Питер линдберг приемы фотографирования – Красота и сила несовершенства в портретах Петера Линдберга

Красота и сила несовершенства в портретах Петера Линдберга

Петер Линдберг (Peter Lindbergh) родился в 1944 году третьим ребёнком в семье в польском городе Лешно. Вскоре они перебрались в Дуйсбург, центр металлургической промышленности Германии.

В возрасте 14 лет он ушёл из школы и начал работать оформителем витрин в местном универмаге. В 18 лет Линдберг переехал в Швейцарию, чтобы избежать военной службы, а затем вернулся в Берлин. Он поступил в Академию художеств, но вскоре решил следовать по стопам Винсента ван Гога и отправился в Арль. С утра Петер работал на ферме, а по вечерам рисовал, продавая свои работы на рынках.

Позднее как настоящий битник он отправился путешествовать автостопом по Европе и Северной Африке, но в итоге вернулся в Германию. «Мне было около 20. Я был потерян для общества: курил траву, ночевал на улице. Два года в дороге – это долго. То есть было много времени для размышлений. Это сделало меня другим человеком», – вспоминает те времена Линдберг.

К фотографии он пришёл совершенно случайно. Дети брата приводили его в такой восторг, что Петер захотел их сфотографировать. На свою первую фотокамеру Линдберг снимал племянников. В 1971 году ему подвернулась работа ассистентом фотографа, а в 1973 году он открыл собственную студию в Дюссельдорфе. Первую рекламную кампанию Линдберг снял для VW Golf, а модную фотосессию – для престижного журнала Stern. В 1978 году он переехал в Париж и начал публиковаться в Harper's Bazaar, Vogue, Vanity Fair, Rolling Stone. Несмотря на то, что он в основном снимает рекламные и редакционные фотографии, Линдберг использует одежду в качестве реквизита, а не центрального элемента съёмки.

Считается, что Петер Линдберг первым представил в фотографии форму нового реализма, пересмотрев стандарты красоты под влиянием работ таких фотодокументалистов, уличных фотографов и фотожурналистов, как Доротея Ланж, Анри Картье-Брессон и Гарри Виногранд. Он отличается от своих коллег гуманистическим подходом и особым видением женщин, выделяя в первую очередь их духовность и индивидуальность.

Линдберг резко изменил стандарты модной фотографии во времена повального увлечения чрезмерной ретушью. Он уверен, что есть что-то ещё, делающее человека интересным, вне зависимости от его возраста. В одном из интервью он сказал: «Современные фотографы должны освободить женщин и, наконец, всех от террора молодости и совершенства

».


«Я ничего не ретуширую. Они говорят мне "О, но она выглядит уставшей!" И что? Уставшая и красивая».

В беседе с журналистом в мае 2016 года Линдберг заявил: «Модный фотограф должен способствовать определению образа современной женщины или мужчины в своё время, чтобы отразить определённую социальную или человеческую действительность».

Следуя своим принципам, Петер Линдберг снимает супермоделей и знаменитостей почти без макияжа и без укладки волос. Он видит силу и поэзию в несовершенстве. Лица моделей выглядят нетронутыми ни косметикой, ни любой другой неестественностью. Возможно, поэтому над его портретами не властны ни время, ни мода.


Кристи Тарлингтон


Хелена Кристенсен


Изабелла Росселлини


Мисси Райдер


Надя Ауэрман


Рэйчел Уильямс


Надя Ауэрман


Изабель Юппер


Ева Герцигова


Кристи Тарлингтон


Мисси Райдер


Линда Евангелиста


Мила Йовович


Мила Йовович


Изабелла Росселлини


Робин Райт


Валерия Бруни-Тедески


Кристен МакМенами


Мила Йовович


Наоми Кэмпбелл


Наталья Водянова


Хелена Кристенсен


Магали Амадей


Мини Анден


Мини Анден


Хелена Бонэм Картер


Эмбер Валлетта


Линда Евангелиста


Джессика Честейн


Наоми Кэмпбелл


Наоми Кэмпбелл


Верушка


Ума Турман


Шарлотта Рэмплинг


Кристин Скотт Томас


Татьяна Патитц


Мила Йовович


Линда Евангелиста


Татьяна Патитц


Татьяна Патитц


Линда Евангелиста


Кристи Тарлингтон


Паскаль Грегори


Мари-Софи Уилсон-Карр


Милла Йовович, Надя Ауэрман


Надя Ауэрман


Хелена Кристенсен


Памела Андерсон


Кристи Тарлингтон


Татьяна Патитц


Диана фон Фюрстенберг


Линда Евангелиста, Милла Йовович


Лоррейн Бракко


Хелена Кристенсен / Зои Гейз


Линда Евангелиста, Синди Кроуфорд и Линн Кестер


Эмбер Валлетта


Эмбер Валлетта


Энни Мортон


Мила Йовович


Мила Йовович


Мила Йовович


Жанна Моро


Кристи Тарлингтон


Кристи Тарлингтон


Шарлотта Рэмплинг


Мила Йовович


Линда Евангелиста / Кордула Рейер


Кордула Рейер


Карен Малдер и Линда Евангелиста


Карен Малдер


Аризона Мьюз


Одри Марней / Аризона Мьюз


Бэри Смитер


Бэри Смитер и Фред Уорд


Бьянка Балти


Бьянка Балти


Робин Райт


Робин Райт


Мила Йовович


Мари-Софи Уилсон-Карр


Тильда Суинтон / Джулианна Мур


Мари-Софи Уилсон, Линн Кестер и Татьяна Патитц


Линда Евангелиста / Жиневье ван Синус


Софи Даль


Жизель / Николь Кидман


Моника Беллуччи


Скарлетт Йоханссон


Мадонна


Кристи Тарлингтон


Матильда на Эйфелевой башне


Кит Ричардс и Патти Хансен


Эмбер Валлетта


Пенелопа Круз


Кордула Рейер


Памела Андерсон и Томми Ли


Мари-Софи Уилсон


Кристи Тарлингтон, Линда Евангелиста и Наоми Кэмпбелл


Надя Ауэрман


Шарлотта Рэмплинг и Джо МакКенна


Эмбер Валлетта


Линн Кестер


Линда Евангелиста


Мари-Софи Уилсон


Рим, Италия, 1991


Ширли Маллманн


Пляж Бодюк, Франция, 1990


Джеральдина Чаплин


Татьяна Патитц


Нина Бурри


Верушка


Ариан Коидзуми


Кит Ричардс


Наоми Кэмпбелл


Кайли Бакс


Ширли Маллманн


Лизетт


Нут Сиар и Сара Дэйкин


Пляж Бодюк, Франция, 1999


Надя Ауэрман


Петер Линдберг, Наоми Кэмпбелл, Линда Евангелиста, Татьяна Патитц, Кристи Тарлингтон и Синди Кроуфорд, 1989 год. Джим Ракете.

Смотрите также:

cameralabs.org

Питер Линдберг – борец за несовершенную красоту

Всё чаще в СМИ можно встретить статьи о дискриминации женщин в плане красоты. Дело в том, что в последние десятилетия всему миру был навязан абсурдный паттерн: слабая половина человечества должна быть непременно худощава, идеально и сильно накрашена, бодра и весела. Морщинки, складки, пигментные пятна и прочие несовершенства кожи считаются страшным грехом, а их обладательница – неухоженной растяпой.

Многие фотографы 10-х годов XXI века борются с этим явлением, всё чаще предлагая зрителям неотретушированную и естественную женскую красоту. Но, оказывается, что эта проблема возникла довольно давно. Ещё в 70-х годах прошлого столетия фотограф Питер Линдберг (Peter Lindbergh, род.23 ноября 1944 года) встал на тропу этой войны, защищая права женщин быть обычными людьми, а не «отфотошопленными вешалками».

 

«Современные фотографы должны, наконец, освободить всех женщин от террора молодости и совершенства», − сказал он однажды.

Уставшая женщина, по его мнению, не менее красива отдохнувшей и свежей. Дама в возрасте не уступает в своей прелести молодой красотке – суть в том, что каждая прелестна по-своему. Линдберг произвел настоящий фурор в мире fashion съемок: он фотографировал моделей без традиционных причесок и килограммов макияжа и не ретушировал свои снимки.

Например, на работах легендарного мастера топ-модель Кристи Тарлингтон выглядит совсем юной, задорной и естественной. Актриса Робин Райт – обычной земной женщиной, прекрасной даже с озабоченным лицом и тенью каких-то проблем. Это делает ее еще более загадочной.

 

Судьба Линдберга полна крутых поворотов: он оформлял витрины супермаркетов, работал на ферме, продавал свои картины на рынке, путешествовал автостопом и спал на улице - всё это помогло ему переосмыслить собственную жизнь, стать другим человеком и всерьез заняться фотографией.

Зато потом карьера художника развивалась стремительно: всего за семь лет он превратился из дядюшки-любителя, неумело фотографирующего собственных племянников, в сотрудника журнала Stern Magazin. Там неизвестному фотографу предложили целых семь разворотов, и утром он проснулся знаменитым.

Вскоре Линдберг уже снимал для Harper's Bazaar, Marie Claire, Vanity Fair, Rolling Stone и Vogue US, в котором за ним прочно закрепилось звание ведущего фотографа.

 

 

А эту фотографию Питер Линдберг сделал для британской версии Vogue в 1990 году. Пять легендарных моделей − Наоми Кэмпбелл, Линда Евангелиста, Татьяна Патиц, Синди Кроуфорд и Кристи Тарлингтон – вместе смотрятся просто роскошно. Этот снимок называют «точкой отсчета эры супермоделей». Примечательно, что Линдберг осознанно отдавал предпочтение черно-белым снимкам. На его взгляд, «чб» в разы лучше передаёт личность модели, чем обычные цветные фотографии. Они, по мнению фотографа, получаются слишком стандартными и рекламными. В своей книге «Десять женщин», выпущенной в 1996 году тиражом в 100 000 экземпляров, Питер как раз собрал чёрно-белые фотографии знаменитых моделей.

Так же, как Энни Лейбовиц и Герб Ритц, Питер Линдберг участвовал в съемке календаря Pirelli. Но в отличие от своих коллег, снимавших для календаря дважды (а это уже рекорд!), Питер работал для культового проекта трижды: в 1996, 2002 и 2014 годах.

В календаре 1996 года он фотографировал на месте высохшего озера в Калифорнии моделей Кэрри Отис, Настасью Кински, Татьяну Патиц, Еву Герцигову, Навию Нгуйен и Кристен МакМенами. Календарь 2002 года назывался «По ту сторону обнаженности», и Линдберг снимал для него юных голливудских див, добившихся успеха. А в 2014 году вместе с другим известным фотографом, Патриком Демаршелье, он «поймал в объектив» Миранду Керр, Изабели Фонтану, Алессандру Амбросио, Алек Уэк, Хелену Кристенсен и Каролину Куркову.

Делать статичные работы Питеру Линдбергу показалось недостаточным. Он занялся производством муви. В документальном фильме «Модели» (1992 год) он запечатлел самых красивых женщин того времени. В 1999 году вышел его второй документальный фильм «Внутренние голоса», который был посвящен оригинальной актерской технике. Затем он снял фильм о балерине и хореографе, а после него ещё один − под названием «Везде». Эта работа была представлена на Каннском фестивале в 2007 году.

 

 

К счастью, Питер Линдберг жив по сей день и продолжает творить. Сейчас он работает над рекламным роликом для нового аромата «М» Мэрайи Кэри.

«Самым важным качеством фотографий Питера Линдберга является откровенность, почти шокирующая честность», − написал как-то журнал American Photo.

Наверное, именно честность и принесла Питеру такую ошеломительную популярность. В эпоху, когда ложь и чрезмерно приукрашенная действительность стали нормой, так важно уметь видеть настоящее и естественное.

artifex.ru

Школа фотографии Романа Рыбалёва - Для вдохновения: Питер Линдберг

амым важным качеством фотографий Питера Линдберга является откровенность,
почти шокирующая честность. Его модели открываются для камеры эмоционально.
Среди искусственных, они реальные."

© Журнал "American Photo"

 

 

Питер Линдберг является не только одним из самых выдающихся модных фотографов в мире, но и одним из гуру черно-белой фотографии. Также он стал одним из тех, кто довел феномен супермодели в 90-х годах до наивысшего художественного пика и глубины. Питер всегда делал невероятно кинематографичные снимки, которые поражали своей непосредственностью, естественностью и необычайной глубиной эмоций. Этим его работы навсегда изменили суть модной фотографии.

Линдберг начал свою карьеру в Париже почти в одно и то же время, что и Паоло Роверси. Но его фотографический стиль развился в абсолютно ином направлении: резкая и контрастная черно-белая фотография у него отражает то, что сам Линдберг называет «тяжелой немецкой экспрессионистской стороной». Его больше интересуют индивидуальность и пластика моделей, их «внутренний мир», чем надетые на них наряды от самых престижных модных домов, собственно, и заказывающих фотосерии мастеру честного индивидуализма.

Питер Линдберг (Петер Бродбек) родился 23 ноября 1944 года в польском городе Лешно, в то время этот город входил в состав Германии. А своё детство он провёл в городе Дуйсбурге (Западная Германия) – это район Рура, самый индустриальный район Германии, и индустриальная архитектура его родного города: фабрики, заводы, также окажет влияние на его дальнейшее творчество.

В 18 лет Питер Линдберг переезжает в Швейцарию, но затем возвращается в Берлин, где посещает вечерние курсы при Академии художеств. Он учился на художника и его кумиром был Винсент Ван Гог. Именно следуя его примеру, Питер Линдберг совершает своё путешествие в Арль, автостопом. Затем он отправляется в Испанию и Марокко. Его путешествие продлится два года, а затем, вновь вернувшись в Германию, он продолжит изучение живописи в колледже искусств города Крефельд.

Первую выставку своих работ Питер Линдберг проведёт ещё будучи студентом в 1969 году. Но, увы, живопись так и не смогла дать молодому человеку настоящего удовлетворения, и, к счастью для мира моды, Линдберг однажды решает обратиться к фотографии. Так только в 27 лет Питер взял в руки фотокамеру. Пару лет он работает вместе с фотографом Хансом Луксом в качестве его помощника. А в 1973 году Линдберг переезжает в Дюссельдорф и начинает карьеру независимого рекламного фотографа.

«Я брал уроки рисования, но то, что мы изучали, подходило скорее под определение «концептуального искусства», и казалось мне слишком заумным. Мне хотелось творить и встречаться с новыми людьми — здесь же я чувствовал себя не у дел. Зачем становиться художником, если то, чем ты занимаешься, кажется бессмысленным?»

Ранние работы тогда начинающего фотографа в основном составляли черно-белые снимки. Были эксперты, называвшие первые фотоработы Линдберга немного спонтанными и даже слегка безвкусными. Тем не менее, уже в 1978 году журнал «Stern Magazin» напечатал его снимки, и эти фотографии Питера Линдберга в один момент принесли ему настоящую международную известность. Проще сказать, та публикация стала отправной точкой его мировой славы. Сразу же начал расти спрос на работы Линдберга — известные издания мира всё чаще делают заказы у Питера. Именно в тот момент он решает переехать в Париж.

"В отличие от многих других fashion-фотографов, я нахожу вдохновение где угодно, в обычных повседневных вещах,  совсем не в моде. Я не посещаю показы уже где-то лет 10, за исключением тех случаев, когда я работаю над рекламной кампанией какой-нибудь марки.  Все модные фотографы и редакторы модных журналов ходят на показы и вдохновляются этим. Я не хочу иметь с этим ничего общего. Всё приходит случайно. Недавно в Берлине я увидел небольшую фотографию Бертольда Брехта, немецкого драматурга. Там стоят люди в театре с  транспарантами, на которых написаны какие-то заведомо абсурдные высказывания, типа  "у меня рыжие волосы, поэтому я зелёный" и так далее.  Я увидел эту фотографию, и она запала мне в душу. Сейчас я хочу сделать съемку для американского Vogue, использовав  эту идею. Или вот, например, лежит брошюра (на ней "Весна" Ботичелли – ред.), я смотрю на неё, и думаю, что можно  сделать что-нибудь среди зелёной листвы, на солнце…" 

Переехав в Париж, Линдберг продолжает свою фотографическую деятельность во Франции. В столице моды фотограф полностью концентрируется на ней. Он снимает самых известных топ-моделей и актрис. Линдберг работал с Настасьей Кински, Изабеллой Росселини, Кристи Тарлингтон, Синди Кроуфорд и многими другими моделями. А фотоработы Линдберга публиковались почти во всех специализированных модных журналах, среди них Vogue, W, The New-Yorker, Vanity Fair, Rolling Stone и другие.

"Мой дом в Париже как раз неподалеку от мастерской Пикассо, где в мансарде он писал свою знаменитую «Гернику». Меня потрясло то, как в этой комнатенке можно было создать самую грандиозную картину ХХ века. Все, что художнику нужно, — все в нем самом, а не в окружении или условиях."

"За тридцать лет работы фотографом я видел столько ягодиц и грудей, больших и маленьких, что в какой-то момент размер перестал иметь значение. Тут-то и выяснилось, что самое главное в женщине — это мозги. Даже когда ты с ней спишь."

Питер Линдберг легко и изящно обращается с цитатами из истории искусства, а также истории фотографии, танца и кино. В интересе к кино и укоренен его драматический повествовательный стиль: фотограф часто отсылает к режиссерам от Фрица Ланга до Джима Джармуша. В Америке большой успех к Линдбергу пришёл очень быстро, там он стал ведущим фотографом в Vogue US. Сама Анна Винтур назвала его снимки «современными, сексапильными, актуальными».

«Через полтора года я решил, что пора и мне начать свое дело и работать самостоятельно. Я построил небольшую студию в арендованном лофте в Дюссельдорфе, собираясь заняться рекламными съемками. Это была единственная моя цель в жизни на тот момент, я только об этом и думал. Довольно быстро, буквально за год, я стал весьма популярен в Германии, а через три года я стал зарабатывать больше любого рекламного фотографа в стране. Я сам часто не понимал, что происходит, и был немного шокирован тем, как быстро развивались события. Одна из моих первых рекламных работ была снята для фирмы Samson, поставщика табака для самокруток. Я поехал в Амстердам, искал среди прохожих тех, кто предпочитал сигареты собственного изготовления, и фотографировал их. Здесь даже не пахло постановочной фотографией, это был репортаж чистой воды. Я не могу до сих пор объяснить, почему я решил снимать именно в таком ключе, мне казалось, что для этой съемки постановка не подходит совершенно!».

"Откуда берется креативность? Почему при равных условиях один фотограф делает снимки лучше, чем другой? Дело в культуре — начиная с того, какие музеи вы посещали в детстве, и заканчивая впечатлениями, которые вам удалось пережить и осмыслить."

Питер всегда отстаивал свои «прямолинейные» фотографии. Но его профессиональный рост не мог оставаться только в нью-йоркских рамках. Поэтому в 80-е Линдберг активно работает со всеми европейскими модными журналами. Его узнаваемый почерк (крупный план лица – это в некой мере портрет, а также бесстыдные «ню») довольно сложно укладывается в каноны модной фотографии, и тем не менее…

«Однажды мне предложил работу североамериканский Vogue. В те времена то, что подчинялось канонам фэшн-фотографии было для меня скучно. И я отказался. Редактор журнала Александр Либерман был весьма удивлен моим отказом, позвонил мне и спросил: «Почему ты не хочешь работать с ведущим американским фэшн-изданием? Ты молодой фотограф, любой на твоем месте согласился бы, не раздумывая!» Я ответил: «Наши понятия о женской красоте совершенно не совпадают — у ваших девушек совершенный макияж, прекрасная укладка, и снимают их в самых красивых интерьерах. Это совершенно не мой стиль, не мои ощущения. Мне вообще такие женщины не нравятся». В ответ пришло: «О'кей. Почему бы тебе не снять тех женщин, которые тебе нравятся?». Так я и сделал. Моими моделями стали не слишком популярные (в те времена они слишком отличались от принятого стандарта) Татьяна Патиц, Линда Евангелиста, Кристи Тарлингтон, Карэн Александер, Рейчел Вилльямс и Эстель Халлидэй, а местом съемки — один из калифорнийских пляжей. Я одел своих моделей максимально просто, в обычные белые блузки и старался сделать так, чтобы фото выглядели как можно более естественно. Когда я вернулся в Нью-Йорк, никто не знал, как и когда публиковать мою серию. Все просто сдержанно хвалили её, переглядываясь с собеседником, но дальше этого дело не шло. В конце концов, фото были опубликованы в небольшой заметке, посвященной тому, стоит ли ходить с распущенными волосами на пляже. А мне до сих пор нравятся эти снимки».

А 1992 году журнал Harper’s Bazaar совершает беспрецедентный для того времени ход – подписывает контракт с Питером Линдбергом о длительном сотрудничестве. На протяжении следующих 5 лет большая часть работ фотографа публиковалось именно в этом журнале. В течение следующих 10 лет и по сегодняшний день Линдберг снимает рекламные кампании для самых известных модельеров мира. Он с большим успехом работал с Prada, Jorge Armani, Calvin Klein, Hugo Boss и многими другими.

«Сложно сказать, когда именно я искренне полюбил черно-белую фотографию. Как правило, в студии я стараюсь снимать двумя камерами — одна с черно-белой, а вторая с цветной пленкой. Затем я сравниваю результаты, и вот что я заметил: на черно-белой фотографии лучше прослеживается личность человека, его суть. Я снимал Шэрон Стоун для журнала Harper’s Bazaar, и монохромная фотография получилась просто замечательная — в ней одновременно видна и сила, и красота женщины. Тот же самый снимок в цвете выглядит как обычное рекламное фото, каких тысячи».

«Самое важное качество съемок моды для Линдберга – это откровенная, почти шокирующая честность. Кажется, что его модели эмоционально открываются перед камерой» — пишет о нем журнал American photo. А секрет такой открытости довольно простой: модели, полностью доверяя гению, выполняют любой его «каприз». Так они готовы подчиниться самому сумасшедшему сценарию постановочных съемок. Могут замереть в самых неудобных позах, импровизировать, изображать веселье или ужас. Кричат, веселятся или отрешенно «таращатся» в камеру. Оголяются, задирают ноги и танцуют. Даже если модели Линдберга просто сидят или стоят, по их сильному внутреннему напряжению видно, что секунду назад они что-то активно делали. Даже, возможно, что-то не очень приличное.

«Ненавижу современную ретушь. Это плод какого-то болезненного способа мышления, тупого и скучного — люди создают женщину своей мечты с помощью компьютера. В сущности, это оскорбительно по отношению к человеческому существу. Потому что потом, когда смотришь на обычного человека, кажется, что ноги у него коротковаты или великоваты, фигура не идеальна... И человек уже не считается красивым. А красота — то, что мы находим в компьютере. Жаль, что так происходит. Мне нравятся морщинки вокруг глаз. Они означают, что человек много искренне улыбается. На лице отпечатываются характер, жизненный опыт — поэтому я против любой ретуши. Но я, к сожалению, последний из могикан».

В 1995 году Питера пригласили для работы над календарем Pirelli. Тот свой чрезвычайно удачный опыт Линдберг повторил не менее удачно и через несколько лет, снова став фотографом календаря Pirelli в 2002 году. А уже с 1996 года его снимки стали доступны коллекционерам. Его работы часто выставляются в международных галереях и на фотовыставках. И, как и на самом раннем этапе своей карьеры, Питер Линдберг отдает предпочтение черно-белой плёнке.

"Все разговоры о технике и тайных приемах — полная чушь. Нет никаких решений. Если приходится работать с тем, кто не хочет снимать маски, первые минуты я играю по его правилам. Просто выжидаю. Затем, освоившись, человек начинает открываться сам. Короче, вместо того, чтобы изучать технику, просто будьте терпеливы."

Одновременно с фотографией Линдберг начал заниматься и кино. В 1992 году вышла его первый документальный фильм – «Модели», в котором приняли участие Линда Евангелиста, Наоми Кемпбелл, Синди Кроуфорд, Татьяна Патиц и Стефани Сеймур. Ещё спустя семь лет Питер снял еще одну документальную киноработу с названием «Внутренние голоса», которую посвятил Ли Страсбергу и его актерской студии. Премьера этого фильма состоялась в Милане, а после в Нью-Йорке. В 2000-м году он был показан на кинофестивалях в Эдинбурге и Локарно. А в 2002 году «Inner Voices» был назван «Лучшим документальным фильмом» на Международном кинофестивале в Торонто.

В 1996 году Линдберг выпустил свою первую книгу, которая называлась «Ten Women» и включала в себя черно-белое портфолио 10 выдающихся моделей того времени. Огромная изветность фотографа поспособствовала продаже книги тиражом более чем 100 тысяч экземпляров. А спустя год появилась и вторая — «Peter Lindbergh: Images of Women», в которой были собраны лучшие работы Питера Линдберга за прошедшие 10 лет.

"Кого я считаю по-настоящему великими фотографами? Прежде всего Кертеса (Kertesz) с его снимками, сделанными из окна парижской квартиры. Если говорить о моде, восхищаюсь Ричардом Аведоном и Ирвингом Пенном. Но последняя выставка Аведона в Америке меня разочаровала — он открещивался от моды. Но ведь именно он привнес в глянец энергию улиц."

"Создание фотографии, сколько бы людей в нем ни участвовало, — процесс глубоко интимный. Все зависит от потенции фотографа."

photoschool.md

Питер Линдберг о календаре Pirelli, искусстве и женщинах :: Впечатления :: РБК.Стиль

Питер Линдберг о календаре Pirelli, искусстве и женщинах

Питер Линдберг

© Sebastien Micke/Paris Match via Getty Images

Автор Александр Щуренков

21 декабря 2016

Он «изобрел» супермоделей 1990-х, единственный из фотографов снял три календаря Pirelli, а также всю жизнь активно защищает право женщин на свободу от клише и «фотошопа».

С момента работы фотографом для немецкого журнала Stern, а также открытия своей первой студии в 1973-м, Питер Линдберг старался показать всем только красивое. Но его красота сильно отличалась от классического представления о ней: в его работах не было ни натужного глянца, ни явного воспевания чего-то однозначно положительного, недостижимо высокого, аристократического или элитарного. Даже наоборот. Линдберг родился в 1944 году в бедной семье в немецком Лиссе на бывшей польской территории, а вскоре переехал с родителями в промышленный Дуйсбург. Его первой работой стало оформление витрин в местном универмаге, а в начале 1960-х он решил поступить в Берлинскую академию искусств на художника. Линдберг был вдохновлен Ван Гогом и даже год прожил тогда в Арле, чтобы лучше проникнуть в атмосферу, окружавшую живописца. Сейчас в этом городе находится один из его домов. Дальше случилось спонтанное путешествие на попутных автомобилях и автобусах по Испании и Северной Африке. А вернувшись в Германию несколько лет спустя, Питер продолжил свое обучение, поступив в Крефельдский колледж искусств, откуда, под влиянием концептуалиста Джозефа Кошута, вышел художником с особым взглядом на мир и тонким восприятием реальности, далеким от канонов классического искусства. Но стал — фотографом.

«Я тогда тут же сказал, что если бы снимал календарь еще раз, то обязательно должен был бы снять ее, настолько она показалась мне красивой».

22 сентября 2016 года. Нью-Йорк, Верхний Ист-Сайд, отель The Carlyle, оплот роскоши старого города, где по утрам за завтраком мужчины с седыми шевелюрами в темных костюмах, неизменных белоснежных рубашках и галстуках читают свежий номер The New York Times, а их дамы — в шляпках и прижизненном «твиде» Chanel медленно пьют чай и погружены в свои мысли.

Сьют 2209, 22-й этаж. Его окна выходят на Ист-Ривер и Вест-Сайд. В этом номере с кухней, столовой, гостиной, уставленной книгами об искусстве и русском балете, комнатами, похожими на чьи-то с большим вкусом обставленные апартаменты, любила останавливаться принцесса Диана, а вот Джек Николсон как-то не выдержал один слишком большого пространства и переехал в более скромный сьют на другом этаже.

 

Питер Линдберг

urce">© Gettyimages.com

Мы сидим за обеденным столом, Питер в бледно-желтой кепке с его именем и простой черной футболке, вокруг — журналисты из США, Германии, Франции, Бразилии, Китая. «Я из России», — произношу, когда очередь представиться доходит до меня. Линдберг, кажется, один из самых открытых и разговорчивых людей на свете, ему есть что вспомнить и рассказать, ему интересно все. «Вы знаете, у меня первого из фотографов была выставка в Пушкинском музее в 2002 году, никогда не забуду этот день, на следующий у меня родился сын», — воодушевляется он. Уже на другой день он расскажет мне один на один, как эта выставка случилась. В самом начале 2000-х Линдберг работал в Париже в Théâtre de la Ville на выступлениях Пины Бауш. В один из дней на мосту, ведущему к зданию театра, к нему подошла женщина и, узнав в нем уже известного на весь мир фотографа, спросила, не хочет ли он сделать выставку в Москве. «С Москвой вообще у меня очень теплые отношения, я люблю этот город, — замечает Питер и продолжает. — Как выяснилось, та женщина говорила обо мне с Ириной Александровной Антоновой, тогда директором Пушкинского музея, которая уже дала согласие на организацию этой выставки. Это удивительно, Париж такой большой, а мы встретились буквально на улице. Она взяла мой номер телефона, потом перезвонила с конкретными деталями — и вот так все и получилось. Сумасшедшая история!»

 

Микаэла Берку, Линда Евангелиста и Кирстен Оуэн в рекламной кампании Comme des Garçons сезона весна—лето 1988

© Peter Lindbergh (Courtesy of Peter Lindbergh, Paris / Gagosian Gallery)

Все истории Питера такие — они полны удивительных совпадений, уникальных стечений обстоятельств. Вот и сейчас мы сидим в отеле, прямо напротив которого известный арт-дилер Ларри Гагосян когда-то открыл свою галерею, а на верхних этажах The Carlyle разместил офисы. Теперь Гагосян представляет и Линдберга — продает его фотоработы как произведения искусства по всему миру. «Я считаю, что фотография — это одна из форм искусства. И даже если ее называть «неискусством», то это ничего не изменило бы в моей жизни, — начинает размышлять о своем деле Питер. — Понятно, что если это картинки для каталога, то к искусству они не имеют отношения. В случае с фотографией не все честно: если кто-то нарисует какую-нибудь бездарную, ужасную картину, то все равно найдутся люди, которые будут провозглашать ее произведением искусства только лишь из-за того, что она выполнена красками».

Его фотографию признают давно и почитают, конечно, как великое искусство. Примером может служить и тот факт, что за несколько месяцев до нашей беседы Линдберг встречался в Нью-Йорке с главным редактором авторитетного американского журнала о современном искусстве Art Forum, они провели за разговором почти четыре часа. Тогда Питер был очень удивлен, что они решили посвятить ему большую статью, ни много ни мало на 20 полос, как раз на эту тему — «Фотография и искусство». «Фотографии тяжело быть искусством, ее часто обвиняют в том, что она делается на заказ. Но если посмотреть на всю историю искусства — до Рембрандта и после — большая часть всех картин была написана именно по заказу, — вспоминает тот разговор фотограф. — Как-то я это даже обсуждал со своим немецким другом, известным арт-историком. И он привел мне в пример Тициана: можно ли говорить о нем, как о великом художнике? Все так и говорят. Но ведь если внимательно изучить его историю, то он скорее выглядит продажным художником, как сейчас бы сказали, а не художественным гением, он постоянно менял свой стиль в угоду заказчикам, публике и моде. Каждый раз он просто хотел получить очередной заказ на портрет. Поэтому, на мой взгляд, даже худшая работа, работа над рекламными кампаниями, в этом свете не кажется такой уж и плохой».

 

Кадр из модной съемки для Harper's Bazaar 2004 года, снятый Питером Линдбергом на студии Warner Bros. в Калифорнии

© Peter Lindbergh (Courtesy of Peter Lindbergh, Paris / Gagosian Gallery)

За окном The Carlyle — совсем не конец сентября, а жаркое нью-йоркское лето. Питер оглядывает гостиную, залитую мягким послеполуденным солнцем, фотографирует ее, чтобы запомнить интерьер, который ему определенно нравится. Но здесь, в Верхнем Ист-Сайде он нечастый гость, даже несмотря на музеи вокруг, галерею Гагосяна и Центральный парк. Он сейчас остановился, как и последние лет 20, в пентхаусе Soho Grand Hotel в даунтауне, где «есть отличная терраса и на ней можно прекрасно проводить время с друзьями». И это снова не случайность. Линдберг в 1988 году стал тем фотографом-революционером, который впервые в истории американского Vogue порвал с привычной эстетикой американской буржуазии, противопоставил салонным укладкам, золотым «ролексам» на запястьях, широким плечам костюмов, блеску и роскоши бутиков на Пятой авеню артистическую среду района Сохо, естественный макияж, простую и удобную одежду, молодые свежие лица. Именно он вместе с Анной Винтур ответственен за то, что на модном небосклоне появились супермодели 1990-х. Питер, очевидно, любит пересказывать эту историю, не уставая вдаваться в подробности. Кажется, что в этот момент он снова переносится почти на 30 лет назад и снова «изобретает» этот New Look конца 1980-х— начала 1990-х — белую мужскую рубашку или джемпер крупной вязки большого размера на моделях, волосы, развевающиеся на ветру, открытый взгляд и улыбки.

За полгода до прихода Анны Винтур на позицию главного редактора в американский Vogue ему позвонил креативный директор журнала Александр Либерман. В то время главным редактором была Грейс Мирабелла, а эстетика журнала не была близка Линдбергу: все эти крупные золотые браслеты, начесы, активный макияж. Ему казалось, что эпоха такого буржуазного внешнего вида прошла. Либерман пытался уговорить его снять что-то для Vogue, но он постоянно отказывался — не хотелось делать того, что не нравилось и чего он не чувствовал. Тогда Александр сказал Питеру, что тот может отправиться куда угодно и снять кого угодно так, как хочет. На этих условиях Линдберг согласился. Он снял молодых, начинающих моделей просто в белых рубашках на пляже в Калифорнии, без украшений, без всего лишнего. Когда модный редактор и стилист узнали, что он собирается запечатлеть тогда еще совсем неизвестных Линду Евангелисту, Татьяну Патиц и Кристи Тарлингтон, то покрутили пальцем у виска со словами, что это совсем не формат Vogue, который идеологически в этой съемке переместился из аристократического и буржуазного нью-йоркского Uptown в арт-квартал Soho. Сейчас это, конечно, смешно слышать. Главному редактору снимки не понравились, и она буквально отправила их в корзину. Через полгода после этого случая ее на посту сменила Анна Винтур. С ней Линдберг работал и раньше, когда Винтур была в британском Vogue, а потом и в New York Magazine. Она позвонила Питеру со словами, что хочет использовать эту съемку для своей первой обложки и даст еще 20 страниц внутри. Это было в 1988-м. Год спустя фотограф снял обложку для британского Vogue с Кристи Тарлингтон, Наоми Кэмпбелл, Синди Кроуфорд, Татьяной Патиц и Линдой Евангелистой — и вот этот момент по-настоящему можно считать рождением эпохи супермоделей.

 

Эстель Лефебюр, Карен Александр, Рэйчел Уильямс, Линда Евангелиста, Татьяна Патиц, Кристи Тарлингтон.
Фотография для обложки журнала Vogue, США, Калифорния, 1988

© Peter Lindbergh

Линдберг всегда выступал против излишней ретуши, чрезмерно глянцевых изображений, не имеющих ничего общего с действительностью. Может быть, потому, что в жизни ему много пришлось пройти — и буквально, когда он жил в разных частях мира, и фигурально, видев и лишения, и достаток. «Я вырос в индустриальном районе Германии, — пытается объяснить свой стиль и подход Питер, — и всегда был больше связан с русским взглядом на фотографию, к примеру, тем, который можно увидеть у Родченко. Меня никогда не вдохновляли, не удивляли богатые люди. Ни тогда, ни сейчас». Его нелюбовь к «фотошопу» и ретуши, умение пользоваться которыми теперь важнее, чем навыки работы с фотокамерой, уже стала легендой. «Дело в том, что на самом деле нет такой необходимости все настолько сильно ретушировать. Единственное исключение — это реклама косметики, представители компаний должны быть уверены, что фотографии смогут продать как можно больше продукта, — делится своей позицией Линдберг. — По большому счету, меня не очень волнует такой подход в рекламе, тут надо понимать, что основную роль играют последующие продажи. Но фотографам, которые работают, к примеру, с модными журналами, не надо этого делать. Они продолжают только потому, что по каким-то причинам не могут сказать «нет» фото- и главному редактору. Есть, конечно, и те, кто хочет, чтобы их фотография выглядела такой, вычищенной. Но мне кажется, что это просто глупо».

В своем третьем по счету календаре Pirelli Линдберг хотел показать, что коммерческие идеалы красоты в современном мире — это настоящее преступление против женщин.

28 ноября 2016 года. Париж, The Ritz. Каждые 20 минут в комнату к Линдбергу заходит группа журналистов, все они хотят узнать больше о его новом проекте, календаре Pirelli 2017, который будет представлен только завтра. Питер участвует в его создании уже третий раз, случай в практике Pirelli беспрецедентный: первый он снимал в 1996 году в Калифорнии в пустыне Мохаве Эль-Мираж, второй — в 2002-м, в студии «Парамаунт» в Лос-Анджелесе.

Впервые этот легендарный календарь появился в 1964 году, но виду того, что во время нефтяного кризиса некоторые выпуски были пропущены, новое издание стало 44-м по счету.

Чем Линдбергу так интересен третий, его последний календарь? В нем с помощью черно-белой фотографии и серии портретов голливудских актрис различных возрастов, ставших за время совместной работы ему по-настоящему близкими подругами, он хотел показать, что коммерческие идеалы красоты в современном мире — это настоящее преступление. «Сильное влияние на решение снимать еще раз оказало то, что к календарю всегда привлечено много внимания, и сообщение, которое ты хочешь передать, можно донести до большего числа людей. Сейчас, как мне кажется, красота украдена у женщин слишком идеальной рекламой, — поясняет Питер. — И мне хотелось развить эту идею, показать, что настоящая красота скрывается не за ретушированными картинками в глянцевых журналах и на рекламных билбордах. Ну а потом, календарь Pirelli стал возможностью увидеть всех своих друзей еще раз. Это были одни из самых прекрасных двух недель моей жизни как фотографа.

  Николь Кидман

© 2016 Pirelli & C. S.p.A.

Кейт Уинслет

© 2016 Pirelli & C. S.p.A.

Пенелопа Крус

© 2016 Pirelli & C. S.p.A.

Хелен Миррен

© 2016 Pirelli & C. S.p.A.

Джулианна Мур

© 2016 Pirelli & C. S.p.A.

Робин Райт

© 2016 Pirelli & C. S.p.A.

Ума Турман

© 2016 Pirelli & C. S.p.A.

Вспоминая о прошлом, я бы не стал говорить: «О, в 1984-м было так здорово!» Для меня те две интенсивные недели, случившиеся в этом году, были очень счастливыми. Столько красоты, столько нового опыта!» Собрать женщин различного возраста, от молодой 28-летней Алисии Викандер до Шарлотты Рэмплинг (70 лет) и Хелен Миррен (71 год), по признанию Питера, получилось случайно: агент отправил запросы почти 35 актрисам, которые нравились Линдбергу, и когда согласились 14 из них, он решил снять их всех, поэтому некоторые месяцы отданы сразу двум героиням.

Но героинь в календаре не 14, по количеству голливудских актрис, а 15. Как в календаре оказалась еще и Анастасия Игнатова — преподаватель кафедры политической теории МГИМО и падчерица владельца компании «Ростех» Сергея Чемезова? Эту историю Линдберг рассказал мне еще в Нью-Йорке: решение снять Анастасию для календаря Pirelli пришло к нему после того, как он увидел девушку на ужине у Марко Тронкетти Проверы, президента и исполнительного директора Pirelli. «Я тогда тут же сказал за столом, что если бы снимал календарь еще раз, то обязательно должен был бы снять ее, настолько она показалась мне красивой. О моем участии мы договорись с Тронкетти намного позже, тут же родилась концепция сфотографировать для новой версии календаря Pirelli актрис, ведь на мой взгляд, тогда, в 1996-м, когда я снимал свой первый календарь, важно было то, как ты умеешь снимать, сама фотография, теперь же ее технические возможности никого не волнуют, и значение прежде всего имеет то, что ты показываешь. В тот момент мне пришлось сообщить Марко, что, несмотря на утвержденную концепцию, я не могу нарушить данное за ужином слово, и Анастасия должна там появиться. Позже я сфотографировал ее на юге Франции», — вспоминает Питер.

 

Кадр с Анастасией Игнатовой из фильма о съемках календаря Pirelli 2017

© Пресс-служба Pirelly

Сюда, в холодный, но солнечный Париж конца ноября, ставший Линдбергу новым родным городом, где у него и дом, и студия, слетелись его подруги, участвовавшие в съемках календаря. Ума Турман прервала съемки нового фильма, чтобы оказаться с Питером на пресс-конференции и вечернем ужине, состоявшемся в одном из помещений огромной киностудии на окраине Парижа. Не отказались от приглашения Хелен Миррен и Шарлотта Рэмплинг. Приехала и Николь Кидман. С ней я встретился накануне ужина в том же The Ritz. Они сидели на диване вдвоем, Питер и Николь, тепло, по-дружески обнявшись, улыбались и не могли наговориться. Фотографии с Кидман открывают календарь, ее месяц — январь. «Мои волосы просто убраны назад, как я обычно ношу их дома, поскольку у меня маленькие дети и у меня не хватает времени постоянно делать укладку; мне нравится наряжаться в фильмах, особенно когда это положено по роли моей героине, но для этих фотографий Питер захотел, чтобы я была максимально простой, какой я бываю каждый день со своей семьей, — с ностальгической ноткой в голосе вспоминает съемочный процесс Николь. — Все произошло так быстро: мы снимали и снимали — на улице, в закатном солнце, в студии. Мне нравится, насколько простыми, не приукрашенными получились фотографии, это то, чему я стараюсь следовать сегодня — максимальной простоте и заботе о личном пространстве».

   

За разговором пролетает четверть часа. Они следуют в комнату, уставленную телекамерами, и непривычную роль на себя примеряет сам Линдберг. Вокруг микрофоны, свет, направленный в лицо, но главный герой там — не актриса Кидман, а фотограф Линдберг, настоящая легенда мира современной фотографии. Впрочем, свою «легендарность» он не принимает. «Я рос в худшей, индустриальной части Германии, и последнее, что бы мне хотелось чувствовать, это то, что такое быть «живой легендой», — спокойно и четко произносит он. — Когда говорят: «Питер Линдберг — легендарный фотограф», мне тут же хочется прервать это и сказать: «Оу, ребята, полегче». 

style.rbc.ru

Правила жизни. Peter Lindbergh: nikonofficial — LiveJournal

Питер Линдберг — признанный мастер портретной и fashion-фотографии, снимавший огромное количество звезд и создавший множество легендарных фото. Свою историю становления рассказывает сам Питер Линдберг в «Правилах жизни».

«Я пошел в художественную школу, потом работал в качестве художника, а затем увлекся фотографией. Год я проработал помощником фотографа, а в 26 лет открыл свою собственную студию. Большинство людей идет к этому в течение 7—10 лет.

За эти годы фотография полностью изменилась, поскольку появились варианты обработки фотографий. Люди больше не чувствуют ответственности. Они просто снимают, зная, что есть инструмент, который сделает модель идеальной. То, что они называют совершенным, я считаю ужасным. Теперь у вас есть женщина-робот, у которой все растягивается, нет кожи, и все изменяется.

Фотография — это больше не любовный роман с красотой действительности.

Мы забыли, как выглядит настоящая кожа!

Искусство — в нарушении правил и сложных существующих систем, в открытии новых смыслов в вещах и сюжетах.

Когда фотография уже снята, люди говорят, что это больше, чем фото, хотя для меня это всего лишь снимок.

Я надеюсь, что у меня нет какого-либо стиля, я просто хочу, чтобы каждая фотография была другой.


Питер Линдберг снимает на Nikon D810. Текст был переведен из нескольких интервью Peter Lindbergh, опубликованных на theglamourai.com, 59magazine.nl.

nikonofficial.livejournal.com

Обезоруживающая «прямолинейность» Питера Линдберга / фото 2019

Питер Линдберг является не только одним из самых выдающихся модных фотографов в мире, но и одним из гуру черно-белой фотографии. Также он стал одним из тех, кто довел феномен супермодели в 90-х годах до наивысшего художественного пика и глубины. Питер всегда делал невероятно кинематографичные снимки, которые поражали своей непосредственностью, естественностью и необычайной глубиной эмоций. Этим его работы навсегда изменили суть модной фотографии.

Линдберг начал свою карьеру в Париже почти в одно и то же время, что и Паоло Роверси. Но его фотографический стиль развился в абсолютно ином направлении: резкая и контрастная черно-белая фотография у него отражает то, что сам Линдберг называет «тяжелой немецкой экспрессионистской стороной». Его больше интересуют индивидуальность и пластика моделей, их «внутренний мир», чем надетые на них наряды от самых престижных модных домов, собственно, и заказывающих фотосерии мастеру честного индивидуализма.

Его настоящее имя Петер Бродбек. Родился будущий фотограф в Восточной Германии на самой границе с Польшей, но вырос мальчик в Дуйсбурге, западногерманском центре развития тяжелой промышленности. На другом же берегу Рейна его дядя разводил овец. Маленький Петер с большим удовольствием помогал дяде, чтобы проводить много времени на природе. Такая контрастность удивляла его: на одной стороне Рейна — поразительные зеленые пейзажи почти не тронутые цивилизацией, а на другом берегу — многочисленные фабрики. Её будущий мастер в итоге пронес через все свое творчество.

Противостояние голого дерева и электрификационного столба» проходит ключевой нитью через многие работы Линдберга.

После школы Питер поступил в Институт искусств Крефелда, где стал изучать живопись. Он даже как-то выставил свои работы в «Галери Дениз Рене/Ханс Майер». Но, увы, живопись так и не смогла дать молодому человеку настоящего удовлетворения, и, к счастью для мира моды, Линдберг однажды решает обратиться к фотографии. Так только в 27 лет Питер взял в руки фотокамеру. Пару лет он работает вместе с фотографом Хансом Луксом в качестве его помощника. А в 1973 году Линдберг переезжает в Дюссельдорф и начинает карьеру независимого рекламного фотографа.

Ранние работы тогда начинающего фотографа в основном составляли черно-белые снимки. Были эксперты, называвшие первые фотоработы Линдберга немного спонтанными и даже слегка безвкусными. Тем не менее, уже в 1978 году журнал «Stern Magazin» напечатал его снимки, и эти фотографии Питера Линдберга в один момент принесли ему настоящую международную известность. Проще сказать, та публикация стала отправной точкой его мировой славы. Сразу же начал расти спрос на работы Линдберга — известные издания мира всё чаще делают заказы у Питера. Именно в тот момент он решает переехать в Париж.

Переехав в Париж, Линдберг продолжает свою фотографическую деятельность во Франции. В столице моды фотограф полностью концентрируется на ней. Он снимает самых известных топ-моделей и актрис. Линдберг работал с Настасьей Кински, Изабеллой Росселини, Кристи Тарлингтон, Синди Кроуфорд и многими другими моделями. А фотоработы Линдберга публиковались почти во всех специализированных модных журналах, среди них Vogue, W, The New-Yorker, Vanity Fair, Rolling Stone и другие.

Питер Линдберг легко и изящно обращается с цитатами из истории искусства, а также истории фотографии, танца и кино. В интересе к кино и укоренен его драматический повествовательный стиль: фотограф часто отсылает к режиссерам от Фрица Ланга до Джима Джармуша. В Америке большой успех к Линдбергу пришёл очень быстро, там он стал ведущим фотографом в Vogue US. Сама Анна Винтур назвала его снимки

современными, сексапильными, актуальными.

Питер всегда отстаивал свои «прямолинейные» фотографии. Но его профессиональный рост не мог оставаться только в нью-йоркских рамках. Поэтому в 80-е Линдберг активно работает со всеми европейскими модными журналами. Его узнаваемый почерк (крупный план лица – это в некой мере портрет, а также бесстыдные «ню») довольно сложно укладывается в каноны модной фотографии, и тем не менее…

У Линдберга есть одна ранняя фотография, на которой сняты три роботообразные модели на фоне огромных паровых машин. Тот образ символизировал собой огромные изменения в области индустрии, политики и культуры, которые произошли в Европе в конце 1980-х годов. Этот снимок Питер сделал в 1988 для Comme des Garzons campain.

В том же 1988-м году Питеру Линдбергу вручают его первую международную премию в Нью-Йорке за высшие достижения в модной фотографии. А уже в 1990 и 91-х годах фотограф получил Гран-при и Золотую медаль на Международном фестивале фотографии моды, в 1995 и 1997-м его назвали лучшим модным фотографом в Париже. В 1996-м Линдберг был удостоен премии Раймонда Лоуи в области дизайна – главной награды в этой области. И в том же году он был выбран почетным членом немецкого German Art Directors Club.

А 1992 году журнал Harper’s Bazaar совершает беспрецедентный для того времени ход – подписывает контракт с Питером Линдбергом о длительном сотрудничестве. На протяжении следующих 5 лет большая часть работ фотографа публиковалось именно в этом журнале. В течение следующих 10 лет и по сегодняшний день Линдберг снимает рекламные кампании для самых известных модельеров мира. Он с большим успехом работал с Prada, Jorge Armani, Calvin Klein, Hugo Boss и многими другими.

Самое важное качество съемок моды для Линдберга – это откровенная, почти шокирующая честность. Кажется, что его модели эмоционально открываются перед камерой

— пишет о нем журнал American photo. А секрет такой открытости довольно простой: модели, полностью доверяя гению, выполняют любой его «каприз». Так они готовы подчиниться самому сумасшедшему сценарию постановочных съемок. Могут замереть в самых неудобных позах, импровизировать, изображать веселье или ужас. Кричат, веселятся или отрешенно «таращатся» в камеру. Оголяются, задирают ноги и танцуют. Даже если модели Линдберга просто сидят или стоят, по их сильному внутреннему напряжению видно, что секунду назад они что-то активно делали. Даже, возможно, что-то не очень приличное.

В 1995 году Питера пригласили для работы над календарем Pirelli. Тот свой чрезвычайно удачный опыт Линдберг повторил не менее удачно и через несколько лет, снова став фотографом календаря Pirelli в 2002 году.
А уже с 1996 года его снимки стали доступны коллекционерам. Его работы часто выставляются в международных галереях и на фотовыставках. И, как и на самом раннем этапе своей карьеры, Питер Линдберг отдает предпочтение черно-белой плёнке.

Одновременно с фотографией Линдберг начал заниматься и кино. В 1992 году вышла его первый документальный фильм – «Модели», в котором приняли участие Линда Евангелиста, Наоми Кемпбелл, Синди Кроуфорд, Татьяна Патиц и Стефани Сеймур. Ещё спустя семь лет Питер снял еще одну документальную киноработу с названием «Внутренние голоса», которую посвятил Ли Страсбергу и его актерской студии. Премьера этого фильма состоялась в Милане, а после в Нью-Йорке. В 2000-м году он был показан на кинофестивалях в Эдинбурге и Локарно. А в 2002 году «Inner Voices» был назван «Лучшим документальным фильмом» на Международном кинофестивале в Торонто.

В 1996 году Линдберг выпустил свою первую книгу, которая называлась «Ten Women» и включала в себя черно-белое портфолио 10 выдающихся моделей того времени. Огромная изветность фотографа поспособствовала продаже книги тиражом более чем 100 тысяч экземпляров. А спустя год появилась и вторая — «Peter Lindbergh: Images of Women», в которой были собраны лучшие работы Питера Линдберга за прошедшие 10 лет.

vev.ru

секреты работы фотографа Питера Линдберга, TOP BEAUTY

Ему приписывают заслуги в создании феномена супермоделей 1990-х годов, он работает с легендами модной индустрии, а его фотографии публикуются в журналах с мировым именем. Сейчас выдающийся немецкий фотограф сотрудничает с компанией Pirelli, где приоткрыли завесу тайны и показали, как создаются шедевры.

Ежегодно компания "Пирелли" выпускает свой фотокалендарь, в котором принимают участие звезды мирового уровня, а весь процесс создания доверяется исключительно профессионалам.

Между Линдбергом и "Пирелли" уже давно сложились теплые дружеские отношения, поэтому он стал первым за всю историю календаря фотографом, которого пригласили принять участие в съемках в третий раз. 

Линдберг всегда работает с модной черно-белой фотографией. Он ценит естественную красоту. Красоту, которая способна привлекать зрителя не только блеском, но и несовершенством пропорций. 

В его фотографиях главные героини, конечно, женщины. Сильные и решительные, они выглядят так, как будто вспышка камеры настигла их внезапно, без предупреждения, потому они так прекрасны и естественны.   

На обновленном сайте, посвященном календарю, уже можно найти первое интервью с Питером Линдбергом, фотографии со съемок, а также первый ролик со съемок нового издания. 

В ближайшее время на сайте будет доступен новый раздел Behind The Scenes: Making of The Cal (За кулисами: создание Календаря), который позволит читателям понаблюдать за творческим процессом выдающегося фотографа. 

Кроме того, на сайте ты сможешь узнать об истории всего проекта. Совершив виртуальное путешествие, ты сможешь проследить эволюцию эстетических взглядов и традиций, а благодаря специальным комментариям – составить общее представление об эпохе с исторической и политической точек зрения.

Также на сайте доступны интервью с прославленными деятелями искусства, культуры, индустрии развлечений, моды, спорта и музыки.

www.tbeauty.ru

Добавить комментарий