическое местоположение. Поскольку наш веб-сайт с высокой посещаемостью получает более 4 000 000 просмотров в месяц, без ограничений при продаже вашего оборудования, транспортных средств, товаров или дома.

Мы небольшая компания с возможностями большой корпорации и семейный бизнес, который относится к вам как к своим.Предлагать вам эти услуги и иметь возможность предоставить вам хорошо выполненную работу - это то, чем мы увлечены. Мы благодарны, взволнованы и горды тем, что можем предложить вам 5 мест и возможность продавать свои товары в Канаде и по всему миру.

Несмотря на то, что наш опыт и знания охватывают широкий спектр, основная сфера нашей деятельности находится в следующих областях:

  • Торговое оборудование
  • Товарные запасы
  • Рестораны и коммерческие магазины
  • Фермерские аукционы
  • Сельскохозяйственная техника
  • Промышленное оборудование
  • Транспортные средства
  • Развлекательное оборудование
  • Антиквариат
  • Недвижимость

За прошедшие годы мы выросли, и сегодня у нас есть знания, опыт и возможности для успешного выполнения даже самых крупных и сложных проектов.Однако в душе мы все еще небольшая компания, которая гордится тем, что предлагает гибкость и индивидуальное обслуживание, которые может предоставить только небольшой семейный бизнес. Каждый аукцион и каждый клиент важны для нас, и это отражается в предоставляемых нами услугах. Мы заботливая компания.

«Довольная клиентура - критерий, по которому мы измеряем наш успех».

Среди наших клиентов:

  • Приставы
  • Юристы
  • Государственные департаменты
  • Конкурсные управляющие
  • Частные и государственные корпорации
  • Исполнительные и трастовые компании
  • Страховые компании
  • Города и муниципалитеты
  • Частные лица


Вот услуги, которые мы можем вам предложить

Аукционы и продажи:

АУКЦИОНЫ

  • На вашем сайте или в одном из наших офисов
  • Одна единица оборудования или вся ферма


ЛИКВИДАЦИЯ

  • Плановая реализация товарно-материальных ценностей


ТЕНДЕР ПРОДАЖА

ОЧИСТКА АКТИВОВ


ОПЦИИ

  • Гарантированные минимумы на аукционе - Размещение «Резерв»
  • Выкуп за наличные


ДРУГИЕ УСЛУГИ

  • Складские помещения
  • Фрахт - вывоз имущества

ОЦЕНКА:

  • Сертифицированный судебный оценщик
  • Членов - Канадская оценщик личной собственности


ОЦЕНКА ДЛЯ:

  • Торговое оборудование
  • Опись
  • Бизнес под ключ и рыночная стоимость
  • Сельскохозяйственная техника
  • Фермерские активы
  • Строительное оборудование
  • Транспортные средства
  • Личные вещи
  • Предметы домашнего обихода
  • Антиквариат и усадьба

ЦЕЛЬ ОЦЕНКИ:

  • Роспуск партнерства
  • Закрытие компании
  • Банкротства
  • Финансирование
  • Урегулирование развода
  • Завещание
  • Усадьба
  • Страховая оценка

Аукционный дом MacDougall's представил русское классическое и советское искусство

На аукционе русского искусства MacDougall’s 6 июня будут представлены картины таких известных художников: Павел Кузнецов, Николай Сапунов, Иван Шишкин, Иван Хруцкий, Николай Крымов, Александр Дейнека. MacDougall’s - единственный аукционный дом изобразительного искусства, специализирующийся исключительно на русском искусстве.

Портрет Женщина в желтом платье , который MacDougall's сейчас выставляет на аукцион, был написан Александром Дейнекой в 1955 году. Художник в то время уделял особое внимание женским образам и создал несколько портретов, которые были его современники считали его выражением духа эпохи. В этих работах художник ищет в индивидуальных чертах типичное; он стремится не только передать внешность той или иной модели, но и создать обобщенный портрет женщины своего времени.

Лот 7. Александр Дейнека, Женщина в желтом платье, 1955. 300 000–500 000 фунтов стерлингов

«Сосновый бор. Елабуга » непревзойденного мастера пейзажа Ивана Шишкина, выставленный на торги , - одно из самых характерных и значимых его произведений. Шишкин нередко повторял свои самые любимые композиции, добавляя почти незаметные, но ключевые изменения, чтобы довести их до совершенства.

Лот 11. Иван Шишкин, Сосновый бор. Елабуга, 1897. 800 000–1200 000 GBP

То же самое и с настоящей картиной, являющейся версией работы « Сосновый бор.Сухого » экспонировалась на передвижной выставке в 1899 году, после смерти художника. Хотя разница в композициях едва заметна, оба эти полотна - самостоятельные произведения, в которых Шишкин размышляет над какими-то глубоко личными творческими задачами.

В 1890-е годы Шишкин пишет целую серию знаменитых пейзажей, поражающих своими размерами. Шишкин был одним из немногих художников, чье рисовальное мастерство и мастерство с годами только улучшались, достигая новых высот на каждом этапе своей творческой жизни.В этот период он достигает своего творческого пика, полностью постигая неповторимый язык природы. Художник часто обращается к рисованию своего любимого соснового леса, и его настроение и размышления неразрывно связаны с написанными им пейзажами.

«Натюрморт с фруктами и сотами» Ивана Хруцкого , выставленный Макдугаллом на аукцион, - одно из лучших произведений художника в этом жанре. Созданный на пике славы художника, он дает яркую иллюстрацию того расцвета, которым жанр «фрукты и цветы» снова наслаждался в России в 1830–1840-х годах - жанр, созвучный мировоззрению, лежащему в основе столь популярного при этом стиля бидермейер. время в Германии.

Лот 13. Иван Хруцкий, Натюрморт с фруктами и сотами, 1840. 350 000–500 000 фунтов стерлингов

Неудивительно, что в 1839 г. совет Императорской Академии художеств присвоил Хруцкому звание академика, поскольку он «прославился» его прекрасные работы… особенно в том, что касается росписи фруктов и овощей ». Между тем его полотна и сделанные с них гравюры пользовались огромной популярностью среди ценителей и ценителей искусства.

Пейзаж Николая Крымова « Перед дождем» , выставленный на аукцион, знаменует один из важнейших этапов творчества художника.Картина написана в 1911 году, когда его учеба в Школе живописи, ваяния и зодчества подошла к концу, и Крымов, уже полноценный живописец, широко известный и пользующийся всеобщим признанием, был выбран для представления достижений современного искусства. Русское искусство на международной выставке в Риме вместе с Александром Бенуа, Мстиславом Добужинским, Евгением Лансере, Кузьмой Петров-Водкин, Игорем Грабарем и другими.

Лот 20. Николай Крымов, Перед дождем, 1911. 200 000–300 000 GBP

Появление на предстоящих аукционах «Фонтана» Павла Кузнецова - знаменательное событие.Символистские «фонтаны» составляют чрезвычайно важный этап творческой биографии Кузнецова, этап, во многом определивший дальнейшее развитие Серебряного века в русском искусстве и символизма в частности.

Лот 21. Павел Кузнецов, Фонтан, 1904. 250 000–500 000 фунтов стерлингов

Предмет появился на его полотнах, став излюбленной темой, в период с 1904 по 1907 год, еще до знаменитой выставки «Голубая роза», которая официально открыла легендарное объединение. Считается, что Кузнецова вдохновили настоящие фонтаны, которые он видел в подростковом возрасте в своем родном Саратове на Волге.В памяти будущего художника этот искусственный орнаментальный источник остался как неизгладимое воспоминание о животворной влаге и свежести, наполняющей мир природы, и символизировал поток сияющих фантастических снов.

В 1900-е годы Николай Сапунов создал целую сюиту красочных «Ночные гуляния» , которые стали высшим воплощением театрального элемента в его творчестве. Первые работы начали появляться в 1902 году, когда художник помог своему учителю Константину Коровину рисовать декорации и заработал достаточно денег, чтобы совершить путешествие по Европе, посетив Италию, Германию и Австро-Венгрию.

Лот 22. Николай Сапунов, Ночное торжество, 1907–1908. 200 000–300 000 фунтов стерлингов

MacDougall’s - это частный международный аукционный дом, расположенный в Лондоне, Англия. Основанный в 2004 году, он является одним из самых молодых, но быстрорастущих аукционных домов Великобритании.

Аукционные залы MacDougall’s, Лондон

С аукционными продажами около 20 миллионов фунтов стерлингов в год, MacDougall’s в настоящее время занимает 5-6 место по величине аукционного дома в Великобритании и неизменно входит в тройку крупнейших в мире по своей специальности: русское искусство.Фирма имеет торговые помещения в Лондоне и представительства

в Париже, Москве и Киеве.

На момент проведения первого аукциона в ноябре 2004 г. фирма относительно молода. Тем не менее, благодаря тому, что большая часть сотрудников говорит по-русски, а ведущие эксперты в области искусства базируются в России, и учитывая опыт основателей как коллекционеров русского искусства, компания смогла освоить эту специализированную нишу и быстро развиваться.

Два сезона продаж русского искусства в Лондоне - июнь и декабрь - доминируют на мировом рынке русского искусства, со специализированными продажами на Sotheby’s, Christie’s, MacDougall’s и Bonham’s.

Санкции Сергея Скрипаля ударили по российской купле-продаже на британских аукционах?

Супрематическая композиция Казимира Малевича (1916) установила рекорд Christie’s Christie’s Images Ltd

15 мая на Christie’s в Нью-Йорке супрематическая композиция Казимира Малевича (1916) была продана за рекордные 86 миллионов долларов. Крупные картины Малевича бесспорного происхождения, такие как «Супрематическая композиция», встречаются редко, но 20 июня Christie’s London должен продать совсем другой вид Малевича - пейзаж 1911 года (эстимейт 7-10 млн фунтов).Как и супрематическая композиция, «Пейзаж» предлагается не на российских аукционах, а на распродаже искусства импрессионистов и модерна.

Как говорит Джей Винче, международный директор Christie’s по импрессионистам и модерну, «[Малевич] более популярен в мире, чем, скажем, Гончарова или Ларионов». Но если международная привлекательность Малевича не подлежит сомнению, как насчет других российских материалов? Оказывают ли враждебные отношения между Россией и Западом сдерживающее воздействие на поставки, и будут ли российские покупатели избегать июньских распродаж в Лондоне? После введения санкций после вторжения в Крым в 2014 году в этом году последовали взаимные высылки дипломатов и новые санкции со стороны Великобритании после попытки отравления нервно-паралитическим газом в Солсбери бывшего шпиона МИ-6 Сергея Скрипаля.

«Нам нужно подождать, чтобы увидеть, что произойдет, но почти наверняка российские закупки сократятся», - говорит Джеймс Баттервик, специализированный дилер. «Русские в настоящий момент не покупают, отчасти по психологическим причинам, и они тоже не продают».

Однако известный лондонский консультант по искусству говорит: «Есть несколько важных клиентов, которые все еще работают на верхнем уровне. Но на среднем рынке есть проблема. Покупатели здесь исчезли, и я считаю, что специалисты аукционного дома действительно озабочены доставкой этих товаров.

С этим соглашается Дарья Христова, российский специалист Bonhams. «В прошлом году мы потеряли крупных украинских покупателей, и теперь некоторые из наших российских клиентов не приезжают в Лондон, хотя и делают ставки онлайн», - говорит она вскоре после возвращения из Москвы. «Люди чувствуют себя неуютно, и российское телевидение рекомендует не ездить в Великобританию или Европу. Не забывайте - они не верят, что Россия несет ответственность за атаку нервно-паралитическим газом: у них противоположная точка зрения ». Продажа Христовой 6 июня скромная, хотя и соответствует предыдущим сессиям.Его цель составляет всего 1,7–2,5 миллиона фунтов стерлингов за 125 лотов.

Все это, по ее словам, «плохо сказалось на заказчиках декоративных работ». Но есть и другие покупатели - в июне прошлого года китайский и индийский участники торгов боролись за российский фарфоровый сервиз XIX века, который был продан за 112 500 фунтов стерлингов, при этом ни один из российских участников торгов не был заниженным.

Специалист-аукционист Уильям МакДугалл говорит, что продажи по частным договорам «сильны», и он «осторожно оптимистичен» в отношении своей продажи 6 июня в Лондоне, которая оценивается более чем в 10 миллионов фунтов стерлингов - «примерно столько, сколько мы сделали в ноябре прошлого года».«Рост цен на нефть, которые выросли вдвое за последние 12 месяцев, определенно приносит пользу рынку», - говорит он.

Джо Викери, ведущий эксперт по русской живописи на Sotheby’s, описывает эффект санкций как «более мягкий, чем ожидало большинство людей». По ее словам, закупка для продажи 5 июня была произведена «в разгар дела Солсбери», что заставило некоторых продавцов понервничать. Но в конце концов они все-таки отправили. «Продажа [оцененная в 8,2–11,9 млн фунтов стерлингов] сопоставима с результатами других лет», - говорит Викери.

Рынок русского искусства вернется к здоровью

Марина Романова

Этим летом лондонские продажи русского искусства на четырех лондонских аукционных домах - Sotheby's, Christie's, Bonhams и MacDougall's - были самыми низкими за более чем десятилетие из рекордов 2007 года и составили 16,4 миллиона фунтов стерлингов (около 21,5 миллиона долларов США), что меньше их 17,7 миллиона фунтов стерлингов. по данным британской и международной прессы.

В 2015 году общий объем продаж русского искусства составил 21,1 миллиона фунтов стерлингов (27,69 миллиона долларов США), что едва ли превышает половину от 40 фунтов стерлингов.7 миллионов (53,41 миллиона долларов США), полученных на предыдущей Русской неделе в ноябре 2014 года, и лишь треть из 64,3 миллиона фунтов стерлингов (84,38 миллиона долларов США), полученных за соответствующую неделю в июне 2014 года, по данным Russian Art & Culture.

Одним из «безошибочных признаков силы» российского арт-рынка является увеличение за последние два десятилетия количества галерей, арт-ярмарок и учреждений во всем мире и в Лондоне в частности, что свидетельствует о росте международного признания российских художников. .

В то же время The Telegraph пишет о «безошибочных признаках силы» на российском арт-рынке, в то время как российское искусство и культура цитируются Уильямом МакДугаллом, содиректором и соучредителем аукционного дома MacDougall, специализирующегося исключительно на русском искусстве. что «российский арт-рынок возвращается к здоровью после тяжелого периода».

Хотя в среднем у MacDougall’s были плохие выступления, и было продано менее половины лотов, одним из наиболее успешных лотов MacDougall's была картина 1933 года с изображением руин Пальмиры, написанная русским художником-модернистом Александром Яковлевым.При оценке в 110 000 фунтов стерлингов (132 550 долларов США) он был продан за 462 000 фунтов стерлингов (606 310 долларов США), а одиннадцать лет назад, в 2005 году, он был продан всего за 45 000 фунтов стерлингов (59 055 долларов США).

Аукционный дом MacDougall's, по выражению The Telegraph, верит в «новые рынки для социалистического реализма и нонконформизма и более ценные шестизначные работы Константина Коровина, Василия Поленова и Юрия Пименова, которые были на рынке в последнее время. 10 лет, возврат со значительно более высокими оценками ». Если предыдущий кризис 2009 года был основан на объективных экономических факторах, то сейчас российский рынок «не ровный».Он просто страдает от негативной психологии, которая влияет на уверенность », - цитирует газету Кэтрин МакДугалл, содиректора и соучредителя лондонского аукционного дома MacDougall.

Экономические санкции, резкое падение курса рубля за последние два года и общий фактор «плохого самочувствия» среди богатых россиян - все это способствовало провалу аукционов в Лондоне в течение многих лет.

В то же время, российский арт-рынок, который, согласно прошлогоднему аналитическому отчету Artnet, насчитывает около 2-х человек.5 процентов от общего объема мирового арт-рынка стоимостью 16,1 миллиарда долларов США на 2014 год, и это не единственный рынок, который идет медленно. После пяти лет роста Christie’s сообщил о 5-процентном снижении мировых продаж в 2015 году до 7,4 миллиарда долларов США, а Sotheby’s сообщил об убытке в четвертом квартале 2015 года в размере 12-19 миллионов долларов США, сообщает Russian Art Dealer. Если такая закономерность сохранится, полагает веб-сайт, это будет означать, что «в 2016 или 2017 году мы увидим значительный спад в мировой экономике, который еще больше ослабит этот рынок искусства».

Несмотря на то, что в недавнем прошлом были периоды здорового роста, отражающие более широкие экономические тенденции, например, период между 2004 и 2008 годами принес значительный рост продаж русского искусства на аукционах по всему миру.По данным сайта www.artnet.com, общий объем аукционных продаж русского изобразительного искусства составил более 600 миллионов долларов США в 2007 и 2008 годах, что на 730 процентов больше, чем в 2003 году. В последние годы также наблюдаются признаки восстановления: в 2013 году объем продаж русского искусства снова превысил 400 миллионов долларов США.

В 2007 и 2008 годах Sotheby’s организовал два аукциона, посвященных современному русскому искусству. Оба они привели к рекордным ценам на работы нонконформистов: «Перед закатом» Олега Васильева продали за рекордные 927 000 долларов США, «Без названия» Евгения Чубарова продали за 568 000 долларов США, а произведение Эрика Булатова «Революция-Перестройка» ушло за 390 000 долларов США, говорится в статье Art Territory.Более того, самая известная работа Эрика Булатова «Вход - вход запрещена» была продана Филлипсом в Лондоне за 1 085 600 долларов США даже во время спада экономики в 2010 году, преодолев отметку в один миллион долларов для всех художников-нонконформистов на тогдашней продаже BRIC.

Современное неофициальное советское искусство, или нонконформизм, или андеграундное искусство - это движение альтернативного искусства, которое пришло в советское искусство за кулисами в 1950-х годах и оставалось там до распада СССР. Интересно, что произведения советских нонконформистов гораздо больше собираются западными ценителями искусства, чем в России.Как говорится в статье «Территория искусства» о российских современниках, к 1980-м годам многие иностранцы, посетившие Москву или Санкт-Петербург, покупали работы почти всех, кто принадлежал к нонконформистскому движению. В то время как российские покупатели даже сегодня предпочитают уделять больше внимания традиционному русскому искусству, а также произведениям 18-20 веков или современному западному искусству.

Рекордно высокую цену за работу на аукционе русского искусства было заплачено за картину Константина Сомова, русского художника-символиста, который родился в 1869 году в Санкт-Петербурге и умер на рубеже Второй мировой войны в Париже в 1939 году.14 июня 2007 года картина Сомова «Пейзаж с радугой» (1927) была продана на аукционе Christie’s за 7,33 миллиона долларов, что в семь раз превышает ее высокую оценку.

Однако более широкая статистика аукционов русского искусства за 1985–2015 годы ставит всемирно известного художника Марка Шагала, раннего модерниста, кубиста и импрессиониста, на первое место среди русских художников с общим объемом продаж 1,4 миллиарда долларов США на аукционах. Это почти вдвое превышает уровень продаж для следующего по величине художника в списке, Василия Кандинского, чьи работы выручили на аукционах в общей сложности 547 миллионов долларов за тот же 30-летний период, пишет Artnet.Недавно его работа Strandszene (1909) была продана на Christie’s в Нью-Йорке в мае 2014 года за 17,2 миллиона долларов.

Среди самых продаваемых индивидуальных лотов - «Супрематическая композиция» Казимира Малевича, пионера российской геометрической абстракции (1916), самая дорогая работа, когда-либо проданная русским художником. В 2008 году, когда рынок искусства был на пике популярности, он принес на Sotheby’s более 60 миллионов долларов.

Самый первый аукцион произведений русского авангарда и нонконформистов, организованный Sotheby’s, прошел в 1988 году в Центре международной торговли в Москве.Вначале были умеренные надежды на то, что аукцион принесет до 900 000 долларов США, но мероприятие принесло в общей сложности 3,4 миллиона долларов США, причем шесть работ только Гриши Брускина были проданы за 865 000 долларов США, что вряд ли кто-либо мог ожидать .
Следующий аукцион русского искусства назначен на 30 ноября 2016 года и состоится в лондонском аукционном доме MacDougall. По информации сайта MacDougall, дом ищет работы Гели Коржева, Александра Дейнеки, Юрия Пименова, в частности Александра Герасимова, а также другие образцовые работы советских мастеров.

Saskatchewan Auctions - Все предстоящие аукционы Saskatchewan

Аукционы в Саскачеване - 125 Списки

Суббота, 17 июля 2021 г. | Антикварный аукцион Показано на
Суббота, 17 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 17 июля 2021 г. | Антиквариат и Бытовая техника Показано на
Суббота, 17 июля 2021 г. | Антикварный аукцион Показано на
Суббота, 17 июля 2021 г. | Коллекционный аукцион Показано на
Суббота, 17 июля 2021 г. | Коллекционный аукцион Показано на
Суббота, 17 июля 2021 г. | Коллекционный аукцион Показано на
Суббота, 17 июля 2021 г. | Коллекционный аукцион Показано на
Суббота, 17 июля 2021 г. | Коллекционный аукцион Показано на
Суббота, 17 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 17 июля 2021 г. | Авто Аукцион Показано на
Суббота, 17 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Воскресенье, 18 июля 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Понедельник, 19 июля 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Понедельник, 19 июля 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Понедельник, 19 июля 2021 г. | Аукцион недвижимости Показано на
Вторник, 20 июля 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Среда, 21 июля 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Среда, 21 июля 2021 г. | Промышленный аукцион Показано на
Среда, 21 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Среда, 21 июля 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Четверг, 22 июля 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Четверг, 22 июля 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Четверг, 22 июля 2021 г. | Аукцион недвижимости Показано на
Четверг, 22 июля 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Четверг, 22 июля 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Суббота, 24 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 24 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Воскресенье, 25 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Понедельник, 26 июля 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Понедельник, 26 июля 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Понедельник, 26 июля 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Вторник, 27 июля 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Среда, 28 июля 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Среда, 28 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Среда, 28 июля 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Среда, 28 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Четверг, 29 июля 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Пятница, 30 июля 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Пятница, 30 июля 2021 г. | Деловой аукцион Показано на
Суббота, 31 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 31 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 31 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 31 июля 2021 г. | Антиквариат и Бытовая техника Показано на
Суббота, 31 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 31 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 31 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 31 июля 2021 г. | Авто Аукцион Показано на
Суббота, 31 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 31 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 31 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 31 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 31 июля 2021 г. | Аукцион Показано на
Воскресенье, 01 августа 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Понедельник, 2 августа 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Среда, 04 августа 2021 г. | Аукцион Показано на
Среда, 04 августа 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Суббота, 07 августа 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 07 августа 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 07 августа 2021 г. | Авто Аукцион Показано на
Суббота, 07 августа 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Суббота, 07 августа 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Воскресенье, 8 августа 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Понедельник, 9 августа 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Среда, 11 августа 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Среда, 11 августа 2021 г. | Аукцион Показано на
Пятница, 13 августа 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Суббота, 14 августа 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 14 августа 2021 г. | Аукцион Показано на
Понедельник, 16 августа 2021 г. | Аукцион Показано на
Среда, 18 августа 2021 г. | Аукцион Показано на
Четверг, 19 августа 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Суббота, 21 августа 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 21 августа 2021 г. | Аукцион Показано на
Воскресенье, 22 августа 2021 г. | Антикварный аукцион Показано на
Воскресенье, 22 августа 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Понедельник, 23 августа 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Среда, 25 августа 2021 г. | Аукцион Показано на
Пятница, 27 августа 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Суббота, 28 августа 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 28 августа 2021 г. | Аукцион Показано на
Воскресенье, 29 августа 2021 г. | Аукцион Показано на
Понедельник, 30 августа 2021 г. | Интернет-аукцион Показано на
Суббота, 4 сентября 2021 г. | Аукцион Показано на
Понедельник, 6 сентября 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 11 сентября 2021 г. | Аукцион Показано на
Суббота, 18 сентября 2021 г. | Аукцион Показано на
Воскресенье, 19 сентября 2021 г. | Аукцион Показано на
Среда, 22 сентября 2021 г. | Промышленный аукцион Показано на
Среда, 29 сентября 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Суббота, 2 октября 2021 г. | Антиквариат и Бытовая техника Показано на
Воскресенье, 3 октября 2021 г. | Аукцион Показано на
Понедельник, 4 октября 2021 г. | Аукцион Показано на
Среда, 06 октября 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Четверг, 14 октября 2021 г. | Промышленный аукцион Показано на
Понедельник, 18 октября 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Вторник, 19 октября 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Среда, 20 октября 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Четверг, 21 октября 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Вторник, 26 октября 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Четверг, 28 октября 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Понедельник, 1 ноября 2021 г. | Аукцион Показано на
Вторник, 2 ноября 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Среда, 3 ноября 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Пятница, 5 ноября 2021 г. | Фермерский аукцион Показано на
Четверг, 18 ноября 2021 г. | Промышленный аукцион Показано на
Понедельник, 22 ноября 2021 г. | Аукцион Показано на
Четверг, 25 ноября 2021 г. | Промышленный аукцион Показано на
Понедельник, 6 декабря 2021 г. | Аукцион Показано на
Пятница, 10 декабря 2021 г. | Промышленный аукцион Показано на
Вторник, 12 апреля 2022 г. | Фермерский аукцион Показано на
Вторник, 19 апреля 2022 г. | Фермерский аукцион Показано на
Среда, 20 апреля 2022 г. | Фермерский аукцион Показано на
Среда, 20 апреля 2022 г. | Фермерский аукцион Показано на
Четверг, 21 апреля 2022 г. | Фермерский аукцион Показано на
Среда, 22 июня 2022 г. | Фермерский аукцион Показано на
Четверг, 28 июля 2022 г. | Фермерский аукцион Показано на
Суббота, 17 июля 2021 г. | Интернет-аукцион Четверг, 29 июля 2021 г. | Интернет-аукцион Четверг, 29 июля 2021 г. | Интернет-аукцион Пятница, 30 июля 2021 г. | Интернет-аукцион Среда, 04 августа 2021 г. | Интернет-аукцион Среда, 11 августа 2021 г. | Интернет-аукцион Понедельник, 16 августа 2021 г. | Интернет-аукцион 31 августа 2021 г., вторник | Интернет-аукцион .

Добавить комментарий