Щукин коллекционер меценат: Щукин Сергей Иванович — NeWestMuseum

Содержание

Щукин Сергей Иванович - NeWestMuseum

Щукин Сергей Иванович
24 июня (6 июля) 1854, Москва — 10 января 1936, Париж

1854
1936

Потомственный купец-фабрикант, меценат и коллекционер искусства, собрание которого положило начало коллекциям французской модернистской живописи в Государственном Эрмитаже и Государственном музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина.

Происходил из купеческой семьи. Окончил Коммерческую академию в г. Гера, Германия (1873–1876). Глава торгового дома «И. В. Щукин с сыновьями».

Собирательством живописи увлекся в конце 1890-х. В 1898 приобрел в галерее Поля Дюран-Рюэля в Париже, куда его привел младший брат Иван, первые полотна художников-импрессионистов («Оперный проезд» Камиля Писсарро; «Скалы в Бель Иль» Клода Моне), после чего вплоть до 1904 покупал картины представителей этого направления, прежде всего Огюста Ренуара, Эдгара Дега, Клода Моне.

Сергей Щукин приобретает в галерее Поля Дюран-Рюэля первые полотна художников-импрессионистов

18 98

Камиль Писсарро
Оперный проезд. Эффект снега. Утро


1898
Фрагмент
ГМИИ, Москва (Щ)

С 1903 по 1908 активно приобретал работы постимпрессионистов — Поля Сезанна, Поля Гогена и Винсента Ван Гога. Следующим увлечением Щукина стали фовисты. С 1906 его интересы были сосредоточены на творчестве Анри Матисса, с которым он познакомился в мае того года. Работы Матисса Щукин покупал главным образом через галерею Бернхейм-Жен, а также непосредственно у художника. По заказу Щукина Матисс исполнил ряд полотен большого формата, в том числе программные для искусства XX века декоративные панно «Танец» и «Музыка» (1910, Государственный Эрмитаж), написанные специально для лестницы московского особняка собирателя.

1 / 2

В 1907 Щукин осуществил частичную перестройку своего особняка и в 1908 открыл по адресу Б. Знаменский переулок, 8, галерею для желающих осмотреть собрание. Как правило, он сам принимал посетителей и давал разъяснения. Щукинская коллекция вскоре получает известность. Уже в 1908 критик П.  П. Муратов отмечает влияние галереи Щукина — «как наиболее сильного рассадника западных художественных течений» — на судьбу русской живописи. Уникальная возможность знакомиться, находясь в России, со всеми новыми явлениями в европейском искусстве, почти в самый момент их появления, ускоряет развитие отечественного авангарда. Так в Москве формируются новые художественные течения (кубофутуризм, неопримитивизм) и объединения (первое из них — «Бубновый валет»). Взаимосвязь между основными этапами собирательской деятельности Щукина и стилистическими изменениями, происходящими в русской живописи, становится очевидной.

Сергей Щукин открывает в своем особняке галерею для всех желающих осмотреть его собрание картин

19 08

«Розовая гостинная» Матисса в особняке Щукина
Развеска 1913 года

Осенью 1911 состоялся визит Матисса в Москву, во время которого художник руководил развеской своих картин в так называемой «Розовой гостиной» щукинского дома, превратившегося отныне в своеобразный московский музей Матисса. Весной 1913 Щукин купил «Арабскую кофейню», самое значительное из марокканских произведений Матисса, а осенью — «Портрет мадам Матисс» (оба — 1913, Государственный Эрмитаж), который стал для него последней, 37-ой, приобретенной картиной этого художника.

В Москву приезжает Анри Матисс и руководит развеской своих картин в «Розовой гостиной» щукинского дома

19 11

Фотографический портрет Матисса

Вслед за Матиссом Щукин открыл для себя Пабло Пикассо, картины которого начал активно покупать с 1909, главным образом через галерею Даниэля-Анри Канвейлера. За пять лет Щукину удалось собрать самую большую на тот момент коллекцию работ Пикассо в мире.

В 1912 Щукин увлекся Андре Дереном и за два года приобрел 16 его работ, в том числе «Портрет неизвестного, читающего газету» (1911–1914, ГЭ).

В октябре 1913 был выпущен каталог картин щукинского собрания, включавший 225 номеров, а в 1914 журнал «Аполлон» опубликовал очерк Якова Тугендхольда «Французское собрание С.  И. Щукина» и фотоснимки многих полотен.

Журнал Апполон
Очерк Якова Тугендхольда «Французское собрание С. И. Щукина»
Выпуск 1-2, 1914

С началом Первой мировой войны собирательская деятельность Щукина остановилась: не имея возможности покупать западную живопись, он, в отличие от И. А. Морозова, не проявлял интереса к искусству современных русских художников.

В августе 1918 Щукин эмигрировал из России и в 1919 поселился во Франции. Несмотря на попытки ряда известных дилеров склонить Щукина к продолжению собирательства, он отклонял все предложения. В эмиграции им были куплены только две работы Рауля Дюфи, а также заказаны четыре работы Анри Ле Фоконье (три из них в 2004 были подарены ГМИИ внуком Щукина). Отношения с художниками, в том числе с Матиссом и Пикассо, также были полностью прекращены.

В августе 1918 года Сергей Щукин эмигрирует из России и в 1919 году поселяется во Франции

19 18

С. И. Щукин с дочерью Ириной, женой Надеждой Афанасьевной и ее сестрой Верой на юге Франции
Около 1920 года

По утверждению наследников Щукина, в 1926 он составил новое завещание (первое было написано в 1907, сразу после кончины жены), в пользу семьи, аннулировав тем самым свое прежнее решение, согласно которому коллекция после его смерти должна была перейти в Третьяковскую галерею.

Именно этот документ, впрочем нигде и никогда не публиковавшийся, впоследствии стал источником споров между наследниками Щукина и Россией. Между тем парижский друг Щукина П. А. Бурышкин в своей книге «Москва купеческая» (Нью Йорк, 1954) рассказывал, что на заданный коллекционеру в начале 1930-х годов вопрос, не собирается ли он подать в суд на советское правительство, тот ответил: «Я собирал не только и не столько для себя, а для своей страны и своего народа. Что бы на нашей земле ни было, мои коллекции должны оставаться там».

С. И. Щукин с дочерью Ириной, женой Надеждой Афанасьевной
и ее сестрой Верой на юге Франции

Около 1920 года

Галерея Щукина, остававшаяся в целости и сохранности в Москве, 5 ноября 1918 года была национализирована и весной 1919 открыта для публичного обозрения как Первый Музей новой западной живописи.

«Я собирал не только и не столько для себя, а для своей страны и своего народа…»

19 19

Дом С. И. Щукина в Б.  Знаменском переулке

Фото 1918 года

ЩУКИН СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Московский купец, коллекционер предметов искусства

Происхождение и образование. Коммерческая деятельность

       С.И. Щукин родился в семье известного московского фабриканта Ивана Васильевича Щукина. Его братьями были Дмитрий, Иван и Петр Щукины, также купцы и коллекционеры предметов изобразительного искусства.

 В отличие от своих братьев Сергей Щукин, страдавший заиканием, до 18 лет прожил в родительском доме, не получая никакого образования. В 1873 г. он прошел курс лечения от заикания у доктора Денгарта в Германии (г. Бургштайнфурт), и, благодаря упорству и силе воли, стал говорить лучше.

Осенью того же 1873 г. Сергей Щукин поступил в Коммерческую академию в городе Гера, в немецкой земле Тюрингия. В 1878 г. его отец Иван учредил торговый дом «И.В. Щукин с сыновьями», куда Сергей и двое его братьев, Николай и Петр, вошли как равноправные компаньоны. Именно С.И. Щукин способствовал успехам торгового дома, благодаря ему семейное предприятие развивалось и расширялось.

В 1894 г. Сергей Щукин получает звание коммерции советника за «полезную деятельность на поприще отечественной торговли и промышленности». В купеческой среде его уважительно называли «министр торговли». Оборот торгового дома «И.В. Щукин с сыновьями» был огромным. На него работали Трехгорная мануфактура Прохоровых, два крупнейших товарищества ситценабивных мануфактур «Альберт Гюбнер» и «Эмиль Циндель». Предприятие Щукиных торговало ситцем, льняными, шерстяными и шелковыми тканями, платками, бельевым и одежным товаром. Под контролем предприятия «И.В. Щукин с сыновьями» был ассортимент большинства фабрик Москвы и ее пригородов, она являлась лидером среди российских скупщиков хлопчатобумажных и шерстяных товаров и охватывала Центральную Россию, Сибирь, Кавказ, Урал, Среднюю Азию, Персию.

В 1884 г. Сергей Щукин женился на Лидии Григорьевне Кореневой (1863-1907), дочери екатеринославского помещика. В их семье было три сына – Иван, Сергей и Григорий – и дочь Екатерина.

 

С.И. Щукин как коллекционер

           Среди всех своих братьев, увлекавшихся коллекционированием живописи, Сергей  Щукин занялся этим последним, долгое время посвящая себя исключительно коммерческой деятельности. Но после покупки в 1882 г. особняка князей Трубецких в Москве в Большом Знаменском переулке С. И. Щукин распродал княжеские коллекции оружия и картины русских художников-передвижников. Затем он приобрел несколько пейзажей норвежского художника Ф. Таулова, которые и положили начало его будущей коллекции. В отличие от большинства других русских коллекционеров того времени, С. И. Щукин покупал картины, ориентируясь на собственные вкусовые предпочтения. Среди его фаворитов были импрессионисты и постимпрессионисты. Первый этап формирования коллекции С.И. Щукина приходится на 1897-1906 гг., когда он начал приобретать картины французских импрессионистов, второй – на 1906-1914 гг. , когда его стали больше интересовать работы постимпрессионистов. Московский купец часто посещал Париж и Берлин, где он хранил на банковском счете сумму, необходимую для приобретения произведений искусства.

Первые покупки живописных полотен С.И.Щукин осуществил в Париже,  в салоне Национального общества изящных искусств, затем он приобретал их на парижских выставках, непосредственно в ателье у художников, а также через парижских торговцев антиквариатом П. Дюран-Рюэля, А. Воллара, Д. Канвейлера. Менее чем за 20 лет С.И. Щукин приобрел 266 (по сведениям Н.Ю. Семеновой) живописных полотен.

Среди художников-импрессионистов, чьи полотна составили основу коллекции С.И. Щукина, был Клод Моне. Первая его картина, купленная коллекционером в 1898 г. – «Скалы в Бель-Иль» (сейчас хранится в ГМИИ им. А.С. Пушкина). Примечательно, что это была первая картина К. Моне, появившаяся в России. К середине 1900-х гг. С.И. Щукин приобрел одиннадцать полотен мастера, среди которых были «Сирень на солнце», «Пьеро и Арлекин». Последней картиной Моне у Щукина стала «Дама в саду», которую он купил в 1912 г. у своего брата Петра. Впоследствии его собрание пополнилось картинам полотнами Джеймса Уистлера, Пюви де Шаванна, Поля Синьяка, Анри Руссо.

С.И. Щукин приобрел для личной коллекции шестнадцать полотен Поля Гогена. Как писал об этой части коллекции Щукина русский журнал «Аполлон», в столовой особняка Щукина картины Гогена висели в плотной развеске, т.е. были сдвинуты одна к другой так тесно, что сложно было понять, где кончается одно полотно и начинается другое, поэтому создавалось впечатление фрески или иконостаса. 11 из них происходило из собрания Густава Файе. С.И. Щукин не сразу сумел оценить талант Гогена, ограничившись лишь одним полотном. Но потом  коллекционер приобрел почти весь таитянский цикл этого художника.

Одним из любимых художников Щукина был Анри Матисс, с которым у него сложилось особенно тесное сотрудничество. Именно Анри Матиссу московский коллекционер поручил исполнить панно «Музыка» и «Танец», а также «Гармонию в красном (Красную комнату)», специально заказанную Щукиным в 1908 г. для столовой своего особняка. Осенью 1911 г. Матисс совершил визит в Москву, во время которого художник руководил развеской своих картин в так называемой «Розовой гостиной» особняка Щукина, превратившегося в своеобразный московский музей Матисса. Весной 1913 г. коллекционер купил «Арабскую кофейню», самое значительное из марокканских произведений Матисса, а осенью «Портрет мадам Матисс», который стал для него последней, 37-ой, приобретенной картиной этого художника.

Еще одним любимым художником С.И. Щукина был Пабло Пикассо. Он познакомился с его работами, посещая частные дома, в частности, салон американской писательницы Гертруды Стайн. Полотна Пикассо Щукин мог наблюдать и в собраниях ее братьев Лео и Майкла. Среди приобретенных московским коллекционером картин Пикассо были следующие: «Любительница абсента», «Старый еврей с мальчиком», «Портрет поэта Сабартеса» и другие работы «розового» и «голубого» периодов творчества художника. С.И. Щукин приобрел для своей коллекции и кубистические «Женщину с веером», а также «Фабрику в селении Хорта де Эбро».

 

Открытие коллекции Щукина для всеобщего обозрения

           Московский коллекционер не собирался скрывать приобретенные им полотна от широкой публики. В 1908 г. в статье  русского искусствоведа П.П. Муратова «Щукинская галерея – очерк по истории новейшей живописи» был впервые указан состав собрания и обнародована воля владельца о передаче в будущем этой коллекции в дар Третьяковской галерее. С 1909 г. С.И. Щукин открыл свой особняк для посещения всех, кто желал бы ознакомиться с его коллекцией. Но в его дом-музей, открытый для всех желающих, консервативно настроенные преподаватели опасались водить своих воспитанников, отдавая предпочтение традиционному искусству. В 1910-е гг. Щукин вступил в общество «Бубновый валет», включавшее других художников, театральных деятелей, писателей и меценатов.

В 1912 г. Щукин увлекся творчеством Андре Дерена и за два года приобрел 16 его работ, в том числе «Портрет неизвестного, читающего газету». В 1913 г. был выпущен каталог картин собрания московского коллекционера, включавший 225 номеров, а в 1914 г. журнал «Аполлон» опубликовал очерк Я. Тугендхольда «Французское собрание С. И. Щукина» и фотоснимки многих полотен.

С началом Первой мировой войны в 1914 г. собирательская деятельность Щукина остановилась. С одной стороны, у него не было возможности покупать западную живопись, с другой, он не проявлял интереса к искусству современных русских художников.

 

Дальнейшая судьба С.И. Щукина и его коллекции

           В 1918 г. галерея Щукина, находившаяся в Москве, на основании декрета Ленина  была национализирована и весной 1919 г. открыта для публичного обозрения как Первый Музей новой западной живописи. Хранителем была назначена дочь Щукина, Е.С. Келлер.

Сам Щукин в августе 1918 г. эмигрировал из России и в следующем году поселился во Франции. Несмотря на попытки ряда торговых посредников, связанных с миром искусства, склонить Щукина к продолжению собирательства, он отклонял все предложения. В эмиграции им были куплены только две работы Рауля Дюфи, а также заказаны четыре работы Анри Ле Фоконье. Отношения с художниками, чьи полотна он покупал до эмиграции, в том числе с Матиссом и Пикассо, С.И. Щукин полностью прекратил.

В конце 20-х годов, когда некоторые из русских эмигрантов начали судебные процессы о собственности на предметы искусства, оставшиеся в России. По утверждению наследников Щукина, в 1926 г. он составил новое завещание (первое было написано в 1907, сразу после кончины жены), в пользу семьи, аннулировав тем самым свое прежнее решение, согласно которому коллекция после его смерти должна была перейти в Третьяковскую галерею. Именно вопрос о существовании этого документа (нигде и никогда не публиковавшегося), впоследствии стал источником споров между наследниками Щукина и Россией. Парижский друг Щукина П.А. Бурышкин в своей книге «Москва купеческая» рассказывал, что на заданный коллекционеру в начале 1930-х годов вопрос, не собирается ли он подать в суд на советское правительство, тот ответил: «Я собирал не только и не столько для себя, а для своей страны и своего народа. Что бы на нашей земле ни было, мои коллекции должны оставаться там».

В 1929 г. коллекцию Щукина объединяют с морозовским собранием, ставшим основой Второго музея новой западной живописи, и перемещают в бывший особняк И. Морозова, который получает название ГМНЗИ (Государственный музей нового западного искусства). Его расформировывают в 1948 г., а полотна передают в Государственный Эрмитаж и ГМИИ им. А.С. Пушкина.

Известные люди с заиканием: Сергей Щукин - коллекционер и меценат

Сергей Иванович Щукин — московский купец и предприниматель, коллекционер искусства, путешественник, благотворитель и меценат. Щукин составил уникальное собрание признанных классиков импрессионизма: Монэ, Ренуара, Сезанна, Ван Гога, Гогена, Матисса и Пикассо.


Фантастическое художественное чутьё и передовые взгляды помогали Сергею Щукину дарить мировую славу художникам, чьи полотна украшали его коллекцию. Существует легенда, согласно которой французские торговцы живописью предлагали Щукину картины бесплатно, только бы потом говорить, что их картины покупал самый известный коллекционер.


Сергей Иванович выделялся среди своих братьев.  Он был невысокого роста, со слабым здоровьем. К тому же с детства сильно заикался. В семье ни у кого такого дефекта не было. Родители оберегали, жалели и заботились о нём больше, чем о других. Даже в гимназию его не отправили, а оставили учиться дома. Но Сергея Щукина не устраивало его положение — он решил переделать себя. Ежедневная зарядка, закаливание и строгая диета помогли укрепить здоровье. Вместе с отцом Щукин отправился в Германию, к доктору Денгарту — лучшему специалисту по лечению от заикания. Лечение помогло. Он не только стал лучше говорить, но и перестал зацикливаться на своём дефекте, нервничать и краснеть, пытаясь выговорить слово.

«Он заметно заикался но это не мешало быть ему приятным собеседником» - вспоминала художница Варвара Бубнова.

Сергей Щукин получил образование в Германии и вернулся в Россию, чтобы продолжить семейное дело, которым был торговый дом «И.В.Щукин с сыновьями» - огромная текстильная империя. Сергей Щукин оказался талантливее братьев: как бизнесмен и как коллекционер.
В 1890-х годах в небольшой домашней коллекции картин появляются настоящие шедевры, например полотно Гюстава Курбе «Хижина в горах».
Первое импрессионистическое полотно «Скалы в Бель-Иль» Клода Моне Щукин приобрёл в 1898 году. Новое направление в искусстве тогда ещё шокировало публику. «Скалы в Бель-Иль» - первая картина Моне, появившаяся в России.


Уже в начале 1900-х годов коллекцию пополнили произведения Поля Синьяка, Анри Руссо, Огуста Ренуара, Поля Сезанна.
Щукин не покупал картин современных русских художников, но охотно приглашал их полюбоваться своей коллекцией. Каждую картину Сергей Иванович представлял сам — он рассказывал о полотнах с таким же азартом, с каким выбирал и покупал их. Щукину нужна была аудитория и он никогда не испытывал недостатка в слушателях.

Сергей Иванович заикался на букве «п», он стоял перед Дереном и кричал: «Весь Пи-пи-пи-кассо меркнет перед этим по-по-по-по-ртретом!» художница Наталья Поленова

Не смотря на талант, богатство и успех, жизнь Сергея Щукина была полна испытаний и лишений. В начале 1900-х гг. меценат похоронил жену, трёх братьев и двоих сыновей, которые свели счёты с жизнью. Трагедии в личной жизни совпадают с российскими потрясениями 1905 года. Щукин больше не покупает картин, а отправляется в путешествие на Синай. Подобно Гогену он пытается уйти от цивилизации и условий культурной жизни.

«...краснокожие парни с полуподовыми кулаками весело ржали, выслушивая интеллигента: он «агитировал» среди них, подставляя мне спину...лица я не видел, но в спину забил знакомый «басок с заиканьем»: Ч-ч-что в-в-выдумали? А? Это все ин-ин-ин-инородцы..." Андрей Белый "Между двух революций"

Любовь к живописи  вернулась к Щукину после знакомства с Пикассо и Матиссом. Художник Анри Матисс, которого коллекционер пригласил в гости в Москву, творил в доме коллекционера, исполняя его заказ. Так появились на свет картины «Музыка», «Танец», «Красная комната»

«Анри Матисс… поработил весь дом Щукина и велел ему повесить только свои работы, а остальное отправить на чердак. Щукин мог бы оставить по крайней мере Пи-пи-пикаса-са, но Ма-ма-ма-тисс не разрешает» - так передразнивал заикание Щукина критик Метнер.

Щукин стал верным и щедрым клиентом Пабло Пикассо, с которым не хотели связываться даже торговцы картинами. Первой картиной в его коллекции стала «Дама с веером». Благодаря Щукину искусство Пикассо было возвеличено в России, как нигде в мире. В своём особняке Сергей Иванович предоставил полотнам Пабло Пикассо отдельную комнату. 50 полотен вплотную расположились на стенах помощения площадью всего 25 квадратных метров

«Сильное заикание причиняло ему страдание, он с трудом объяснялся и это смущало его...Техника Пикассо была для русского открытием. Он купил два полотна, заплатив очень большие по тем временам деньги...» - из мемуаров Ф.Оливье.

В 1918 году Щукин был вынужден исчезнуть из России перед началом красного террора и навсегда попрощаться со своими картинами. Оставшуюся коллекцию национализировали и открыли для посещения под названием «Первый музей западной живописи».
Сергей Иванович Щукин скончался в Париже в 1936 году. Похоронен на кладбище в Монмартре. Он прожил долгую и насыщенную жизнь. Заикание не помешало Щукину быть общительным, обаятельным, щедрым и великодушным человеком. Мир запомнил его не только как уникального коллекционера, но и как человека, который сумел стать успешным и узнаваемым, не смотря на все свои невзгоды, трудности и лишения.

В статье использованы материалы Н.Семёновой "Московские коллекционеры"

История коллекции братьев Щукиных

Семье Щукиных принадлежала одна из самых обширных коллекций произведений искусства со всего мира. Первый европейский фарфор и старинное кавказское оружие, изделия из драгоценных металлов и редкие книги, голландская живопись XIV–XVIII веков и крупнейшее в мире собрание постимпрессионистских картин. О том, как Щукины собирали эти экспонаты и какая судьба ожидала коллекции после революции, читайте в нашем материале.

Петр Щукин: предметы старины

Петр Щукин. Фотография: ridus.ru

Музей Петра Щукина. 1901–1903. Москва. Фотография: retromap.ru

Кабинет и портретная зала Музея Петра Щукина. 1899–1914. Москва. Фотография: um.mos.ru

В семье влиятельного московского купца первой гильдии Ивана Щукина было 11 детей, четверо из них стали коллекционерами. Дети росли в творческой среде: мать Екатерина Щукина увлекалась живописью, а ее брат Михаил Боткин служил в Академии художеств. В доме часто бывали художники, меценаты, известные писатели и ученые.

Старший из братьев-коллекционеров, Петр Щукин, обучался сначала в Выборге и Санкт-Петербурге, а затем — в Германии. Здесь он бесплатно стажировался на крупных предприятиях, где изучал ткацкое производство. Затем ему удалось устроиться в дом тканей «Р. Д. Варбург и Ко» с приличным жалованьем в две тысячи франков. На эти средства Петр Щукин и приобрел первые экспонаты для своего собрания. Со временем его коллекция тканей превзошла собрание Лионской мануфактуры, в то время крупного производителя текстиля в Европе.

Во Франции Петр Щукин начал скупать редкие французские книги, а позже — гравюры, литографии, рисунки. В России в его собрании появились старинные иконы, произведения прикладного искусства и предметы быта Древней Руси. Среди них — вышивка конца XV века с изображением церковного шествия и иконы Богоматери Одигитрии, одна из рукописей «Путешествия из Петербурга в Москву» Александра Радищева и письма Ивана Тургенева.

Вскоре возникло и восточное собрание с персидскими коврами, кавказским оружием, азиатскими глиняными изделиями, текстилем и фарфором. В 1891 году Щукин начал строить для своей коллекции новый особняк на Малой Грузинской улице. Здание возвели в стиле старинных русских палат. Коллекционер вместе с архитектором Борисом Фрейденергом сам ездил в Ярославль, изучал исторические памятники и зарисовывал декоративные элементы фасадов. Вскоре оказалось, что и нового строения для экспонатов мало — на территории усадьбы построили еще одно здание и склад.

В 1895 году музей Петра Щукина принял первых посетителей. Коллекционер сам водил гостей по залам и рассказывал об экспонатах. В это время здесь хранилось 22 тысячи предметов, и Щукин выпустил несколько каталогов, среди них — «Персидские вещи Щукинского собрания», «Опись старинных вещей собрания П. И. Щукина», «Опись старинных славянских и русских рукописей собрания П. И. Щукина», «Бумаги, относящиеся до Отечественной войны 1812 г.».

В 1905 году Петр Щукин подарил свою коллекцию вместе со зданиями Российскому историческому музею. Но до конца жизни содержал и сам Щукинский музей, и сотрудников, которые в нем работали.

Сергей Щукин: новая западная живопись

Кристиан Крон. Портрет Сергея Щукина (фрагмент). 1916. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Анри Матисс. Гармония в красном (фрагмент). 1908. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Пабло Пикассо. Женщина с веером (фрагмент). 1907. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Сергей Щукин в отличие от старшего брата получил только домашнее образование: часто болел и к тому же сильно заикался. В 19 лет с недугами удалось справиться — он прослушал курс лекций по практической коммерции в Германии и стал работать в семейном предприятии «И. В. Щукин с сыновьями», а после смерти отца полностью унаследовал бизнес.

В 1882 году Сергей Щукин переехал в особняк князя Трубецкого, продал княжескую коллекцию оружия и картины передвижников, которые здесь хранились. Вместо них промышленник приобрел два северных пейзажа норвежского живописца Фрица Таулова, а во время одной из своих поездок в Париж купил картины Шарля Котте и Люсьена Симона. Вскоре в коллекцию Щукина попали работы импрессиониста Камиля Писсарро, а в конце 1890-х годов — Клода Моне.

Затем Щукин стал сотрудничать с Анри Матиссом: заказал у него два масштабных панно «Танец» и «Музыка» и украсил ими стены напротив парадной лестницы в своем особняке. Для щукинской столовой Матисс написал «Гармонию в красном». В 1911 году художник гостил у коллекционера в Москве — все полотна были развешаны в залах именно так, как пожелал автор.

Читайте также:

За короткое время Сергей Щукин стал желанным гостем парижских галерей, с ним сотрудничали известные торговцы живописью — Поль Дюран-Рюэль и Амбруаз Воллар. С их помощью Щукин приобрел картины Огюста Ренуара и Эдгара Дега, Поля Сезанна и Винсента Ван Гога. Однако в отличие от своих братьев и других русских коллекционеров Щукин покупал произведения искусства на свой вкус, не опираясь на мнение экспертов. Он говорил: «Если, увидев картину, ты испытываешь психологический шок — покупай ее».

Со временем в особняке Щукина появилась крупная коллекция «дикаря от живописи» — Поля Гогена. Коллекционер разместил полотна с экзотическими пейзажами плотно друг к другу в несколько ярусов, за что критики прозвали композицию «иконостасом». Также Щукин купил 51 картину Пабло Пикассо — в то время это была крупнейшая в мире коллекция работ этого художника. Среди них была «Любительница абсента», «Старый еврей с мальчиком» и кубистическая «Женщина с веером».

В особняк Щукина в Знаменском переулке с 11 до 14 часов дня мог прийти любой, при этом хозяин коллекции часто проводил экскурсии для посетителей.

После революции собрание национализировали, а Сергей Щукин эмигрировал в Париж. Ему советовали отсудить свои картины, но Щукин отказался: «Я собирал не только и не столько для себя, а для своей страны и своего народа. Что бы на нашей земле ни было, мои коллекции должны оставаться там».

Спустя 10 лет щукинское собрание объединили с картинами Ивана Морозова и выставили в Государственном музее нового западного искусства. В 1948 году его расформировали, а коллекцию разделили между Государственным Эрмитажем и Пушкинским музеем без права показа. В конце XX века часть картин все же выставили в постоянной экспозиции.

Дмитрий Щукин: голландская живопись XIV–XVIII веков

Дмитрий Щукин. Фотография: artmaecenas.ru

Ян Вермеер. Аллегория веры (фрагмент). 1670-е. Метрополитен-музей, Нью-Йорк, США

Росселло ди Якопо Франки. Мадонна с младенцем и святыми (фрагмент). 1420-е. Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, Москва

Дмитрий Щукин учился в Коммерческом училище в Дрездене и часто бывал в дрезденской галерее Цвингер, где хранилась крупнейшая в Европе коллекция картин голландских мастеров.

Из семейного бизнеса он вышел еще при жизни отца, вложил деньги в ценные бумаги и жил на крупные дивиденды. Щукин встречался с коллекционерами, читал книги и смотрел каталоги аукционов разных лет.

Первыми в собрании Дмитрия Щукина появились изделия Мейсенской мануфактуры, первого производителя фарфора в Европе. Затем он начал покупать художественную эмаль (кулоны и миниатюры), золотые табакерки, медные бюсты, французские и итальянские бронзовые статуэтки XVI–XVII веков.

Дмитрий Щукин собрал самую большую в России коллекцию старой голландской живописи. Она включала 78 полотен: картины Питера Брейгеля, Хендрика Аверкампа, Виллема Класа Хеда, Якоба Исаака ван Рейсдаля и многих других. Меценат изучал историю каждой работы и советовался с экспертами, чтобы не купить подделку.

Щукин приобрел и известную картину Яна Вермеера «Аллегория веры», но позже продал ее Королевской галерее в Гааге. Кроме работ голландских мастеров в собрание попали полотна французских, немецких и английских живописцев XVII–XIX веков. До революции он пополнил свою коллекцию гравюрами и рисунками, старинными часами и резной мебелью, витражами и майоликами.

В 1918 году дом Щукина и все экспонаты передали Румянцевскому музею. Хозяина особняка назначили младшим помощником хранителя, а в 1924 году — заведующим отделом итальянской живописи. В 1920-х годах фарфоровые изделия отправили в Государственный музей керамики в усадьбе Кусково, коллекцию голландских мастеров отдали Пушкинскому музею, а остальные произведения искусства разделили между другими музеями.

Иван Щукин: собрание русских философских книг

Игнасио Сулоага. Портрет Ивана Щукина (фрагмент). 1899. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Титульный лист книги Ивана Щукина «Страничка из истории русской иконографии». Москва: Издательство антикварной книжной торговли Павла Шибанова, 1893

Эль Греко. Кающаяся Мария Магдалина (фрагмент). 1577. Музей изобразительных искусств, Будапешт, Венгрия

Младший из коллекционеров Щукиных Иван получил образование в России. Он обучался в престижном заведении — Лицее цесаревича Николая на Остоженке, а в свободное время посещал классы живописи, где познакомился с будущим реставратором Игорем Грабарем. Еще со студенческих лет Щукин печатался в журналах: писал искусствоведческие статьи. Грабарь отзывался о нем как об «ошеломляюще осведомленном» знатоке живописи.

В семейном бизнесе Иван Щукин не участвовал, а в 1895 году и вовсе покинул Россию. Он переехал в Париж и поселился в апартаментах на авеню Ваграм. Сюда же он перевез свою книжную коллекцию, которую продолжил пополнять и во Франции. Он покупал русские богословские издания и философские труды. В его доме часто проходили литературные вечера и встречи с молодыми французскими художниками.

Иван Щукин коллекционировал и картины — Гойю, Веласкеса, Эль Греко. Но, когда из-за финансовых проблем он попытался продать свое собрание, выяснилось, что большинство полотен поддельные. Расплатиться с кредиторами Щукин не смог и покончил с собой. Его книжную коллекцию приобрела Парижская школа восточных языков, а подлинники испанских живописцев ушли в крупные художественные галереи Европы.

Собрание Ивана Щукина значительно уступает коллекциям его старших братьев. Но искусствоведы отмечают, что именно он познакомил Сергея Щукина с Эдгаром Дега, Огюстом Ренуаром, Анри Матиссом и другими художниками. В доме своего младшего брата Сергей Щукин встретился с галеристом Полем Дюраном-Рюэлем, который позже помогал ему собирать коллекцию новой европейской живописи.


Автор: Лидия Туляганова

Русские меценаты и французский модерн

Пушкинский музей и Эрмитаж готовят масштабные выставки, посвященные знаменитым русским меценатам. «Щукин. Биография коллекции» откроется в Москве 18 июня, «Великие русские коллекционеры. Братья Морозовы» – в Петербурге 20 июня. Попробуем взглянуть на «участников» этого проекта со стороны и оценить их место в истории искусства.

Валентин Серов. Портрет И.А. Морозова. 1910 г. ФОТО: PAINTERS/ALAMY/ТАСС

Иван Морозов и Сергей Щукин – имена, которые знают все любители импрессионизма в России. Хотя некоторые их и путают. Действительно, оба будто кармические близнецы. И тот и другой происходят из семей купцов-старообрядцев: первый родился в Москве в 1854 году, другой – там же 17 годами позже. Оба были разорены, изгнаны революцией и умерли в эмиграции с разницей в несколько лет, первый, правда, в Париже, а второй – в Карлсбаде. Щукин, разве что, был более худым, чем Морозов, и не носил бородку, но за братьев, в принципе, они сошли бы… Самое главное – оба они были современниками великих французских художников, писавших в «новой манере», влюбились в их творчество и планомерно тратили большие деньги на покупку картин, которые тогда были шокирующими новинками, а теперь стали общепринятыми шедеврами.

В особняке И.А. Морозова на Пречистенке. ФОТО: OLDMOS.RU

Судьбы коллекций, принадлежавших обоим миллионерам, тоже одинаковы: после революции их изъяли из особняков владельцев, слили в единый Государственный музей нового западного искусства (ГМНЗИ), а в 1948 году чуть было не уничтожили в рамках борьбы с космополитизмом, но в итоге поделили между двумя главными музеями двух столиц – ГМИИ им. А.С. Пушкина и Эрмитажем. Ну да, поделили хотя и «по-братски», только как-то нелепо: вместо того чтобы каждому из музеев отдать по одной из коллекций, все перемешали и разделили чуть ли не по принципу считалочки. В итоге даже оказались разрозненными несколько диптихов-триптихов! Прежний директор Пушкинского музея Ирина Антонова энергично боролась за то, чтобы восстановить «историческую справедливость» и возвратить из Петербурга все. Эрмитаж, разумеется, активно сопротивлялся – кому хочется лишаться своих Пикассо и Матисса!

«Танец» Анри Матисса в интерьере особняка С.И. Щукина. ФОТО: PORT-MAGAZINE.COM

Сегодня эта музейная война закончилась, а наступивший мир как раз и подчеркивается циклом выставок. Коллекции воссоединились, пусть и всего на несколько месяцев. Зато теперь зритель сможет оценить не только сами шедевры модернизма, но и личности Щукина и Морозова – их вкусы, способ отбора, метод собирательства, предпочтения и настроения. И, наконец, все-таки научиться отличать одного купца-коллекционера от другого! Ведь, несмотря на сходные черты, они были весьма разными. Давайте полистаем досье этих людей, которые, кстати, оба могли бы войти в список Forbes «100 самых богатых людей Российской империи», если бы тогда составлялись такие рейтинги.

Русский коллекционер Иван Абрамович Морозов

  • 1871–1921.
  • Образование: Высшая техническая школа в Цюрихе.
  • Бизнес: Тверская мануфактура.
  • Прозвище: «русский-который-не-торгуется».
  • Изначальное местоположение коллекции: особняк на Пречистенке (сегодня Российская академия художеств)

К коллекционированию иностранной живописи Морозов пришел не сразу. Первой картиной в его собрании оказался весьма русский пейзаж Исаака Левитана «Пасека». Однако в 1903 году он приобрел у парижского маршана (арт-дилера) Дюран-Рюэля полотно кисти Альфреда Сислея «Мороз в Лувесьенне» – и коготок увяз. Имя русского миллионера быстро выучили другие парижские торговцы – легендарный Амбруаз Воллар, а также Друо, Бернхейм и прочие. Но для начала карьеры коллекционера Ивана Морозова важным был и другой фактор: в том же 1903 году скоропостижно умер его старший брат Михаил Абрамович, который увлекся этим занятием намного раньше. К моменту смерти у Михаила уже было около сотни картин, как русских, так и зарубежных. Отечественные полотна его вдова вскоре пожертвовала Третьяковской галерее (и там они в числе жемчужин). А вот среди западных уже были и Эдгар Дега, и Клод Моне, и Ван Гог с Гогеном. Именно в особняке Михаила Абрамовича это новаторское искусство впервые увидели москвичи (не считая тех, кто уже видал подобное в Париже). Кстати, на выставках этого года нас ждут и те картины, которые собирал Михаил Абрамович, – кураторы проекта решили рассказать именно о двух братьях-коллекционерах, пусть старший и менее известен.

Поль Гоген. «Таитянские пасторали». 1893 г. ФОТО: COMMONS.WIKIMEDIA.ORG

Пример старшего брата вдохновил Ивана, он будто подхватил эстафету, причем с удвоенной энергией – за несколько лет его собрание достигло трех сотен полотен. Простое перечисление его покупок потрясает: «Красные виноградники в Арле» Винсента Ван Гога, «Портрет Жанны Самари» Ренуара, «Странствующие гимнасты» Пикассо… В общем, почти каждый второй из парижских шедевров ГМИИ и Эрмитажа. Подходы к собирательству у Морозова и его коллеги конкурента Сергея Щукина были разные. Морозов налетал, как вихрь, и пополнял свое собрание с энергией и стремительностью, которые поражали современников. Он отличался некой всеядностью – в его коллекции были представлены почти все ведущие мастера. А Щукин был более хладнокровен. У него имелось несколько любимых живописцев, и он предпочитал покупать именно их работы, отвечавшие его душевным струнам. На него мало влияла вспыхивающая мода на очередное громкое имя, выбор всегда был строгим и осторожным. Не стоит забывать, что на масштабность покупок могли влиять и банальные финансы – Морозов все-таки был богаче Щукина.

Пьер Огюст Ренуар. «Девушка с веером». 1881 г. ФОТО: COMMONS.WIKIMEDIA.ORG

Мощные вливания русских денег кормили не только парижских маршанов. Конечно, через торговцев что-то доходило и до самих художников (если те были еще живы). Кроме того, иностранные живописцы начали работать непосредственно по заказу наших коллекционеров. Например, в 1907 году Морозов заказал символисту Морису Дени серию декоративных панно «История Психеи», которыми он украсил залу в своем особняке – через два года француз даже приехал в Москву, чтобы посмотреть, как те смотрятся на месте. Затем Аристид Майоль сделал для того же помещения четыре статуи «Времена года».

Клод Моне. «Уголок сада в Монжероне». 1877 г. ФОТО: COMMONS.WIKIMEDIA.ORG

Первая мировая война прекратила взаимовыгодный обмен деньгами и картинами между Москвой и Парижем… После революции особняк и коллекция были национализированы, Морозов оказался вынужден уехать.

Русский коллекционер Сергей Иванович Щукин

  • 1854–1936
  • Образование: Коммерческая академия в городе Гера, Тюрингия
  • Бизнес: торговый дом «И.С. Щукин с сыновьями»
  • Прозвища: «дикобраз», «министр коммерции»
  • Изначальное местоположение коллекции: особняк в Большом Знаменском переулке (сегодня здание Минобороны)

Начало коллекции Сергея Щукина было положено в 1880-х годах. Тогда он купил дворец Трубецких в Знаменском, распродал накопившееся там антикварное добро – коллекцию оружия и какие-то русские картины. Купил несколько пейзажей современника, норвежского художника Фрица Таулова, а через пару лет решил, что надо сосредоточиться на чем-то одном, и выбрал актуальную французскую школу.

Кристиан Корнелиус Крон. Портрет С.И. Щукина. 1915 г. ФОТО: HERITAGE-IMAGES/TOPFOTO/ТАСС

Определившись с темой, Сергей очень быстро стал любимым клиентом парижских торговцев. Прекрасные отношения у обоих русских миллионеров сложились с Амбруазом Волларом, имевшим потрясающий нюх на истинный талант. Он покупал полотна у художников, которых пока никто не ценил (например, некоего Сезанна), и убеждал своих клиентов в их будущей ценности – нет, лучше сказать, истинной красоте. Впрочем, Щукин опирался исключительно на свою интуицию – если ему нравилась картина, то он ее покупал.

Поль Синьяк. «Сосна в Сен-Тропе». 1909 г. ФОТО: COMMONS.WIKIMEDIA.ORG

А нравилось Щукину то, что надо! Например, он очень полюбил Клода Моне и первым привез его картины в Москву. Собирал их тщательно, с охотничьим азартом настоящего бизнесмена. Когда у брата Петра случились финансовые трудности, Сергей сумел выторговать у него «Даму в саду».

Эдгар Дега. «Танцовщица у фотографа (танцовщица перед окном)». 1875 г. ФОТО: COMMONS.WIKIMEDIA.ORG

Затем эпоха импрессионистов закончилась, наступила новая эра. К 1904 году Щукин, обладатель весьма развитого вкуса, переключился на более актуальных постимпрессионистов. Его следующей любовью стали Матисс и Пикассо. В 1908 году он даже привел в мастерскую Матисса своего приятеля Ивана Морозова, для которого, кстати сказать, выступал проводником в мире искусства. Еще один повод подчеркнуть разницу между ними: у Щукина в итоге оказалось около 50 картин Пикассо, а вот Морозов, в собрании которого много почти позабытых ныне символистов, купил всего три. Не ко двору ему пришелся пылкий испанец голубого и кубистического периодов.

Анри Руссо. «В тропическом лесу. Нападение тигра на быка». 1909 г. ФОТО: COMMONS.WIKIMEDIA.ORG

К Гогену Щукин заставлял себя привыкать почти насильно – взял одну картину на пробу и повесил в своем кабинете, чтобы рассмотреть как следует. И в итоге «распробовал»! Как-то он зашел в галерею Дрюэ, куда в тот момент попало на продажу собрание большого поклонника Гогена Гюстава Файе и купил сразу 11 полотен, оптом. Развесив их в Москве, в своей столовой, Щукин с удовольствием шокировал гостей. Как-то, показывая свежеприобретенного Гогена, коллекционер сказал, смеясь и заикаясь: «Вот – су…су…сумасшедший писал, и су…су… сумасшедший купил».

Судя по воспоминаниям Анри Матисса, такая система «дегустации» была для Щукина обычной. Однажды коллекционер попросил у художника картину: «Я должен подержать ее несколько дней дома, и если смогу ее выносить и сохраню интерес к ней, куплю ее». Матисс сильно радовался, что психика клиента вынесла это красочное испытание. Щукин полюбил его и заказал для своего дома целую серию крупных панно, которыми оказались прославленные «Музыка» и «Танец». Позже Матисс приехал к Щукину в гости в Москву и сам руководил развеской своих картин в особняке – на тот момент их там было 25, потом стало больше.

А потом все кончилось. В августе 1918 года Щукин исчез из Москвы. Как умный человек – исчез виртуозно: киевский поезд, фальшивый паспорт, кукла с зашитыми в нее бриллиантами. За границей его ждал банковский счет, открытый в счастливые довоенные времена исключительно для того, чтобы побыстрее и без лишних проволочек покупать картины… Так картины импрессионистов, пусть даже не купленные, в очередной раз украсили его жизнь, теперь уже эмигрантскую.

О самых интересных выставках, концертах, аукционах и других значимых событиях из мира искусства читайте в MY WAY.

Текст: Софья Багдасарова

Как текстильный магнат Сергей Щукин собрал коллекцию мирового значения

Семенова Н. Сергей Щукин и его коллекция. М.: Слово, 2017.

Вышедшая недавно книга известного искусствоведа Натальи Семеновой «Сергей Щукин и его коллекция» предлагает читателям новый взгляд на знаменитое московское собрание и его владельца. Это издание, по сути, не что иное, как первый полный иллюстрированный каталог коллекции. В него вошли все без исключения художественные произведения, приобретенные прославленным собирателем. Воспроизведенные в большом количестве и в высоком качестве картины и архивные фотографии позволяют погрузиться в атмосферу легендарного особняка на Знаменке. Этому же способствуют и основательные исследовательские тексты биографического характера.

Обвиненный некоторыми современниками в «самодурстве» и разбрасывании деньгами, текстильный магнат Сергей Иванович Щукин смог собрать коллекцию мирового значения. «Так почему именно он, потомок боровских лавочников, сумел купить столько шедевров, почему именно он, внук старообрядца, рискнул заказать Матиссу панно с обнаженными фигурами? Откуда такая поразительная интуиция? Разгадай мы „секрет Щукина“, возможно, мы смогли бы разобраться в сути самого феномена собирательства». Автор заинтриговывает, но однозначного ответа не дает. Что и к лучшему.

Анри Матисс. «Красная комната». 1908. Фото: Государственный Эрмитаж

В большой купеческой семье Щукиных, где страсть к собирательству была в крови, Сергей Иванович отличался деловой хваткой, безупречным вкусом и, как показало время, незаурядной прозорливостью. Первые покупки произведений импрессионистов он совершил в Париже на Салоне Национального общества изящных искусств, затем и на других тамошних выставках, непосредственно в ателье у художников, а также через маршанов Поля Дюран-Рюэля, Амбруаза Воллара, Даниеля-Анри Канвейлера. Исключением стало разве что московское приобретение картин импрессионистов у родного брата Петра в 1912 году.

После революции собрание успешного фабриканта было конфисковано ленинским декретом, а в 1948-м, вслед за расформированием Государственного музея нового западного искусства, шедевры поделили между собой ГМИИ имени Пушкина и Эрмитаж. При всех очевидных плюсах экспонирования в крупнейших музеях затушеванным оказался немаловажный «человеческий фактор», то есть личные приоритеты и вкусы коллекционера.

Поль Гоген. «Месяц Марии». 1899. Фото: Государственный Эрмитаж

Сам Щукин позиционировал себя прежде всего как мецената. Он не скрывал от посторонних глаз полотна «непопулярных» Поля Гогена, Анри Матисса и Пабло Пикассо. Наоборот, открывая для всех двери особняка на Знаменке, содействовал воспитанию вкуса у молодых русских художников и интересующейся публики. По словам Натальи Семеновой, фактически весь «русский авангард был взращен на коллекции Щукина».

Подтверждение этому можно найти у самой популярной звезды русского авангарда — Казимира Малевича. В отличие от «первого русского сезанниста» Петра Кончаловского, постоянно ездившего за границу, Малевичу Париж был недоступен. Знакомство с щукинской коллекцией дало ему невероятно много. «Автопортрет» Поля Сезанна отпечатался в памяти художника и не раз возникал в его размышлениях об искусстве. «…Он не столько видел лицо портрета, сколько вложил в его формы живописное, которое не столько видел, сколько чувствовал. Кто чувствует живопись, тот меньше видит предмет», — писал о французе основоположник супрематизма, полагая, что «действительность служила Сезанну формой для выражения его живописных ощущений», когда собственное лицо являлось лишь «случайной формой».

Пабло Пикассо. «Три женщины». 1908. Холст, масло. Собрание Эрмитажа (из коллекции Сергея Щукина). Фото: Государственный Эрмитаж

Автор предлагает концепцию, позволяющую взглянуть на личность главного героя через призму собранных им произведений. Вся коллекция предстает в виде групп или отдельных работ, к которым даны короткие, но емкие комментарии, раскрывающие различные интересы Щукина. Фактический материал преподнесен ненавязчиво, а за выведенной на передний план фигурой собирателя возникает личность исследователя, который искусно высвечивает читателям с разных сторон главного героя. «Сергей Щукин оказался талантливее братьев. Сначала — как бизнесмен, потом — как коллекционер. Возможно, из-за заикания и маленького роста он всегда старался быть успешнее, богаче...»

По сведениям дотошного биографа, за почти 20 лет Щукин приобрел 266 полотен, репродукции которых (полный перечень!) представлены в альбоме. Для сравнения: на прошлогодней сенсационной выставке «Шедевры нового искусства. Собрание Щукина» в парижском музее Фонда Louis Vuitton при всех героических усилиях устроителей и максимально возможной консолидации различных институций собрать воедино удалось лишь около половины работ из знаменитой коллекции. Читателям же выпадает шанс рассмотреть ее в абсолютно целостном виде, что едва ли когда-нибудь станет возможным в реальности — если только в интернет-пространстве.  

Как коллекционер Сергей Щукин "подмалевал" картину Матисса — Российская газета

Современные энциклопедии восторгаются импрессионистами. Но так было не всегда. В годы, когда ими увлекся Сергей Щукин, направление только пробивало свой путь. Он привез диковинные полотна в патриархальную Москву, разместил в своем доме в Большом Знаменском переулке. И каждую субботу лично проводил экскурсии для интересующихся.

Шедевры импрессионизма были похожи на заморских бабочек, залетевших в засыпанную снегом Россию. А присутствующие, вспоминал князь Сергей Щербатов, стояли вокруг седовласого хозяина и слушали его, как эскимосы граммофон.

Сергей Щукин принадлежал к старообрядческой купеческой семье, успешно занимался продажей текстиля. Во время событий 1905 года он, пользуясь моментом, скупил находившийся на складах текстиль, а когда ситуация нормализовалась, получил сверхприбыль. Его фирма работала на Кавказе, в Средней Азии и даже вышла на рынок Персии. Московские купцы уважительно называли Сергея Щукина "министром коммерции".

В 29 лет он женился на Лидии Кореневой, дочери екатеринославского помещика. Жена была моложе мужа на десять лет и приятно удивляла московский бомонд трогательным южным говором. Как в сказке, у них родились три сына: Иван, Сергей, Григорий и дочь Екатерина.

А потом в Большой Знаменский переулок пришли беды, откуда не ждали. Неожиданно умерла Лидия Григорьевна, свели счеты с жизнью сыновья Григорий и Сергей. И московский бомонд мгновенно вынес приговор: виною всему странные и пугающие картины. Такие может собирать только сумасшедший, а значит, и дети у него ненормальные...

Чтобы вдохнуть жизнь в осиротевший особняк, Сергей Иванович взял в приемные дочери крестьянских сирот Аню и Варю. Спасение от одиночества искал на музыкальных вечерах в доме Владимира Гиршмана, известного коллекционера. Здесь познакомился с Надеждой Конюс. Она была в разводе и на предложение вдовца ответила согласием.

В этот период он и "заболел" Анри Матиссом.

Три письма Матиссу

Увидев в Париже полотно "Радость жизни", потрясенный купец незамедлительно познакомился с гениальным художником. Собеседники понравились друг другу, Сергей Иванович начал покупать картины Матисса прямо в мастерской. Так возникла идея украсить тремя полотнами Матисса двухэтажный дом Щукина. А вскоре маэстро прислал эскизы: "Танец", "Музыка" и "Купальщицы у реки". Матисс не понял заказчика, когда тот говорил о двух лестничных пролетах. Во Франции первый этаж не учитывается, и художник решил, что в доме три этажа...

Сергей Иванович остановился на "Танце" и "Музыке". Но возникла деликатная проблема: обнаженные фигуры ...

3 марта 1909 года Щукин пишет Мастеру:

"Сударь,я получил оба Ваших письма с эскизами картин. Они прекрасны и очень благородны по цвету и рисунку. Но увы! Я не могу поместить ню у себя на лестнице. После смерти одного из моих родственников я принял в дом трех девочек, а у нас в России (мы здесь немного на Востоке) нельзя показывать ню девочкам".

Матисс недоумевает: почему девушки должны танцевать в платьях, ведь такие удачные эскизы. Щукин настаивает: "что касается сюжета, я хотел бы избежать ню". Но азарт коллекционера оказывается сильнее, и 31 марта Щукин принимает условия гения:

"Сударь, я нахожу в вашем панно "Танец" столько благородства, что решил пренебречь нашим буржуазным мнением и поместить у себя на лестнице сюжет с обнаженными.".

Ультиматум мастеру и покаяние

Прежде чем отправить картины в Россию, Матисс выставил их в парижском Осеннем салоне. И разразился скандал. По оценке французских критиков, "упрощение достигло крайних пределов". В газетах появились едкие карикатуры. Побывавший на выставке Щукин дрогнул и... отказался от заказа. Для Матисса, только что похоронившего отца, это был удар! Но ударом это было и для Щукина. В поезде из Парижа он не смыкал глаз. Выйдя на московском вокзале, телеграфировал Матиссу, что покупает обе картины. А вслед 11 ноября 1910 года отправил покаянное письмо:

"Сударь, в дороге я много размышлял и устыдился своей слабости. Нельзя уходить с поля боя, не попытавшись сражаться. По этой причине я решил выставить Ваши панно. Будут кричать, смеяться, но поскольку, по моему убеждению, Ваш путь верен, может быть время сделается моим союзником и в конце концов я одержу победу..."

Заретушированный флейтист

4 декабря 1910 года "Танец" и "Музыка" прибыли в Москву, были выставлены и произвели грандиозный эффект. Вот что писал скульптор Борис Терновец: "Что особенно поразило... - это новая фреска "Хоровод". (Речь идет о полотне "Танец". - Авт.) Это лучшее из того, что создано Матиссом, и, может быть, лучшее из того, что вообще дал ХХ век".

Успех был таким, что Шукин при встрече с Матиссом предложил ему написать еще три полотна-аллегории. 19 октября 1911 года Щукин и Матисс выехали из Парижа. И пока поезд наматывал километры, Сергей Иванович изматывал себя вопросом: как сказать Мастеру, что он все-таки "оградил" девочек-воспитанниц, собственноручно зарисовав у флейтиста в "Музыке" неположенное...

Матисс остановился в доме Щукина. Об их времяпрепровождении можно судить по записи в дневнике Андрея Белого. Щукин рассказывал ему, что Матисс "зажился у него: пьет шампанское, ест осетрины и хвалит иконы; не хочет-де ехать в Париж... Говорят, что картину, выписанную им, сам же у себя подмалевал (и Матисс-де сделал вид, что этого не заметил)".

Писатель ошибся: Матисс, конечно, заметил "исправления". Но миролюбиво сказал Щукину, что, в сущности, это картину не изменило.

Революционный коллекционер, изменивший курс русского искусства

Для представителя московской деловой элиты не было ничего необычного в том, чтобы стать покровителем искусств в позднеимператорской России. Реформы 1860-х годов перевернули царское общество с ног на голову, и растущее число молодых промышленников, внезапно оказавшихся очень богатыми, неизменно подражало своим аристократическим предкам, покупая картины. Коллекции произведений искусства начали расти в Москве, как грибы в лесу, когда купцы искали картины для стен своих недавно приобретенных особняков и отдых от тяжелой работы по ведению бизнеса.Для дореволюционных олигархов России, не скованных общепринятыми представлениями о том, что стоит коллекционировать, было обычным делом покупать картины живых художников. Благодаря Павлу Третьякову покупка современного русского искусства стала в высшей степени респектабельным, даже модным занятием; Более традиционная коллекция западноевропейской живописи XIX века его брата Сергея также включала некоторые современные работы. Однако для московских купцов было необычным покупать современные картины самых выдающихся представителей французского авангарда.Из небольшого числа коллекционеров, которым предстояло стать завсегдатаем смелых парижских галерей, которые их продавали, только один открыл свою коллекцию для публики, проявив благотворительность, которая имела долгосрочные последствия для будущего русского искусства. Его звали Сергей Щукин.

Мир русского искусства созрел для смены направления к концу XIX века, и кажется уместным, что Щукин купил свой первый Моне в 1898 году, в год смерти Павла Третьякова. В прошлом году новаторская статья Игоря Грабаря в популярном российском журнале о современном состоянии западной живописи укрепила решимость Щукина отойти от довольно ручных русских полотен, которые он собирал до сих пор, и вместо этого он купил несколько работ художника. Шарль Котте, Люсьен Симон, Жан-Луи Форен и Фриц Таулов.Затем, весной 1898 года, во время визита в Париж, он посетил галерею Поля Дюран-Рюэля на улице Лаффит в компании своего брата Петра, также страстного коллекционера (хотя в основном русских древностей). По словам биографа Щукина Натальи Семеновой, каждый из них купил недавно завершенные картины Писсарро, Сергей поселился на своей авеню де л'Опера , а Петр выбрал Place du Théâtre Français (оба 1898 года). На этот раз их цицероном стал их московский родственник Федор Боткин, который последние пять лет пытался сделать карьеру художника в Париже и был знаком с ведущими дилерами.Но именно эрудированный и космополитичный младший брат Сергея и Петра Иван сыграл решающую роль в формировании их вкусов на этом этапе. Выпускник Московского университета и яркий фанатик искусства, публиковавший газетные статьи под псевдонимом Жан Броше, как «Иван Щука» переводится на французский («Джон Пайк»), он отказался от своей доли в семейном бизнесе и с 1893 г. также проживал в Париже. Помимо чтения лекций по искусству, религии и философии и коллекционирования работ импрессионистов, он руководил еженедельным громким салоном в своем доме на авеню де Ваграм, который привлекал таких людей, как Роден, Дега, Редон и Гюисманс. дилеры, такие как Дюран-Рюэль, а также известные иностранцы и приезжие россияне.

Lilas au soleil (1872–73), Клод Моне. Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, Москва. Музей нового западного искусства, Москва / © Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина

Позже в том же году, в ноябре 1898 года, Иван приобрел от имени своего брата одну из 39 Rochers de Belle-le Моне 1886 года выпуска. Затем, несколько месяцев спустя, в феврале 1899 года, Щукин сам вернулся в Париж, чтобы купить Lilas au soleil (1872–73). Он был зацеплен. В течение следующих пяти лет он приобретет еще 11 картин Моне, относящихся к разным периодам.Ставка, на которую Дюран-Рюэль пошел с импрессионистами, безусловно, начала окупаться в 1890-х годах, после того как успешная выставка в Нью-Йорке позволила ему открыть там вторую постоянную галерею. Тем не менее, французское государство все еще заклеймило импрессионистов шарлатанами, отказавшись от завещания 60 полотен в 1894 году, и, за заметным исключением Кандинского, петербургская и московская общественность была шокирована горсткой их полотен, включенных в выставку французских художников 1896 года. искусство, проведенное в честь франко-российского союза.Щукин, человек отличного хладнокровия, быстро завоевал в Москве репутацию своего смелого коллекционера, которое часто требовало от него значительного личного мужества. В 1903 году он перешел от Моне и Дега к постимпрессионистам и начал покупать Сезанна, Ван Гога и Гогена. Не довольствуясь развешиванием таких скандальных картин у себя дома, он стремился показать их посетителям, будучи в высшей степени уверенным в их художественной ценности; он наслаждался яростным негодованием и насмешками, которые они вызвали у его более консервативных гостей за ужином.Неутолимую жажду нового он разделял со своим младшим современником, утонченным эстетом Сергеем Дягилевым, который жил в более космополитичном мире Санкт-Петербурга. Между 1898 и 1904 годами Дягилев издал The World of Art , первый международный модернистский журнал в России, а затем начал работать в противоположном Щукину направлении, экспортируя авангардную русскую культуру в Париж посредством переизобретения балета.

Небольшой рост Щукина, неказистая внешность и явное заикание поначалу вызвали недобрые замечания со стороны парижского арт-мира, но его безошибочная критическая хватка вкупе с огромной покупательной способностью вскоре принесли ему уважение художников, которым он покровительствовал, и их дилеров.Это было маловероятным исходом для болезненного третьего сына одной из патриархальных купеческих династий Москвы, от которой мало чего ждали. Путешествие Щукина в самое сердце французского авангарда также свидетельствует о поразительной трансформации ранее консервативного, набожного, малообразованного и обращенного внутрь класса купцов в России. Типично, что его отец Иван, разбогатевший на текстильном производстве, происходил из старообрядцев, имел 10 детей и не покупал ни книг, ни картин; но он любил итальянскую оперу и отправил своих старших сыновей учиться бизнесу за границу.Столь же типично, что его мать Екатерина Боткина тоже происходила из купеческой семьи, торгующей чаем, но она и ее девять братьев выросли полностью интегрированными в московскую аристократическую и артистическую интеллигенцию - она ​​учила своих детей французскому языку. Сергей, родившийся в 1854 году, из-за своего хрупкого телосложения обучался вместе со своими сестрами дома, но вегетарианская диета и регулярные физические упражнения привели к тому, что он пережил почти каждого члена своей семьи. Повзрослев, он продолжал спать с открытыми окнами даже в московские зимы, что означало смахивание регулярных дождеваний снега по утрам.После учебы в коммерческой академии в Германии он также обманул ожидания, взяв на себя руководство I.V. Щукин и сыновья, когда его отец умер в 1890 году. Сочетание делового чутья, амбиций и импульсивного риска, которое Сергей Щукин так успешно привнес в производство текстиля, также характеризовало его привычки как коллекционера искусства.

Ага oe feii? (1892), Поль Гоген. Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, Москва.

Была также связь между экзотическими новыми тканями из Средней Азии и Персии, которые расширили границы торговли Щукина, и его увлечением яркими цветами поздних картин Гогена, которые стали предметом его второго увлечения.Пока Гоген исследовал новые художественные миры на Таити, Щукин и его жена Лидия встречались с Египтом и Индией, их страсть к путешествиям стимулировалась более ранними поездками в Турцию и Грецию, которые они предприняли после того, как родились их четверо детей. Отец Щукина подарил паре элегантный бывший особняк семьи Трубецких, когда в 1886 году родился их сын Иван, и его анфилада степенных старинных интерьеров, которые новый владелец оставил нетронутыми, превратилась в серию несочетаемых галерей для его радикальной коллекции произведений искусства.После того, как Щукин в частном порядке знакомился со своими новыми приобретениями в своем кабинете, мрачные стены обшитой дубовыми панелями столовой в готическом стиле постепенно освещались тропическим теплом таитянских шедевров Гогена Vairaumati te ioa (1892). и Ага oe feii? (1892). На ретроспективе Гогена в Осеннем салоне в 1906 году было представлено 225 его картин, а Щукин импульсивно купил семь в Galerie E. Druet на улице Фобур-Сент-Оноре.Большая рупий (1899 г.) станет центральным элементом того, что критик Яков Тугенхольд позже назвал «великой фреской, иконостасом», на котором более десятка прекрасных полотен Гогена висели так близко друг к другу, что «сначала ... даже не замечаешь, где заканчивается одна картина и начинается другая ».

Розовая гостиная (известная как комната Матисса), в доме Сергея Щукина, Трубецкий дворец, Москва

Ссылка на традиционную стену с иконами в Русской православной церкви поучительна, поскольку жажда Щукина к все более сложному искусству частично подпитывалась желанием сублимировать чувство глубокой личной скорби.В ноябре 1905 года, после катастрофической русско-японской войны и беспорядков, последовавших за событиями «Кровавого воскресенья», 17-летний сын Щукиных Сережа исчез - его тело было найдено пять месяцев спустя в Москве-реке. В январе 1907 года Щукин умер после непродолжительной болезни своей жены Лидии, за которой, ровно через 12 месяцев, последовало самоубийство его брата Ивана, чей экстравагантный образ жизни и вновь обретенная одержимость старыми испанскими мастерами привели его в долги. .В 1908 году Щукин предложил коллекционеру Гюставу Файе такую ​​огромную сумму за две свои картины Гогена (больше, чем Файе заплатил за всю его коллекцию), что на вырученные деньги он смог купить небольшой замок. Свою последнюю работу Гогена Щукин купил через два месяца после того, как его второй сын Григорий застрелился в январе 1910 года. К тому времени, когда шедевр Te Arii Vahine (1896) прибыл в Москву позже в том же году, в его коллекции было 16 работ Гогена.

Увлечение Щукина Гогеном пересекалось с его страстью к Матиссу, которая, несомненно, была самой важной в его карьере коллекционера произведений искусства.Все началось с монументальной La joie de vivre , ключевой фовистской работы, которую Матисс впервые вызвал возмущение публики в Salon des Indépendants в марте 1906 года. В этом случае Щукин не мог применить на практике свой принцип немедленной покупки каждой картины, которую он видел. «психологический шок» перед тем, как он был продан его соперникам Лео и Гертруде Стайн. Но он попросил о встрече с художником через Амбруаза Воллара, еще одного дилера, у которого он регулярно покупал работы.В мае того же года он купил Vaiselle sur une table (1900) во время посещения мастерской Матисса, предупредив художника, что оставит его себе, только если обнаружит, что сможет прожить с ним несколько дней. Серьезное покровительство Щукина началось в 1908 году, когда он зарезервировал La Desserte, Harmonie en rouge (1908) еще до того, как он был завершен, и одним махом положил конец бедной жизни Матисса. В 1909 году в результате их переписки и теплой дружбы Щукин поручил Матиссу расписать два огромных панно для парадной лестницы Трубецкого дворца.Обнаженные фигуры в La Danse и La Musique (1910) вызвали скандал в Осеннем салоне в том году, и поначалу даже Щукин отказался, но быстро передумал. В 1911 году, когда Матисс приехал в Москву для установки панно, он также руководил развешиванием 21 своей картины, которую Щукин собрал к настоящему времени. Он решил, что все они должны быть перенесены в интерьеры «Розовой гостиной» 18 века, где буйство ярких красок контрастировало с бледно-зелеными стенами, розовым потолком и малиновым ковром.Эта комната, которую Щукин называл своей «ароматной, иногда ядовитой, но всегда красивой оранжереей орхидей», стала его любимой.

Интерьер дома Сергея Щукина с изображением картины Анри Матисса "Танец" (1910).

Именно Матисс отвез Щукина на Монмартр, чтобы познакомиться с Пикассо осенью 1908 года, в результате чего он весной 1909 года купил у Хлодвига Саго раннюю кубистическую картину Пикассо Femme tenant un éventail (1907).Завещав свою коллекцию Третьяковской галерее после смерти жены, Щукин к тому времени уже начал открывать ее для публики, и это оказало глубокое влияние на русский авангард. Благодаря необычайному умению Щукина отбирать только репрезентативные шедевры, российские художники, такие как Наталья Гончарова, Михаил Ларионов, Казимир Малевич, Владимир Татлин и другие, среди своих революционных современников смогли получить непосредственное понимание последних и наиболее важных событий в современном искусстве даже поехать в Париж.Щукину в конечном итоге принадлежало 38 работ Матисса, в том числе «Ружей Пуассона» (1912), и его покровительство продолжалось бы, если бы не вмешалась Первая мировая война. 225 предметов, перечисленных в каталоге, составленном в 1913 году, также включали 50 картин Пикассо (Щукин владел самой большой коллекцией его работ в мире в то время) и несколько картин Андре Дерена, который стал его последним энтузиазмом.

L’Homme au journal (1911–14), Андре Дерен. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Незадолго до начала войны Щукин женился во второй раз, а в августе 1918 года тайно покинул большевистскую Россию, в конце концов поселившись с женой и их маленькой дочерью в Париже, попрощавшись и со своим бизнесом, и со своими картинами. Через несколько месяцев его коллекция была национализирована, и в мае 1920 года она открылась для публики как Государственный музей новой западной живописи № 1. Два года спустя она была объединена с Государственным музеем новой западной живописи № 2, став известным. как Государственный музей нового западного искусства, который включал гораздо более крупную коллекцию, собранную в период с 1903 по 1914 год другим купцом-покровителем Щукина Иваном Морозовым, и коллекцию покойного старшего брата Морозова Михаила.В 1928 году картины Щукина были физически вывезены из старого Трубецкого дворца, а некоторые даже были переданы в Эрмитаж в Ленинграде в начале 1930-х годов. К моменту смерти Щукина в 1936 году, эмигранта в стесненных обстоятельствах, неспособного и не желающего продолжать свое призвание в качестве крупного коллекционера нового искусства, его имя практически исчезло в России. В суровом антикосмополитическом климате, который установил Сталин по окончании Второй мировой войны, стало опасно даже упоминать имя Щукина.Государственный музей нового западного искусства так и не открылся, а коллекции Щукина и Морозова были разделены кураторами, стремившимися предотвратить их уничтожение, при этом более авангардные работы отправились в Эрмитаж, а остальные были переданы в ГМИИ в Москве. Лишь после смерти Сталина некоторые из картин начали экспонироваться снова, но их происхождение оставалось строго секретным до эпохи перестройки и гласности.

Выставка «Иконы современного искусства.Коллекция «Щукина», куратор которой Анн Бальдассари, открывающаяся этой осенью в Fondation Louis Vuitton Paris (22 октября – 20 февраля 2017 г.), будет выполнять несколько важных функций. Во-первых, можно будет отличить коллекцию Щукина от коллекции Морозова, с которой она до сих пор была неразрывно связана, и таким образом полностью оценить блеск и последовательность его художественного суждения. Морозов также купил важные картины, но они немного отобрали тень Щукина, начав позже и заказав Fruits et Bronze (1910) у Матисса только после того, как в 1908 году увидел картину Щукина La Desserte, Harmonie en rouge .В отличие от Щукина, он полагался на команду консультантов и никогда не открывал свою коллекцию публике. Сопоставление картин из коллекции Щукина с избранными произведениями дореволюционного русского авангарда подчеркнет замечательную роль, которую этот скромный и довольно суровый человек сыграл в современном движении, продвигая работы некоторых из его величайших представителей. Возможно, тогда имя Сергея Щукина станет, наконец, таким же известным, как имя других крупных коллекционеров современного искусства, таких как Пегги Гуггенхайм.Это полностью заслуживает того, чтобы им быть.

«Иконы современного искусства. Коллекция Щукина находится в Fondation Louis Vuitton с 22 октября по 20 февраля 2017 года.

Из сентябрьского номера Apollo: превью и подпишитесь здесь.

Дань Сергею Щукину и его исключительной коллекции Бернар Арно

Выставка Иконы современного искусства. Коллекция Щукина откроется 22 октября 2016 года и продлится до 20 февраля 2017 года.Бернар Арно делится своим видением известного коллекционера Сергея Щукина и созданной им исключительной коллекции.

Выставка Иконы современного искусства. Коллекция Щукина , которую мы с гордостью представляем в Фонде Луи Виттон, дает мне возможность отдать дань уважения наследию одного из величайших коллекционеров и меценатов начала 20 века Сергея Щукина. Его страсть, его дальновидный вкус, его личные отношения с художниками, которые определяли современное искусство, и его стремление создать «галерею картин, посвященную просвещению публики», представляют собой образцовую модель частной благотворительности в области искусства.

Выдающийся московский промышленник Сергей Щукин в 1898 году стал одним из первых членов парижского кружка художников-импрессионистов, постимпрессионистов и модернистов. С огромным энтузиазмом он приступил к формированию исключительной коллекции одного из самых авангардных произведений искусства своего времени. Современное искусство было на заре необычайного периода влияния, охватившего весь ХХ век, и Щукин был одним из первых его сторонников.

Прекрасно осознавая новаторский, а иногда и провокационный характер собранных им работ, Сергей Щукин обеспечил их широкий доступ, открыв свои галереи для широкой публики в 1908 году.Коллекцию посетили ценители искусства, художники и представители интеллигенции, что способствовало раннему открытию французского авангарда и оказало значительное влияние на современное художественное творчество в России.

Лично я считаю, что приверженность Сергея Щукина как покровителя и действительно воинствующего сторонника самого инновационного искусства является примером и подходом, которому следует подражать. Его пылкая преданность современному искусству явно отражается в той страсти, с которой его наследие прославляет его внук Андре-Марк Делок-Фурко, преодолевший многочисленные препятствия, чтобы реализовать мечту представить коллекцию своего деда, впервые выставленную вместе. в Париже - в тесном сотрудничестве с Эрмитажем в Санкт-Петербурге и Государственным музеем Пушкина в Москве, где хранится большая часть произведений.

Выставка Иконы современного искусства. Коллекция Щукина насчитывает знаковые шедевры Моне, Сезанна, Гогена, Руссо, Дерена, Матисса, Пикассо и других. Следуя проницательному предложению наших русских друзей, мы также хотели, чтобы эта выставка включала диалог между этими мастерами современности и молодым поколением художников русского авангарда, которые были сформированы благодаря открытию коллекции в Москве по приглашению Сергея Щукина. . Совместная демонстрация этих работ воссоздает ударную волну - как эмоциональную, так и в самих произведениях искусства - вызванную коллекцией.

Безусловно, не будет преуменьшением сказать, что качество представленных работ делает эту выставку поистине исторической. Для LVMH Group это мероприятие также является продолжением почти 25-летнего партнерства корпоративной благотворительности с ведущими музеями Франции и всего мира.

Фонд Louis Vuitton впервые за почти столетие представит вместе наиболее знаковые произведения из крупной коллекции современного искусства. Исторический характер этой памятной выставки знаменует собой решающую веху в раскрытии художественного видения Фонда.

Бернар Арно

Председатель и главный исполнительный директор LVMH
Президент фонда Louis Vuitton

Сергей Щукин, портрет дальновидного мецената

Выставка Иконы современного искусства. Коллекция Щукина , которая продлится до 20 февраля 2017 года в Fondation Louis Vuitton, посвящена Сергею Щукину, одному из самых влиятельных меценатов XX века.Портрет дальновидного филантропа, ярого сторонника авангардного искусства и одного из первых сторонников кубофутуризма, супрематизма и конструктивизма.

Сергей Иванович Щукин, третий в семье из десяти детей, родился в семье торговцев текстилем в Москве в 1854 году. Позже он возьмет под свой контроль семейную фирму «Щукин и сыновья», став одним из ведущих торговцев текстилем в Москве. Он много путешествовал по Средней Азии и Индии в поисках материалов для удовлетворения спроса в России на узорчатые ткани.Известный промышленник женился на Лидии Кореневой в 1884 году и переехал в Трубецкий дворец в Москве, чтобы растить семью. В этот период Щукин начал коллекционировать произведения искусства, приобретая картины норвежских, немецких и английских художников, и встречался с известными арт-дилерами, включая Поля Дюран-Рюэля, Амбруаза Воллара и Берту Вайль.

В период с 1897 по 1907 год он собрал уже впечатляющую коллекцию, которая насчитывала 13 Моне, в том числе «Le Déjeuner sur l'Herbe» - восемь Сезаннов, 16 Гогенов таитянского периода художника, четыре Ван Гога, три Ренуара, пять Дега и хозяин. других работ.Помимо коллекционирования, Щукин также сосредоточился на создании композиции, в которой были выставлены картины, в частности, Гогены, которые он повесил рядом, напоминая стиль православных икон. Яркая коллекция вскоре привлекла восторженных поклонников в интеллектуальных и авангардных кругах.

В 1908 году он начал открывать свою коллекцию для публики каждое воскресное утро. Сюда стекались любители искусства, и его смелым решениям аплодировали российские художники-авангардисты. Экспозиция его коллекции сыграла важную роль в революции в русском изобразительном искусстве, породив русский кубизм, супрематизм и конструктивизм.В том же году Матисс познакомил Щукина с Пикассо, около 50 работ которого впоследствии приобрел коллекционер.

Русская революция 1917 года свергла монархию, и московское художественное сообщество приветствовало новую эру. Передовые художники превозносили Щукина как провидца, а его образцовая коллекция воплощала самые радикальные произведения искусства того времени. Судьба, однако, разлучила его с коллекцией в 1918 году после прихода к власти Ленина и захвата правительством имения Щукиных.Его коллекция была объявлена ​​«достоянием народа».

Дворец Трубецких впоследствии стал первым в стране музеем современной западной живописи. Щукин умер в Париже в 1936 году, и поэтому в 1948 году его коллекция не была разделена между Пушкинским музеем в Москве и Эрмитажем в Санкт-Петербурге.

Коллекция Щукина воссоединена и впервые представлена ​​за пределами России в Fondation Louis Vuitton в Париже.

Иван Морозов, Коллекционер русского искусства

Иван Морозов: Коллекционер

Иван начал покупать произведения искусства в 1900 году.Он начал скромно с картинами простенького пейзажиста Аладжалова, и этюды Исаака Левитана. Летом 1903 года в сопровождении бывшего советника брата Сергея Виноградов, он посетил галерею Дюран-Рюэль в Париже, где купил Зимний пейзаж художника-импрессиониста английского происхождения Альфреда Сислей. Он повторил поездку через 12 месяцев и купил еще один Sisley. пейзаж. После этого он добавил импрессионистов Моне, Писсарро, Ренуара. и Пьера Боннара в свой список покупок, в итоге купив в общей сложности шесть Моне, шесть Ренуар, четыре Сислея, два Камиллы Писсарро и тринадцать - Пьер Боннар.В 1906 году в галерее торговца Амбруаза Воллара он столкнулся с картинами Сезанна, который быстро стал его любимым художником. Морозов купил четыре Сезанна. на месте: две пейзажные картины Гора Сент-Виктуар , Натюрморт с драпировкой и дорога в Понтуаз . Над в следующие несколько лет он купит еще тринадцать Сезаннов, включая редкие Синий пейзаж .

В 1907 году Морозов женился на певице Евдокии. (Дося) Кладовщикова на тихой церемонии в Москве.Следующие год он отпраздновал свою новую любовь, заказав серию панно. от француза Мориса Дени для музыкальной комнаты в его доме на Пречистенке , . Денис, ведущий теоретик Леся В следующем году Наби приехала в Москву, чтобы наблюдать за установкой. Второй набор фресок был заказан Анри Матиссом. Марокканский триптих , ставший изюминкой коллекции. Это был один из одиннадцати произведений Матисса, которые Морозов в конечном итоге приобрел.Морозов также купил ряд выдающихся картин Пикассо. Среди них «Молодой акробат на шаре» , лучшая работа Пикассо. ранний "розовый" период, а также более острый Harlequin и его спутник , и кубист Портрет Амбруаза Воллара .

Художественное собрание Морозова

В отличие от своего страстного соотечественника Щукина, Морозов был более аналитичным и более взвешенным.Его методология, возможно, Лучше всего отражается в том, что ни одной квитанции от его французских дилеров был разрушен или утерян в период 1903-14 гг. Дважды в год Морозов сел на поезд в Париж: в апреле он посетит салон des Independants ; в октябре официальный Осенний салон. (Сравните: салон des Refuses и салон d'Automne .) Он сделал большинство своих приобретений через дилеров: в ранние годы он приносил домой две или три картины; позже лет, может быть, десять; в 1907 и 1908 годах он вернулся с более чем 60 полотнами.За 11 лет коллекционирования западного искусства он купил в общей сложности 278 картин. и 23 скульптуры, на которые было потрачено 1,5 миллиона франков - более чем любой другой коллекционер произведений искусства той эпохи.

В отличие от Щукина, Морозов никогда не делился своим сборник с публикой. Его особняк-галерея был разделен только с его семья и друзья, а иногда и ученый. Большой зал был посвящен импрессионистам, таким как Моне, Ренуар, Писсарро, Дега и Сислей.Закрывать мимо, были картины Сезанна и Матисса, два образца неоимпрессионизма by Signac, а также большой холл и лестница с картинами Дениса. и Боннар. Наверху, второй этаж принадлежал постимпрессионистам. художники, такие как: Ван Гог, Гоген, Пикассо, Альберт Марке, Андре Дерен и Отон Фриез.

Морозовское собрание русского искусства было равно обширный, включающий около 300 работ 57 разных художников.Все, но горстка была образцовыми произведениями искусства. В основе было сорок полотен Александра Головина (1863-1930), в то время как преобладающая тема коллекции был русский натурализм. Представленные художники включали Ивана Шишкин (1832-98), Василий Перов (1834–1882), Василий Поленов (1844-1927), Василий Суриков (1848-1916), Михаил Врубель (1856–1910), Исаак Левитан (1860-1900), Валентин Серов (1865-1911), Константин Сомов (1869-1939), Игорь Грабарь (1871-1960), Пётр Кончаловский (1876-1956), Павел Кузнецов (1878-1968), Мартирос Сарьян (1880-1972), Николай Сапунов (1880-1912), Илья Машков (1881-1944), Наталья Гончарова (1881-1962), Михаил Ларионов (1881-1964), Марк Шагал (1887–1985) и многие другие.Было куплено большое количество его работ. от русских художников, выставлявшихся с Валетом группы Diamonds (1910-17) или Осла Хвостовая группа (1911-12)

Последние годы

Морозов намеревался завещать всю свою сбор в Государство после его смерти. Однако после февральского 1917 г. Революция России и большевистский переворот, он был «назначен» помощник хранителя коллекции. В 1918 году он и его близкие родственники удалось уехать из России в Ригу, а затем в Париж.Хотя они намеревались поселиться в Швейцарии ему не суждено было быть. В конце весны 1921 г. Морозов заболел в Париже и в конце концов умер в Карловых Варах, в сегодняшнем Республика Чехия. Ему было 49. Вернувшись в Москву, большевистское правительство национализировало его собрание произведений искусства, переименовав его во Второй музей современного западного искусства. Годы позже его содержимое было разделено между Государственным Эрмитажем. Галерея в Петербурге и Пушкин Музей изобразительных искусств в Москве.

Морозов: история семьи и утраченная коллекция Натальи Семеновой обзор

T

Знаменитая выставка его года, посвященная Гогену и импрессионистам в Королевской академии, на которой были представлены картины давно умершего датского бизнесмена Вильгельма Хансена, напомнила о роли, которую любители дальновидного искусства прошлого сыграли в сборе коллекций, ставших одними из самых любимых шедевров мира.

А вот и другая с новой книгой о жизни Ивана Морозова, владельца русской текстильной фабрики, который купил сотни картин в замечательном веселье, продолжавшемся немногим более десяти лет, в том числе множество работ Сезанна, Матисса, Ренуара, Моне, Гогена и Сислей, а также картины Ван Гога, Дега, Писсарро, Боннара и Пикассо среди других.

Как ему удалось это сделать, составляет основу повествования искусствоведа Натальи Семеновой, которое начинается с рассказа о том, как предки Морозова вышли из крестьянской семьи и стали владельцами огромной текстильной фабрики в Москве.

Именно от этого Морозов в конечном итоге получил богатство для финансирования покупки произведений искусства, но, прежде чем достичь этого, в рассказе автора упоминаются другие видные члены его семьи, в частности, его старший брат Михаил, еще один крупный коллекционер произведений искусства, и его мать Варвара. Хлудова.Оба являются убедительными фигурами. Михаил изображается экстравагантным миллионером и «российским необработанным алмазом, отполированным цивилизацией», который умер в возрасте 33 лет от последствий своей богатой жизни.

Варвара тем временем описывается как наслаждающаяся жизнью со «всеми элементами сюжета пьесы», когда она выросла из молодой светской красавицы и стала либеральным филантропом с «деспотической личностью», которая тратила свои деньги на популяризацию государственного образования во время приема гостей. интеллектуальные салоны и попытки постоянного самосовершенствования.

ПОДРОБНЕЕ

Такие изображения придают книге новаторский вид, и в ней много лингвистических изюминок, чтобы развлечь читателя, но все же есть чувство, что слишком долго ждали прикосновения к основному блюду, прежде чем Семенова прибудет к Морозову и его коллекционированию .

Это неизбежный звездный час ее книги, и есть косвенное удовольствие узнать о том, как с 1903 года, когда Морозов совершил свою первую поездку в Париж, он начал собирать свою коллекцию, посещая выставки и переговоры с дилерами.Среди его покупок - 15 Сезаннов за семь лет из галереи Амбруаза Воллара, которые вместе с тремя другими работами француза впоследствии были повешены в «Комнате Сезанна» в его московском особняке, где была выставлена ​​его коллекция.

Семенова говорит, что метод подсчета Морозова включал в себя оставлять на стене места, которые он намеревался заполнить конкретными картинами, которые ему еще не удалось приобрести, и что он стремился владеть картинами, которые могли бы показать каждый этап карьеры любимого художника.Приятно просто представить себе привилегию пользоваться такой возможностью.

Тем не менее в книге Семеновой есть два недостатка, оба не зависящие от нее. Во-первых, Морозов был частным лицом, мало что оставившим, кроме своих деловых бумаг, так что практически все, что о нем известно, исходит не из его собственных слов.

В результате, хотя есть подробные записи о его покупках, которые показывают, что он покупал, когда и у кого, отсутствуют свидетельства от первого лица, объясняющие, почему он был в восторге от определенных картин.

Еще одна трудность состоит в том, что современник Морозова и коллега по русскому коллекционеру Сергей Щукин, о котором писала предыдущая биография, кажется более убедительным персонажем.

Семенова говорит, например, что коллекция Щукина, в которую входили многие из тех же художников, была революционной, тогда как коллекция Морозова была эволюционной, и что Щукин влюбился в определенных художников, чьи работы он преследовал с противоречивой страстью. с более терпеливым, продуманным подходом, которого придерживается Морозов.

Однако это незначительные оговорки, и в конце истории есть еще один поворот, поскольку русская революция 1917 года привела к тому, что Морозов был лишен своей коллекции и вынужден стать ее «помощником хранителя», поскольку его особняк превращается в особняк. государственный музей.

Изгнание из дома и бегство в изгнание следует за тем, как Морозов умирает сдутым человеком во время отпуска в немецком курортном городе Карловы Вары в 1921 году. Однако для его картин был более счастливый исход, поскольку они пережили угрозы, исходящие от коммунистической идеологической враждебности и войны. стать одним из краеугольных камней современной коллекции современного искусства России.Это то, за что все ценители искусства должны быть благодарны, и Семонава тоже оказала ценную услугу, рассказав нам эту занимательную историю о том, как Морозов впервые собрал их вместе.

Морозов. История семьи и утраченная коллекция Натальи Семеновой; перевод Arch Tait (Йельский университет, 25 фунтов стерлингов)

Крупнейшая современная российская коллекция направляется в Фонд Louis Vuitton

Портрет Жанны Самари (1877) Пьера Огюста Ренуара.(© ГМИИ им. А.С. Пушкина)

Фонд Louis Vuitton в Париже продолжает серию громких выставок современного искусства, организованных в сотрудничестве с крупнейшими музеями мира, объявляя, что в конце 2020 года будет представлена ​​престижная коллекция, собранная братьями-филантропами начала 20-го века Михаилом и Иваном Морозовыми. Работы Сезанна, Ван Гога, Дерена, Боннара и Пикассо, взятые из собраний Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге, Государственного музея изобразительных искусств им. Пушкина и Государственной Третьяковской галереи в Москве, будут включены вместе с русским авангардом. шт.

Согласно веб-сайту Метрополитен-музея, купец Иван Морозов начал покупать произведения у парижских дилеров примерно в 1903 году, купив свою первую картину Пикассо «Два сальтимбанка» (Арлекин и его спутник, 1901) у дилера Амбруаза Воллара в 1908 году. Он разместил свою коллекцию на вилле в Москве, но после Октябрьской революции 1917 года его владения были национализированы и переданы Музею современной западной живописи.

После Великой Отечественной войны собрание музея было передано в Государственный Эрмитаж и Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина.«Молодой акробат на шаре» Пикассо (1905), еще одно произведение Морозова, находится в последнем заведении. Иван Морозов также покупал работы русских художников, таких как Михаил Ларионов и Наталья Гончарова.

В начале прошлого года картина Ван Гога, принадлежащая правнуку Ивана Морозова Пьеру Коновалову, оказалась в центре длительной судебной тяжбы, когда Верховный суд США отклонил апелляцию по поводу права собственности на ночное кафе (1888 г.). Впоследствии работа осталась в коллекции Йельского университета.

Заявление Морозова отражает влияние основателя частного музея, миллиардера, председателя LVMH Бернара Арно. Действительно, это шоу - последний переворот для фонда Louis Vuitton; В марте он закрыл выставку-блокбастер из 130 произведений из коллекции другого российского бизнесмена, Сергея Щукина, впервые объединив работы, так как они тоже были захвачены Советским государством после большевистской революции.

И еще один знаковый обмен: Музей современного искусства в Нью-Йорке (MoMA) одалживает 200 произведений искусства Фонду Луи Виттон для выставки, которая откроется этой осенью.Etre Moderne: Le MoMA á Paris (11 октября - 5 марта 2018 г.) представит ключевые работы всех шести отделов MoMA, включая примеры Сезанна, Марселя Дюшана, Пабло Пикассо и Эллсуорта Келли.

Коллекция Щукина и Парижский карнавал

25 января 2017


Февраль в Париже знаменует собой возвращение Дня святого Валентина, и пока в Городе любви тысячи пар стекаются в город; В этом месяце также состоится ряд альтернативных мероприятий, среди которых «Иконы современного искусства»: Коллекция Щукина в Fondation Louis Vuitton и Парижский карнавал, являющиеся культурными достопримечательностями месяца.

Иконы современного искусства: Собрание Щукина

До 5 марта 2017 года

Fondation Louis Vuitton - Информация и билеты

Собираемая Сергеем Щукиным в период с 1897 по 1914 год, собрание Щукина первоначально содержало 275 основополагающих произведений, в том числе 8 Сезаннов, 13 Моне, 16 Гогенов, 38 Матиссов и 50 Пикассо; Теперь, после долгого отсутствия, эти иконы современного искусства наконец вернулись в свой духовный дом в Париж, проведя большую часть 100 лет в безвестности.

Считается одной из самых значительных коллекций современного искусства в истории, она хранилась в России с 1915 года, где, среди прочих испытаний, были: экспроприированы Лениным после русской революции; четыре года провел в Сибири, избегая немецких бомб; и чудом избежал разрушения Сталиным за то, что был «буржуазным и космополитическим».

Теперь, после многих лет предвыборной кампании, проведенной внуком Щукина, Андре-Марком Делок-Фурко, и в сотрудничестве с филантропом в области искусства Бернаром Арно; 130 шедевров мастеров импрессионистов, постимпрессионистов и модерна впервые будут представлены за пределами России как единое целое.

Самыми важными художниками в коллекции Щукина, несомненно, являются Матисс и Пикассо, оба независимо выставлены в Фонде Louis Vuitton, и каждому из них посвящены потрясающие галереи. Из 22 представленных работ Матисса, его «Взгляд на Коллиура» (1905 г.) из его раннего периода фовизма и «Красная комната» (1908 г.), с которых начался его великий постфовистский период, отмечены два монументальных этапа в его выдающейся карьере; но что больше всего интригует в его специализированной галерее, так это то, как представлены картины.В Щукинском Трубецком дворце когда-то была целая комната, посвященная Матиссу; и как дань уважения коллекционеру, картины повешены, как когда-то, в его московском доме.

Есть также тонкие напоминания о выставке, которые напоминают вам о личной дружбе, завязанной двумя мужчинами; одна - мультимедийная инсталляция «Щукин, Матисс. La Dance et la Musique ’, воссоздающий встречу, во время которой Щукин заказывает два самых любимых произведения Матисса -" Танцы "и" Музыка ".

Через свои отношения с Матиссом Щукин позже встретился с Пикассо; который впоследствии стал самым выдающимся художником в коллекции Щукина, а русский обладал самой большой коллекцией Пикассо в мире до начала войны в 1914 году. Из многих выставленных Пикассо Кирпичный завод в Тортосе (1909) - Протокубистская работа из его африканского периода является одной из выдающихся - Джонатан Джонс назвал ее «экспериментом с тем, насколько жестоко вы можете сокращать, упрощать, укреплять и абстрактные формы и при этом создавать картину, которая не просто узнаваема, но и глубоко полон жизни ».Самая известная из представленных Пикассо - это «Труа женщин» (1908), характеризующаяся доминирующими красновато-коричневыми тонами и рассматриваемая многими как его самая важная кубистическая работа.

Другие примечательные включения в коллекцию: Le Dejeuner sur l’herbe Клода Моне, автопортреты Поля Гогена и Поля Сезанна, портрет Винсента Ван Гога его врача Феликса Рея; и "Человек, курящий трубку", тоже Сезанна. К 130 работам мастеров импрессионистов и постимпрессионистов добавлены 30 произведений русских художников ХХ века, на которых оказало влияние Коллекция Щукина.

Коллекция Щукина выставляется в Фонде Луи Виттон до 5 марта, вход от 16 евро.

Парижский карнавал

26 февраля

Информация

Каждый год в феврале парижане борются с зимними холодами, наполняя город теплом, поскольку дух Рио-де-Жанейро прибывает во французскую столицу в форме Парижского Карнавала; принося с собой множество парадов, поплавков, групп и массы тусовщиков в масках, которые окутывают город калейдоскопом красок.

Исторически Парижский карнавал восходит к средневековью и когда-то был самым ярким событием парижского календарного года; празднования продолжаются в месяцы между Крещением и Великим постом. К сожалению, вековая традиция умерла в 1950-х годах из-за социальной напряженности; но с 1997 года Парижский Карнавал возродился в попытке уловить суть мультикультурализма в Париже; кульминацией которого станет день массовых празднеств, которые с каждым годом с момента реставрации росли.

Веселье начинается с отсылки к древней традиции фестиваля Boeuf Gras - парада костюмов мясников на площади Гамбетта, прежде чем процессия медленно продвигается к площади Республики, где дружелюбие будет продолжаться до позднего вечера. Тысячи участников, многие из которых являются представителями культурных ассоциаций, танцевальных коллективов и местных профсоюзов со всего города, каждый год развлекают прохожих, когда уличные танцоры, кукловоды, ходулисты и артисты из всех слоев общества выполняют свои энергичные занятия, освещая улицы с их карнавальной одеждой из замысловатых масок, костюмов из ярких цветных тканей и искусно украшенных головных уборов.

Пожалуй, единственное, что превосходит яркое зрелище карнавала, - это звуки, вызываемые нумерацией оркестров и выступлениями живой музыки; поскольку ритмы самбы задают темп анимационным выступлениям, а бесчисленные барабаны, которые беспощадно бьют во время процессии, заглушают звуки на многие мили вокруг, давая всем понять, что карнавал уже прибыл в Париж.

Празднования проходят по всему городу, и невозможно не быть унесенным весельем, подпитываемым весельем, которое охватывает Париж; который в этом году вдохновлен темой «Глобальные фрукты и овощи», что отражает суть мультикультурализма, которым гордится город.Вход на мероприятие также бесплатный, что позволяет вам без дополнительных затрат погрузиться в вековую парижскую культурную традицию!

.

Добавить комментарий