Оксана бондаренко лилу википедия – Бондаренко Оксана — Предприниматель — Биография

«Совместный бизнес может разрушить семью» | Forbes Woman

Не могу представить, чтобы она прекратила работать. Непросто отказаться от того, что ты сам построил и чему отдал 12 лет своей жизни. А если она устает — то мы просто едем в отпуск. Один из плюсов своего бизнеса в том, что можно регулировать рабочий график.

Я думаю, что совместный бизнес может разрушить семью. Ведь это совсем другие отношения, и наступает момент, когда стирается та тонкая грань, которая отделяет женщину-предпринимателя от просто женщины. Получается, что сожительствуют два бизнес-партнера.

У Оксаны сильный характер, она довольно жесткий руководитель и бизнесмен. Легко может поставить на место. В общем, если бы я описывал ее как бизнес-партнера, то охарактеризовал бы просто: «Будьте готовы услышать правду». На вопрос, позволяю ли я ей чувствовать себя слабой, отвечу, что нет. Если ей нужно будет побыть слабой — она это сделает сама и очень органично.

У нас необычная в плане финансов семья. Брачного контракта нет. Каждый работает на себя, поэтому мы оба вольны распоряжаться своими доходами. Можно даже сказать, что материально мы не зависим друг от друга.

Я считаю важным, что мы познакомились, когда оба были во многом начинающими. У нас не было ничего, кроме желания иметь все. Мы вместе начали заниматься собственным бизнесом, вместе переживали неудачи, радовались успехам, вместе взрослели, у нас общее прошлое и нам есть что вспомнить. И это, конечно, тоже объединяет. Ну и потом, любимые дети.

У нас их двое — 13-летняя Алина и 9-летний Никита. Нам повезло: с точки зрения учебы у нас очень ответственные дети. Алина к тому же профессионально рисует, а Никита занимается лепкой из глины.

У нас есть семейная традиция: к праздникам мы вместе с детьми ставим домашние спектакли. Мы с Оксаной выступаем как продюсеры и помогаем с декорациями, а дети (наши и их друзья) — как актеры, дочь еще и режиссер. Уже поставили три спектакля (Про Венеру и Амура, «Алису в стране чудес» и детскую интерпретацию филатовского «Федота-стрельца»). Серьезно готовимся, репетируем. На премьеру зовем друзей. По-моему, получается здорово. Мне кажется, что это полезно для детей: выступая на публике, они приобретают больше уверенности в себе.

Вообще, я довольно замкнутый человек, привык жить в своем мире, и мне некомфортно, когда в него кто-то вклинивается. И мне очень приятно, что моя жизнерадостная жена принимает меня таким, какой я есть.

Мой секрет хорошего брака — это сохранение физической любви между супругами. Если мужу интересна его жена как женщина, а жена испытывает страсть к мужу — то это один из основных залогов того, что отношения будут длиться долго. Конечно, с годами страсть притупляется, но мы работаем над этим.

www.forbes.ru

интервью с владелицей шоу-рума «Ли-Лу» Оксаной Бондаренко — Персоны — Дочки ‒ матери

Совсем недавно у Вас родился третий ребенок, дочка Миа. При этом Ваша старшая дочь, Алина, в этом году поступила в университет - разница в возрасте у сестер 17 лет. В связи с этим наш самый первый вопрос: было ли рождение младшей дочки запланировано?

Нет. Более того, я даже об этом не подозревала и узнала о том, что жду Мию, будучи уже на третьем месяце беременности. В первые месяцы у меня даже цикл не менялся. Я пришла к врачу, думая, что у меня какая-то дисфункция или проблемы со здоровьем, а доктор меня огорошила тем, что я беременна. Некоторое время она даже не могла определить точный срок. Так что эта новость меня и осчастливила и ошарашила.

То есть, рождения еще одного ребенка у вас в планах не было?

Нет. Мы, скорее, уже начали готовиться к роли бабушки и дедушки в обозримом будущем, а сейчас планировали пожить для себя, вдвоем. Старшая дочь у нас поступила в университет, а сын в колледж, теперь оба живут и учатся в Англии.

Оксана: платье "Yana", туфли Alberta Ferrety; Никита в Aberchrombi; Алина в Ermanno Scervino

Вы почувствовали разницу в собственных ощущениях при рождении Алины, Никиты и Мии?

Удивительно, но непосредственно роды Мии оказались самыми легкими, как и беременность в целом. Возможно потому, что я совершенно не волновалась, в отличие от первого раза. Тогда все было неизвестно, нервно и страшно. С Алиной я постоянно боялась сделать что-нибудь не то и не так. А к третьему ребенку становишься гораздо уверенней и, от того, спокойней. К тому же, я достаточно хорошо себя чувствовала, не меняла свой обычный образ жизни, занималась спортом и быстро вернулась в форму. Роды были легкими: как и в первые два раза я рожала при помощи кесарева сечения, но на этот раз не под общим наркозом, а под эпидуральной анестезией. Поэтому я впервые сама участвовала в родах и осознавала все происходящее; мне сразу положили малышку на грудь, и я слышала ее первый крик. Это очень эмоциональный и трогательный момент и я счастлива, что мне пришлось пережить его. Малышка родилась очень смешной и волосатой. Как только мы ее увидели, сразу прозвали Чебурашкой.

А Ваш муж присутствовал на родах?

Вы знаете, я сторонник родов без мужа. Возможно, кому-то и нужна в этот момент поддержка и помощь, но мне кажется, что это достаточно интимное и не самое красивое зрелище. Разумеется, муж сразу после родов увидел малышку, взял ее на руки, однако в самом процессе участия не принимал и в родильном отделении не оставался.

Вы рожали в Институте акушерства и гинекологии имени Сеченова на улице Еланского. Почему Вы решили остаться в Москве, а не отправиться по примеру многих Ваших знакомых рожать заграницу?

У нас такой вопрос даже не стоял. Честно говоря, для меня самое главное не место, а врач. Лариса Анатольевна Кизыма вела все мои беременности и принимала у меня уже третьи роды. Я ей полностью доверяла и доверяю. За все эти годы она мне стала очень близким человеком, я даже не представляю, с кем еще могла бы чувствовать себя так комфортно. А мне кажется, что собственная уверенность и самоощущение являются определяющими, помимо, конечно, квалификации врача. В результате у меня остались только прекрасные воспоминания. Я бы очень рекомендовала и этот роддом, и этого врача.

Я осталась довольна условиями, поскольку у меня была прекрасная одноместная палата. Конечно, она стоила дополнительных денег, но, ведь, и заграницей никто не рожает бесплатно. В этом роддоме работают замечательные медсестры, которые все рассказывают, показывают и объясняют! К тому же, мне очень нравится, что ребенка забирают на ночь или оставляют с мамой по желанию. В первые сутки после родов я отдавала Мию, поскольку врач рекомендовала мне отдохнуть и прийти в себя после операции, а все следующие дни она постоянно была со мной. Муж мог приходить к нам в любое время; меня навещали наши старшие дети и родители. Это было для меня очень важно. Вся моя семья не могла бы отправиться со мной заграницу, а мне так хотелось, чтобы мы, в этот момент, были все вместе.

Оксана, Вы замечательно выглядите. Откройте, пожалуйста, секрет своей идеальной формы?

Во время этой беременности я не переставала заниматься спортом практически ни на один день. Во-первых, я очень много ходила: старалась проходить минимум 5 километров в день. А, во-вторых, я занималась каждый день по полтора часа по специально разработанной программе с персональным тренером. Это были и упражнения для рук с гантелями, и приседания, и аквааэробика с лопатками. В понедельник я сходила в последний раз на тренировку, а во вторник пошла рожать. А спустя 3 недели после родов, как только мне разрешили врачи, я возобновила занятия. Конечно потихоньку, потому что ощущения были такие, как будто я тяжело переболела гриппом. Мышцам надо было восстановиться, первое время они меня плохо слушались. За всю беременность я набрала 10 кг: 7 из них ушли сразу после родов, а еще 3 - в течение первых двух месяцев.

А какими-то специальными средствами по уходу за собой Вы пользовались?

Да, я использовала крем для тела Thalgo и натуральное оливковое масло первого отжима. Оно по вкусу немного горькое, зато для кожи подходит идеально; к тому же с ним очень хорошо делать массаж. А я в течение беременности массажи делала регулярно. У меня есть любимая массажистка Лейла, которая работает в московском салоне Jean Lois David. Она мне делала специальный, адаптированный для беременных массаж: поскольку на животе лежать нельзя, его делали на боку, и основной акцент приходился на спину, ноги и руки.

А кто придумал такое оригинальное имя для ребенка?

Имя придумал муж. Как только мы узнали, что ждем девочку, он сразу сказал, что очень хочет назвать ее Миа. Но при крещении мы ей дали имя Василиса.

Миа уже путешествовала с Вами?

Мы улетели в Италию в наш дом в Форте-дей-Марми, когда ей исполнился месяц. Специально договорились крестить ее пораньше, после чего сразу улетели. Там она провела все лето и начало осени. Практически с первого же дня ребенок начал плавать и в бассейне, и в море. В начале сентября вода была 23 градуса и некоторые дети уже не хотели купаться, а Миа продолжала плавать с огромным удовольствием. Сначала мы ей надевали специальный надувной ошейник, который крепится на шее и поддерживает над водой головку ребенка; при этом она может совершенно самостоятельно, без помощи взрослых, находиться в воде и шевелить ручками и ножками. А потом клали ее на руку и она плыла самостоятельно. Миа обожает плавать и купаться. Я думаю, что в первые месяцы жизни водные процедуры - самое правильное и полезное для ребенка. Вода очень хорошо влияет на нервную систему, снимает тонус, в результате у малышки сформировались очень крепкие мышцы на ручках и на ножках, она уже даже пытается садиться.

Оксана: платье "Yana", туфли Alberta Ferrety; Никита в Aberchrombi; Алина в Ermanno Scervino

Вы уже выбрали педиатра, который будет вести Мию?

Мои дети всегда обслуживались в детской поликлинике «Медси» на Смоленской площади, поэтому я сразу же записала туда и Мию. Но потом ко мне пришла патронажная сестра, которая должна была нас курировать сразу после выписки из роддома. Она очень хвалила нашего районного врача, Юлю Прохорову, и предложила с ней познакомиться и пообщаться. Я согласилась. Юля пришла к нам домой на первый грудничковый осмотр, и я сразу поняла, что мы нашли «своего» врача и больше нам никто не понадобится. Первую диспансеризацию мы тоже, в результате, проходили в районной поликлинике без каких-либо проблем и очередей и остались очень довольны. Так что теперь мы наблюдаемся в самой обычной детской поликлинике на Фрунзенской набережной, и я просто поражена прекрасным уровнем и сервисом. Если бы я не проверила это на себе, то никогда бы не поверила, что бесплатная поликлиника может быть настолько лучше платной. Конечно, Миа вписана в наши рабочие частные медицинские страховки на случай госпитализации. Но, надеюсь, нам ими воспользоваться не придется.

Этот год стал для Вашей семьи достаточно напряженным и полным событий…

Да. Это переломный и важный год для всех моих детей. Средний сын, Никита, которому сейчас 13 лет, поступил в Marlborough College под Лондоном и теперь живет и учится там. Алина поступила в университет Saint Martins в Лондоне. Летом мы ездили выбирать и снимать ей квартиру: теперь она живет в доме под названием Art House, созвучном профессии, которую она выбрала. Она учится на факультете Fine Arts и собирается стать профессиональным художником. Первые полгода у них идет общий курс, посвященный искусству в целом, а затем они распределяются по индивидуальным направлениям. Алина давно увлекается живописью, очень неплохо рисует, поэтому это решение было осознанным и продуманным. Пока что ей все очень нравится.

Алина была готова к такой самостоятельной жизни?

Мне кажется, что в 18 лет оказаться в своей собственной квартире в центре Лондона и при этом заниматься тем, что тебе по-настоящему нравится - невероятно здорово! К тому же, Алина хорошая хозяйка. Она очень аккуратна и умеет готовить. Я не сомневаюсь, что дочь прекрасно справится с бытом. Тем более, что дома она будет проводить не так много времени: программа обучения достаточно интенсивна. Первое время занятия продолжаются до пяти вечера без перерывов. Отдохнуть можно только в субботу и воскресенье. Алина до университета проучилась 4 года в колледже и уже успела привыкнуть к взрослой и самостоятельной жизни. Правда, раньше она была под опекой педагогов, а теперь будет полностью предоставлена самой себе.

А как Вы готовили детей к учебе в Англии?

Никита заранее, за 2 года, начал интенсивно заниматься английским. Помимо изучения языка в школе, к нему ежедневно приходил частный педагог. Поскольку с Алиной у нас был первый опыт, то мы все «отработали» на ней и Никиту уже готовили к поступлению и переезду правильно и методично.

Алина в Ermanno Scervino

А Ваше материнское сердце не рвется от мысли, что старшие дети так далеко?

Мне, конечно, их очень не хватает. С тех пор, как я вернулась из Англии, мы разговариваем по скайпу по несколько раз в день. Очень скучаем. Но, мне кажется, что детям эта свобода необходима, и родителям надо учиться их отпускать. Это личный опыт, который нужен каждому во взрослой жизни. К тому же, Алина будет по субботам навещать Никиту, и, поскольку ей уже исполнилось 18 лет, она, как старшая сестра, официально назначена его «опекуном».

Ну а у нас теперь есть Миа, которая еще, слава Богу, долго будет с нами.

Вы хотели бы родить еще одного ребенка?

Ну, если Господь пошлет… Никогда не говори «никогда»; к тому же, если так, как Мию, то почему бы и нет? Она стала настоящим солнцем, осветившим нашу жизнь.

Никита в Aberchrombi;

dochkimateri.com

Оксана Бондаренко: интервью с владелицей шоу-рума «Li-Lu» и фото квартиры на Остоженке | VOGUE

  1. Журнал
  2. Журнал
Журнал

Оксана Бондаренко провела Vogue по своему дому на Остоженке и объяснила, почему она не стесняется окон от пола до потолка.

17 Ноября 2010

Cвою квартиру — даром что под нее отведен целый флигель в новостройке, органично вписавшейся в помнящие Пушкина остоженские кварталы, — она называет домом не из мещанской сентиментальности. Отдельный вход, по-европейски обходящийся без крыльца и ступеней, пятиметровые потолки и окна-витрины во всю стену первого этажа. «Я долго привыкала: люди ходят, в окна заглядывают. Но мы-то их видим, а они нас нет. А так дом словно сливается с улицей. Люблю это ощущение: безграничности, воздуха. И московскую суету, которая захватывает тебя абсолютно, люблю. Совершенно от нее не устаю, ведь все ужасно быстро меняется!»

Комната Алины в бело-красных тонах – самая яркая в доме. Работа Владимира Дубосарского и Александра Виноградова «В голубом просторе» (2007) усиливает впечатление.

По долгу своего шоу-рума «Ли-Лу» Оксана популяризирует Италию и моду на нее в лице марок вроде Diesel, Patrizia Pepe и Furla. Однако в убранстве двух этажей нет и намека на максимализм и буйно цветущую экспрессивность. Если это и Италия, то уж точно северная, индустриальная, рафинированная. Италия Аньелли, а не сицилийских донов. «Сам дом не располагает к излишествам в интерьере: его проектировал архитектор Сергей Скуратов (автор самых громких московских проектов десятилетия вроде «Дома на Мосфильмовской», застройки «золотой мили» и «Садовых кварталов» на месте завода «Каучук» в Хамовниках. — Прим. Vogue), а он строит просто, — объясняет Оксана. — Правда, помогавший нам с дизайном квартиры Кирилл Истомин настаивал на лилово-зеленой гамме. Мы его едва переубедили».

Создание финальной версии интерьера, впрочем, затянулось почти на два года. На первом этаже цветовым лейтмотивом стал серо?коричневый, на втором — белый. «Серый не раздражает. К тому же он универсален: хочешь праздничности — разбавляешь его красными деталями, хочешь суровости — черными. Хотя мы бы всю квартиру сделали белой, если бы не московская погода. Мне нравится, когда в доме светло».

Хлопковая блузка, шерстяные шорты, все Chloe; ботильоны, Versace; браслет, Chanel; часы, Rolex.

Вечером кавалер высшей итальянской награды для трудоголиков — ордена «За заслуги в коммерции» — идет в спальню: не за сном, за тишиной. Этажность этой квартиры, в первое время после переезда утомлявшая Оксану («Постоянно приходилось бегать туда-сюда: одно возьмешь, чтобы в спальню отнести, второе обязательно забудешь»), стала спасением: с семьей и друзьями проводят время внизу, а наверху уединяются. Четырнадцатилетняя дочь Алина — в спальне в бело-красных тонах с Ассолью Виноградова–Дубосарского, комнатой для уроков и видом на Зачатьевскую слободу. У девятилетнего сына Никиты на стене — фотография «фольксвагена-жука» Славы Филиппова и мальчишеский хаос («Я фанат порядка, муж еще более сумасшедший, Никита в этом пока в нас не пошел»).

А в спальне хозяев — любимые Оксаной холст с брызгами бордо, при ближайшем рассмотрении оказывающимися тысячей губ, белые орхидеи и диван им в тон. «Меня надо искать на нем, когда я хочу отдохнуть от всего и всех. Или в ванной».

Ее офис, мечта человека, для которого время — деньги, находится в буквальном смысле в двух шагах, но в доме все равно не принято не работать. Правда, в последнее время в кабинете проводят досуг: муж Владимир Цыганов, в свободное от управления агрофирмой «Белая Дача» время, учит итальянский. А все вместе по вечерам организуют сеансы связи по Skype с дочерью, которая учится в Швейцарии.

Шелковое платье и ботильоны, все Prada; браслет, Chanel; часы, Rolex.

В этом доме часто собираются всей семьей. Завтракают на кухне за барным столом (у плиты — неизменно жена и мать), ужинают в столовой под люстрой из муранского стекла. Путешествуют тоже вместе — и привозят не сувениры, а фотографии (и рамки для них). В кабинете Оксана с Алиной гуляют по Парижу, в столовой — уже вся семья открывает для себя Венецию, за лестницей — отчет о последней поездке в Америку. «Первоначально мы планировали делать в доме фотогалереи по итогам путешествий, — рассказывает Бондаренко. — Но мы столько ездим по миру, что место на стенах и полках тут же бы закончилось».

Свободное место в квартире пусто не бывает. Оксана заполняет его современным искусством. «У нас изменились взгляды, как, наверное, у всех русских. Раньше ведь из Италии привозили пасту, одежду, шубы. Теперь все это и в России есть. Сейчас нужно везти современное искусство. А походы в музеи, галереи, на выставки в поездках для нас — обязательная программа».

Картины для гостиной написал родственник, скульпaтор Георгий Франгулян.

В ближайших планах хозяйки дома — пополнить собрание скульптуры: начало коллекции живописи уже положено. Кабинет украшает портрет в стиле романтизма. «Прабабушка Володи работала в немецком посольстве, и на свадьбу посол подарил ей эту картину, — рассказывает Оксана. — Она сопровождает нас во всех наших переездах».

В более масштабной гостиной поместился монументализм. Концептуальное полотно стало для скульптора Георгия Франгуляна, автора памятника Окуджаве на Арбате и Борису Ельцину на Новодевичьем, одной из первых проб кисти. «Сначала мы уговорили Георгия сделать что-то для дачи, а потом и для квартиры. Рисовал он здесь же, пока мы были в отъезде: холст такой величины нигде больше не получалось разместить. Эта картина задает тему всему дому — кстати, к вопросу о роли искусства в интерьере».

Причем в этих стенах нашлось место не только изобразительному — каждое 31 декабря в гостиной решили устраивать театрализованные новогодние представления. Премьерное случилось почти сразу после переезда. «Наши дети и дети друзей приготовили целую программу: стихи, песни, сами срежиссировали мини-спектакли. Никита с Алиной, например, разыграли сцену встречи Алисы и Шалтая-Болтая. Прошлой зимой же это, в связи с фильмом Тима Бертона, было крайне актуально».

Сама Бондаренко такое в детстве и не представляла. «Я выросла в «цековском» доме, но квартира была обычной, трехкомнатная, со стандартными ремонтом и интерьером. Так что нет, это не квартира моей детской мечты, у меня ее просто не было. О такой квартире мечтали скорее мои дети: они же бывают в гостях, живут в отелях, видят мир. Хотя нет, у меня тоже есть мечта — о квартире, в которой бы не заканчивалось пространство. Потому что когда оно заканчивается, приходится искать что-то побольше».

Фото: Дмитрий Лившиц; Влад Локтев

Cтиль: Елисей Косцов. Прически и макияж: Эрнест Мунтаниоль. Продюсер: Елена Серова. Ассистент продюсера: Екатерина Золототрубова

www.vogue.ru

В гостях у Оксаны Бондаренко

04 марта 2010Редакция сайта

Загородный дом Оксаны Бондаренко, президента шоу-рума «Ли-Лу», и ее мужа Владимира Цыганова, успешного бизнесмена, опередил свое время. Несмотря на суперсовременную архитектуру, для всей семьи он стал уютной дачей

image

image

Загородный дом Оксаны Бондаренко, президента шоу-рума «Ли-Лу», и ее мужа Владимира Цыганова, успешного бизнесмена, опередил свое время. Несмотря на суперсовременную архитектуру, для всей семьи он стал уютной дачей

Когда подъезжаешь к участку, кажется, что за невысоким забором только вековые сосны. Одноэтажный дом прячется между ними, ничем не выдавая своего присутствия, разве что огромными окнами во всю стену. Такого модернизма меньше всего ожидаешь, когда проезжаешь заповедные места Рублево-Успенского шоссе, по-прежнему изобильно украшенные колоннадами и башенками. Самое удивительное, что этот дом построили пять лет назад, а проект придумали еще раньше. Семь лет назад, когда вокруг возводили четырехэтажные замки, супруг Оксаны Владимир Цыганов мечтал построить простой одноэтажный деревянный дом. У него очень четкое, почти графическое ощущение пространства, поэтому первый проект был придуман очень быстро. Затем наступил долгий период раздумий, в результате которого было принято решение отказаться от деревянного дома, а построить каменный. Проект деревянного дома подарили друзьям. За реализацию семейной мечты взялся архитектор Юрий Григорян, руководитель архитектурного бюро «Проект Меганом» и поборник деревянной архитектуры. Компромиссом стал проект каменного дома, обшитого лиственницей стального цвета, а гараж и летний дом построили из дерева. Результат превзошел все ожидания, и дом Оксаны и Владимира стал прототипом для целой деревни неподалеку — Барвихи Luxury Village, построенной по проекту Григоряна.

image

image

image

image

Над кроватью — одна из работ Георгия Франгуляна

Кухонный гарнитур DADA

Кухонный гарнитур DADA

Дом выглядит компактно, несмотря на внушительные 500 кв. м площади. Глазами постоянно ищешь лестницу на второй этаж, но ее нет, и это очень успокаивает. Стеклянный прямоугольник, который поначалу принимаешь за этаж, на самом деле служит вторым светом гостиной, которая занимает центральную часть дома. От соснового бора гостиную отделяет только стеклянная стена, так что единение с природой полное. По вечерам она освещается такими огромными белыми абажурами, что можно почувствовать себя Алисой, откусившей не от той стороны гриба. Невысокая перегородка с двусторонним камином отделяет обеденный стол от гостиной.

Кстати, размеры стола говорят сами за себя. За ним одновременно могут поместиться двадцать человек. Но это не предел. Если сдвинуть мебель, можно пригласить в гости человек восемьдесят. За столом они не поместятся, но при правильном вы­боре кейтеринговой компании голодным никто не останется. Да и количество оборудования на кухне говорит о том, что гости будут обеспечены всем необходимым. Такие грандиозные вечеринки — единственное, что вызывает беспокойство мужа Оксаны. «Ты разрушишь наш дом!» — смеясь, говорит он ей. Зато дети абсолютно счастливы: гости, детские праздники и спектакли доставляют им огромное удовольствие. Хотя Алина, дочь Оксаны, относится к дому со всей серьезностью, несмотря на свои 13 лет. На время съемки кофе, чай и конфеты обеспечивались ее стараниями бесперебойно. «Дети очень любят этот дом. Когда мы приезжаем из поездок, возвращение домой означает для них возвращение на дачу. К сожалению, нам удается приезжать сюда только на выходные: в будни ни муж, ни я никак не успеем доехать на работу, а дети в школу», — говорит Оксана. А работы много — шоу-рум «Ли-Лу» представляет более тридцати модных брендов, среди которых Patrizia Pepe, Anna Molinari, Pal Zileri, Diesel. Давний партнер Джованна Фурланетта, глава Furla, настолько прониклась тем, что делает Оксана, что посвятила ей именной клатч OXANA, ставший хитом коллекции.

image

image

Каменный каркас дома обшит лиственницей

В гостиной — все одно к одному: диваны Flexform, cтеллаж Mobileffe, светильники CasaMilano и монументальная картина Франгуляна

В гостиной — все одно к одному: диваны Flexform, cтеллаж Mobileffe, светильники CasaMilano и монументальная картина Франгуляна

Зато на каникулах для детей настоящее раздолье. Алина может провести в доме неделю, предоставленная сама себе, хозяйничая и рисуя — у нее к этому определенно есть способности. А уж для Никиты, которому восемь, в доме полная свобода. Еще бы, в дополнение ко всем радостям загородной жизни здесь живут две собаки: хаски Лупи и малыш шпиц Лари. На предложение покататься на собаке Никита серьезно ответил, что для этого подходит только Лупи. Их удвоенной энергии легко хватит на то, чтобы перевернуть дом вверх дном. Вот и картины скульптора Георгия Франгуляна, написанные специально для Оксаны, повесили повыше, наверное, во избежание недоразумений. На самом деле они прекрасно сочетаются с масштабной двухсветной гостиной. После того как картины попали в этот дом, вдохновленный художник создал по их мотивам целую серию монументальных работ. Пока живопись в доме служит исключительно интерьерным целям, и картины Алины не проигрывают от такого соседства. А вот интерес к фотографии начинает превращаться у Оксаны в страсть коллекционера. Думаю, что дому такое увлечение хозяев подойдет идеально.

Фото: Сергей Копытин

image

image

Для отделки ванной комнаты использован базальт

image

image

www.elle.ru

Оксана Бондаренко: «Если не можешь переступить отказ, значит, дело не твое»

Костюм, Joseph; Блузка, «Ли-Лу»; туфли и клатч, Jimmy Choo Оксана ищет практичные решения для офиса. Костюмы Joseph, платья Louis Vuitton отвечают требованию «надел и пошел»

- Как вы нашли деньги на ваш первый шоу-рум?

Обратиться мне было некуда. Я пошла к собственному мужу. Вова и его парт­нер выслушали мое предложение (я выдала им примерный бизнес-план, объяснила, о каком развитии компании идет речь, сколько мне нужно на это денег) и... рассмеялись. А потом сказали­: слушай, мы тебе просто дадим денег, поступай с ними как знаешь. Прошло много лет, недавно я случайно встретила того партнера Володи (их пути давно разошлись), и он мне говорит: «Оксана, помнишь, как мы смеялись над тобой? Какая ты молодец, что не отступила. За эти годы твоя компания стала значимым игроком». Есть чем гордиться.

- Действительно, ведь компании, которую вы, Оксана, возглавляете, пошел 22-й год...

...А вообще ее история началась с того, что я захотела выучить итальянский язык. По образованию я инженер, окончила Московский авиационный технологический институт, теперь это университет уже. Училась в аспирантуре, параллельно подрабатывала переводчиком на выставках – языку нужна практика. Одна из подработок как раз была в компании под названием Lilu Leshoes, которая занималась одеждой. Меня оценили и после совместной работы на выставке предложили представлять марку на российском рынке. Конечно же, я согласилась! Так родилось мое дело и его название – «Ли-Лу». Потом к нам присоединились Caractere, Elena Miro, Jimmy Choo, другие игроки. На сегодняшний день у нас около 25 брендов, которые мы ведем, представляем в шоу-руме, занимаемся их пиаром в России. Недавно добавился интернет-магазин и бренд одежды «Ли-Лу». Первую коллекцию – осень–зима 2015/16 – запустим в продажу в сентябре на нашем сайте www.li-lu.ru.

- Техническое образование помогало или мешало?

Я считаю, что математическое образование полезно в любом случае. Бизнес – это система, ты должна определиться, что за чем следует, правильно расставить приоритеты. К этому все-таки больше склонны технические персонажи.

- Оксана, с какими мыслями вы первое время возвращались с Недель моды? Ведь и наш рынок, и покупатели ко многому были не готовы.

Действительно, российская история и культура производства одежды начались поздно, поскольку в Советском Союзе мы все существовали в заданных стандартах жизни. Фабрики отшивали большое количество однотипных вещей. Те времена сменила эпоха explosion, начали всплывать (и этот процесс продолжается) яркие личности, которые делают что-то свое, индивидуальное. Да, нам не хватает технологий, но, тем не менее, уже есть масса русских брендов, которые делают достойные внимания платья, пальто, майки. Единственное, что меня расстраивает и чего я хочу избежать – это завышенный ценник. Многие наши дизайнеры почему-то задирают цену. То ли сразу хотят много заработать, то ли ценят себя так высоко. Я же мечтаю сделать бренд для среднего класса, доступный для людей, которые хотят покупать модные вещи.

Платье, Derek Lam

БЕЗ СЛЕЗ И КОШМАРОВ

- Два десятка лет назад, когда вы затевали свое дело, какой успех просчитывали как математик? Собственный бренд одежды был на горизонте?

Нет, конечно. Начинала я вообще на коленке, в тесной 15-метровой комнате. В ней сидели я и еще одна девочка, мы занимались продажей импортных коллекций, ездили по клиентам, нам говорили: «Заказывайте». А мы им: «Давайте здесь, на складе, товар посмотрим». Нам в ответ: «Мы так не работаем, надо привезти в цветах, в размерах, которые нужны».

- Как вы переламывали эту старую байерскую схему?

Переломили, потому что сумели договориться с самыми первыми ключевыми игроками: «Садко Аркада» – если помните, такой магазин на Пресне был, – торговым домом «Москва».

- Отказов много было?

Не то чтобы отказов. Партнеры не понимали, как можно­ вносить предоплату и ждать коллекцию полгода. У байеров было как: приехал, например, в Италию, увидел, купил и привез. Что привез, то все и носят. Программы «закажи по образцам в шоу-руме сейчас и получи через шесть месяцев» не было. Это культура, которую моя компания «Ли-Лу» пыталась развивать. Приятно, что сейчас это уже норма.

- Как вы переживали неудачи в переговорах?

В момент провала надо быть толстокожим. Если ты не можешь победить и переступить отказ, значит, это дело не твое. Я считаю, ты должна сама верить в продукт и тебе он должен нравиться. Я никогда не продавала то, что меня не вдохновляло. Когда тебе нравятся вещи, ты примеряешь их перед партнером, демонстрируешь одновременно и вещь, и убежденность, что это красиво. Тогда выходишь победителем.

- Бывали моменты, когда партнеры доводили до слез, все настолько не ладилось, что хотелось бросить это дело?

Я чувствую, когда ситуация становится крайне напряженной или что партнер настолько жесткий, что нет смысла с ним продолжать общаться. Всему есть пределы. Я не смогу заниматься бизнесом, который доводит до слез. Конечно, в работе бывает всякое: и клиенты подводят, и обманы случа­ются. Особенно в кризис – «Ли-Лу» пережила целых три. Но пережила же!

- Сколько офисов вы сменили за это время – после 15-метровой комнатки?

Я думаю, наверное, шесть, и текущий наш шоу-рум – уже 3500 метров.

- Ого! А какое пространство нужно лично вам в офисе?

У меня лаконичный кабинет. Люблю, чтобы стояли фото близких. Картины, которые мне приятны. Жоан Миро, Дэмьен Хёрст. Мы с мужем коллекционируем их работы... В кабинете я провожу не так много времени. В моем бизнесе личное общение с людьми – владельцами компаний, клиентами – имеет принципиальное значение. Так что я постоянно в поездках, на встречах. Спасибо Интернету и современным гаджетам, очень многие вопросы можно решать удаленно­. Через iPad, например, провожу Skype-конфе­ренции. У меня три iPhone 5, iPhone 6, и все я умудряюсь использовать.

- Сколько писем в день получаете?

До 400. Слава богу, у меня два отличных секретаря: одна занимается локальным расписанием, вторая – итальянскими встречами, прочими международными перемещениями. Каждый день я получаю от них на почту сводное расписание: рабочие встречи, совещания, обед с партнерами, светские мероприятия. Я встаю в 7 утра, с 8:00 до 9:00 у меня тренировка. Трижды в неделю функциональный тренинг с персональным инструктором, два раза йога. Нам с мужем повезло – фитнес-центр у нас в соседнем доме, часто ходим вместе: он на теннис, я на йогу. В 10 я либо еду в офис, либо на встречу в городе, и дальше нон-стоп дела до вечера.

- Сколько времени нужно, чтобы выспаться, восстановиться?

Я ложусь поздно, обычно в час-полвторого, все-таки у меня помимо бизнеса семья и трое детей, младшей дочке Миа год. Встаю в семь – но этого времени хватает, чтобы выспаться.

- Работа снится?

Нет, к счастью. Но признаюсь, что, когда у меня аврал, бывает, я сплю очень беспокойно.

Эту сумку OXANA из двух видов кожи – телячьей и мягкой наппы – Джованна Фурланетта, глава Дома Furla, придумала и посвятила Оксане Бондаренко Эскизы первой коллекции «ЛИ-ЛУ», которая появится в продаже в сентябре. Оксана решила использовать итальянские ткани, но шить в России.

СИМПАТИЧНЫЕ И СТРОЙНЫЕ WANTED

- Как вы собирали команду?

Ее костяк – это близкие мне люди. Во-первых, директор шоу-рума Лена – моя подруга, которую я знаю с 10 лет. Мы с ней вместе учились в школе в Алжире – наши родители, профессора, работали там по контракту. Лена пришла в «Ли-Лу» через два года после запуска. Она технарь, как и я, закончила Бауманку. Потом родила, сидела в декрете и, выйдя на работу, как-то заехала к нам в гости...

- ...И вы пригласили ее в свою компанию, потому что подруге легче доверять?

Нет. На самом деле редко бывает так, что подруга становится твоим сотрудником и единомышленником. Наши с Леной отношения – скорее исключение, чем правило. Я ей доверяю. Когда ты часто в отъезде, важно иметь человека, который будет описывать реальную ситуацию дел, ничего не утаивая.

- Часто общаюсь с вашей командой и чувствую, что вы живете дружно.

Плохие люди у нас не уживаются. А те, кто уходит, идут, в основном, на повышение, и я регулярно получаю комплименты от их новых работодателей. Это приятно.

- Ваш муж, который занимается агрофирмой «Белая дача», в одном из интервью сказал, что вы жесткий руководитель. А сами как себя оцениваете?

Бываю жесткой. Я не переношу, когда меня обманывают. Могу разрешить многое, легко отпускаю, когда у меня отпрашиваются. Но если вижу, что мне лгут – нужно куда-то уехать по личным делам, а ссылаются на рабочие вопросы, – то мой гнев страшен. Могу и уволить, были такие случаи. Потому что не выношу вранья. Это и ближних касается, особенно детей, они об этом знают. Но детей уволить невозможно, их можно наказать или проучить. И на работе я моментально такое пресекаю.

- Какие главные требования вы предъявляете к сотрудникам?

Они должны быть профессионалами. Если берешься за что-то, то делать это надо действительно хорошо. Не справляешься – приди и скажи: «Я не знаю, как это сделать». Но не тяни время. Я – за результат. Если результата нет и человек ничего не объясняет, то это не наш сотрудник. А вообще мне нравится, когда у нас работают симпатичные и стройные. Когда кто-то начинает поправляться, я говорю прямо, что неплохо было бы подтянуть фигуру.

- С кем вам комфортнее работать – с мужчинами или с женщинами?

Без разницы. Но женский коллектив всегда более сложный. Например, на позиции менеджера по развитию у нас ни один мужчина не прижился, потому что эта часть компании у нас на 90% женская. Не выдерживали мужчины, слишком красивый коллектив, искушение велико.

- Знаю, вы принимаете на работу лично. Как собеседуете? Какие вопросы самые каверзные?

Когда я интервьюирую человека, прошу его рассказать, как он будет решать ту или иную проблему. И сразу видно, понимает ли кандидат, что нужно делать. Если человек теряется и не может смоделировать верный вариант, то он явно не разбирается в теме.

- Сами как и где учитесь?

К сожалению, должна констатировать, что у меня не очень много времени на учебу. Да, я подумывала пойти на курсы, чтобы подтянуть business development. Но поговорила с мужем, чье мнение я уважаю. И Володя сказал: «Уверю тебя, это потеря времени. Ничего нового тебе там не расскажут. Бизнес – это в первую очередь практика». А потом я узнала, что за границей самые популярные тренинги – не академического толка. Например, выезд компании в лес, где проигрываются необычные ситуации, требующие решения. Эти кейсы не связаны напрямую с бизнесом, которым занимается компания. Они – на живость ума и умение найти выход в сложной ситуации. Мы, кстати, для сотрудников тоже тренинги проводим. Нет, в лес их еще не вывозили, пока ограничились офисом. Но я подумываю над чем-то более экстремальным.

Оксана – самый молодой кавалер итальянского Ordine al Merito del Lavoro за его столетнюю историю (с Александром Тереховым) С Мауро Давико (Elena Miro, Caractere)

МАМА СКАЗАЛА «НАДО!»

Вы часто обращаетесь к мужу за советом?

Домой все приходят довольно уставшие. Мы, конечно, за ужином можем поговорить о работе, поделиться проблема­ми. Но у Вовы всегда разговор сводится к одному: «Все у тебя не так, дорогая, тебе нужно изменить систему». И сколько раз я ни просила его описать, что конкретно не так, он отвечает: «Разберешься сама». Если без шуток, то, когда возникают серьезные проблемы, мне помогают советы Володи. Он потрясающе умеет все просчитать. Финансовые риски, рентабельность, перспективы бизнеса. У него есть собственная методика. В частности, помог мне оценить запуск бренда одежды «Ли-Лу».

- Кстати, про стартапы. Как вы оцениваете ситуацию на рынке в плане начала собственного дела?

Сейчас плохая ситуация для старт­апов. Стагнация рынка. Но, с другой стороны, Европа живет в кризисе последние лет семь. Этот кризис – длинная история, так что надо учиться жить в новых условиях. Считать расходы, экономить, не вкладывать деньги в спорные проекты.

- Изменился ли подход к шопингу у ваших покупательниц?

Конечно, изменился. Очевидно, девушки не прекратят покупать ни обувь, ни сумки, ни красивую одежду, потому что все равно хочется «чего-то новенького». Но если раньше они позволяли себе пять вещей, то сейчас купят две, придирчиво отбирая. Тщательный выбор связан и с возросшей ценой, и с сократившимся бюджетом покупательницы.

- Вы с покупательницами общаетесь?

Я общаюсь с клиентами, которые приезжают на заказ. А еще у меня есть подруги, которые любят, чтобы я их одевала лично. Девушки разные, с разным доходом и запросами. Но поскольку они обращаются с просьбой помочь снова и снова, делаю вывод, что я могла бы стать стилистом.

На отдыхе с мужем на Карибских островах С мужем Владимиром и младшей дочерью Миа на Сен-Барт

- Свой стиль – и бизнес-стиль в частности – как вырабатывали?

Во-первых, важно иметь быстрое решение: надел и пошел. Во-вторых, необходимо, чтобы вещь была уместна в любой ситуации, как говорится – и в пир, и в мир, ведь за день обстановка может меняться радикально. В юности я тяготела к классике, а сейчас нравится спортивный стиль.

- Сами вы на что деньги тратите?

Поскольку я занимаюсь fashion-бизнесом, уверена, что можно и нужно тратить деньги на одежду. Второй принцип – никогда не скуплюсь на продукты питания. Для меня важно, чтобы дома всегда была полезная качествен­ная еда. Ну а потом уже – на обучение детей, отдых.

- Какую последнюю яркую fashion-покупку совершили?

Я стала абсолютно повернутой на обуви. У меня порядка 200 пар. Похоже, скоро придется устроить благотворительную раздачу, потому что места в гардеробной почти не осталось. Может быть, эта страсть связана с брендом Jimmy Choo, который мы представляем в России, но моя коллекция туфель растет в катастрофической прогрессии. Свежее приобретение – невероятной красоты серые Prada со стразами. Особенно ценю их за то, что красоту поддерживает удобная колодка. А еще я купила умопомрачительный красно-бордовый кожаный плащ.

- Оксана, что вас вдохновляет? Что заставляет ходить в офис, двигаться дальше, ведь у вас и так все хорошо?

Наверно, моя семья. Но не будем лукавить, бизнес – это не только дело для души, но и средство зарабатывания денег. Сейчас такой сложный момент на рынке, нужно особенно много работать, все контролировать лично. Это меня стимулирует. Я повторяю себе: «Оксана, рано расслабляться». Так что, пожалуй, отдох­нуть я смогу, только когда кто-то встанет на мое место. Если честно, мне было бы приятно, если бы старшая дочь занималась бизнесом «Ли-Лу». Это, наверное, самое радостное, что могло бы произойти. Алина никогда мне прямо не говорила, что гордится мамой, но я это чувствую. Когда мы праздновали 20-летие «Ли-Лу», Алина и сын Никита тоже присутствовали. И после мероприятия дочь сказала: «Мне невероятно приятно, что так много людей пришли тебя поздравить, мама». И это была лучшая похвала.

Фото: Артем Саватеев, личный архив

www.marieclaire.ru

Оксана Бондаренко: интервью с хозяйкой шоу-рума «Ли-Лу» и фото ее дома на Николиной Горе | VOGUE

Хозяйка шоу-рума «Ли-Лу» Оксана Бондаренко считает, что интерьер, как и мода, живет движением вперед. Ее собственный дом — тому доказательство

«Настало время измениться, и мы просто выбросили всю старую мебель и сделали новый интерьер. Мы с мужем занятые люди, нам некогда продумывать концепцию до мелочей, зато мы всегда знаем, чего хотим. И быстро это воплощаем», — четким движением руки разрезая арбуз, говорит Оксана Бондаренко.

Владелица шоу-рума «Ли-лу» уже двадцать лет верно служит моде, продавая одежду Patrizia Pepe, Diesel и Tru Trussardi, а еще диктует тренды в рублевской архитектуре. Ее одноэтажный, идеально прямоугольный, обшитый деревом с окнами от пола до потолка дом, который был построен десять лет назад по проекту московского архитектора Юрия Григоряна, стал прообразом «Барвиха Luxury Village». Критики заговорили о долгожданном приходе на московскую землю стиля знаменитого американского модерниста Фрэнка Ллойда Райта, а сама Оксана объясняет все гораздо проще, хотя и в полном соответствии с заповедями отца органической архитектуры: «Нам всегда хотелось современный дом, простой, лаконичный, без штор. Что нам скрывать? Зато, когда садишься на диван, кажется, что в сосновом лесу сидишь, и встать просто невозможно».

До дома в подмосковной Николиной Горе хозяева — Оксана и ее муж Владимир Цыганов, владелец агрофирмы «Белая дача», — добираются в лучшем случае в выходные. Зато уж если приехали, ничем их обратно в Москву не выманишь. Любимые платья Saint Laurent Paris («Эди Слиман просто гениален. Платья у него невероятные: с виду простые, а когда наденешь, очень сексуальные»), туфли Jimmy Choo («Чувствую себя в них как в тапочках») и сумки Chanel и Charlotte Olympia скучают без хозяйки — на даче Оксана переодевается в джинсы Diesel и футболку («Когда приходят гости, можно заменить ее на кожаную рубашку Diesel Black Gold»).

«Мой любимый уголок — гамак. Летом я ложусь в него и сразу засыпаю, да и зимой бывает приятно покачаться. Есть в этом какое-то детское представление о даче, — говорит Оксана. — А у мужа и детей развлечения активные. Они сразу на теннисный корт». Владимир Цыганов в юности входил в десятку лучших теннисистов Москвы, а сейчас регулярно устраивает полупрофессиональные турниры. Двенадцатилетний сын Никита ходит в спортшколу в Лужниках, а вот его шестнадцатилетняя сестра Алина, вдоволь побегав за мячиком на дачном корте, теперь предпочитает более спокойные занятия живописью.

Картины Алины висят на даче рядом с фотографиями Альп, которые Владимир сделал во время последней поездки в Форте-деи-Марми. Также в коллекции — монументальные полотна художника и скульптора Георгия Франгуляна, фотографии Питера Линдберга, АЕС + Ф и Владимира Глынина, графика Рустама Хамдамова и Айдан Салаховой и работы совсем неизвестных художников. «За современным искусством мы ходим в галереи или покупаем на аукционах. Бывают, правда, казусы. Я по каталогу купила симпатичного большого мишку Харуки Мураками и была уверена, что он пластиковый. А оказалось, плюшевый. Но так даже лучше. Последнее приобретение — триптих «Корова» Роя Лихтенштейна: графичный, яркий и хорошо подходит под новый интерьер».

Нельзя сказать, что после обновления дом внутри сильно изменился — та же четкая геометрия форм, строгость цвета, никаких завитушек и позолоты. «Мне никогда не нравились ни классика, ни ар-деко, только современный интерьер, — говорит Оксана. — Мы заменили коричнево-бежевые тона на серые с контрастными красными пятнами. А еще убрали ковры из волчьих шкур, решив, что они лучше смотрелись бы в охотничьем доме, и вместо них положили однотонные, мягкие и уютные».

Мебель итальянская, а стол в столовой — она же гостиная — сделали на заказ. Теперь за ним могут поместиться двадцать шесть человек. «Это центральная вещь в нашем доме. У нас гости не переводятся. Свежий воздух, баня, тандыр, где пекут лепешки, муж жарит мясо на гриле, по вечерам мы поем под караоке или кино смотрим. Диван мы тоже купили самый большой».

Николина Гора — дачный поселок с почти вековой историей, где жили Сергей Михалков, авиаконструктор Туполев, академик Шмидт, — располагает к ностальгическому настроению. Но Оксана ему не подвержена: «Родовое гнездо — понятие старое и стереотипное. Наверное, оно подходит для аристократических семей, которые живут в замках. У нашего поколения такого просто не может быть. Я не цепляюсь за старые вещи. Наоборот, мне нужны перемены. Дизайн — это ведь движение вперед». Оксана переодевается и уезжает в Москву. Гамак подождет.

СТИЛЬ: АННА СЕНИНА. ПРИЧЕСКА И МАКИЯЖ: МАРИНА РОЙ. ПРОДЮСЕР: ЕЛЕНА СЕРОВА. АССИСТЕНТЫ ПРОДЮСЕРА: ВАЛЕРИЯ ШКОЛЯР, ЕКАТЕРИНА КОНОНОВА.

www.vogue.ru

Кризис в моде: как фэшн-компании борются за выживание | Forbes Woman

В кризисе этого года было два пути. Поскольку кредитами пользоваться дорого (15-20% годовых – неподъемные цифры для нашего бизнеса), компании стали развивать бизнес собственными силами, или, наоборот, его серьезно сокращать. Мы в «Ли-Лу» выбрали развитие и пошли по пути диверсификации: корректируем заказы, создаем собственную коллекцию и начинаем онлайн-продажи через свой сайт.

Приключения иностранцев в России

Зарубежные бренды, с которыми мы работаем, хотят инвестировать в российский рынок. Они считают, что им выгодно в него входить именно сейчас, в период стагнации: искать помещения с дешевой арендой и договариваться с торговыми центрами, где раньше не было свободных площадей – например, с «Метрополисом», «Атриумом», «Европейским».

Иностранцы верят: российский рынок вернется в нормальный режим.

Русские клиенты всегда были важными в Европе, а сейчас их там почти нет: их число за последний год уменьшилось на 40%. Поэтому, несмотря на кризис, зарубежные компании продолжают открывать бутики в России. Но главная особенность и беда нашего рынка – невероятно высокие арендные ставки: таких нет ни в одной стране мира, кроме, разве что, Гонконга. Я думаю, что нынешний спад должен отрезвить рынок: торговых центров построено много, они должны как-то существовать, так что владельцам придется снижать ставки.

Доходность в 4-5%, как в Европе, - это нормально. Но если у нас в «жирные годы» зарабатывали на аренде до 100%, то, конечно, трудно отказаться от таких доходов.

Какие возможны пути стратегического развития зарубежных брендов на российском рынке? Я считаю, только через открытие их собственных представительств. Компании должны быть готовы рисковать своими деньгами, чтобы ввозить сюда товар и продавать его за рубли. Зарубежные банки, в отличие от наших, дают гарантии на курсовую разницу и, кроме того, предоставляют кредиты под 2-3% годовых.

Затянем туже пояса

Что касается российских компаний-клиентов, которые у нас закупают одежду, то они сейчас серьезно экономят: в сезоне весна-лето 2015 мы зафиксировали падение продаж на 30%, и в наступившем сезоне этот спад сохранился. В связи с ростом курса стагнация рынка будет продолжаться, это будет вести и к дальнейшему спаду продаж. Кризис опасен прежде всего для импортных товаров. В этой ситуации мы уже запланировали убытки, уменьшаем расходы и сокращаем персонал, планируем стратегию в перспективе на полгода. Я думаю, нужно подготовиться к тому, что ближайшие два года ситуация будет непростой. Роста ждать не приходится, а величину падения просчитать невозможно.

Но по своему опыту работы с итальянцами скажу, что ситуация в России сейчас не сложнее, чем в Италии на протяжении последних семи лет.

Это нам, вошедшим в кризис недавно, он кажется ужасным. В последние годы у нас, если сравнивать с остальным миром, шел колоссальный рост, который резко затормозился. И чтобы снова все запустить, необходимо время. Возможно, вскоре мы просто будем понимать, что деньги достаются не так легко. Многие владельцы займутся бизнесом сами, не передоверяя его наемным сотрудникам, потому что в такой ситуации необходимо присутствие и контроль. Крупным игрокам, кстати, ничуть не легче, чем мелким: крупные все равно останутся на рынке, но тоже будут сокращать расходы, одновременно «подбирая» себе новые бренды, когда кто-то от них отказывается. Конкуренция компаний на российском fashion-рынке обострилась: идет борьба за бюджеты и за клиентов. Компании конкурируют за счет маркетинга, цены и качества – на этих трех китах стоит торговля.

Спустя несколько лет ситуация все равно выйдет из критической точки. Люди не перестанут покупать одежду. Любой женщине хочется себя чем-то порадовать, и пусть она купит только одну пару туфель, одну сумку, одно платье – совсем без этого невозможно.

Сами себе дизайнеры

В Европе онлайн-торговля в сегменте премиум работает хорошо. В российских интернет-магазинах fashion пока полностью не представлен, но при грамотной стратегии можно достичь результата: товары онлайн дешевле, чем в магазине, поскольку исключена аренда и многие другие расходы.

Мы уже открыли свой сайт и в сентябре запустим онлайн-магазин: будем продавать через него собственный бренд, который недавно создали. Первую коллекцию, осень-зима 2015/16, будем тестировать и продавать пока только в онлайне. Это недорогая линия: €140-150 за обычную товарную единицу, €250 за верхнюю одежду. Дизайн и лекала разрабатывало вместе со мной итальянское техническое бюро. Заказы на производство на 60% размещаем в России, при этом ткани и фурнитура импортные, 40% - в Италии. Да, большинство компаний размещают заказы в Китае, но поскольку мы заказываем не так много, то высокий курс доллара и логистика делают для нас Китай не таким уж выгодным.

Думаю, через интернет хорошо будут продаваться товары, которые не нужно мерить – шапки, варежки, муфты. Эксклюзивные платья и вечерние туфли так продавать сложно. Кроме того, наше законодательство позволяет возвращать купленный через интернет товар обратно. В зарубежной онлайн-торговле иные правила, там продавец защищен от непредсказуемого поведения покупателя.

Региональные горизонты

Очень жаль, но в российских регионах, даже в городах-миллионниках, не случилось бурного развития рынка. Торговые центры есть, но они не заполнены. Тем не менее, нашу перспективу вижу именно в региональном развитии. Правда, у людей должны появиться какие-то деньги: не секрет, что средний заработок там гораздо ниже, чем в Москве. В Италии, Франции, Германии жизнь есть не только в столицах. Такого развития хотелось бы и в России.

www.forbes.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о