Стигматизация месячных: Поговорим о менструации и женщинах, преодолевающих табу, окружающих эту тему

Содержание

Поговорим о менструации и женщинах, преодолевающих табу, окружающих эту тему

«Эти дни». «Красная армия». «Тётка из Красноярска». Многие называют менструацию как угодно, лишь бы не своим словом. Однако в некоторых странах мира стигматизация менструации выходит далеко за рамки использования эвфемизмов. Некоторые девушки во время менструации вынуждены прятаться в дворовых постройках, их не пускают домой. Другие борются за право пользоваться тампонами и прокладками и вынуждены обходиться тряпками. Иногда женщин, которые публично выступают за то, чтобы сломать стереотипы вокруг менструации, задерживают и допрашивают. 

Как бы там ни было, ситуация меняется. Мы побеседовали с пятью выдающимися правозащитницами, ломающими табу на тему менструации.

Жанар Секербаева (36 лет) – активистка ЛБК-движения и основательница «Феминиты», феминистской инициативы за права лесбиянок, бисексуалок и квиров в Казахстане 

Жанар Секербаева для Amnesty International.

В Казахстане до сих пор менструацию не называют своим словом. Вместо этого используют такие эвфемизмы, как «красная тётка», «красный октябрь» или «красная армия». Моя мама – педиатр, но когда у меня началась первая менструация, она сунула мне тряпку, не объяснив, зачем она нужна и как ею пользоваться. В школе, если на одежду девушки просачивалась кровь, все вокруг смеялись, а учителя отправляли её домой. Некоторые закапывают испачканное бельё, другие пользуются грязными тряпками, которые могут спровоцировать воспаление мочеполовой системы.

С этим нужно что-то делать. Поэтому я присоединилась к группе мирных активисток из Алматы, чтобы принять участие в фотосессии, посвящённой борьбе с табу, которые окружают менструацию. Мы принесли нарисованные от руки плакаты. После того как фотосессия закончилась, я зашла в кафе. На выходе меня ждали семь сотрудников полиции. Они потребовали, чтобы я прошла в отделение, и пообещали применить силу, если я откажусь.

Мне предъявили обвинение в мелком хулиганстве. Меня допрашивала судья. Она задавала бесконечные вопросы о плакате, который я держала. Кроме того, она спросила: «Вы замужем? У вас есть дети? Вы беременны?»

Я сказала ей, что не скрываю, что являюсь лесбиянкой и что меня нужно спрашивать не о муже, а о партнёрше. Опыт был интересным, но одновременно напряжённым и пугающим. Однако, если, по моему мнению, людям грозит несправедливость, нужно действовать.

Twitter: @moorlandiya

Website: http://feminita.kz/

Хейзел Мид (23 года) – активистка и иллюстратор из Великобритании

Хейзел Мид для частного лица.

В Великобритании обстановка более свободная, чем во многих других странах. Но в период взросления я всегда испытывала стыд во время месячных. Думаю, потому что о месячных не говорили в школе, а если и говорили, то сопровождали рассказ целой кучей эвфемизмов – я говорила «эти дни». Кроме того, эту тему не обсуждали с мужчинами, что ещё больше закрепляло мнение о том, что менструация – это большой постыдный секрет. В школе и даже на работе я прятала прокладку в рукав либо следила за тем, чтоб в дни менструации на одежде были карманы.

Для того чтобы начать разговаривать о менструации и нормализовать отношение к этой теме, я использую иллюстрации. На заре своей карьеры я нарисовала серию сатирических рисунков на тему налога на тампоны после участия в акции протеста #FreePeriods. Я часто бесплатно рисую для ресурса Bloody Good Period, поскольку твёрдо убеждена в пользе их деятельности: они работают над тем, чтобы просительницы убежища и бездомные могли получать средства интимной гигиены при месячных. Кроме того, я участвовала в организованной Freda кампании, целью которой было сделать так, чтобы в гостиницах, школах, на авиалиниях и на работе были бесплатные средства интимной гигиены при месячных. Что касается лично меня, я стала чаще говорить о менструации. Я больше не пользуюсь эвфемизмами и называю прокладки и тампоны средствами интимной гигиены при месячных, а не просто гигиеническими средствами, так как такое название не содержит явного указания на менструацию.

В этом году правительство Соединённого Королевства заявило, что со следующего учебного года средства интимной гигиены при месячных будут бесплатно распространяться в средних школах и колледжах Англии. Это не моя заслуга, но я – часть движения, благодаря которому происходят все эти перемены. Момент, когда будут уничтожены связанные с менструацией табу и несправедливость, наступит ещё очень нескоро. Однако мы не даём замалчивать проблему, что постепенно меняет ситуацию к лучшему.

Instagram: @hazel.mead 

Twitter: @hazelmeadart 

Сайт: hazelmead.com

Самикшья Койрала (21 год) – специалистка по работе с молодёжью в Amnesty International – Непал

Самикшья Койрала для Анупа Субейди.

В Непале девушек с менструацией могут не выпускать на улицу и скрывать от мужчин до 15 дней. Некоторых даже отселяют в хлев. Эта традиция называется чаупади.

Мне было 11, когда начались месячные. В тот момент дома устраивали грандиозный праздник, но меня не пустили из-за менструации. Вместо этого меня заперли в тёмной комнате в доме родственников, далеко от родного дома. Тогда я очень ждала этого праздника и все глаза проплакала.

Меня прятали в течение пяти дней. После возвращения мне запретили прикасаться к родственникам мужского пола в течение 11 дней и заходить на кухню в течение 19 дней. Я не решилась рассказать знакомым, где была. Я очень стеснялась, так как была первой из класса, у кого начались месячные.

Однажды в школу пришла группа молодых женщин, чтобы поговорить с нами о менструации. В тот день всё изменилось. Они многому научили нас и помогли обрести знание о том, как противостоять традициям. Сначала мои родные разозлились, и мне пришлось объяснять им, что такая традиция возникла потому, что прежде справляться с менструацией было намного сложнее. Теперь есть прокладки, всё намного чище. Было непросто, но теперь родные больше не предъявляют никаких ограничений в связи с менструацией.

Сейчас я состою в студенческой группе Amnesty International в университете Катманду и сама меняю общее представление людей о менструации. Мы готовим видеоматериалы, проводим пикеты и организуем общественные программы для мальчиков и девочек в сельской местности. Мы очень гордимся, когда слышим, как дети свободно говорят на эти темы.

В Непале нужно менять стереотипные предрассудки, окружающие менструацию. Уверена, мы многое делаем для этого.

Instagram: @koiralasamikshya2016

Поуломи Басу (36 лет) – трансмедийная исполнительница и активистка из Индии

Поулуми Басу для Флоры Томас.

Я выросла в патриархальной индийской семье, поэтому знаю, как ритуалы и традиции используют в качестве механизма контроля женщин. С того возраста, когда у меня начались месячные, мне запретили входить в эти дни в кухню и участвовать в каких бы то ни было праздниках. Мне не осталось ничего другого, как уйти из дома, чтобы освободиться от патриархального контроля и абсурдных порядков и традиций. Многие женщины, взрослеющие в таких же условиях, не могут поступить так же.

Я познакомилась с 16-летней Тулой из Непала, которой запрещают заниматься повседневными домашними делами в период менструации. В это время она работает носильщиком, чтобы помочь семье деньгами. Она переносит всевозможные вещи, начиная с дров и заканчивая тяжёлыми спутниковыми тарелками. Путь может занимать до трёх дней, а платят ей за это сумму, равную 20 центам США. При этом она успевает готовиться к школьным экзаменам.

Свекровь отселяет Лакшми, одинокую мать трёх детей из Непала, из дома на время менструации. Её пятилетний сын Рошан слишком мал, чтобы обходиться без матери, поэтому его отселяют вместе с ней. Несмотря на все невзгоды, материнский инстинкт Лакшми, которая стремится защитить и обеспечить детей, невозможно победить. История её жизни – свидетельство душевной стойкости перед лицом насилия и предрассудков.

Я даже видела женщин, которых отселяли на время кровотечения после родов, что крайне опасно для женского и репродуктивного здоровья.

В сотрудничестве с Water Aid мы запустили кампанию под названием «Быть девушкой», в рамках которой 130 000 девушек из Непала, Индии и некоторых районов Африки получили многоразовые гигиенические прокладки. Кроме того, я сотрудничала с Action Aid, и мы запустили программу «Моё тело только моё», чтобы побудить женщин высказывать собственное мнение и вернуть контроль над собственным телом. Благодаря выразительным произведениям искусства и рассказам, фильмам виртуальной реальности и семинарам среди общин мы возвращаем женщинам свободу воли и помогаем выступить против насилия. Искусство даёт мощный толчок к переменам в сердцах и умах.

В итоге наши усилия сыграли немаловажную роль в давлении на правительство Непала, которое в 2018 году наконец ввело уголовную ответственность за чаупади. И хотя данная мера – несомненный прогресс, в некоторых общинах постановление правительства привело к тайному применению этой традиции. Именно поэтому наша работа сейчас важна, как никогда прежде.

Instagram: @poulomi07

Twitter: @poulomibasu

Website: http://www.poulomibasu.com/

Хаафиза Бамджи (22 года) – студентка и активистка молодёжного движения из ЮАР

Хаафиза Бамджи для Amnesty International.

Бывают периоды, когда возможности купить средства гигиены нет, особенно часто с этим сталкиваются в период учёбы студентки. Нельзя даже поговорить о менструации, не говоря уже о том, чтобы позволить себе средства гигиены, поэтому девушки страдают молча. Это унизительно.

Мы с друзьями пытаемся изменить ситуацию, участвуя в кампании #WorthBleedingFor. Большинство людей считают университет роскошью для богатых, но это не так. Бедные тоже учатся в университете. Некоторые студенты спят в библиотеке, другие стоят в очереди за пакетами с едой, а отсутствие гигиенических прокладок – настоящая проблема. Мы боремся за то, чтобы вузы установили в туалетах диспенсеры гигиенических прокладок, и обратились к муниципальным властям с просьбой обеспечить бесплатные прокладки школьницам. Помимо прочего, мы делаем всё, чтобы девушки могли обменяться опытом.

Здорово, что люди не бездействуют. Перемены приходят постепенно, но это радует. Группа девушек даже сняла видео о нашей работе в рамках кампании #WorthBleedingFor.Q?) мужчины кричат, как отвратительны месячные, вагина, клитор и все женское в целом:

«Феминистки: Стигматизация менструации негативно отражается на жизни женщин. Пока люди будут панически бояться произносить вслух слово "месячные", приюты для бездомных людей не посчитают нужным включать прокладки, тампоны и соответствующие лекарства в перечень необходимого. Пока вместо смелой и громкой огласки фактов мы будем стыдливо молчать, девочки будут создавать вокруг месячных свою собственную мифологию, согласно которой "существование ПМС давно доказано, ну а боль и тошнота – это нормальное явление, а не тревожные звоночки, из-за которых стоит обратиться к врачу". Никто не должна слушать своё громко бьющееся сердце и паниковать из-за того, что кто-то за дверью может услышать, как она распаковывает средства гигиены. Ничьё мнение не должно быть обесценено только потому, что у человека в данный момент идут месячные. Никто не должен подвергаться травле за протечку.

Стигматизация менструации подарила нам тысячу и одну общественную проблему, которая касается половины человечества. Такие вещи, как юмористический комикс "Doodle time", работы дизайнерки Лили Мерфи-Джонсон, граффити студенток индийского университета Джамия Миллия Исламия могут поспособствовать освещению проблемы. Личные истории, юмор и искусство могут разрушить культурную стигму.

Шовинисты:

ЛОООООООООООЛ, ПОСМОТРИТЕ, ЭТИМ ЖЕНЩИНАМ БОЛЬШЕ НЕЧЕМ ХВАСТАТЬСЯ. ФУ, *****, ПРОБЛЕВАЛСЯ! ДА КАК САРА СМЕЕТ РИСОВАТЬ КОМИКСЫ ПРО МАТКУ?! ЖЕНЩИНЫ ОМЕРЗИТЕЛЬНЫ, ПРЕКРАТИТЕ!!!

Голливуд: *в год снимает примерно стопицот детских и взрослых комедий про пердёж, говно и блевотину, не стесняется показывать писающих мужчин во всех серьёзных фильмах и сериалах*.

Шовинисты: *не высказывают и одного процента от возмущения, которое перепадает тем, кто как-то упоминает тему месячных*» (https://vk.com/wall-96041942_4754).

P. S. К слову, этот пост – из паблика, полностью посвященного женской жизни в Японии сквозь фемоптику.

Какими дурацкими словами называют менструацию, и почему это не стоит делать — The Village Беларусь

— Не редкость, когда женщины называют менструацию «критические дни», «красные дни календаря», «эти дни» и так далее. Мы все это понимаем. В таких ситуациях главное — комфорт, доверительное отношение и построение диалога с врачом. Если женщина привыкла так говорить, пусть говорит. Не нужно ломать человека, чтобы она, переступив порог кабинета, общалась исключительно медицинскими терминами.

Нет определенной терминологии для пациента, записанной в документах. Здесь важнее другое. Для гинеколога сведения о менструации — как для терапевта артериальное давление: некий базис, который позволяет в сочетании с другими данными выстроить клиническую картину.

Давайте условно разделим женщин на три категории: беременные, небеременные и женщины в пре-, пост- или менопаузе. У беременных нас интересует одна-единственная дата — первый день последней менструации, чтобы высчитать срок беременности и предположить, когда ожидаются роды. Больше никакие даты не нужны, ибо во время беременности организм женщины отдыхает от менструации. Хотя считается, что вынашивание и рождение ребенка — это непростая работа, на деле природой заложено обратное. Научно доказано, что у женщин, которые чаще рожают, определенные гинекологические заболевания возникают реже: кисты, миомы матки и так далее, так как матка чаще «отдыхает».

Да, при помощи гормонов на какое-то время можно сделать так, что менструации условно не будет. Но я категорически против, чтобы женщина делала это продолжительный период времени. Если природой заложено обновление, отторжение внутреннего слоя матки с определенной регулярностью, значит, это необходимо — для определенного «очищения» женского организма и предотвращения ряда осложнений.

Бывает, что мы назначаем гормоны в непрерывном цикле на пять-шесть месяцев, но не больше. Ни один гинеколог не назначит КОК пожизненно. А вот овуляцию можно «выключить», чтобы не терять яйцеклетки В этом и заключается суть приема комбинированных оральных контрацептивов: менструация есть, а овуляция «выключена»

У женщины, которая сейчас не беременна, нас интересует не только первый день предыдущей менструации, но и регулярность, продолжительность цикла (28 дней плюс-минус 7). Если месячные приходят беспорядочно, это сигнализирует о проблемах с гормональной системой.

Также нам важно, сколько дней длятся месячные, и насколько они интенсивные. Кроме того, мы спрашиваем о промежуточных мажущих выделениях: незначительные ярко-красные или алые, особенно после полового контакта, могут свидетельствовать об эрозии; коричневые, бордовые мажущие выделения — об эндометриозе.

Задаем вопрос, в каком возрасте началась менструация. Это поможет узнать, как работает гормональная система женщины, и когда нам ждать условную менопаузу.

Еще нас интересует уровень болезненности. Кому-то в это время очень больно, а кто-то ходит в тренажерный зал, просто без большой нагрузки. Так, до первых родов матка может быть резко отклонена назад или вперед, и ей нужно прилагать усилия, чтобы вытолкнуть кровь. Поэтому после родов менструация может стать менее болезненной. Если изменений не произошло, мы можем предположить, что в организме женщины в избыточном количестве вырабатываются простагландины — гормоноподобные вещества, которые отвечают за уровень боли в организме и сократительную способность матки.

Также нам интересно отсутствие либо нерегулярность менструации. К нам часто обращаются с жалобой на задержку, хотя нет беременности. Здесь мы можем предполагать, что на выработку гормонов повлиял стресс.

И у определенной категории женщин, у которой перименопаузальный или менопаузальный период, нас интересует, с какого момента месячные стали приходить беспорядочно и когда прекратились вовсе. Для чего? Чтобы подобрать соответствующее гормональное лечение или побороть возникающие симптомы, в том числе проблемы с костями, сердечнососудистой системой.

В основном, женщины обращаются к гинекологу, когда уже что-то случилось, появилась боли и явный дискомфорт. Но я считаю, что если мы будем видеться до того, как заболеем, то станем получать большее удовольствие от общения друг с другом. Если бы мы приходили, когда все еще хорошо, то проблем возникало бы меньше, и мы бы действовали профилактически.

Немолчиkz - ЧТО ТАКОЕ ДЕСТИГМАТИЗАЦИЯ МЕНСТРУАЦИИ На днях...

КОГДА ДЕТИ ТОВАР ДЛЯ ВСЕХ...
Скажите пожалуйста, кто-нибудь из вас видел детей из детских домов или патронатных семей в соцсетях?
Как эти дети общаются в социальных сетях?
Могут ли они сообщить о нарушениях их прав и куда?
Если это телефон 150 или 111, о нарушениях сообщат в МОН РК, а там, есть вероятность, что снова их права будут нарушены, потому что как мы уже не один раз видели, система защищает себя, а ни детей!
Вот простой пример, если в семье педофилов или агрессоров пострадал ребенок, то родителей привлекают к уголовной отвественности, лишают родительских прав, этого ребенка изымают из семьи и передают в ЦАН или детский дом.
А если в ЦАНе, в Детском доме или Интернате происходит насилие над детьми, почему не лишают родительских прав все руководство МОН РК? Сколько раз мы уже видели недобросовестное родительство со стороны подучетных МОН РК организаций?
(Примеры в скриншотах)
Я считаю, что детские психологи не должны работать в ведомстве МОН РК, не должны получать зарплату у того ведомства, на которое жалуются дети. Это финансовая зависимость, а значит психолог будет действовать в интересах учреждения!
Также я считаю, что Органы Опеки и попечительства, не должны быть подотчетны МОН РК, опять же уголовные правонарушения и административные в отношении детей, остаются спрятанными в системе. Сколько подобных дел прошло через наши руки, где педагоги заставляли молчать о насилии, органы опеки закрывали глаза на насилие, потому что это недостатки МОН РК, общей системы! Почему бы Минобру не заняться конкретно ПРОСВЕЩЕНИЕМ ДЕТЕЙ, воспитать в них лидеров, продумать современную, идущую в ногу со временем программу обучения и сосредоточится только на этом! Зачем сотрудники министерства вмешиваются в уголовные дела, контролируют их, влияют на решения судов, берут расписки с родителей, которые совершили уголовное преступление?
Сами себе проверяющие, это значит, сами себя прикрывающие! Поэтому так много преступлений в сфере образования, поэтому педагоги насилуют и домогаются, да что говорить, директора школ домогаются учителей, зная, что останутся безнаказанными!
Вместо того, чтобы менять системно и комплексно подход к воспитанию и содержанию детей-сирот, государство отдает их в руки фостерных семей, туда где проверить их будет невозможно, где контролировать каждую семью будет нереально! Вы не можете контролировать детей в детском доме, уследить за действиями одного коллектива, а сейчас вы хотите раздать детей в неизвестно какие руки! Есть конечно хорошие семьи, открытые для соцсетей, для общественности, но о скольких мы ничего не знаем! И почему, именно хорошие годами стоят в очереди за ребенком, а нерадивые, те кому нужны няни, чабаны и домработницы, получают детей быстро? Также, как есть и очень хорошие детские дома, которые закрывают под коммерческий проект детского омбудсмена!
#немолчидетиkz
#немолчисирота
#немолчиkz

Откровенный разговор: почему Always объясняет подросткам и взрослым, что «Месячные #ЭтоНеСтыдно» | Brandvoice

Менструация до сих пор остается стыдной темой во многих странах. «Девушки испытывают чувство стыда из-за месячных, а иногда даже не могут позволить себе необходимые средства гигиены. Частично это связано c тем, что в обществе эта тема остается запретной, о ней не принято говорить, даже когда возникают проблемы», — рассказывает Шарлотт ЛеФлафи, директор по глобальному социальному воздействию бренда Always (Procter & Gamble).

Как выяснила исследовательская компания Glocalities, 75% россиян не одобряют открытое обсуждение менструации. Около половины опрошенных женщин когда-либо пытались скрыть от окружающих, что у них «критические дни». Причем 35% полагают, что это нужно делать, чтобы не портить красивый, женственный образ. Часто подобное отношение к менструации формируется с юных лет из-за стыда и смущения, которые испытывают родители, обсуждая эту тему, и это передается следующему поколению. 40% матерей и 53% отцов не знают, как начать и вести подобный разговор. 34% женщин и 46% мужчин надеются, что им и не придется этого делать, поскольку просвещением займется школа. Однако и школа не решает этот вопрос — в большинстве образовательных программ полового воспитания просто нет. В реальности же 26% девушек страдают от нехватки информации о менструации до момента полового созревания, а 49% респонденток говорят, что им не хватает поддержки и заботы в период месячных.

Стратегия Always направлена на преодоление социальных барьеров, с которыми сталкиваются девушки в период взросления, включая гендерные барьеры (кампания #LikeAGirl — более 600 млн просмотров роликов на YouTube начиная с 2014 года), недостаток знаний о половом созревании (образовательная программа Always о взрослении ежегодно охватывает более 17 млн человек), низкую доступность средств личной гигиены (программа #EndPeriodPoverty действует уже в 20 странах, и с момента запуска нуждающимся было передано более 140 млн единиц гигиенической продукции для женщин по всему миру). С марта по август 2020 года бренд Always впервые проводил в России кампанию «Месячные #ЭтоНеСтыдно». Успех был впечатляющим — 53% опрошенных девушек подтвердили ее положительное влияние. В апреле 2021 года стартует вторая волна кампании. Мы расспросили Шарлотт ЛеФлафи о том, почему P&G занялась социальным просвещением и какие задачи решает с помощью своих акций.

— Что побудило P&G бороться с неоднозначным отношением к «критическим дням»?

— Менструация — это естественная часть жизни. Но многие люди стесняются обсуждать эту тему. Из-за ее табуированности некоторые подростки остаются без базовых знаний и не получают необходимую поддержку. В результате они не могут справиться с трудностями, выявить потенциальные проблемы со здоровьем и вовремя обратиться за медицинской помощью. По нашим данным, в России каждая четвертая девушка не чувствовала себя подготовленной к моменту первой менструации. Как глобальный бренд с именем и репутацией, мы хотим помочь обществу начать говорить на эту тему. Каждый человек должен иметь право задавать вопросы и получать нужную ему информацию, а не терять уверенность в себе из-за чисто биологической функции.

— Как вы определились с тем, на чем сосредоточить свои усилия?

— Мы проводим много исследований в разных странах мира и работаем с командой экспертов и консультантов. Сейчас мы исследуем три большие проблемы, которые, как мы точно знаем, влияют на уверенность девушек во время полового созревания.

Первая проблема — это социальные барьеры, то, что общество делает, сознательно или нет. Например, когда мы запускали кампанию LikeAGirl, то увидели, что подавляющее большинство людей воспринимали это словосочетание негативно. «Как девчонка» звучит пренебрежительно — так говорят о человеке, который ведет себя нерешительно или делает что-то плохо. Чаще всего сильный негатив встречается в англоязычных культурах, но актуален и в других странах. Мы решили, что должны попытаться это изменить.

Вторая проблема связана с низким уровнем полового воспитания девушек и окружающих их людей. Одна из главных причин, по которой девочки теряют уверенность в себе в период полового созревания, — это отсутствие понимания того, что происходит с их телом и как с этим жить. Зная, что чаще всего именно мамы и школы являются первыми и самыми влиятельными источниками информации, мы проводим наши кампании так, чтобы помочь не только самим девушкам, но и родителям и учителям получить нужную информацию.

Третья область, в которой мы провели много исследований, — это доступ к средствам женской гигиены. Если девушке недоступны необходимые товары, она точно не будет чувствовать себя комфортно. Но дело не только в комфорте — важнее то, как такая элементарная вещь влияет на повседневную жизнь. У нас есть данные из таких стран, как США, где почти каждая пятая девушка пропускает занятия в школе из-за того, что у нее нет средств женской гигиены, или из Великобритании, где в такой ситуации оказывается одна из десяти. И если вы пропускаете школу, вы упускаете академическое образование, а также спорт, общение с друзьями и другие приятные мелочи, из которых складывается жизнь подростка.

Фото P&G

— Что предшествует запуску ваших кампаний?

— На макроуровне можно выделить три больших блока работы: выявить проблему, понять, как именно о ней говорить, чтобы объединить общественность для ее решения, и что мы со своей стороны можем для этого сделать.

Каждая кампания начинается с осознания того, какие проблемы затрагивают девушек в конкретной стране или регионе. После мы изучаем возможности, как решить эти проблемы. Одна из важных составляющих — гласность: как инициировать широкое обсуждение, чтобы все слои населения обратили внимание на проблему и у них появилось желание помочь решить ее?

Кроме того, очень важно определить, как именно об этой проблеме нужно говорить и какие площадки для этого задействовать. Например, платформы, на которых люди получают информацию в России, отличаются от предпочтений потребителей, например, в США или Китае. Вопрос в том, где именно вам стоит запустить кампанию, чтобы привлечь внимание.

Третье, что продумывается в каждой кампании, — как мы как бренд можем максимально себя проявить. Например, у нас во многих странах есть сильная образовательная программа об изменениях в организме в период взросления и обретении уверенности в себе. В России наши лекторы проводят специальные уроки для девочек 11-12 лет, а туда, где такой возможности нет, мы отправляем материалы в школы, чтобы такие уроки могли проводить учителя. В прошлом году мы провели такие уроки для 546 000 девочек в 8400 школах — это 67 регионов России. В то же время для ускорения процессов преобразования мы сотрудничаем с общественными организациями, которые уже работают в этой сфере. Например, мы работаем с Plan International – международным детским благотворительным фондом, и WASH United, немецкой неправительственной организацией, учредившей День менструальной гигиены, с программой Girl Up от ООН, с ЮНЕСКО и так далее.

— В чем особенности кампаний, которые вы проводите в России?

— Готовя первую волну кампании «ЭтоНеСтыдно», мы понимали, что 75% российского общества не поддерживают открытые разговоры о менструации. Одновременно с этим половина девушек чувствует, что им нужна дополнительная поддержка. То есть существует большая разница между тем, что делает общество, и тем, что нужно самим девушкам. Наша локальная команда начала думать над тем, как лучше всего раскрыть этот инсайт. В итоге мы сняли видеоролик, где показали обычных девушек и то, как на них влияет табуирование темы. Например, одна героиня не могла сказать отцу, как у нее появились пятна крови на юбке, другая стеснялась объяснить учителю физкультуры, что не может заниматься из-за болезненной менструации. Мы постарались просто и понятно показать знакомые ситуации, общие сложности, которые испытывают большинство девушек.

В рамках кампании в 2020 году мы обновили свой информационный сайт «Девчат», выпустили серию видео с советами психолога, предоставили всем желающим возможность получить бесплатную консультацию у гинеколога или психолога. Амбассадором «ЭтоНеСтыдно» стала актриса Дарья Клюкина. Вдохновленная идеей бренда, она великолепно донесла наши мысли до той аудитории, с которой мы хотели наладить контакт. Если известный человек начинает в открытую говорить о менструации, это создает прецедент для других людей, чтобы они тоже начали поднимать эту тему. Наша российская команда вовлекла в кампанию популярных блогеров — не только женщин, но и мужчин, которые делились своим мнением и личными историями.

— Кто был вашей целевой аудиторией? Вы обращаетесь только к девочкам-подросткам?

— В России мы хотели поднять эту тему в обществе в целом. Дело не только в том, чтобы помочь девушкам обрести уверенность в себе. Речь идет о создании атмосферы, в которой им было бы комфортно задавать вопросы, говорить о проблеме, просить помощи и т. д. Мы хотим вдохновить все общество на изменения. Раньше существовало убеждение, что о менструации нужно рассказывать только девочкам. Но теперь мы видим: если мальчики совсем ничего знают об этой естественной биологической функции, то укореняется идея о том, что менструацию нужно скрывать. Мы должны просвещать все общество, чтобы каждый знал, что это нормально. Ни одна девушка не должна чувствовать себя неловко, прося своего отца купить ей пачку прокладок в магазине.

— Российское общество довольно консервативно. Трудно представить, что несколько статей изменят ситуацию…

— Это справедливое замечание. Очевидно, что поднятые нами вопросы слишком сложные, и потребуется время, чтобы их решить. Компания начала распространять информацию, наши видео набрали много просмотров, люди активно делились впечатлениями под постами инфлюенсеров, которых мы привлекли. Но это только начало, так как одна кампания не решит столь большую проблему. В апреле мы запускаем вторую волну кампании «Месячные #ЭтоНеСтыдно», чтобы продолжить распространение необходимых знаний и снижение уровня стигматизации темы месячных.

— На какой срок рассчитана ваша стратегия?

— Ежегодно миллионы девушек входят в переходный возраст, и они не должны чувствовать себя ущемленными, смущенными и неуверенным в себе; каждая должна иметь доступ к образованию и информации. Мы будем работать до тех пор, пока тема менструации не перестанет быть табу, биологические нормы не будут никого ограничивать, и все будут знать, что происходит с организмом во время полового созревания.

Фото P&G

— Вы довольны результатами своей первой кампании в России? И чем будет отличаться вторая волна?

— Да! Мы проводили итоговое исследование, и 83% опрошенных девушек сказали, что такие кампании важны и должны проводиться. 73% девушек ответили, что открытость действительно помогает им самим поднимать прежде неудобную тему, а половина из них стали чувствовать себя увереннее. Во время первой волны 778 девушек прошли личные консультации с гинекологом и психологом — это отличный результат. Для второй кампании мы привлекли нового амбассадора — популярную актрису Милу Сивацкую. Мы стали партнером Cosmopolitan, где собираемся публиковать серию интервью с экспертами, которые ответят на ключевые вопросы девушек и родителей, полученные во время первой кампании. На нашем сайте и канале YouTube появится еще больше учебных материалов с ответами на популярные вопросы. Например, что с медицинской точки зрения нормально, а что нет и требует особого внимания, как справиться с болью и симптомами ПМС. Это интересует и самих девушек, и их родителей.

— Кажется, что ответы на большинство этих вопросов должны давать врачи, родители или школьные учителя, но не бизнес…

— Все могут внести свой вклад в борьбу с непониманием и незнанием. Школы, безусловно, тоже, но половое созревание не всегда является обязательной частью учебной программы. Нужны коллективные усилия по повышению осведомленности и решению данной социальной проблемы. Наша роль — помочь восполнить существующие пробелы в знаниях. Как специалисты, работающие в этой области уже 35 лет, мы хотим поделиться своей экспертизой. Хотим, чтобы люди чувствовали себя комфортно, обсуждая вопросы, которые традиционно считались неудобными.

— Влияют ли эти кампании на эффективность вашего бизнеса?

— В первую очередь мы фокусируемся на социальном значении кампаний. Но очевидно, что их положительное влияние на ситуацию приводит к тому, что нашему бренду доверяют все больше людей. Кампании действительно помогают укрепить лояльность, особенно среди молодого поколения. Исследования показывают, что растет число потребителей, для которых важно, что делают бренды, о чем они заботятся, какие ценности продвигают. Мы стараемся сформировать ответственное потребление, когда вы покупаете не только нужный продукт, но и становитесь причастны к позитивным изменениям вокруг себя. Все это обеспечивает то самое устойчивое развитие, без которого немыслимо благополучное будущее как общества, так и бизнеса.

Почему менструация стигматизируется? - Royal Сheese


Менструация — необходимая биологическая функция, которая присутствует у большой доли населения планеты. Казалось бы, что тут такого? Тем не менее процесс подвергается большому уровню стигматизации, с которой все еще стараются бороться.

Безобидные термины




Стигма подтверждается множеством эвфемизмов, существующих для этого термина в разных языках по всему миру: «эти дни», «женские проблемы», «период». Международное здравоохранение в ходе своего исследования обнаружило, что есть около 5000 жаргонных слов, используемых для обозначения менструации на 10 разных языках. Хотя их использование может показаться безобидным на первый взгляд, оно показывает широкую отрицательную тенденцию в отношении к менструальному циклу.

Это огромный общий опыт всех женщин. По всему миру они понимают, каково это — впервые испытать одни и те же симптомы. Конечно, это тема, о которой людям по какой-то причине неудобно говорить, и ее принято обсуждать только за закрытыми дверями. Так происходит, потому что в обществе все еще присутствует пагубное представление о менструации. Из-за этого табу, которое живет и расцветает, существует значительный пробел в освещении темы. Именно невежество и нехватка знаний питают мифы, способные унижать женщин и заставлять их чувствовать себя некомфортно.

Читать по теме: «Сгинь, нечистая: 7 странных мифов о менструации со всего света»

Цикл стыда




Помимо перепадов настроения, стресса, сильных болей, гормональных сбоев, женщины вынуждены молча страдать от предвзятости и негативного отношения. В некоторых странах все еще присутствуют опасные традиции, которые наносят сильный вред психическому здоровью. Например, менструальные хижины в Непале: они оскорбительны, а в некоторых случаях смертельны. Там женщину, у которой начались месячные, следовало выгнать из дома на улицу во временный «бункер». Смягчающим обстоятельством не считалась даже минусовая температура за окном. Девушки замерзали, страдали, а иногда и умирали. В масштабе всего мира подобные мифы и суеверия не позволяют некоторым участвовать в мероприятиях, в частности в спортивных соревнованиях.

Эти ограничения, которые бывают порой строже, чем можно себе представить, не позволяют людям обращаться за помощью и поддержкой. Исследование Plan International UK показало, что почти половина девушек в возрасте от 14 до 21 года стесняются менструации. Порой стыд продолжает сопровождать их во взрослой жизни. Компания ActionAid провела опрос и выяснила, что 20% английских женщин точно так же чувствуют себя некомфортно, обсуждая менструацию, как тяжело им дается этот период, — даже с близкими, не говоря уже о посторонних. Опыт в этой проблеме трансгендерных людей так же непрост. Они сталкиваются с этими вопросами и переживают дополнительный стресс из-за использования общественных туалетов и дискриминации.

В Венесуэле многие женщины в период месячных вынуждены спать в отдельных помещениях, а в сельских районах Ганы им запрещено готовить еду и входить в дом, где находится мужчина. Естественно, в менее развитых странах девушки вынуждены бороться с отсутствием доступа к гигиеническим принадлежностям, из-за чего они пропускают, например, школьные занятия. Более того, они на 70% чаще подвержены инфекциям. В Кении девочки в среднем пропускают около 20% учебного года. Мужчины смотрят на женщин свысока из-за их менструации, подвергают их дискриминации и унижениям. Это происходит из-за того, что этот процесс воспринимается как форма слабости, а не как необходимая биологическая функция.

В 2014 году в трущобах Найроби провели научное исследование, которое показало, что 75% девочек вовсе не знали, что такое менструация, пока не испытали это на себе. Процесс заставлял их чувствовать стресс, беспокойство, замешательство и стыд за свою биологию.

Менструация: разрушая стигму




На протяжении длительного времени активисты проводили специальные кампании, которые освещали вопросы менструального здоровья. И тем не менее интерес к теме государств и СМИ стал набирать обороты относительно недавно.

К рекламной деятельности, которая разрушает табу, относят HelloFlo, проспонсированную компанией Kotex. Предприятия Hey Girls и THINX наполняют рынок новыми средствами гигиены и приложениями для отслеживания цикла. В Великобритании распространением подобной продукции занимаются благотворительные фонды Bloody Good Period и Big Red Box.

Несомненно, эта доступность очень важна, но девушкам нужно нечто большее, чем просто прокладки. Им необходимы знания и всеобщая поддержка. Более широкое движение к просвещению о менструации стремится заполнить те пробелы, которые не способны закрыть продукты. Художники, авторы комиксов и журналов, таких как «Приключения Тампона Тони: книжка-раскраска эпохи», проявили собственный творческий подход к проблеме. Группы по защите интересов женщин, к примеру Дни для девочек и Фонд побед женщин, разработали свои ресурсы, в ходе которых реализуются образовательные программы. На них обучают менструальному здоровью, а также рассказывают, что процесс не делает их «нечистыми» или «непригодными». 

Конечно же, есть несколько ключевых истин, которые помогут снизить уровень стигматизации в обществе:

  • улучшение программы просвещения для всех начиная с начальной школы, включая мальчиков. Эта система должна действовать вплоть до наступления половой зрелости у подростков;
  • доступ к безопасным и экологическим продуктам гигиены, которые подходили бы всем людям вне зависимости от их статуса или физических особенностей;
  • поддержка в процессе преодоления боли, эмоциональных и физических изменений также важна.

Прежде всего нам следует более свободно говорить о менструации и работать над тем, чтобы избавить девушек от стыда, который на протяжении многих поколений держал их в неведении относительно собственного тела. Именно благодаря расширению образования, прав и возможностей, предоставлению дополнительных ресурсов и поощрению разговоров о женском здоровье менструация однажды перестанет быть табу. Наоборот, ее отметят естественным опытом, которым она и является.

Зачем в Индии собирают использованные женские прокладки?

  • Шива Парамешваран
  • Тамильская служба Би-би-си

Автор фото, Dr Atul Budukh/TMC Hospital

Подпись к фото,

В Индии существует множество причин, по которым женщины не ходят на скрининг

Менструация считается в Индии табу - настолько, что на эту тему даже не заговаривают. А теперь представьте себе, какая реакция последует на идею собирать использованные женские прокладки?

Но именно этим стали заниматься работники здравоохранения в деревнях в штате Махараштра, чтобы диагностировать возможное развитие рака шейки матки.

Более 25% пациенток по всему миру с диагностированным раком шейки матки приходится на Индию.

И тем не менее существует множество причин, по которым женщины здесь не ходят на скрининг - из-за отсутствия адекватной инфраструктуры и поликлиник в сельских областях, из-за нехватки средств, и, конечно, из-за смущения перед столь инвазивной и интимной процедурой.

"Деревенские женщины стеснительны; они боятся проходить проверку и считают ее делом ненужным", - пишут ученые в "Европейском журнале по предотвращению развития рака".

Более 90% проживающих в деревнях индийских женщин используют во время менструации не готовые санитарно-гигиенические прокладки, а самодельные тряпки или куски ткани.

Как обнаружили индийские ученые из Мемориального центра Tata [по изучению раковых заболеваний] и Национального научно-исследовательского института здоровья матери и ребенка, присутствие вируса папилломы человека (ВПЧ), который может вызвать рак шейки матки, можно обнаружить в женской менструальной крови, оставшейся на прокладке.

"Это не самый простой и удобный способ, - признался в интервью Би-би-си доктор Атул Бхудух, возглавляющий ведущиеся в Мемориальном центре исследования. - Но самое большое препятствие на пути введения программы повсеместного скрининга на предмет рака шейки матки - это низкое участие женщин, находящихся в группе риска".

Как результат - большинство пациенток с этим типом рака диагностируются только на поздней стадии или же случайно при посещении больницы по другому поводу.

Глубокая заморозка ДНК

В целях исследования более 500 женщин в возрасте от 30 до 50 лет, не имевших в анамнезе раковых заболеваний, физически и психически здоровых и имевших регулярные менструации, в течение двух лет передавали свои использованные прокладки врачам на анализ.

Этих женщин просили в первый день месячных положить свою использованную тряпку в пакет на молнии и передать работнику здравоохранения по месту жительства.

Затем полученные менструальные прокладки замораживались до температуры -20C и в контейнере с сухим льдом посылались в диагностический центр на выявление ВПЧ.

Автор фото, Dr Atul Budukh/TMC hospital

Подпись к фото,

В лаборатории из засушенной менструальной крови извлекается геномная ДНК

В лаборатории из засушенной менструальной крови извлекалась геномная ДНК, амплифицировалась [то есть создавалось множество копий из короткого участка ДНК] и изучалась при помощи полимеразной цепной реакции.

По словам доктора Бхудуха, у 24 женщин было выявлено присутствие ВПЧ, и их направили на дальнейшие исследования, включая кольпоскопию - то есть инструментальный осмотр шейки матки, чтобы подтвердить или опровергнуть наличие патологических клеток.

Ученые также записывали социально-демографические условия, в которых проживала каждая женщина, какая уборная была в ее распоряжении и каким типом менструальных прокладок она пользовалась.

Половая гигиена

Это исследование также обнаружило острую необходимость в просвещении населения на предмет половой гигиены.

Согласно переписи населения Индии от 2011 года, более 41% семей не имели туалета, а у тех, кто имел, в 16% случаев уборная была без крыши.

"Из-за плохо оборудованной ванной комнаты или отсутствия нормальной уборной женщины в деревнях не имеют возможности следить за чистотой своих половых органов", - сказал доктор Бхудух.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Очень мало кто из женщин в индийских деревнях пользуется женскими гигиеническими средствами

Плохая гигиена, как выявили врачи, была важным фактором в развитии у женщин дисплазии [эпителия шейки матки] и рака шейки, а использование прокладок, сделанных из уже бывшей в употреблении тряпки или материи, только повышало этот риск.

Мифы и суеверия

Как признались врачи, кампания по сбору менструальных прокладок столкнулась со множеством сложностей, в частности, из-за царящих в деревнях мифов и суеверий, связанных с месячными.

К примеру, женщине с менструацией запрещается заходить на кухню, посещать храмы или религиозные праздники.

По этим причинам работникам здравоохранения было непросто собирать прокладки, особенно по вечерам, поскольку в Индии считается плохим знаком, если менструирующая женщина выйдет из дома после заката солнца.

В связи с этим в этих районах для местных старейшин, социальных работников и членов семей участниц исследования была проведена интенсивная образовательная программа по просвещению населения на предмет рака шейки матки.

Доктор Бхудух и руководимая им группа врачей отмечают, что подобный метод скрининга рака шейки матки пригоден только для женщин, имеющих месячные, и он может стать более эффективным, если улучшить систему сбора, хранения и перевозки менструальных прокладок.

Вот почему нам нужно прекратить клеймить менструацию. Период.

Менструация - это часть нашего благополучия, которая часто не обсуждается, а в некоторых случаях подвергается стигматизации.

Когда дело доходит до менструации, то, чего мы не знаем, может повредить нам. Дезинформация или недостаток информации о менструации приводит к неправильным представлениям и дискриминации, что мешает девочкам относиться к ней как к нормальной части своего детства, как это должно быть. Это также мешает мальчикам понять ее важность и нормализовать ее.

Мальчики тоже должны сыграть свою роль. Табу и мифы распространены среди всех. Очень важно узнать о менструации и выработать здоровые привычки справляться с «этим» или помочь друзьям и сестрам справиться с «этим». Информирование мальчиков и девочек о менструации может укрепить уверенность в себе и способствовать формированию здоровых привычек. Плохая менструальная гигиена может привести к риску для здоровья, связанному с инфекциями репродуктивных и мочевыводящих путей.

ЮНИСЕФ представляет мир, в котором месячные не создают для девочек стресса, стыда или каких-либо ненужных препятствий.Информация о менструальной гигиене не только защищает здоровье девочек, но и помогает им полностью раскрыть свой потенциал.

В регионе Ближнего Востока и Северной Африки мы работаем над расширением доступа к информации о менструации для мальчиков, девочек, мужчин и женщин. Вот что мы делаем в регионе:

  • В Государстве Палестина ЮНИСЕФ работал с партнерами в секторе Газа над разработкой приложения для мобильных телефонов, способствующего соблюдению правил гигиены и менструальной гигиены.Он состоит из игр и викторин, которые опровергают заблуждения.
  • В Ираке продолжается наращивание потенциала в области передачи школьным учителям знаний о менструальной гигиене.
  • В Ливане обеспечение гигиены во время менструации было интегрировано в пакеты санитарного просвещения, которые вскоре будут опробованы в школах по всей стране.
  • В Иордании обеспечение гигиены во время менструации интегрировано в стандарты водоснабжения, санитарии и гигиены (WASH) в школах и программах.
  • В Тунисе текущий проект по продвижению гигиены включает мероприятия по обеспечению гигиены во время менструации. В средних школах раздаются инструкции и гигиенические салфетки. Гигиенические прокладки производятся на местном уровне для поддержки занятости сельских женщин.

Доступ к средствам гигиены во время менструации является важным элементом санитарно-гигиенических мер ЮНИСЕФ в каждой стране. Гигиенические салфетки включены в каждый гигиенический набор, который мы распространяем. Чтобы узнать больше о том, что входит в гигиенический набор ЮНИСЕФ, , пожалуйста, посмотрите видео ниже:

Менструальный знак: менструация как социальная стигма - Справочник Palgrave по исследованиям критических менструаций

В этой теоретической статье мы утверждаем, что менструация - это источник социальной стигмы для женщин.Слово «стигма» относится к любому пятну или отметке, которая делает тело или характер человека неполноценным. Эта стигма передается через мощных агентов социализации в массовой культуре, таких как реклама и образовательные материалы. В нашем обзоре психологической литературы, касающейся отношения и опыта преимущественно американских девочек и женщин, мы демонстрируем, что стигматизированный статус менструации имеет важные последствия для их здоровья, сексуальности и благополучия. Мы утверждаем, что стигма менструации отражает и способствует более низкому социальному статусу женщины, и в заключение мы предлагаем способы противодействия этой стигме.

Ключевые слова:
Менструация, Стигма, Самообъективация, Женское здоровье, СМИ

Введение

1

Американская художница Ванесса Тигс (http://menstrala.blogspot.com) и немецкая художница Петра Пол (http : //mum.org/armenpau.htm) известны тем, что собирают свои менструальные выделения. Когда они собирают достаточно, они брызгают, брызгают и смаживают свои холсты кровью, создавая красивые и интригующие произведения искусства. Реакция на их работу включает шок от их дерзости, изумление перед их творчеством и отвращение к их готовности продемонстрировать одну из самых стигматизируемых флюидов в природе (www.truenuff.com/forums/showthread.php?135-Menstrual-Art-by-Vanessa-Tiegs&p=1371&viewfull=1). Один журналист (Heath 2007) задавался вопросом, следует ли правильнее называть работу Тигса искусством или биологической опасностью. Современные художники часто стремятся шокировать зрителей (Stallabrass 2006), но у этих художников есть более высокая цель (Chesler 2006; Cochrane 2009). Кажется, они хотят, чтобы мы спросили себя, почему мирские продукты природы так шокируют, учитывая, что большинство женщин испытывают менструации и управляют своими собственными менструальными выделениями на протяжении десятилетий своей жизни.Они хотят, чтобы мы обдумали, почему менструация, благоприятный процесс, необходимый для производства человеческой жизни, вызывает страх, отвращение и сравнение с токсичными отходами. Мы считаем, что зрители работ Тигса и Пола реагируют так же, как и они, потому что менструальная кровь - это заклейменное вещество. В этой теоретической статье мы рассматриваем феминистские исследования в отношении взглядов и опыта преимущественно американских девушек и женщин, чтобы обосновать аргумент о том, что менструация является источником социальной стигмы для женщин. Все исследования, цитируемые в этой статье, проводились с американскими образцами, если не указано иное.

Что такое стигма?

Согласно Гоффману (1963), слово стигма относится к любому пятну или отметке, которая отличает одних людей от других; он передает информацию о том, что у этих людей есть дефект тела или характера, который портит их внешний вид или идентичность. Это слово происходит от практики древних греков, которые клеймили преступников и рабов, чтобы обозначить их статус. Люди реагировали с отвращением, когда видели бренды, связанные с ворами или предателями, а граждане избегали социального взаимодействия с преступниками и рабами (Goffman 1963).Гоффман (1963, 4) разделил стигмы на три типа: «мерзости тела» (например, ожоги, шрамы, уродства), «пятна индивидуального характера» (например, преступность, пристрастия) и «племенная» идентичность или социальные маркеры, связанные с маргинализованными группами (например, пол, раса, сексуальная ориентация, национальность). Социальные психологи провели эмпирические исследования стигматизируемых состояний, чтобы определить, какие аспекты этих условий наиболее отталкивают других людей.Ключевыми параметрами являются: опасность (то есть предполагаемая опасность для других; например, ВИЧ-положительные люди), заметность (то есть очевидность отметки; например, уродство лица) и управляемость (то есть насколько ответственно индивидуум соответствует состоянию, например, является ли отметина врожденной, случайной или преднамеренной; например, ожирение из-за медицинского состояния или лечения или ожирение из-за «самоотверженности») (Crocker, Major, and Steele, 1998; Deaux et al. 1995; Frable 1993).Убеждения людей об управляемости стигматизируемого состояния (например, гомосексуализма) важны, потому что они влияют на то, насколько стигматизируемые люди не любят и отвергаются (Dovidio, Major, and Crocker 2000). Например, лесбиянки и геи больше нравятся и более принимаются людьми, которые считают, что сексуальная ориентация основана на биологической основе, а не на свободном выборе (Herek 2009).

Менструация как стигматизированное состояние

Мы утверждаем, что менструальная кровь - это стигматизирующий знак, который соответствует всем трем категориям Гоффмана.Менструальные ритуалы и гигиенические практики подразумевают, что, как и другие жидкости организма (Розин и Фэллон, 1987), менструальная кровь считается мерзостью. Некоторые утверждали, что менструальная кровь считается более отвратительной или вызывающей отвращение, чем другие жидкости организма, такие как грудное молоко (Bramwell 2001) и сперма (Goldenberg and Roberts 2004). В некоторых культурах женщины считаются нечистыми во время менструального цикла, и им необходимо принять ритуальную ванну (например, еврейскую микву), чтобы очиститься, прежде чем они смогут вступить в интимную связь с мужчиной (Cicurel 2000; Goldenberg and Roberts 2004).Учитывая отвращение к менструальной крови, пятно можно рассматривать как изъян на характере. На основе анализа содержания рекламы в австралийских журналах Raftos, Jackson and Mannix (1998) пришли к выводу, что эти объявления посылают читателям мощный сигнал о том, что утечки менструальной крови портят женственность женщины, потому что при правильном выборе продуктов она должна была сохранить свидетельство ее менструации вне поля зрения. Ли (1994) обнаружила, что 75% молодых женщин, с которыми она беседовала, испытывали или боялись утечек во время менструации.Она пришла к выводу, что видимые признаки менструации символизируют заражение девочек (Lee 1994). Робертс и др. (2002) смогли эмпирически продемонстрировать, что даже напоминания о менструальной крови (например, тампоны) могут вести к избеганию и социальному дистанцированию, что предполагает, что менструальная кровь может служить пятном на характере женщины. Поскольку менструация происходит только у девочек и женщин, менструальная кровь также указывает на принадлежность к племени женственности. Когда у девочек наступает менархе (то есть первая менструация), родители и другие люди относятся к ним иначе, чем раньше (Lee and Sasser-Coen 1996).Девушек после менархии предупреждают о сексуальности, говорят, что они теперь «взрослые», и призывают вести себя «по-женски», что ограничивает свободу поведения, которой они наслаждались в прошлом (Lee and Sasser-Coen 1996). Таким образом, менструация отмечает, что девушки и женщины отличаются от нормального и привилегированного мужского тела (Young 2005). Более того, если люди придерживаются культурных убеждений, что менструальный цикл вызывает у женщин физические (менструальная фаза) или умственные (предменструальная фаза) расстройства, тогда стигма менструации также отмечает женщин как больных, инвалидов, неконтролируемых, неженских или даже сумасшедшие (Chrisler, 2008; Chrisler, Caplan, 2002).

Менструальная кровь также отражает несколько ключевых аспектов стигматизированного состояния. Например, он считался опасным - как магическим, так и ядовитым (Голуб, 1992). Многие антропологи высказывают теории о происхождении и целях этого символизма, но, согласно Бакли и Готтлибу (1988), существует несколько твердо установленных антропологических теорий о том, почему менструальная кровь могла рассматриваться именно так. Возможно, менструация казалась волшебной, потому что до того, как была изучена физиология менструального цикла, люди не понимали, как женщины, которые не были ранены, могут кровоточить в течение пяти дней, не будучи серьезно ослабленными или убитыми.Поскольку мужчины сами не испытывали менструации, они, должно быть, боялись ее, возможно, опасались, что тесный контакт с менструальной кровью может нанести им физический ущерб или осквернить их своей связью с таинственным женским телом. Таким образом, менструация могла показаться ядовитой.

Эти идеи нельзя отбрасывать как наивные или примитивные; их остатки сохранились до наших дней и существуют сегодня. Культурные феминистки (например, Оуэн 1993; Степанич 1992; Ветер 1995), пропагандирующие празднование менструации с восхвалением Богини Луны, продолжают идею о взаимосвязи менструаций и магии.Еще в 1920-х и 1930-х годах ученые (см. Delaney, Lupton, and Toth 1987) пытались продемонстрировать, что менструирующие женщины выделяют так называемые менотоксины (то есть ядовитые элементы) в их менструальную кровь, пот, слюну, мочу и т. Д. слезы. В популярной культуре изображения женщин, находящихся в предменструальном периоде, вышедших из-под контроля и которые в любой момент могут стать оскорбительными или насильственными, укрепляют древнее представление о том, что менструация представляет собой опасность. В 1990-х годах в своей печально известной речи о «охоте на жирафов» конгрессмен Ньют Гингрич заметил, что женщинам-солдатам не место в окопах в те времена, когда они очень восприимчивы к инфекциям.Его замечания подразумевают, что менструирующие женщины каким-то образом отравляют себя и ослабляют их иммунную систему, но, возможно, что его действительно беспокоило, так это мысль о том, что предменструальные американские женщины-солдаты могут быть даже более опасными, чем враг для своих товарищей-мужчин (Chrisler and Caplan 2002).

Мы утверждаем, что менструация больше похожа на скрытое, чем на видимое клеймо, но это потому, что женщины прилагают много усилий, чтобы скрыть это (Oxley 1998). Средства гигиены во время менструального цикла (например, тампоны, прокладки) предназначены для впитывания жидкости и запахов, чтобы их не было видно сквозь одежду, чтобы они были достаточно маленькими, чтобы их можно было незаметно носить в сумочке и их можно было незаметно выбросить в контейнере для ванной (Kissling 2006). ).Обычно невозможно узнать наверняка, что у женщины менструация, если она не скажет об этом. . . или если менструальная кровь не просочится через ее одежду и не обнажит ее тогдашнее стигматизированное состояние.

До недавнего времени менструации нельзя было контролировать. Менструальный цикл - это сила природы; уровни гормонов колеблются в регулярном (или нерегулярном) ритме. Если женщины не страдали заболеванием (например, нервной анорексией, синдромом поликистозных яичников) или временным состоянием (например, беременность, лактация, низкий уровень жира в организме, часто наблюдаемый у бегунов на длинные дистанции), которые останавливали менструальный цикл, они могли ожидают менструации во время, определяемое их конкретным циклом.Однако с появлением оральных контрацептивов в 1960-х годах ученые доказали, что менструацию можно контролировать. Женщины традиционно принимали оральные контрацептивы ежедневно в течение трех недель, а затем не принимали таблетки в течение одной недели, чтобы избежать «прорывного кровотечения», напоминающего нормальную менструацию. Однако в последние годы непрерывные оральные контрацептивы стали предлагаться женщинам как способ избежать менструации в целом (Johnston-Robledo, Barnack, and Wares, 2006). Реклама предполагает, что женщины имеют «свободу» делать «выбор» в отношении менструации (Johnston-Robledo et al.2003 г.). Однако на фоне культурных посылов о том, что женщины всегда должны быть доступны (например, для мужчин и детей в их жизни) и избегать, если это вообще возможно, всего, что может смутить других (Chrisler 2008), мы можем Вскоре наступает момент, когда большинство людей считает, что женщинам следует прекратить менструальный цикл, если они не предпринимают активных попыток забеременеть. Это может усилить стигму тех, кто продолжает регулярно менструировать.

Передача стигматизации менструации

Большинству людей, шокирующим искусство Тигса и Пола, вероятно, никогда не говорили, что менструация - это стигматизируемое состояние, но их реакция предполагает, что они «знают» об этом.Стигма менструации передается нам каждый день различными социокультурными путями. Например, негативное отношение к менструации и культурные представления о менструальных и предменструальных женщинах передаются через продукты и средства массовой информации (например, рекламу, журнальные статьи, книги, телевидение), которые мы видим каждый день (Chrisler 2008; Erchull 2010).

Реклама - это культурные артефакты, которые играют важную роль в социальном конструировании смысла (Merskin 1999).Реклама продуктов для менструации внесла свой вклад в табу на общение, подчеркнув секретность, избегание смущения и свежесть (Coutts, Berg, 1993; Delaney, Lupton, and Toth, 1987; Houppert, 1999; Merskin, 1999). Аллегорические изображения, такие как цветы и сердца, а также синяя, а не красноватая жидкость, использовались эвфемистически, чтобы способствовать секретности и деликатности (Merskin 1999). Реклама играет на страхе женщин быть обнаруженными как менструирующие, потому что открытие означает стигму (Coutts and Berg 1993).С изобретением прокладок для трусов рекламодатели начали призывать женщин использовать их продукты каждый день, чтобы они могли чувствовать себя «уверенными» в том, что они всегда будут «свежими» и незапятнанными (Berg and Coutts, 1994). Когда Оксли (1998) опросил 55 британских женщин об их опыте менструации, она обнаружила, что они повторяют многие темы в рекламе. Они чувствовали себя неловко во время менструации, предпочитали тампоны, потому что они «менее заметны», чем прокладки, считали, что менструальная кровь неприятна себе и другим, и поддерживали сексуальное табу.

Реклама - не единственная форма публичного обсуждения менструации. Отношения также передаются через книги, журналы и газетные статьи, шутки и другие культурные артефакты, такие как «юмористические» продукты, такие как поздравительные открытки и магниты на холодильник (Chrisler 2007, 2008). Большинство представлений в этих СМИ является негативным, и вместе они сформировали стереотип о менструирующих женщинах, особенно предменструальных женщинах, как о агрессивных, иррациональных, эмоционально лабильных, неконтролируемых, физически или психически больных.Мы видели наклейки на бампер (например, «Женщина с ПМС и ESP - сука, которая все знает»), кнопки (например, «Это не ПМС, я всегда психопат»), магниты (например, «Будь очень осторожно: у меня есть ПМС и пистолет »), мультфильмы, поздравительные открытки и книги (например,« Бешеные гормоны: неофициальное руководство по выживанию », на обложке которого актриса Джоан Кроуфорд изображена в роли убийцы с топором; Chrisler 2002). Если это то, что люди думают о женщинах, у которых менструация (или близкая к ней), неудивительно, что женщины пытаются скрыть это стигматизируемое состояние.

О стигматизируемом статусе менструации можно также сообщить через учебные буклеты, выпускаемые производителями гигиенических салфеток и тампонов; эти буклеты обычно пишут медсестры или инструкторы по санитарному просвещению, нанятые компаниями. Мы (Erchull et al. 2002) провели анализ содержания 28 из этих буклетов, которые были опубликованы между 1932 и 1997 годами, и обнаружили, что в буклетах гораздо больше внимания уделяется негативным, чем позитивным аспектам менструации. Спазмы, капризность и утечки - все это упоминалось часто, но взросление было единственным упомянутым положительным аспектом.Описания менструального цикла по большей части оставались расплывчатыми. Эстроген и прогестерон упоминаются менее чем в половине буклетов. Даже термины «менструация» и «овуляция» не использовались в каждом буклете, и только в одном буклете (выпущенном Planned Parenthood, а не производителем) на самом деле было слово «менархе» (термин, обозначающий первую менструацию у девочек). Иллюстрации тоже были проблематичными. В некоторых буклетах не было показано никаких внешних половых органов, а схемы женских репродуктивных органов часто представлялись отдельно от каких-либо телесных привязок или контуров тела, что затрудняет девушке представление о масштабе системы, если она не знать, где он находится.Эти буклеты используются для просвещения, но девочки, которые их читают, могут больше узнать о стигме, чем о своей физиологии. В одном буклете прямо говорилось, что «ваша главная задача, вероятно, будет заключаться в том, чтобы избежать несчастных случаев с подходящей впитывающей подушечкой, избежать ощущения намокания и использовать непокрытую подушку». Акцент на секретности и возможности смущения присутствует во всех буклетах, и этот акцент может способствовать негативному отношению к менструации (Hoerster, Chrisler, and Gorman, 2003).

Наконец, менструальная стигма сохраняется косвенно через молчание. Менструации обычно избегают в разговоре (Kissling 1996), за исключением определенных обстоятельств (например, наедине с подругами и родственниками, на уроках санитарного просвещения или биологии, в кабинете врача). Большинство взрослых американцев, опрошенных для The Tampax Report (1981), согласились с тем, что менструацию не следует обсуждать в «смешанной компании», и многие считали, что ее не следует обсуждать с семьей дома.Уильямс (1983) обнаружил, что 33% опрошенных ею девочек-подростков не говорили о менструации со своими отцами, и почти все ее участники согласились, что девочки не должны обсуждать менструацию с мальчиками. Даже психотерапевты сообщают, что испытывают дискомфорт, когда их клиентки хотят обсудить некоторые аспекты менструации (Rhinehart 1989). Когда учителя разделяют девочек и мальчиков для просмотра фильмов о половом созревании, и когда матери устраивают индивидуальные личные беседы с дочерьми о «фактах жизни», они передают не только факты, но и рекомендации по общению; они отмечают менструацию «как особую тему, а не для обычного разговора» (Kissling 1996, 495).Эксклюзивные беседы, проводимые наедине, передают идею о том, что менструация - это неприятное событие, которое необходимо скрывать от других и никогда не обсуждать открыто.

Табу на общение подтверждается существованием десятков эвфемизмов для обозначения менструации (Ernster 1975; Golub 1992), и эти эвфемизмы можно найти в культурах по всему миру. Эрнстер (1975) исследовал коллекцию американских выражений в Фольклорном архиве Калифорнийского университета в Беркли, и она сгруппировала их по категориям. Например, некоторые относятся к посетительницам женского пола (например, «Мой друг здесь» 6), другие - к цикличности (например, «Это снова то время», «мое время месяца / луны», «мои месячные, 6), болезнь или бедствие (например, «проклятие», «несчастье», «я под непогоду» 6), природа (например, «цветы», «дар матери-природы» 7) , покраснение или кровь (например, «Я сегодня ношу красные туфли», «красная чума», «красная луна», «кровавая плеть», 6–7) или продукты менструального цикла (например, «на тряпке, «Кататься на хлопковой пони», «использовать матрасы для мыши», 6).Некоторые из этих эвфемизмов до сих пор широко используются (Chrisler 2011), а новые, несомненно, были изобретены. Если бы менструальная кровь не подвергалась стигматизации, не было бы причин называть ее иначе, чем ее формальное название: менструация или менструация.

Хотя феминистские ученые и активисты (например, Owen 1993; Stepanich 1992; Taylor 2003; Wind 1995; см. Также Bobel 2006, 2010) пытались продвигать празднование менархе и менструации, их позитивные идеи могут быть омрачены стигматизацией. Сообщения.Даже те женщины и девушки, которые усваивают позитивные послания, могут оказаться в замешательстве относительно того, как праздновать то, что должно быть скрыто. Их опасения по поводу последствий этого могут быть вполне обоснованными.

Последствия стигмы менструации

Стигма менструации отрицательно сказывается на здоровье, сексуальности, благополучии и социальном статусе женщин. Одно из последствий, наиболее часто упоминаемых в литературе, - это неловкость и повышенная бдительность, связанные с опасениями по поводу раскрытия своего менструального статуса.Oxley (1998) обнаружил, что как студентки, так и женщины, работающие в медицинских профессиях, сообщали о высоком уровне самосознания во время менструации. Их поведение и действия, которых они избегали, отражали их решимость скрыть свой менструальный статус от других. Например, они носили мешковатую одежду и предпочитали тампоны прокладкам. Они избегали плавания и сексуальной активности во время менструации, часто из-за беспокойства о том, как другие отреагируют на их менструальную кровь.Исследователь пришел к выводу, что женщины могут чувствовать себя непривлекательными во время менструации, потому что эффекты менструального цикла (например, вздутие живота, прыщи) указывают на то, что их предали их тела. Она утверждала, что для того, чтобы женщины могли принимать себя каждый день месяца, культура должна изменить взгляд на менструацию, а сами женщины должны больше контролировать свое восприятие менструации. Другими словами, женщины должны сопротивляться, а культура должна уменьшать стигму.

Самоконтроль, который женщины проводят, чтобы быть уверенными, что они лучше всего выглядят и что их менструальный статус скрыт, связан с концепцией самоконтроля Фуко (Foucault 1979). В исследовании женщин, которые соответствовали критериям тяжелого ПМС, Ашер (2004) обнаружил, что женщины понимали, испытывали и интерпретировали симптомы ПМС как нарушения норм «соответствующей» женственности (например, сопротивление потребности воспитывать других самостоятельно. расходы, проявление гнева или раздражения, которые обычно скрывают, воспринимая свое тело как непослушное или неконтролируемое).Ашер утверждал, что склонность женщин патологизировать предменструальный опыт и применять к себе ярлык ПМС представляет собой форму поведенческого самоконтроля, которая позволяет им дистанцироваться от своего воплощенного я в попытке сохранить свою женственность. Ошибки в самоконтроле, такие как решение сказать «нет» другим, могут быть списаны на тело, а не на собственные желания женщины.

Теория объективации (Fredrickson and Roberts 1997) может помочь объяснить, почему некоторые женщины стесняются менструации и идут на необычные меры, чтобы скрыть или устранить свои месячные.Сексуальная объективация происходит, когда женщина чувствует, что она отделена от частей своего тела, которые считаются сексуальными, например, груди и ягодиц, или представлены ими (Bartky 1990). В культуре, где женские тела обычно подвергаются сексуальной объективизации, женщины сами могут усвоить сексуальную объективизацию своего тела и смотреть на себя через призму критического мужского взгляда. Эта самообъективация может побудить женщин постоянно контролировать себя и соответственно изменять свое представление о себе.Такой взгляд на себя имеет негативные последствия для психологического и сексуального благополучия (Muehlenkamp and Saris-Baglama 2002; Szymanski and Henning 2007; Tylka and Hill 2004). Голденберг и Робертс (2004) применили принципы теории управления страхом (Гринберг, Пищински и Соломон, 1986) для объяснения широко распространенного негативного отношения к менструации. Они утверждали, что менструация и другие репродуктивные функции служат напоминанием о тварной и, следовательно, смертной природе человека и близости женщин к природе.Стремясь развеять экзистенциальную тревогу по поводу смертности, женщины могут дистанцироваться от менструации, придерживаясь культурных стандартов красоты. Обе эти теории проливают свет на объяснения самосознания женщин во время менструации и социальной стигмы, связанной с менструацией.

Исследователи-феминистки начали рассматривать влияние самообъективации на отношение к менструации - телесной функции, несовместимой с восприятием тела как сексуального объекта или сексуально доступного для других.Было обнаружено, что женщины, склонные к самообъективации, особенно негативно относятся к менструации (Johnston-Robledo et al. 2007; Roberts 2004). Студентки с более высокой склонностью к самообъективации также сказали, что они предпочли бы не иметь менструальных циклов (Johnston-Robledo et al.2003), и сообщили о положительном отношении к устранению менструации с помощью непрерывных оральных контрацептивов (т. Е. Менструальных циклов). подавление; Джонстон-Робледо и др. 2007).Таким образом, самообъективация может привести к тому, что женщина будет испытывать чувство стыда перед множеством репродуктивных событий, включая менструацию, роды и кормление грудью (Johnston-Robledo et al. 2007). Стыд и заниженная самооценка наносят психологический ущерб и могут побуждать женщин к принятию репродуктивных решений (например, подавление менструального цикла, плановое кесарево сечение, сексуальное поведение с высоким риском), которые могут иметь негативные последствия для их физического здоровья (Andrist 2008; Johnston- Робледо и др.2007; Ковальски и Чаппл, 2000; Schooler et al. 2005).

Еще одним следствием менструальной стигмы является соблюдение сексуального табу, то есть избегание интимных половых отношений во время менструации. В исследовании сексуального поведения Latinas / os во время менструации подавляющее большинство опрошенных женщин сообщили, что избегают прикосновений к гениталиям, орального секса и половых сношений во время менструального кровотечения; мужчины также сообщили, что избегали подобных действий с сексуальными партнерами во время менструации (Davis et al.2002). Почему женщины должны быть связаны древними опасениями по поводу нечистоты менструальной крови? Менструация - хорошее время для секса, если партнеры хотят избежать беременности, а оргазм, как говорят, облегчает менструальные спазмы (Boston Women’s Health Book Collective 2005). Танфер и Арал (1996) сообщили, что женщины, у которых было больше половых партнеров на протяжении всей жизни и более частые половые контакты, с большей вероятностью занимались сексом во время менструации, чем женщины с меньшим количеством партнеров или менее частыми сексуальными контактами. Европейские американские женщины чаще, чем афроамериканские и латиноамериканские женщины, говорили, что занимались сексом во время менструации.Ремпель и Баумгартнер (2003) обнаружили, что женщины, считавшие менструацию нормальным и общественно приемлемым событием, имели более высокие баллы по показателю личного комфорта с сексуальностью и с большей вероятностью вступали в сексуальные отношения во время менструации, чем женщины, которые не имели такого положительного отношения к сексу. менструация. Напротив, Schooler et al. (2005) обнаружили, что студентки, испытывавшие чувство стыда в связи с менструацией, сообщали о меньшем сексуальном опыте и большем риске сексуального поведения, чем те, у кого был низкий балл по критерию менструального стыда.

Наконец, мы считаем, что стигма и табу на менструацию одновременно отражают более низкий социальный статус женщины и способствуют ему. В своем классическом игривом эссе Глория Стайнем (1978) представила, что, если бы у мужчин была менструация, менструация стала бы завидным, достойным похвалы событием для мужчин. Она предложила, например, что «санитарные принадлежности будут финансироваться из федерального бюджета и бесплатно» (110). Ее эссе помогает читателям понять, что менструация как биологический, культурный и политический феномен является «проблемой» только потому, что ее делают женщины.

Forbes et al. (2003) обнаружили, что как мужчины, так и студентки колледжа оценили менструирующую женщину как менее сексуальную, более нечистую и более раздражительную, чем женщины в целом. Marván et al. (2008) попросили студентов колледжей в США и Мексике перечислить слова, которые приходили им в голову, когда они читали утверждения: «У женщины менструация. . . »И« Женщина в предменструальном периоде. . . » В анализ были включены только слова, которые были упомянуты не менее чем 50% из 349 студентов. Участники перечислили 92 отрицательных слова, которые были сгруппированы в следующие категории: отрицательный аффект (например, грустный, разочарованный), бездействие (например, усталость, слабость), раздражение (например, отчаяние, нытье), нестабильность (например, непредсказуемый, капризный), ограничение / отторжение (например, неспособность, нелюбовь) и физические симптомы (например, спазмы, вздутие живота).В отличие от них, они могли придумать только 55 нейтральных слов (например, циклический, используя блокноты) и 33 положительных слова (например, активный, красивый). Несмотря на стигматизацию, 50% участников считали, что женщины активны и красивы даже «в это время месяца».

Ковальски и Чаппл (2000) исследовали влияние социальной стигмы менструации на поведение женщин, управляющее впечатлениями. Они поручили молодым студенткам пройти «собеседование» с сообщником-мужчиной.У пятидесяти процентов этих женщин в то время были менструации; другие не были. Мужчина-«интервьюер» знал о менструальном статусе 50% женщин в каждой группе и не знал о менструальном статусе других. Менструирующие участницы, опрошенные мужчиной, который знал об их менструальном статусе, полагали, что они произвели на него более негативное впечатление, чем женщины из трех других групп думали, что они имели. Они также меньше заботились о том, чтобы произвести на него положительное впечатление, чем женщины из других групп.

Робертс и др. (2002) стимулировали менструальный статус, манипулируя тем, уронил ли их научный сотрудник тампон или заколку для волос, где участники исследования могли видеть, как она это делает. Студенты и мужчины, и женщины в состоянии тампона позже оценили научного сотрудника как менее компетентного и симпатичного, чем участники в состоянии с заколкой для волос. Те, кто видел, как она уронила тампон, также проявляли тенденцию сидеть дальше от нее во время сбора данных, чем те, кто видел, как она уронила заколку для волос.Результаты этого исследования показывают, что старые представления о стигме, табу и загрязнении все еще в силе. Эта работа предполагает, что разрывы в сокрытии женщинами своего менструального статуса приводят как к социальному дистанцированию, так и к негативному восприятию.

Очевидно, необходимы дополнительные исследования того, как менструальный статус женщины может влиять на то, как другие люди взаимодействуют с ними и воспринимают их. Однако, похоже, желание и попытки женщин скрыть свой менструальный цикл могут быть вполне обоснованными. Было бы интересно изучить, как люди реагируют на женщин, которые активно нарушают культурную норму о том, что менструация должна быть скрыта (например, открыто обсуждая это или вымывая альтернативный менструальный продукт, такой как «хранительница», в общественном туалете. ).

Самоконтроль на предмет утечек и запахов и самоконтроль поведенческих или эмоциональных ключей к менструальному статусу - это пустая трата времени и психической энергии женщины, которую можно было бы потратить на более важные или интересные занятия. Янг (2005) утверждала, что менструация является источником угнетения для женщин из-за стыда, связанного с ежемесячным кровотечением, и проблем, с которыми женщины сталкиваются во время менструации в общественных местах (например, на работе и в школе), и она утверждала, что менструация делает женщин «гомосексуалистами». в обществе, которое идентифицирует мужчину без менструации как «нормального» человека.Она предположила, что менструирующие женщины, по сути, «в тайне» о своем стигматизированном менструальном статусе. «Социальные отношения соматофобии и женоненавистничества по-прежнему влияют на женщин, при некоторых обстоятельствах, угроза« выскочить »из состояния менструации, иногда с серьезными последствиями для их самооценки или возможностей для получения выгоды» (Young 2005, 113). Менструальный этикет требует, чтобы женщины скрывали свои менструальные выделения и оставались в менструальном туалете, если они хотят занимать общественные места вместе с мужчинами и женщинами без менструации (Laws 1990; Young 2005).Но этикет, как и стигматизация, зависит от социального, культурного и исторического контекста, и контексты могут меняться.

Противодействие стигме менструации

Что бы произошло, если бы больше женщин, таких как Ванесса Тигс и Петра Пол, захотели нарушить культурные нормы? Мы не предлагаем романтизировать менструальный цикл, что все женщины должны праздновать каждую менструацию, которую они испытывают, или что менструация является центральным элементом женственности или женственности. Однако мы действительно считаем, что клеймо менструации ограничивает поведение женщин и ставит под угрозу их благополучие.Есть много разных способов избавиться от стигмы, что является важным шагом на пути к «менструальной справедливости» (Kissling 2006, 126).

Калпеппер (1992) предположила, что простой разговор о менструации может вызвать более позитивное отношение, и она разработала семинары, направленные на повышение «менструального сознания» женщин, чтобы облегчить эти разговоры. Вопросы, которые девушки и женщины обсуждали на ее семинарах, включали названия менструаций, отношения и истории о менструациях, а также обычаи, связанные с менструацией.Если бы менструация обсуждалась более открыто, девочкам и женщинам было бы легче признать положительные аспекты менструации и бросить вызов другим, если они сделают предположения, что все женщины ненавидят свои месячные и хотят их прекратить. Когда исследователи пытаются спросить, женщины говорят о положительных аспектах менструации (Chrisler et al., 1994; Johnston-Robledo et al., 2003) и выражают озабоченность по поводу устранения ежемесячных кровотечений за счет постоянного использования оральных контрацептивов (Johnston-Robledo et al.2003; Rose, Chrisler и Couture 2008).

Есть некоторые свидетельства того, что девочки-подростки пытаются сопротивляться и бросать вызов традиционным нормам, касающимся менструации, посредством социальных взаимодействий, которые происходят в сети среди сверстников. Полак (2006) исследовал чаты, доски объявлений, веб-сайты и домашние страницы отдельных девочек, чтобы узнать больше о том, как девочки-подростки, или «gURL», строят и переживают менструацию. Ее наблюдения показывают, что девочки «переписывают» доминирующий негативный нарратив о менструации, который передавался в их жизни как производителями женской гигиены, так и взрослыми, такими как их матери и бабушки.

Полак обнаружил, что американские девочки-подростки используют онлайн-пространство, чтобы откровенно и открыто говорить о менструации. Например, они отвечали на вопросы друг друга, подтверждали опыт друг друга и поощряли друг друга рассказывать своим парням о менструации. Полак отметил отсутствие эвфемизмов и даже некоторого открытого диалога о чрезвычайно стигматизируемых аспектах менструации, таких как различные цвета и консистенция менструальной крови. Она утверждала, что эти новые онлайн-разговоры о менструации могут способствовать развитию личности девочек и их здоровому воплощению.Хотя Полак признала, что на этом форуме могут отсутствовать девушки, у которых нет непосредственного доступа к компьютерам, она не рассматривала, как этническая принадлежность, социальный класс или сексуальная ориентация могли повлиять на идеи, диалог или сообщения девочек. Интересно учитывать, что относительная анонимность чатов может облегчить обсуждение тем, которые являются табу в личных беседах.

Тем не менее, разговоры о менструации лицом к лицу также более распространены, чем раньше, особенно среди сверстников-подростков.Фингерсон (2006) провел серию однополых групповых интервью с преимущественно европейскими американскими мальчиками и девочками-подростками, чтобы изучить их «менструальный разговор». Она пришла к выводу, что некоторые девушки получают свободу воли и полномочия от менструации. Темы, отражающие этот вывод, включают в себя склонность девочек принимать вызовы по управлению своими менструальными потоками, использовать и пользоваться привилегией обладать знаниями о своем теле, которых у мальчиков не было, и бросать вызов доминирующим и часто негативным социальным нормам в отношении менструации.Хотя открытый разговор о табуированных темах является важным способом противодействия стигме, некоторые девочки приписывают расширение прав и возможностей, полученное в результате менструации, их способностью смущать мальчиков простым упоминанием тампонов или менструальной крови. Подобно художникам Тигсу и Полу, эти девушки используют шок, чтобы разрушить правило, согласно которому менструация должна быть скрыта от публичных площадей, но это клеймо, которое позволяет им смущать мальчиков по своему желанию. В новой кампании печатной рекламы UKotex потребителей побуждают разорвать порочный круг дискомфорта, связанного с тампонами, и открыто рассказать о них (Newman 2010).Эта цель достойна восхищения, но слоганы для некоторых рекламных объявлений (например, «Я привязал тампон к кольцу для ключей, чтобы мой брат не взял мою машину. Это сработало») одновременно бросают вызов и усиливают клеймо менструации.

Девочки, живущие в США, одновременно узнают, что менструация важна и естественна и что они должны скрывать и игнорировать ее (Charlesworth 2001). Как бы это изменилось, если бы мы праздновали менархе? В отличие от американцев, люди из разных стран мира признают этот важный ритуал перехода через различные ритуалы, такие как специальное собрание или вечеринка (Chrisler and Zittel 1998).Поначалу почетный гость может почувствовать себя смущенным, но вечеринка может помочь ей осознать, что она, как и другие девушки и женщины в ее жизни, может преодолеть смущение и иметь позитивное, даже игривое отношение к менструации. В Интернете есть множество организаций, таких как Red Web Foundation (www.redwebfoundation.org) и First Moon (www.celebrategirls.org), которые предоставляют специальные наборы для празднования менархе и многие другие ресурсы для повышения менструального сознания.

Социальная стигма менструации может быть оспорена путем анализа менструации в массовой культуре.Например, социологи обнаружили, что популярная пресса изобилует статьями о менструации, которые усиливают и закрепляют стигматизирующие сообщения и предоставляют неточную информацию о менструации и предменструальных изменениях (Chrisler and Levy, 1990; Johnston-Robledo, Barnack, and Wares, 2006). Ясно, что читателей популярных журналов и газет следует поощрять задавать вопросы и обсуждать то, что они читают о менструации в этом материале.

Другие сопротивлялись и бросали вызов стигматизации менструации путем создания менструальной контркультуры.В своем виртуальном музее Гарри Финли собрал рассказы женщин об их опыте менструации, а также множество изображений рекламы, средств гигиены и других артефактов, которые он размещает на своем веб-сайте (www.mum.org). В своей работе о менструальной контркультуре Кисслинг (2006) отметила, что коллекция Финли имеет большой образовательный потенциал, поскольку она бросает вызов широко распространенным представлениям о том, что считается публичным и частным. Художница / поэтесса Женева Качман и несколько ее друзей объявили понедельник перед Днем матери менструальным понедельником, праздником в честь менструации.Она разрабатывает и распространяет наборы для этого праздника, в том числе вечеринки из аппликаторов тампонов (www.moltx.org). Песня Ани ДиФранко Blood in the Boardroom - редкий пример популярной музыки о менструации. В своей книге Cunt феминистка третьей волны Инга Мускио (2002) откровенно, с юмором и революционно написала о многих различных аспектах менструации. Особенно убедительны ее работы об альтернативных продуктах для менструального цикла. Возможно, это вдохновит женщин попробовать альтернативу прокладкам или тампонам.

Важным способом снижения стигмы является социальная активность. Бобель (2006, 2008, 2010) много писал об истории менструального активизма, а также о множестве способов, которыми современные менструальные активисты привлекают внимание к вредным для здоровья и окружающей среде изделиям гигиены во время менструации через организации, политические акции, журналы и другие публикации. . Такая работа может помочь людям понять, в какой степени социальная стигма менструации подпитывает и увековечивает потребительство.Наконец, медицинские работники начинают признавать и пропагандировать менструацию как важный индикатор, даже жизненно важный показатель общего состояния здоровья девочек и женщин (Diaz, Laufer, and Breech, 2006; Stubbs, 2008). Миссия кампании Project Vital Sign (www.projectvitalsign.org) - повысить осведомленность о роли менструации в психологическом и физическом здоровье женщин с конечной целью поощрения открытого диалога о менструации между медицинскими работниками и их пациентками.Попытки политизировать и / или нормализовать менструальный цикл могут иметь большое значение для снижения его стигматизированного статуса.

Заключение

Рассмотрение менструации как источника социальной стигмы имеет многообещающие последствия для теории, исследований и практики. Мы продемонстрировали, что менструация соответствует всем трем категориям, предложенным Гоффманом (1963), и проанализировали значительный объем литературы, подтверждающей стигматизируемый статус менструации, способы, посредством которых стигма передается, и последствия стигмы.Все эти области заслуживают постоянного теоретического развития и эмпирических исследований. Очевидно, что стигматизируемый статус менструации пагубно сказывается на самооценке девочек и женщин, имидже тела, самопрезентации и сексуальном здоровье. Феминистские терапевты, педагоги и медицинские работники могут рассмотреть способы смягчения этих негативных последствий и помочь девочкам и женщинам в их усилиях противостоять стигматизации менструации. Не менее важны данные, свидетельствующие о том, что менструальный статус, как реальный, так и символический, усиливает и вызывает негативное отношение к женщинам.Преодоление стигматизации менструации и обучение ценить или, по крайней мере, не ненавидеть менструацию, может положительно сказаться на благополучии девочек и женщин, а также на их социальном статусе.

Примечание

1.

«Менструальный знак: менструация как социальная стигма» Ингрид Джонстон-Робледо и Джоан К. Крислер впервые была опубликована в 2013 году в журнале Sex Roles . 68 (1–2): 9–18. Печатается с разрешения. Дальнейшее воспроизведение или распространение материала без разрешения издателя запрещено.

Ссылки

  • Бартки, С. Л. (1990). Женственность и доминирование: исследования феноменологии угнетения. Нью-Йорк: Рутледж.

  • Бобель, К. (2010). Новая кровь: феминизм третьей волны и политика менструации. Нью-Брансуик: Издательство Университета Рутгерса. Бостонский сборник книг по женскому здоровью. (2005). Наши тела, мы сами: новое издание для новой эры. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

  • Бостонский фонд женской книги по охране здоровья. (2005). Наши тела, мы сами: новое издание для новой эры. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

  • Бакли Т. и Готтлиб А. (1988). Магия крови: антропология менструации. Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press.

  • Чарльзуорт, Д. (2001). Парадоксальные построения себя: информирование молодых женщин о менструации. Женщины и язык, 24, 13–20.

  • Чеслер, Г.(Продюсер и режиссер). (2006). Период: конец менструации [Кинофильм]. Нью-Йорк: Гильдия кино.

  • Крислер, Дж. К. (2002). Гормональные заложники: культурное наследие ПМС как правовой защиты. В: Л. Х. Коллинз, М. Р. Данлэп и Дж. К. Крислер (ред.), «Обрисовывая новый курс феминистской психологии» (стр. 238–252). Вестпорт: Прегер.

  • Крислер, Дж. К. (2007). ПМС как синдром, связанный с культурой. В J. C. Chrisler, C. Golden, & P. ​​D. Rozee (Eds.), Лекции по психологии женщины (стр. 154–171). Бостон: Макгроу Хилл.

  • Крислер, Дж. К., и Каплан, П. Дж. (2002). Странный случай доктора Джекилла и мисс Хайд: как ПМС стал культурным феноменом и психическим расстройством. Ежегодный обзор сексуальных исследований, 13, 274–306. [PubMed: 12836734]
  • Cicurel, I.E. (2000). Раввинат против израильских (еврейских) женщин: миква как оспариваемое владение.Нашим: Журнал исследований еврейских женщин, 3, 164–190.

  • Crocker, J., Major, B., & Steele, C. (1998). Социальное клеймо. В Д. Т. Гилберте, С. Т. Фиске и Г. Линдзи (ред.), Справочник по социальной психологии (4-е изд., Том 2, стр. 504–553). Бостон: Макгроу-Хилл.

  • Калпеппер, Э. Э. (1992). Повышение менструального сознания: личностный и педагогический процесс. В А. Дж. Дэн и Л. Л. Льюисе (ред.), Менструальное здоровье в жизни женщин (стр.274–284). Чикаго: Иллинойсский университет Press.

  • Дэвис, А. Р., Новыгрод, С., Шабсай, Р., и Вестхофф, К. (2002). Влияние вагинального кровотечения на сексуальное поведение городских, испаноязычных женщин и мужчин. Контрацепция, 65, 351–355. https: // doi .org / 10.1016 / s0010-7824 (02) 00279-2. [PubMed: 12057788] [CrossRef]
  • Delaney, J., Lupton, M. J., & Toth, E. (1987). Проклятие: культурная история менструации (Rev.ред.). Урбана: Университет Иллинойса Press.

  • Диаз, А., Лауфер, М., и Брич, Л. (2006). Менструация у девочек и подростков: использование менструального цикла как жизненно важного показателя. Педиатрия, 118 (5), 2245–2250. [PubMed: 17079600] [CrossRef]
  • Dovidio, J. F., Major, B., & Crocker, J. (2000). Стигма: Введение и обзор. В Т. Ф. Хезертон, Р. Э. Клек, М. Р. Хебл и Дж. Г. Халл (ред.), Социальная психология стигмы (стр. 1-28). Нью-Йорк: Гилфорд.

  • Фингерсон, Л.(2006). Девушки у власти: пол, тело и менструация в подростковом возрасте. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка.

  • Фуко, М. (1979). Дисциплина и наказание: Рождение тюрьмы. Лондон: Пингвин.

  • Гоффман, Э. (1963). Стигма: Примечания по управлению испорченной идентичностью. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

  • Goldenberg, J. L., & Roberts, T.-A. (2004). Чудовище в красоте: экзистенциальный взгляд на объективацию и осуждение женщин.В книге Дж. Гринберга, С. Л. Коула и Т. Пещазинского (ред.), Справочник по экспериментальной экзистенциальной психологии (стр. 71–85). Нью-Йорк: Гилфорд.

  • Голуб С. (1992). Периоды: от менархе до менопаузы. Ньюбери Парк: Сейдж.

  • Гринберг, Дж., Пищинский, Т., и Соломон, С. (1986). Причины и последствия потребности в самооценке: теория управления терроризмом. В Р. Ф. Баумейстере (ред.), «Общественное и частное я» (стр. 189–212). Нью-Йорк: Спрингер. [CrossRef]
  • Херек, Г.М. (2009). Сексуальная стигма и сексуальные предрассудки в США: концептуальная основа. В Д. А. Хоупе (ред.), Современные взгляды на идентичность лесбиянок, геев и бисексуалов (стр. 65–111). Нью-Йорк: Спрингер.

  • Хаупперт К. (1999). Проклятие: Противостояние последнему неуместному табу. Нью-Йорк: Фаррар, Штраус и Жиру.

  • Кисслинг, Э. А. (2006). Использование проклятия: дело менструации.Боулдер: Риннер.

  • Laws, S. (1990). Проблемы крови: политика менструации. Лондон: Макмиллан. [CrossRef]
  • Lee, J., & Sasser-Coen, J. (1996). Истории крови: Менархе и политика женского тела в современном обществе США. Нью-Йорк: Рутледж.

  • Марван, М. Л., Ислас, М., Вела, Л., Крислер, Дж. К., и Уоррен, Э. А. (2008). Стереотипы женщин на разных этапах репродуктивной жизни: данные из Мексики и США.S. Health Care for Women International, 29, 673–687. https: // doi .org / 10.1080 /07399330802188982. [PubMed: 18663628] [CrossRef]
  • Muscio, I. (2002). Пизда: Декларация независимости. Эмеривилл: печать печати.

  • Ньюман, А. А. (16 марта 2010 г.). Восстание против обычно уклончивой рекламы женской заботы. Нью-Йорк Таймс, стр. B3.

  • Оуэн, Л. (1993). Ее кровь - золото: празднует силу и тайну менструации.Сан-Франциско: Харпер.

  • Оксли, Т. (1998). Менструальное управление: предварительное исследование. Феминизм и психология, 8, 185–191. [CrossRef]
  • Полак, М. (2006). От проклятия к тряпке: Интернет-адреса gURL переписывают повествование о менструации. В Y. Jiwani, C. Steenbergen & C. Mitchell (Eds.), Девичество: новое определение границ (стр. 191–207). Нью-Йорк: Black Rose Books.

  • Райнхарт, Э. Д. (1989, июнь). Ответы психотерапевтов на тему менструации в психотерапии.Документ, представленный на собрании Общества исследования менструального цикла, Солт-Лейк-Сити, штат Юта.

  • Робертс, Т.-А., Гольденберг, Дж. Л., Пауэр, К., & Пищински. (2002). «Женская защита»: влияние менструации на отношение к женщинам. Psychology of Women Quarterly, 26, 131–139. https: // doi .org / 10.1111 / 1471-6402.00051.
  • Роуз, Дж. Г., Крислер, Дж. К., & Couture, S. (2008). Отношение молодых женщин к постоянному использованию оральных контрацептивов: влияние положительного отношения к менструации на готовность женщин подавить менструацию.Международная организация здравоохранения для женщин, 29, 688–701. https: // doi .org / 10.1080 /07399330802188925. [PubMed: 18663629] [CrossRef]
  • Schooler, D., Ward, M. L., Merriwether, A., & Caruthers, A. S. (2005). Циклы стыда: менструальный стыд, стыд тела и принятие сексуальных решений. Журнал сексуальных исследований, 42, 324–334. https: // doi .org / 10.1080 /002244

    552288. [PubMed: 19827237] [CrossRef]
  • Stallabrass, J. (2006).Современное искусство: очень короткое введение. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. [CrossRef]
  • Steinem, G. (1978, октябрь). Если бы у мужчин могла менструация: политическая фантазия. Мисс, стр. 110.

  • Степанич К. К. (1992). Сестра Мун Лодж: Сила и тайна менструации. Вудбери: Ллевеллин.

  • Отчет Tampax, The. (1981). Нью-Йорк: Рудер, Финн и Ротман. Танфер К. и Арал С. О. (1996). Половой акт во время менструации и самооценка женских заболеваний, передающихся половым путем.Заболевания, передающиеся половым путем, 23, 395–401. [PubMed: 8885071]
  • Tanfer, K., and S.O. Aral. 1996. Половой акт во время менструации и самооценка истории болезней, передаваемых половым путем, среди женщин. Заболевания, передающиеся половым путем 23, 395–401. [PubMed: 8885071] [CrossRef]
  • Taylor, D. (2003). Красный цветок: переосмысление менструации. Колдуэлл: Blackburn Press.

  • Уильямс, Л. Р. (1983). Убеждения и отношение молодых девушек к менструации.В С. Голуба (ред.), Менархе: переход от девушки к женщине (стр. 139–148). Лексингтон: Книги Лексингтона.

  • Винд, Л. Х. (1995). Восход новой луны: восстановление священных обрядов менструации. Чикаго: Delphi Press.

  • Янг, И. М. (2005). Об опыте женского тела: «Бросать как девочка» и другие сочинения. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. [CrossRef]

Менструальный знак: менструация как социальная стигма - Справочник Палгрейва по исследованиям критических менструаций

В этой теоретической статье мы утверждаем, что менструация является источником социальной стигмы для женщин.Слово «стигма» относится к любому пятну или отметке, которая делает тело или характер человека неполноценным. Эта стигма передается через мощных агентов социализации в массовой культуре, таких как реклама и образовательные материалы. В нашем обзоре психологической литературы, касающейся отношения и опыта преимущественно американских девочек и женщин, мы демонстрируем, что стигматизированный статус менструации имеет важные последствия для их здоровья, сексуальности и благополучия. Мы утверждаем, что стигма менструации отражает и способствует более низкому социальному статусу женщины, и в заключение мы предлагаем способы противодействия этой стигме.

Ключевые слова:
Менструация, Стигма, Самообъективация, Женское здоровье, СМИ

Введение

1

Американская художница Ванесса Тигс (http://menstrala.blogspot.com) и немецкая художница Петра Пол (http : //mum.org/armenpau.htm) известны тем, что собирают свои менструальные выделения. Когда они собирают достаточно, они брызгают, брызгают и смаживают свои холсты кровью, создавая красивые и интригующие произведения искусства. Реакция на их работу включает шок от их дерзости, изумление перед их творчеством и отвращение к их готовности продемонстрировать одну из самых стигматизируемых флюидов в природе (www.truenuff.com/forums/showthread.php?135-Menstrual-Art-by-Vanessa-Tiegs&p=1371&viewfull=1). Один журналист (Heath 2007) задавался вопросом, следует ли правильнее называть работу Тигса искусством или биологической опасностью. Современные художники часто стремятся шокировать зрителей (Stallabrass 2006), но у этих художников есть более высокая цель (Chesler 2006; Cochrane 2009). Кажется, они хотят, чтобы мы спросили себя, почему мирские продукты природы так шокируют, учитывая, что большинство женщин испытывают менструации и управляют своими собственными менструальными выделениями на протяжении десятилетий своей жизни.Они хотят, чтобы мы обдумали, почему менструация, благоприятный процесс, необходимый для производства человеческой жизни, вызывает страх, отвращение и сравнение с токсичными отходами. Мы считаем, что зрители работ Тигса и Пола реагируют так же, как и они, потому что менструальная кровь - это заклейменное вещество. В этой теоретической статье мы рассматриваем феминистские исследования в отношении взглядов и опыта преимущественно американских девушек и женщин, чтобы обосновать аргумент о том, что менструация является источником социальной стигмы для женщин. Все исследования, цитируемые в этой статье, проводились с американскими образцами, если не указано иное.

Что такое стигма?

Согласно Гоффману (1963), слово стигма относится к любому пятну или отметке, которая отличает одних людей от других; он передает информацию о том, что у этих людей есть дефект тела или характера, который портит их внешний вид или идентичность. Это слово происходит от практики древних греков, которые клеймили преступников и рабов, чтобы обозначить их статус. Люди реагировали с отвращением, когда видели бренды, связанные с ворами или предателями, а граждане избегали социального взаимодействия с преступниками и рабами (Goffman 1963).Гоффман (1963, 4) разделил стигмы на три типа: «мерзости тела» (например, ожоги, шрамы, уродства), «пятна индивидуального характера» (например, преступность, пристрастия) и «племенная» идентичность или социальные маркеры, связанные с маргинализованными группами (например, пол, раса, сексуальная ориентация, национальность). Социальные психологи провели эмпирические исследования стигматизируемых состояний, чтобы определить, какие аспекты этих условий наиболее отталкивают других людей.Ключевыми параметрами являются: опасность (то есть предполагаемая опасность для других; например, ВИЧ-положительные люди), заметность (то есть очевидность отметки; например, уродство лица) и управляемость (то есть насколько ответственно индивидуум соответствует состоянию, например, является ли отметина врожденной, случайной или преднамеренной; например, ожирение из-за медицинского состояния или лечения или ожирение из-за «самоотверженности») (Crocker, Major, and Steele, 1998; Deaux et al. 1995; Frable 1993).Убеждения людей об управляемости стигматизируемого состояния (например, гомосексуализма) важны, потому что они влияют на то, насколько стигматизируемые люди не любят и отвергаются (Dovidio, Major, and Crocker 2000). Например, лесбиянки и геи больше нравятся и более принимаются людьми, которые считают, что сексуальная ориентация основана на биологической основе, а не на свободном выборе (Herek 2009).

Менструация как стигматизированное состояние

Мы утверждаем, что менструальная кровь - это стигматизирующий знак, который соответствует всем трем категориям Гоффмана.Менструальные ритуалы и гигиенические практики подразумевают, что, как и другие жидкости организма (Розин и Фэллон, 1987), менструальная кровь считается мерзостью. Некоторые утверждали, что менструальная кровь считается более отвратительной или вызывающей отвращение, чем другие жидкости организма, такие как грудное молоко (Bramwell 2001) и сперма (Goldenberg and Roberts 2004). В некоторых культурах женщины считаются нечистыми во время менструального цикла, и им необходимо принять ритуальную ванну (например, еврейскую микву), чтобы очиститься, прежде чем они смогут вступить в интимную связь с мужчиной (Cicurel 2000; Goldenberg and Roberts 2004).Учитывая отвращение к менструальной крови, пятно можно рассматривать как изъян на характере. На основе анализа содержания рекламы в австралийских журналах Raftos, Jackson and Mannix (1998) пришли к выводу, что эти объявления посылают читателям мощный сигнал о том, что утечки менструальной крови портят женственность женщины, потому что при правильном выборе продуктов она должна была сохранить свидетельство ее менструации вне поля зрения. Ли (1994) обнаружила, что 75% молодых женщин, с которыми она беседовала, испытывали или боялись утечек во время менструации.Она пришла к выводу, что видимые признаки менструации символизируют заражение девочек (Lee 1994). Робертс и др. (2002) смогли эмпирически продемонстрировать, что даже напоминания о менструальной крови (например, тампоны) могут вести к избеганию и социальному дистанцированию, что предполагает, что менструальная кровь может служить пятном на характере женщины. Поскольку менструация происходит только у девочек и женщин, менструальная кровь также указывает на принадлежность к племени женственности. Когда у девочек наступает менархе (то есть первая менструация), родители и другие люди относятся к ним иначе, чем раньше (Lee and Sasser-Coen 1996).Девушек после менархии предупреждают о сексуальности, говорят, что они теперь «взрослые», и призывают вести себя «по-женски», что ограничивает свободу поведения, которой они наслаждались в прошлом (Lee and Sasser-Coen 1996). Таким образом, менструация отмечает, что девушки и женщины отличаются от нормального и привилегированного мужского тела (Young 2005). Более того, если люди придерживаются культурных убеждений, что менструальный цикл вызывает у женщин физические (менструальная фаза) или умственные (предменструальная фаза) расстройства, тогда стигма менструации также отмечает женщин как больных, инвалидов, неконтролируемых, неженских или даже сумасшедшие (Chrisler, 2008; Chrisler, Caplan, 2002).

Менструальная кровь также отражает несколько ключевых аспектов стигматизированного состояния. Например, он считался опасным - как магическим, так и ядовитым (Голуб, 1992). Многие антропологи высказывают теории о происхождении и целях этого символизма, но, согласно Бакли и Готтлибу (1988), существует несколько твердо установленных антропологических теорий о том, почему менструальная кровь могла рассматриваться именно так. Возможно, менструация казалась волшебной, потому что до того, как была изучена физиология менструального цикла, люди не понимали, как женщины, которые не были ранены, могут кровоточить в течение пяти дней, не будучи серьезно ослабленными или убитыми.Поскольку мужчины сами не испытывали менструации, они, должно быть, боялись ее, возможно, опасались, что тесный контакт с менструальной кровью может нанести им физический ущерб или осквернить их своей связью с таинственным женским телом. Таким образом, менструация могла показаться ядовитой.

Эти идеи нельзя отбрасывать как наивные или примитивные; их остатки сохранились до наших дней и существуют сегодня. Культурные феминистки (например, Оуэн 1993; Степанич 1992; Ветер 1995), пропагандирующие празднование менструации с восхвалением Богини Луны, продолжают идею о взаимосвязи менструаций и магии.Еще в 1920-х и 1930-х годах ученые (см. Delaney, Lupton, and Toth 1987) пытались продемонстрировать, что менструирующие женщины выделяют так называемые менотоксины (то есть ядовитые элементы) в их менструальную кровь, пот, слюну, мочу и т. Д. слезы. В популярной культуре изображения женщин, находящихся в предменструальном периоде, вышедших из-под контроля и которые в любой момент могут стать оскорбительными или насильственными, укрепляют древнее представление о том, что менструация представляет собой опасность. В 1990-х годах в своей печально известной речи о «охоте на жирафов» конгрессмен Ньют Гингрич заметил, что женщинам-солдатам не место в окопах в те времена, когда они очень восприимчивы к инфекциям.Его замечания подразумевают, что менструирующие женщины каким-то образом отравляют себя и ослабляют их иммунную систему, но, возможно, что его действительно беспокоило, так это мысль о том, что предменструальные американские женщины-солдаты могут быть даже более опасными, чем враг для своих товарищей-мужчин (Chrisler and Caplan 2002).

Мы утверждаем, что менструация больше похожа на скрытое, чем на видимое клеймо, но это потому, что женщины прилагают много усилий, чтобы скрыть это (Oxley 1998). Средства гигиены во время менструального цикла (например, тампоны, прокладки) предназначены для впитывания жидкости и запахов, чтобы их не было видно сквозь одежду, чтобы они были достаточно маленькими, чтобы их можно было незаметно носить в сумочке и их можно было незаметно выбросить в контейнере для ванной (Kissling 2006). ).Обычно невозможно узнать наверняка, что у женщины менструация, если она не скажет об этом. . . или если менструальная кровь не просочится через ее одежду и не обнажит ее тогдашнее стигматизированное состояние.

До недавнего времени менструации нельзя было контролировать. Менструальный цикл - это сила природы; уровни гормонов колеблются в регулярном (или нерегулярном) ритме. Если женщины не страдали заболеванием (например, нервной анорексией, синдромом поликистозных яичников) или временным состоянием (например, беременность, лактация, низкий уровень жира в организме, часто наблюдаемый у бегунов на длинные дистанции), которые останавливали менструальный цикл, они могли ожидают менструации во время, определяемое их конкретным циклом.Однако с появлением оральных контрацептивов в 1960-х годах ученые доказали, что менструацию можно контролировать. Женщины традиционно принимали оральные контрацептивы ежедневно в течение трех недель, а затем не принимали таблетки в течение одной недели, чтобы избежать «прорывного кровотечения», напоминающего нормальную менструацию. Однако в последние годы непрерывные оральные контрацептивы стали предлагаться женщинам как способ избежать менструации в целом (Johnston-Robledo, Barnack, and Wares, 2006). Реклама предполагает, что женщины имеют «свободу» делать «выбор» в отношении менструации (Johnston-Robledo et al.2003 г.). Однако на фоне культурных посылов о том, что женщины всегда должны быть доступны (например, для мужчин и детей в их жизни) и избегать, если это вообще возможно, всего, что может смутить других (Chrisler 2008), мы можем Вскоре наступает момент, когда большинство людей считает, что женщинам следует прекратить менструальный цикл, если они не предпринимают активных попыток забеременеть. Это может усилить стигму тех, кто продолжает регулярно менструировать.

Передача стигматизации менструации

Большинству людей, шокирующим искусство Тигса и Пола, вероятно, никогда не говорили, что менструация - это стигматизируемое состояние, но их реакция предполагает, что они «знают» об этом.Стигма менструации передается нам каждый день различными социокультурными путями. Например, негативное отношение к менструации и культурные представления о менструальных и предменструальных женщинах передаются через продукты и средства массовой информации (например, рекламу, журнальные статьи, книги, телевидение), которые мы видим каждый день (Chrisler 2008; Erchull 2010).

Реклама - это культурные артефакты, которые играют важную роль в социальном конструировании смысла (Merskin 1999).Реклама продуктов для менструации внесла свой вклад в табу на общение, подчеркнув секретность, избегание смущения и свежесть (Coutts, Berg, 1993; Delaney, Lupton, and Toth, 1987; Houppert, 1999; Merskin, 1999). Аллегорические изображения, такие как цветы и сердца, а также синяя, а не красноватая жидкость, использовались эвфемистически, чтобы способствовать секретности и деликатности (Merskin 1999). Реклама играет на страхе женщин быть обнаруженными как менструирующие, потому что открытие означает стигму (Coutts and Berg 1993).С изобретением прокладок для трусов рекламодатели начали призывать женщин использовать их продукты каждый день, чтобы они могли чувствовать себя «уверенными» в том, что они всегда будут «свежими» и незапятнанными (Berg and Coutts, 1994). Когда Оксли (1998) опросил 55 британских женщин об их опыте менструации, она обнаружила, что они повторяют многие темы в рекламе. Они чувствовали себя неловко во время менструации, предпочитали тампоны, потому что они «менее заметны», чем прокладки, считали, что менструальная кровь неприятна себе и другим, и поддерживали сексуальное табу.

Реклама - не единственная форма публичного обсуждения менструации. Отношения также передаются через книги, журналы и газетные статьи, шутки и другие культурные артефакты, такие как «юмористические» продукты, такие как поздравительные открытки и магниты на холодильник (Chrisler 2007, 2008). Большинство представлений в этих СМИ является негативным, и вместе они сформировали стереотип о менструирующих женщинах, особенно предменструальных женщинах, как о агрессивных, иррациональных, эмоционально лабильных, неконтролируемых, физически или психически больных.Мы видели наклейки на бампер (например, «Женщина с ПМС и ESP - сука, которая все знает»), кнопки (например, «Это не ПМС, я всегда психопат»), магниты (например, «Будь очень осторожно: у меня есть ПМС и пистолет »), мультфильмы, поздравительные открытки и книги (например,« Бешеные гормоны: неофициальное руководство по выживанию », на обложке которого актриса Джоан Кроуфорд изображена в роли убийцы с топором; Chrisler 2002). Если это то, что люди думают о женщинах, у которых менструация (или близкая к ней), неудивительно, что женщины пытаются скрыть это стигматизируемое состояние.

О стигматизируемом статусе менструации можно также сообщить через учебные буклеты, выпускаемые производителями гигиенических салфеток и тампонов; эти буклеты обычно пишут медсестры или инструкторы по санитарному просвещению, нанятые компаниями. Мы (Erchull et al. 2002) провели анализ содержания 28 из этих буклетов, которые были опубликованы между 1932 и 1997 годами, и обнаружили, что в буклетах гораздо больше внимания уделяется негативным, чем позитивным аспектам менструации. Спазмы, капризность и утечки - все это упоминалось часто, но взросление было единственным упомянутым положительным аспектом.Описания менструального цикла по большей части оставались расплывчатыми. Эстроген и прогестерон упоминаются менее чем в половине буклетов. Даже термины «менструация» и «овуляция» не использовались в каждом буклете, и только в одном буклете (выпущенном Planned Parenthood, а не производителем) на самом деле было слово «менархе» (термин, обозначающий первую менструацию у девочек). Иллюстрации тоже были проблематичными. В некоторых буклетах не было показано никаких внешних половых органов, а схемы женских репродуктивных органов часто представлялись отдельно от каких-либо телесных привязок или контуров тела, что затрудняет девушке представление о масштабе системы, если она не знать, где он находится.Эти буклеты используются для просвещения, но девочки, которые их читают, могут больше узнать о стигме, чем о своей физиологии. В одном буклете прямо говорилось, что «ваша главная задача, вероятно, будет заключаться в том, чтобы избежать несчастных случаев с подходящей впитывающей подушечкой, избежать ощущения намокания и использовать непокрытую подушку». Акцент на секретности и возможности смущения присутствует во всех буклетах, и этот акцент может способствовать негативному отношению к менструации (Hoerster, Chrisler, and Gorman, 2003).

Наконец, менструальная стигма сохраняется косвенно через молчание. Менструации обычно избегают в разговоре (Kissling 1996), за исключением определенных обстоятельств (например, наедине с подругами и родственниками, на уроках санитарного просвещения или биологии, в кабинете врача). Большинство взрослых американцев, опрошенных для The Tampax Report (1981), согласились с тем, что менструацию не следует обсуждать в «смешанной компании», и многие считали, что ее не следует обсуждать с семьей дома.Уильямс (1983) обнаружил, что 33% опрошенных ею девочек-подростков не говорили о менструации со своими отцами, и почти все ее участники согласились, что девочки не должны обсуждать менструацию с мальчиками. Даже психотерапевты сообщают, что испытывают дискомфорт, когда их клиентки хотят обсудить некоторые аспекты менструации (Rhinehart 1989). Когда учителя разделяют девочек и мальчиков для просмотра фильмов о половом созревании, и когда матери устраивают индивидуальные личные беседы с дочерьми о «фактах жизни», они передают не только факты, но и рекомендации по общению; они отмечают менструацию «как особую тему, а не для обычного разговора» (Kissling 1996, 495).Эксклюзивные беседы, проводимые наедине, передают идею о том, что менструация - это неприятное событие, которое необходимо скрывать от других и никогда не обсуждать открыто.

Табу на общение подтверждается существованием десятков эвфемизмов для обозначения менструации (Ernster 1975; Golub 1992), и эти эвфемизмы можно найти в культурах по всему миру. Эрнстер (1975) исследовал коллекцию американских выражений в Фольклорном архиве Калифорнийского университета в Беркли, и она сгруппировала их по категориям. Например, некоторые относятся к посетительницам женского пола (например, «Мой друг здесь» 6), другие - к цикличности (например, «Это снова то время», «мое время месяца / луны», «мои месячные, 6), болезнь или бедствие (например, «проклятие», «несчастье», «я под непогоду» 6), природа (например, «цветы», «дар матери-природы» 7) , покраснение или кровь (например, «Я сегодня ношу красные туфли», «красная чума», «красная луна», «кровавая плеть», 6–7) или продукты менструального цикла (например, «на тряпке, «Кататься на хлопковой пони», «использовать матрасы для мыши», 6).Некоторые из этих эвфемизмов до сих пор широко используются (Chrisler 2011), а новые, несомненно, были изобретены. Если бы менструальная кровь не подвергалась стигматизации, не было бы причин называть ее иначе, чем ее формальное название: менструация или менструация.

Хотя феминистские ученые и активисты (например, Owen 1993; Stepanich 1992; Taylor 2003; Wind 1995; см. Также Bobel 2006, 2010) пытались продвигать празднование менархе и менструации, их позитивные идеи могут быть омрачены стигматизацией. Сообщения.Даже те женщины и девушки, которые усваивают позитивные послания, могут оказаться в замешательстве относительно того, как праздновать то, что должно быть скрыто. Их опасения по поводу последствий этого могут быть вполне обоснованными.

Последствия стигмы менструации

Стигма менструации отрицательно сказывается на здоровье, сексуальности, благополучии и социальном статусе женщин. Одно из последствий, наиболее часто упоминаемых в литературе, - это неловкость и повышенная бдительность, связанные с опасениями по поводу раскрытия своего менструального статуса.Oxley (1998) обнаружил, что как студентки, так и женщины, работающие в медицинских профессиях, сообщали о высоком уровне самосознания во время менструации. Их поведение и действия, которых они избегали, отражали их решимость скрыть свой менструальный статус от других. Например, они носили мешковатую одежду и предпочитали тампоны прокладкам. Они избегали плавания и сексуальной активности во время менструации, часто из-за беспокойства о том, как другие отреагируют на их менструальную кровь.Исследователь пришел к выводу, что женщины могут чувствовать себя непривлекательными во время менструации, потому что эффекты менструального цикла (например, вздутие живота, прыщи) указывают на то, что их предали их тела. Она утверждала, что для того, чтобы женщины могли принимать себя каждый день месяца, культура должна изменить взгляд на менструацию, а сами женщины должны больше контролировать свое восприятие менструации. Другими словами, женщины должны сопротивляться, а культура должна уменьшать стигму.

Самоконтроль, который женщины проводят, чтобы быть уверенными, что они лучше всего выглядят и что их менструальный статус скрыт, связан с концепцией самоконтроля Фуко (Foucault 1979). В исследовании женщин, которые соответствовали критериям тяжелого ПМС, Ашер (2004) обнаружил, что женщины понимали, испытывали и интерпретировали симптомы ПМС как нарушения норм «соответствующей» женственности (например, сопротивление потребности воспитывать других самостоятельно. расходы, проявление гнева или раздражения, которые обычно скрывают, воспринимая свое тело как непослушное или неконтролируемое).Ашер утверждал, что склонность женщин патологизировать предменструальный опыт и применять к себе ярлык ПМС представляет собой форму поведенческого самоконтроля, которая позволяет им дистанцироваться от своего воплощенного я в попытке сохранить свою женственность. Ошибки в самоконтроле, такие как решение сказать «нет» другим, могут быть списаны на тело, а не на собственные желания женщины.

Теория объективации (Fredrickson and Roberts 1997) может помочь объяснить, почему некоторые женщины стесняются менструации и идут на необычные меры, чтобы скрыть или устранить свои месячные.Сексуальная объективация происходит, когда женщина чувствует, что она отделена от частей своего тела, которые считаются сексуальными, например, груди и ягодиц, или представлены ими (Bartky 1990). В культуре, где женские тела обычно подвергаются сексуальной объективизации, женщины сами могут усвоить сексуальную объективизацию своего тела и смотреть на себя через призму критического мужского взгляда. Эта самообъективация может побудить женщин постоянно контролировать себя и соответственно изменять свое представление о себе.Такой взгляд на себя имеет негативные последствия для психологического и сексуального благополучия (Muehlenkamp and Saris-Baglama 2002; Szymanski and Henning 2007; Tylka and Hill 2004). Голденберг и Робертс (2004) применили принципы теории управления страхом (Гринберг, Пищински и Соломон, 1986) для объяснения широко распространенного негативного отношения к менструации. Они утверждали, что менструация и другие репродуктивные функции служат напоминанием о тварной и, следовательно, смертной природе человека и близости женщин к природе.Стремясь развеять экзистенциальную тревогу по поводу смертности, женщины могут дистанцироваться от менструации, придерживаясь культурных стандартов красоты. Обе эти теории проливают свет на объяснения самосознания женщин во время менструации и социальной стигмы, связанной с менструацией.

Исследователи-феминистки начали рассматривать влияние самообъективации на отношение к менструации - телесной функции, несовместимой с восприятием тела как сексуального объекта или сексуально доступного для других.Было обнаружено, что женщины, склонные к самообъективации, особенно негативно относятся к менструации (Johnston-Robledo et al. 2007; Roberts 2004). Студентки с более высокой склонностью к самообъективации также сказали, что они предпочли бы не иметь менструальных циклов (Johnston-Robledo et al.2003), и сообщили о положительном отношении к устранению менструации с помощью непрерывных оральных контрацептивов (т. Е. Менструальных циклов). подавление; Джонстон-Робледо и др. 2007).Таким образом, самообъективация может привести к тому, что женщина будет испытывать чувство стыда перед множеством репродуктивных событий, включая менструацию, роды и кормление грудью (Johnston-Robledo et al. 2007). Стыд и заниженная самооценка наносят психологический ущерб и могут побуждать женщин к принятию репродуктивных решений (например, подавление менструального цикла, плановое кесарево сечение, сексуальное поведение с высоким риском), которые могут иметь негативные последствия для их физического здоровья (Andrist 2008; Johnston- Робледо и др.2007; Ковальски и Чаппл, 2000; Schooler et al. 2005).

Еще одним следствием менструальной стигмы является соблюдение сексуального табу, то есть избегание интимных половых отношений во время менструации. В исследовании сексуального поведения Latinas / os во время менструации подавляющее большинство опрошенных женщин сообщили, что избегают прикосновений к гениталиям, орального секса и половых сношений во время менструального кровотечения; мужчины также сообщили, что избегали подобных действий с сексуальными партнерами во время менструации (Davis et al.2002). Почему женщины должны быть связаны древними опасениями по поводу нечистоты менструальной крови? Менструация - хорошее время для секса, если партнеры хотят избежать беременности, а оргазм, как говорят, облегчает менструальные спазмы (Boston Women’s Health Book Collective 2005). Танфер и Арал (1996) сообщили, что женщины, у которых было больше половых партнеров на протяжении всей жизни и более частые половые контакты, с большей вероятностью занимались сексом во время менструации, чем женщины с меньшим количеством партнеров или менее частыми сексуальными контактами. Европейские американские женщины чаще, чем афроамериканские и латиноамериканские женщины, говорили, что занимались сексом во время менструации.Ремпель и Баумгартнер (2003) обнаружили, что женщины, считавшие менструацию нормальным и общественно приемлемым событием, имели более высокие баллы по показателю личного комфорта с сексуальностью и с большей вероятностью вступали в сексуальные отношения во время менструации, чем женщины, которые не имели такого положительного отношения к сексу. менструация. Напротив, Schooler et al. (2005) обнаружили, что студентки, испытывавшие чувство стыда в связи с менструацией, сообщали о меньшем сексуальном опыте и большем риске сексуального поведения, чем те, у кого был низкий балл по критерию менструального стыда.

Наконец, мы считаем, что стигма и табу на менструацию одновременно отражают более низкий социальный статус женщины и способствуют ему. В своем классическом игривом эссе Глория Стайнем (1978) представила, что, если бы у мужчин была менструация, менструация стала бы завидным, достойным похвалы событием для мужчин. Она предложила, например, что «санитарные принадлежности будут финансироваться из федерального бюджета и бесплатно» (110). Ее эссе помогает читателям понять, что менструация как биологический, культурный и политический феномен является «проблемой» только потому, что ее делают женщины.

Forbes et al. (2003) обнаружили, что как мужчины, так и студентки колледжа оценили менструирующую женщину как менее сексуальную, более нечистую и более раздражительную, чем женщины в целом. Marván et al. (2008) попросили студентов колледжей в США и Мексике перечислить слова, которые приходили им в голову, когда они читали утверждения: «У женщины менструация. . . »И« Женщина в предменструальном периоде. . . » В анализ были включены только слова, которые были упомянуты не менее чем 50% из 349 студентов. Участники перечислили 92 отрицательных слова, которые были сгруппированы в следующие категории: отрицательный аффект (например, грустный, разочарованный), бездействие (например, усталость, слабость), раздражение (например, отчаяние, нытье), нестабильность (например, непредсказуемый, капризный), ограничение / отторжение (например, неспособность, нелюбовь) и физические симптомы (например, спазмы, вздутие живота).В отличие от них, они могли придумать только 55 нейтральных слов (например, циклический, используя блокноты) и 33 положительных слова (например, активный, красивый). Несмотря на стигматизацию, 50% участников считали, что женщины активны и красивы даже «в это время месяца».

Ковальски и Чаппл (2000) исследовали влияние социальной стигмы менструации на поведение женщин, управляющее впечатлениями. Они поручили молодым студенткам пройти «собеседование» с сообщником-мужчиной.У пятидесяти процентов этих женщин в то время были менструации; другие не были. Мужчина-«интервьюер» знал о менструальном статусе 50% женщин в каждой группе и не знал о менструальном статусе других. Менструирующие участницы, опрошенные мужчиной, который знал об их менструальном статусе, полагали, что они произвели на него более негативное впечатление, чем женщины из трех других групп думали, что они имели. Они также меньше заботились о том, чтобы произвести на него положительное впечатление, чем женщины из других групп.

Робертс и др. (2002) стимулировали менструальный статус, манипулируя тем, уронил ли их научный сотрудник тампон или заколку для волос, где участники исследования могли видеть, как она это делает. Студенты и мужчины, и женщины в состоянии тампона позже оценили научного сотрудника как менее компетентного и симпатичного, чем участники в состоянии с заколкой для волос. Те, кто видел, как она уронила тампон, также проявляли тенденцию сидеть дальше от нее во время сбора данных, чем те, кто видел, как она уронила заколку для волос.Результаты этого исследования показывают, что старые представления о стигме, табу и загрязнении все еще в силе. Эта работа предполагает, что разрывы в сокрытии женщинами своего менструального статуса приводят как к социальному дистанцированию, так и к негативному восприятию.

Очевидно, необходимы дополнительные исследования того, как менструальный статус женщины может влиять на то, как другие люди взаимодействуют с ними и воспринимают их. Однако, похоже, желание и попытки женщин скрыть свой менструальный цикл могут быть вполне обоснованными. Было бы интересно изучить, как люди реагируют на женщин, которые активно нарушают культурную норму о том, что менструация должна быть скрыта (например, открыто обсуждая это или вымывая альтернативный менструальный продукт, такой как «хранительница», в общественном туалете. ).

Самоконтроль на предмет утечек и запахов и самоконтроль поведенческих или эмоциональных ключей к менструальному статусу - это пустая трата времени и психической энергии женщины, которую можно было бы потратить на более важные или интересные занятия. Янг (2005) утверждала, что менструация является источником угнетения для женщин из-за стыда, связанного с ежемесячным кровотечением, и проблем, с которыми женщины сталкиваются во время менструации в общественных местах (например, на работе и в школе), и она утверждала, что менструация делает женщин «гомосексуалистами». в обществе, которое идентифицирует мужчину без менструации как «нормального» человека.Она предположила, что менструирующие женщины, по сути, «в тайне» о своем стигматизированном менструальном статусе. «Социальные отношения соматофобии и женоненавистничества по-прежнему влияют на женщин, при некоторых обстоятельствах, угроза« выскочить »из состояния менструации, иногда с серьезными последствиями для их самооценки или возможностей для получения выгоды» (Young 2005, 113). Менструальный этикет требует, чтобы женщины скрывали свои менструальные выделения и оставались в менструальном туалете, если они хотят занимать общественные места вместе с мужчинами и женщинами без менструации (Laws 1990; Young 2005).Но этикет, как и стигматизация, зависит от социального, культурного и исторического контекста, и контексты могут меняться.

Противодействие стигме менструации

Что бы произошло, если бы больше женщин, таких как Ванесса Тигс и Петра Пол, захотели нарушить культурные нормы? Мы не предлагаем романтизировать менструальный цикл, что все женщины должны праздновать каждую менструацию, которую они испытывают, или что менструация является центральным элементом женственности или женственности. Однако мы действительно считаем, что клеймо менструации ограничивает поведение женщин и ставит под угрозу их благополучие.Есть много разных способов избавиться от стигмы, что является важным шагом на пути к «менструальной справедливости» (Kissling 2006, 126).

Калпеппер (1992) предположила, что простой разговор о менструации может вызвать более позитивное отношение, и она разработала семинары, направленные на повышение «менструального сознания» женщин, чтобы облегчить эти разговоры. Вопросы, которые девушки и женщины обсуждали на ее семинарах, включали названия менструаций, отношения и истории о менструациях, а также обычаи, связанные с менструацией.Если бы менструация обсуждалась более открыто, девочкам и женщинам было бы легче признать положительные аспекты менструации и бросить вызов другим, если они сделают предположения, что все женщины ненавидят свои месячные и хотят их прекратить. Когда исследователи пытаются спросить, женщины говорят о положительных аспектах менструации (Chrisler et al., 1994; Johnston-Robledo et al., 2003) и выражают озабоченность по поводу устранения ежемесячных кровотечений за счет постоянного использования оральных контрацептивов (Johnston-Robledo et al.2003; Rose, Chrisler и Couture 2008).

Есть некоторые свидетельства того, что девочки-подростки пытаются сопротивляться и бросать вызов традиционным нормам, касающимся менструации, посредством социальных взаимодействий, которые происходят в сети среди сверстников. Полак (2006) исследовал чаты, доски объявлений, веб-сайты и домашние страницы отдельных девочек, чтобы узнать больше о том, как девочки-подростки, или «gURL», строят и переживают менструацию. Ее наблюдения показывают, что девочки «переписывают» доминирующий негативный нарратив о менструации, который передавался в их жизни как производителями женской гигиены, так и взрослыми, такими как их матери и бабушки.

Полак обнаружил, что американские девочки-подростки используют онлайн-пространство, чтобы откровенно и открыто говорить о менструации. Например, они отвечали на вопросы друг друга, подтверждали опыт друг друга и поощряли друг друга рассказывать своим парням о менструации. Полак отметил отсутствие эвфемизмов и даже некоторого открытого диалога о чрезвычайно стигматизируемых аспектах менструации, таких как различные цвета и консистенция менструальной крови. Она утверждала, что эти новые онлайн-разговоры о менструации могут способствовать развитию личности девочек и их здоровому воплощению.Хотя Полак признала, что на этом форуме могут отсутствовать девушки, у которых нет непосредственного доступа к компьютерам, она не рассматривала, как этническая принадлежность, социальный класс или сексуальная ориентация могли повлиять на идеи, диалог или сообщения девочек. Интересно учитывать, что относительная анонимность чатов может облегчить обсуждение тем, которые являются табу в личных беседах.

Тем не менее, разговоры о менструации лицом к лицу также более распространены, чем раньше, особенно среди сверстников-подростков.Фингерсон (2006) провел серию однополых групповых интервью с преимущественно европейскими американскими мальчиками и девочками-подростками, чтобы изучить их «менструальный разговор». Она пришла к выводу, что некоторые девушки получают свободу воли и полномочия от менструации. Темы, отражающие этот вывод, включают в себя склонность девочек принимать вызовы по управлению своими менструальными потоками, использовать и пользоваться привилегией обладать знаниями о своем теле, которых у мальчиков не было, и бросать вызов доминирующим и часто негативным социальным нормам в отношении менструации.Хотя открытый разговор о табуированных темах является важным способом противодействия стигме, некоторые девочки приписывают расширение прав и возможностей, полученное в результате менструации, их способностью смущать мальчиков простым упоминанием тампонов или менструальной крови. Подобно художникам Тигсу и Полу, эти девушки используют шок, чтобы разрушить правило, согласно которому менструация должна быть скрыта от публичных площадей, но это клеймо, которое позволяет им смущать мальчиков по своему желанию. В новой кампании печатной рекламы UKotex потребителей побуждают разорвать порочный круг дискомфорта, связанного с тампонами, и открыто рассказать о них (Newman 2010).Эта цель достойна восхищения, но слоганы для некоторых рекламных объявлений (например, «Я привязал тампон к кольцу для ключей, чтобы мой брат не взял мою машину. Это сработало») одновременно бросают вызов и усиливают клеймо менструации.

Девочки, живущие в США, одновременно узнают, что менструация важна и естественна и что они должны скрывать и игнорировать ее (Charlesworth 2001). Как бы это изменилось, если бы мы праздновали менархе? В отличие от американцев, люди из разных стран мира признают этот важный ритуал перехода через различные ритуалы, такие как специальное собрание или вечеринка (Chrisler and Zittel 1998).Поначалу почетный гость может почувствовать себя смущенным, но вечеринка может помочь ей осознать, что она, как и другие девушки и женщины в ее жизни, может преодолеть смущение и иметь позитивное, даже игривое отношение к менструации. В Интернете есть множество организаций, таких как Red Web Foundation (www.redwebfoundation.org) и First Moon (www.celebrategirls.org), которые предоставляют специальные наборы для празднования менархе и многие другие ресурсы для повышения менструального сознания.

Социальная стигма менструации может быть оспорена путем анализа менструации в массовой культуре.Например, социологи обнаружили, что популярная пресса изобилует статьями о менструации, которые усиливают и закрепляют стигматизирующие сообщения и предоставляют неточную информацию о менструации и предменструальных изменениях (Chrisler and Levy, 1990; Johnston-Robledo, Barnack, and Wares, 2006). Ясно, что читателей популярных журналов и газет следует поощрять задавать вопросы и обсуждать то, что они читают о менструации в этом материале.

Другие сопротивлялись и бросали вызов стигматизации менструации путем создания менструальной контркультуры.В своем виртуальном музее Гарри Финли собрал рассказы женщин об их опыте менструации, а также множество изображений рекламы, средств гигиены и других артефактов, которые он размещает на своем веб-сайте (www.mum.org). В своей работе о менструальной контркультуре Кисслинг (2006) отметила, что коллекция Финли имеет большой образовательный потенциал, поскольку она бросает вызов широко распространенным представлениям о том, что считается публичным и частным. Художница / поэтесса Женева Качман и несколько ее друзей объявили понедельник перед Днем матери менструальным понедельником, праздником в честь менструации.Она разрабатывает и распространяет наборы для этого праздника, в том числе вечеринки из аппликаторов тампонов (www.moltx.org). Песня Ани ДиФранко Blood in the Boardroom - редкий пример популярной музыки о менструации. В своей книге Cunt феминистка третьей волны Инга Мускио (2002) откровенно, с юмором и революционно написала о многих различных аспектах менструации. Особенно убедительны ее работы об альтернативных продуктах для менструального цикла. Возможно, это вдохновит женщин попробовать альтернативу прокладкам или тампонам.

Важным способом снижения стигмы является социальная активность. Бобель (2006, 2008, 2010) много писал об истории менструального активизма, а также о множестве способов, которыми современные менструальные активисты привлекают внимание к вредным для здоровья и окружающей среде изделиям гигиены во время менструации через организации, политические акции, журналы и другие публикации. . Такая работа может помочь людям понять, в какой степени социальная стигма менструации подпитывает и увековечивает потребительство.Наконец, медицинские работники начинают признавать и пропагандировать менструацию как важный индикатор, даже жизненно важный показатель общего состояния здоровья девочек и женщин (Diaz, Laufer, and Breech, 2006; Stubbs, 2008). Миссия кампании Project Vital Sign (www.projectvitalsign.org) - повысить осведомленность о роли менструации в психологическом и физическом здоровье женщин с конечной целью поощрения открытого диалога о менструации между медицинскими работниками и их пациентками.Попытки политизировать и / или нормализовать менструальный цикл могут иметь большое значение для снижения его стигматизированного статуса.

Заключение

Рассмотрение менструации как источника социальной стигмы имеет многообещающие последствия для теории, исследований и практики. Мы продемонстрировали, что менструация соответствует всем трем категориям, предложенным Гоффманом (1963), и проанализировали значительный объем литературы, подтверждающей стигматизируемый статус менструации, способы, посредством которых стигма передается, и последствия стигмы.Все эти области заслуживают постоянного теоретического развития и эмпирических исследований. Очевидно, что стигматизируемый статус менструации пагубно сказывается на самооценке девочек и женщин, имидже тела, самопрезентации и сексуальном здоровье. Феминистские терапевты, педагоги и медицинские работники могут рассмотреть способы смягчения этих негативных последствий и помочь девочкам и женщинам в их усилиях противостоять стигматизации менструации. Не менее важны данные, свидетельствующие о том, что менструальный статус, как реальный, так и символический, усиливает и вызывает негативное отношение к женщинам.Преодоление стигматизации менструации и обучение ценить или, по крайней мере, не ненавидеть менструацию, может положительно сказаться на благополучии девочек и женщин, а также на их социальном статусе.

Примечание

1.

«Менструальный знак: менструация как социальная стигма» Ингрид Джонстон-Робледо и Джоан К. Крислер впервые была опубликована в 2013 году в журнале Sex Roles . 68 (1–2): 9–18. Печатается с разрешения. Дальнейшее воспроизведение или распространение материала без разрешения издателя запрещено.

Ссылки

  • Бартки, С. Л. (1990). Женственность и доминирование: исследования феноменологии угнетения. Нью-Йорк: Рутледж.

  • Бобель, К. (2010). Новая кровь: феминизм третьей волны и политика менструации. Нью-Брансуик: Издательство Университета Рутгерса. Бостонский сборник книг по женскому здоровью. (2005). Наши тела, мы сами: новое издание для новой эры. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

  • Бостонский фонд женской книги по охране здоровья. (2005). Наши тела, мы сами: новое издание для новой эры. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

  • Бакли Т. и Готтлиб А. (1988). Магия крови: антропология менструации. Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press.

  • Чарльзуорт, Д. (2001). Парадоксальные построения себя: информирование молодых женщин о менструации. Женщины и язык, 24, 13–20.

  • Чеслер, Г.(Продюсер и режиссер). (2006). Период: конец менструации [Кинофильм]. Нью-Йорк: Гильдия кино.

  • Крислер, Дж. К. (2002). Гормональные заложники: культурное наследие ПМС как правовой защиты. В: Л. Х. Коллинз, М. Р. Данлэп и Дж. К. Крислер (ред.), «Обрисовывая новый курс феминистской психологии» (стр. 238–252). Вестпорт: Прегер.

  • Крислер, Дж. К. (2007). ПМС как синдром, связанный с культурой. В J. C. Chrisler, C. Golden, & P. ​​D. Rozee (Eds.), Лекции по психологии женщины (стр. 154–171). Бостон: Макгроу Хилл.

  • Крислер, Дж. К., и Каплан, П. Дж. (2002). Странный случай доктора Джекилла и мисс Хайд: как ПМС стал культурным феноменом и психическим расстройством. Ежегодный обзор сексуальных исследований, 13, 274–306. [PubMed: 12836734]
  • Cicurel, I.E. (2000). Раввинат против израильских (еврейских) женщин: миква как оспариваемое владение.Нашим: Журнал исследований еврейских женщин, 3, 164–190.

  • Crocker, J., Major, B., & Steele, C. (1998). Социальное клеймо. В Д. Т. Гилберте, С. Т. Фиске и Г. Линдзи (ред.), Справочник по социальной психологии (4-е изд., Том 2, стр. 504–553). Бостон: Макгроу-Хилл.

  • Калпеппер, Э. Э. (1992). Повышение менструального сознания: личностный и педагогический процесс. В А. Дж. Дэн и Л. Л. Льюисе (ред.), Менструальное здоровье в жизни женщин (стр.274–284). Чикаго: Иллинойсский университет Press.

  • Дэвис, А. Р., Новыгрод, С., Шабсай, Р., и Вестхофф, К. (2002). Влияние вагинального кровотечения на сексуальное поведение городских, испаноязычных женщин и мужчин. Контрацепция, 65, 351–355. https: // doi .org / 10.1016 / s0010-7824 (02) 00279-2. [PubMed: 12057788] [CrossRef]
  • Delaney, J., Lupton, M. J., & Toth, E. (1987). Проклятие: культурная история менструации (Rev.ред.). Урбана: Университет Иллинойса Press.

  • Диаз, А., Лауфер, М., и Брич, Л. (2006). Менструация у девочек и подростков: использование менструального цикла как жизненно важного показателя. Педиатрия, 118 (5), 2245–2250. [PubMed: 17079600] [CrossRef]
  • Dovidio, J. F., Major, B., & Crocker, J. (2000). Стигма: Введение и обзор. В Т. Ф. Хезертон, Р. Э. Клек, М. Р. Хебл и Дж. Г. Халл (ред.), Социальная психология стигмы (стр. 1-28). Нью-Йорк: Гилфорд.

  • Фингерсон, Л.(2006). Девушки у власти: пол, тело и менструация в подростковом возрасте. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка.

  • Фуко, М. (1979). Дисциплина и наказание: Рождение тюрьмы. Лондон: Пингвин.

  • Гоффман, Э. (1963). Стигма: Примечания по управлению испорченной идентичностью. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

  • Goldenberg, J. L., & Roberts, T.-A. (2004). Чудовище в красоте: экзистенциальный взгляд на объективацию и осуждение женщин.В книге Дж. Гринберга, С. Л. Коула и Т. Пещазинского (ред.), Справочник по экспериментальной экзистенциальной психологии (стр. 71–85). Нью-Йорк: Гилфорд.

  • Голуб С. (1992). Периоды: от менархе до менопаузы. Ньюбери Парк: Сейдж.

  • Гринберг, Дж., Пищинский, Т., и Соломон, С. (1986). Причины и последствия потребности в самооценке: теория управления терроризмом. В Р. Ф. Баумейстере (ред.), «Общественное и частное я» (стр. 189–212). Нью-Йорк: Спрингер. [CrossRef]
  • Херек, Г.М. (2009). Сексуальная стигма и сексуальные предрассудки в США: концептуальная основа. В Д. А. Хоупе (ред.), Современные взгляды на идентичность лесбиянок, геев и бисексуалов (стр. 65–111). Нью-Йорк: Спрингер.

  • Хаупперт К. (1999). Проклятие: Противостояние последнему неуместному табу. Нью-Йорк: Фаррар, Штраус и Жиру.

  • Кисслинг, Э. А. (2006). Использование проклятия: дело менструации.Боулдер: Риннер.

  • Laws, S. (1990). Проблемы крови: политика менструации. Лондон: Макмиллан. [CrossRef]
  • Lee, J., & Sasser-Coen, J. (1996). Истории крови: Менархе и политика женского тела в современном обществе США. Нью-Йорк: Рутледж.

  • Марван, М. Л., Ислас, М., Вела, Л., Крислер, Дж. К., и Уоррен, Э. А. (2008). Стереотипы женщин на разных этапах репродуктивной жизни: данные из Мексики и США.S. Health Care for Women International, 29, 673–687. https: // doi .org / 10.1080 /07399330802188982. [PubMed: 18663628] [CrossRef]
  • Muscio, I. (2002). Пизда: Декларация независимости. Эмеривилл: печать печати.

  • Ньюман, А. А. (16 марта 2010 г.). Восстание против обычно уклончивой рекламы женской заботы. Нью-Йорк Таймс, стр. B3.

  • Оуэн, Л. (1993). Ее кровь - золото: празднует силу и тайну менструации.Сан-Франциско: Харпер.

  • Оксли, Т. (1998). Менструальное управление: предварительное исследование. Феминизм и психология, 8, 185–191. [CrossRef]
  • Полак, М. (2006). От проклятия к тряпке: Интернет-адреса gURL переписывают повествование о менструации. В Y. Jiwani, C. Steenbergen & C. Mitchell (Eds.), Девичество: новое определение границ (стр. 191–207). Нью-Йорк: Black Rose Books.

  • Райнхарт, Э. Д. (1989, июнь). Ответы психотерапевтов на тему менструации в психотерапии.Документ, представленный на собрании Общества исследования менструального цикла, Солт-Лейк-Сити, штат Юта.

  • Робертс, Т.-А., Гольденберг, Дж. Л., Пауэр, К., & Пищински. (2002). «Женская защита»: влияние менструации на отношение к женщинам. Psychology of Women Quarterly, 26, 131–139. https: // doi .org / 10.1111 / 1471-6402.00051.
  • Роуз, Дж. Г., Крислер, Дж. К., & Couture, S. (2008). Отношение молодых женщин к постоянному использованию оральных контрацептивов: влияние положительного отношения к менструации на готовность женщин подавить менструацию.Международная организация здравоохранения для женщин, 29, 688–701. https: // doi .org / 10.1080 /07399330802188925. [PubMed: 18663629] [CrossRef]
  • Schooler, D., Ward, M. L., Merriwether, A., & Caruthers, A. S. (2005). Циклы стыда: менструальный стыд, стыд тела и принятие сексуальных решений. Журнал сексуальных исследований, 42, 324–334. https: // doi .org / 10.1080 /002244

    552288. [PubMed: 19827237] [CrossRef]
  • Stallabrass, J. (2006).Современное искусство: очень короткое введение. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. [CrossRef]
  • Steinem, G. (1978, октябрь). Если бы у мужчин могла менструация: политическая фантазия. Мисс, стр. 110.

  • Степанич К. К. (1992). Сестра Мун Лодж: Сила и тайна менструации. Вудбери: Ллевеллин.

  • Отчет Tampax, The. (1981). Нью-Йорк: Рудер, Финн и Ротман. Танфер К. и Арал С. О. (1996). Половой акт во время менструации и самооценка женских заболеваний, передающихся половым путем.Заболевания, передающиеся половым путем, 23, 395–401. [PubMed: 8885071]
  • Tanfer, K., and S.O. Aral. 1996. Половой акт во время менструации и самооценка истории болезней, передаваемых половым путем, среди женщин. Заболевания, передающиеся половым путем 23, 395–401. [PubMed: 8885071] [CrossRef]
  • Taylor, D. (2003). Красный цветок: переосмысление менструации. Колдуэлл: Blackburn Press.

  • Уильямс, Л. Р. (1983). Убеждения и отношение молодых девушек к менструации.В С. Голуба (ред.), Менархе: переход от девушки к женщине (стр. 139–148). Лексингтон: Книги Лексингтона.

  • Винд, Л. Х. (1995). Восход новой луны: восстановление священных обрядов менструации. Чикаго: Delphi Press.

  • Янг, И. М. (2005). Об опыте женского тела: «Бросать как девочка» и другие сочинения. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. [CrossRef]

Прекращение стигмы вокруг менструации

Менструация - это биологическая функция, такая же рутинная, как сон или дыхание, и более 800 миллионов девочек и женщин испытывают ее в любой конкретный день.Тем не менее, в недавнем исследовании 62% женщин и 59% мужчин охарактеризовали это как «неловко говорить», и только 60% (как мужчин, так и женщин) считают приемлемым для женщин упоминание о том, что у них есть свои период.


Несмотря на то, что менструация существует почти 40 лет жизни женщины, она часто окутана тайной, стыдом и позором. На протяжении всей истории женщинам в период менструации запрещалось в полной мере участвовать в общественной жизни - практика, которая до сих пор определяет жизненный опыт многих женщин - из-за бедности, которая не позволяет им покупать продукты для менструального цикла, или из-за культурных норм, запрещающих им находиться в общественных местах или даже их дома.

Борьба со стигмой

Однако в последние годы женщины и все большее число мужчин оспаривают этот рассказ, настаивая на том, что менструацию следует рассматривать как нормальную физиологическую функцию. Большая часть этого лидерства исходит от поколения Z и цветных женщин.

Активизм поколения Z включал в себя девочек-скаутов, выступающих за то, чтобы продукты для менструального цикла были доступны в школьных туалетах, и торжественное открытие Национального дня менструации 19 октября 2019 года.

Национальный день менструации

был детищем 22-летней Нади Окамото .Она создала организацию PERIOD в 2014 году для распространения прокладок, тампонов и других средств гигиены во время менструации среди нуждающихся и для поддержки правовых и социальных изменений в период менструации.

«Общество научило нас стыдиться этого, но поколение Z сопротивляется», - сказала Ануша Сингх, 21-летняя студентка Университета штата Огайо и президент отделения PERIOD в своей школе. «Мы рассматриваем это как проблему гендерного равенства».

Рашми Кудесиа, доктор медицинских наук, специалист по фертильности из Хьюстона и член Консультативного совета по здоровью женщин HealthyWomen, отмечает, что Американский колледж акушеров и гинекологов и Американская академия педиатрии рассматривают менструальный цикл как жизненно важный признак для девочек и женщин. может дать представление о других физиологических проблемах.

Аномально сильное кровотечение или постоянные и сильные судороги часто отклоняются как «просто часть жизни», но они могут быть признаками развития эндометриоза или миомы. Пропущенные или нерегулярные периоды также могут указывать на основные проблемы.

«Некоторые люди никогда не получали научного образования о своих менструальных циклах», - сказала Кудесиа. «В нашем обществе существует табу на обсуждение репродуктивного здоровья, но нам нужно больше обсуждать эти темы. Менструальный цикл - критическая биологическая функция, и нечего стыдиться."

Сингх вспоминает, как мальчиков и девочек помещали в разные классы для занятий по здоровью и половому воспитанию, когда она училась в пятом классе в Огайо, и учитель предлагал девочкам прятать свои гигиенические принадлежности. Она также провела некоторые занятия в средней и старшей школе. в школьные годы в Индии и видела, как подруги пропускают семейные поездки в культурные объекты из-за менструации. Когда она вернулась в Огайо, чтобы закончить среднюю школу, она увидела одноклассников, идущих в кабинет медсестры за прокладками.

"Люди обычно ходят в кабинет медсестры" когда они больны ", - сказала она.«Это просто увековечивает идею о том, что менструация - это скорее болезнь, чем что-то нормальное».

Вскоре после того, как Сингх поступила в колледж, она посмотрела выступление Окамото на TEDx о своей работе с PERIOD и была вдохновлена ​​открыть отделение в штате Огайо. Она сказала, что усилия группы привели к тому, что университет разместил продукты для менструации в 150 зданиях кампуса, и она дала показания перед законодательным собранием своего штата об отмене так называемого «налога на тампоны». Сингх также работает руководителем кампании в национальной организации.

Сесе Джонс-Дэвис, 40 лет, начала активную деятельность в 2014 году после того, как прочитала статью о молодых женщинах в Зимбабве, которые пропускают школу и работу из-за того, что не могут позволить себе продукты для менструального цикла. Джонс-Дэвис, которая описывает себя как певицу, спикер и защитницу, работающую на стыке веры и социальной справедливости, создала Рабочую группу женщин и девочек. Они работают над созданием туалетов только для женщин в развивающихся странах, чтобы помочь женщинам безопасно удовлетворять свои менструальные потребности. Группа также организовывала «вечеринки» по сбору предметов гигиены для приютов для бездомных и жертв домашнего насилия.

Джонс-Дэвис воочию убедился в социально-экономическом воздействии стигмы того периода. Во время своих визитов в средние школы в Соединенных Штатах она сталкивалась с учениками, истекающими кровью через одежду, которые говорили ей, что не могут позволить себе менструальные продукты или которые использовали свернутую туалетную бумагу для управления своими менструальными выделениями.

Изменение наследия стыда

Джонс-Дэвис признает, что даже несмотря на характер своей работы, она и многие ее коллеги из поколения X продолжают бороться со своим позорным клеймом на менструацию.«Я все еще не закончила», - сказала она. «Я делаю это только потому, что чувствую себя обязанным делать это и помогать другим. Я должен преодолеть собственный стыд и стигму».

Она сказала, что для афроамериканских женщин задействован дополнительный слой, в том числе корни гинекологии, проистекающие из экспериментов на рабынях, и история патологий или отклонений репродуктивных проблем чернокожих женщин. Религия также может сыграть свою роль: например, когда она организовывала аттракцион в церкви во время празднования Дня матери, лидеры отказались упомянуть о пожертвовании, когда читали объявление для собрания.

«Эти рамки хранят молчание о репродуктивном здоровье», - сказал Джонс-Дэвис. «Для многих черных женщин постарше менструация может рассматриваться как неудобство, когда вы пытаетесь представить себя в обществе, которое не считает вас полностью человечным. Все в нашей внешности - от волос до одежды - было сказано так: аккуратный и респектабельный ». Открытое обсуждение менструации противоречит этому ".

Но Джонс-Дэвис все еще идет вперед, и ее работа привлекла внимание компании Tampax Radiant, которая назначила ее представителем продукта.Она получает самые положительные отзывы от студентов колледжа мужского и женского пола, которые не решаются говорить о менструациях.

Кудесиа, специалист по репродуктивной системе из Хьюстона, рада видеть это изменение.

«К проблемам женского здоровья следует относиться с уважением, которого они заслуживают», - сказала Кудесиа. «Девочки и женщины с раннего возраста должны понимать свое тело, в том числе менструальный цикл».

Myovant Sciences и HealthyWomen собрались вместе, чтобы стать партнером женщин, чтобы рассказать свои истории о менструациях.Пришло время поднять тему женского здоровья и преодолеть стигму вокруг разговоров о менструации. Избранные рассказчики примут участие в семинаре, организованном некоммерческой организацией The Moth, посвященной созданию сочувствия в мире посредством искусства и мастерства правдивого, личного рассказывания историй. Присоединяйтесь к нам в создании изменений, поделившись своей историей .

Стигма во время менструации: как она сдерживает девочек и женщин

Мы уверены, что вы это уже знаете, но на всякий случай… акулы не нападут на вас, если вы купаетесь во время менструации, еда, к которой вы прикасаетесь во время менструации, победила » Быстрее становится плохо, и секс во время менструации не убьет вашего партнера.(Это все настоящие мифы.)

Хотя это может показаться забавным, мифы, заблуждения и дезинформация о менструациях усиливают стигму, которая может нанести огромный ущерб многим девушкам, женщинам и людям, у которых менструация, по всему миру.

Отчасти стигма усугубляет некоторые культурные представления о менструации. Вместо того, чтобы просто признаваться естественной функцией организма, обсуждение периодов в некоторых сообществах по всему миру считается грубым или неловким. Хотя использование таких эвфемизмов, как «клубничная неделя» в Австрии, «Я с Чико» в Бразилии и «Бабушка застряла в пробке» в Южной Африке, может показаться безобидным, они укрепляют идею о том, что месячные - это постыдно и о чем можно поговорить в код.

Сдерживание женщин и девочек

Из-за разговоров о подавлении менструации широко распространены представления о нечистоте менструации. Это часто приводит к тому, что женщины и девушки чувствуют себя ограниченными дома, исключенными из общественных мест, или считаются невезучими или вредными для окружающих примерно на неделю каждый месяц.

К сожалению, стигма этого периода (наряду с бедностью) оказывает огромное влияние на образование девочек. Например, по всей Африке, по оценкам, одна из 10 девочек пропускает школу во время месячных и может пропускать примерно 10-20% школьных дней - факторы, которые могут привести к тому, что они вообще бросят школу.Это подвергает их большему риску детских браков и забеременеть в более молодом возрасте, что сопряжено с повышенным риском для здоровья.

Отсутствие полного образования и принуждение к раннему браку также неизбежно ведет к ограничению возможностей трудоустройства и получения дохода, что является ужасным последствием, которое лишь ограничивает жизненные шансы женщин.

Несоответствующий доступ к ванной, как дома, так и за пределами дома

В любой момент времени примерно 300 миллионов человек во всем мире имеют менструальный цикл.Учитывая, что каждый четвертый человек не имеет надлежащего собственного туалета, а у 11% нет чистой воды рядом с домом, это приводит к тому, что значительное число женщин и девочек не могут управлять своими менструациями гигиенично и безопасно дома. .

Проблема не лучше вне дома, так как общественные туалеты (часто спроектированные мужчинами) могут оказаться непригодными для использования женщинами и девушками в период менструации. Многие из нас могут принять как должное роль, которую общественные учреждения играют в повседневной жизни, но не всем посчастливилось испытать эту «роскошь».Без должным образом учитывающих гендерные аспекты ванных комнат многие люди опасаются, что их поймают и не смогут поменять свои продукты для менструации (если они даже имеют к ним доступ), а это означает, что они могут чувствовать себя неловко из-за утечек и запахов. Имея это в виду, при планировании сообщества необходимо учитывать потребности всех людей в обществе, чтобы иметь доступ к чистым и безопасным объектам.

Периодическое образование для всех полов

Основная проблема в борьбе с периодической стигмой заключается в том, что во многих регионах мира отсутствует просвещение по вопросам менструального здоровья.Там, где она существует, она часто начинается позже в жизни молодых людей - иногда даже после того, как у девочек начались первые месячные. Отсутствие информирования девочек о менструации до ее начала означает, что их первоначальная реакция, скорее всего, будет включать страх, стыд и смущение. Кроме того, плохой период обучения означает отсутствие знаний о том, какие средства гигиены во время менструации существуют. В результате многие женщины, девушки и люди не имеют реального контроля над продуктами, которые они используют, и не имеют возможности утилизировать или чистить эти продукты надлежащим образом с учетом личных, экологических, культурных и другие соображения.

Некоторые программы сексуального просвещения даже не охватывают вопросы менструального здоровья или исключают участие мальчиков, что лишает их ключевой возможности преодолеть стигму во время менструации в раннем возрасте. Слишком долго на женщин и девочек возлагалась ответственность за внесение изменений в этот вопрос, но мужчины и мальчики могут и должны сыграть свою роль в изменении негативного отношения и секретности к менструации.

Если этого не сделать, то последствия могут быть очень пагубными. Тревожное заблуждение, особенно среди мужчин, заключается в том, что начало менструации сигнализирует о начале «половой зрелости», и ранний брак может стать предметом рассмотрения.Например, в Папуа-Новой Гвинее во время интервью, проведенных IPPF с мужчинами о менструациях, один из них ответил: «Когда я слышу слово« менструация », я знаю, что у девушки или женщины идет кровотечение, и я знаю, что теперь она готова к замужеству». Другой сказал, что первая менструация у девочки означает, что «она выросла и может заниматься сексом».

Менструация без стыда, дискриминации и страха

Итак, в следующий раз, когда миф о какой-то эпохе вызовет у вас улыбку, найдите время, чтобы подумать о пагубных социокультурных убеждениях, связанных с ним, и о том факте, что миллионы женщин и девочек испытывают неадекватный доступ к воде, санитарии и частной жизни. средства гигиены, а также доступ к подходящим и доступным по цене старинным товарам.

Наши ассоциации-члены по всему миру ежедневно участвуют в борьбе со стигматизацией периода. От молодежных групп, ведущих открытые дискуссии о периодах в Мали, до тысяч гигиенических прокладок, распространяемых по Шри-Ланке во время пандемии, до лиц из семей с низким доходом, матерей-одиночек и людей с ограниченными возможностями - наши ассоциации-члены прилагают все усилия, чтобы все люди могут переживать периоды без стыда, дискриминации или страха. Так и должно быть.

Фото Анники Гордон на Unsplash

Западные ученые годами стигматизировали периоды. Мы живем по последствиям.

В своей книге 1851 года «О болезнях менструации и воспалении яичников» доктор Эдвард Джон Тилт объяснил, что женщины могут «перевозбудить» свои репродуктивные органы с помощью «возбуждающих страсть картин, статуй, музыки, романов и театров». . »

Когда Лондонское акушерское общество проголосовало в 1873 году за запрет на вступление женщин-врачей в его ряды, доктор Др.Тилт - тогдашний президент организации - похвалил это решение на том основании, что женщины «по своей природе не способны ... переносить физическую усталость и психические тревоги, связанные с акушерской практикой во время менструации».

Как указывает доктор Клегхорн в своей книге, патологизация менструации дала врачам возможность отклонить жалобы женщин, страдающих болезненными расстройствами, такими как эндометриоз или миома. Чрезмерное кровотечение или мучительные спазмы были лишь частью пакета «женских проблем», зонтичного диагноза, от которого единственным надежным лекарством был отдых - и, конечно же, избегание такой налоговой деятельности, как учеба, работа или политика.

Выход из этой псевдонаучной тюрьмы лежал через науку, управляемую данными.

В ответ на широко разрекламированную лекцию бостонского врача, который предупредил, что тщательное исследование может повредить женской фертильности, нью-йоркский врач Мэри Патнэм Якоби опубликовала в 1877 году исследование 268 женщин из разных слоев общества. Большинству ее испытуемых не требовался постельный режим во время менструации, а те, кто сообщал о сильной боли во время менструации, часто страдали от основного заболевания.Ее замечательный вывод о том, что менструирующее тело не является больным, принес ей престижную медицинскую премию Бойлстона, впервые присужденную женщине.

Будучи студенткой 1890-х годов, Клелия Дуэль Мошер провела собственное исследование действительности функциональной периодичности, опросив сокурсниц об их менструальных циклах. Несколько лет спустя она проанализировала данные, будучи студенткой-медиком в Университете Джона Хопкинса, и не нашла доказательств того, что менструация выводит из строя всех женщин - на самом деле, женщины, которые были более физически активными, с меньшей вероятностью жаловались на боль во время менструации.

«Должен прийти новый и более ограниченный взгляд на менструацию», - писала она в 1911 году. «Из-за акцента и преувеличения этого единственного выражения сексуальной активности женщины ее эффективность снизилась, и мы упустили из виду общие черты. биологическая основа жизни ».

Сегодня, конечно же, для врача уже невозможно с профессиональной точки зрения утверждать, что все женщины в период менструации являются физически недееспособными. Но поскольку западные ученые так долго стигматизировали менструацию и исключали участие врачей-женщин, которые, возможно, были более склонны изучать периоды и другие функции женской биологии, наука поздно начала собирать качественные данные о менструациях.

Менструальное здоровье и проблема менструальной стигмы

«Тетя Фло. На тряпке. Проклятье." Согласно международному опросу, проведенному в 2015 году приложением Clue и Международной коалицией по охране здоровья женщин, во всем мире используется 5000 эвфемизмов для слов «менструация» или «период». Хотя некоторые из этих терминов могут быть забавными, у них есть и более мрачная сторона, поскольку они усиливают идею о том, что менструация связана со стыдом. Пока у женщин были менструации, месячные были табу и источником унижения и угнетения.Поэтому неудивительно, что используется так много сленговых терминов. Но менструация - это естественный процесс, происходящий в организме половины населения мира. Почему менструальное табу является большой проблемой и что делается для борьбы с этой стигмой?

В глобальном масштабе клеймо менструации вызвано культурными табу, дискриминацией, недостатком образования, молчанием и периодической бедностью (невозможностью получить доступ к предметам женской гигиены или позволить себе их). Например, хотя Непал криминализовал использование менструальных хижин в 2017 году после того, как произошли смертельные случаи, практика изоляции менструирующих женщин и девочек продолжается.Вместо запрета на пребывание в удаленной хижине отдельные участки дома или общины зарезервированы для менструирующих женщин, которые могут не контактировать с другими людьми или животными, не готовить еду, трогать книги и т. Д. Из-за убеждения, что менструирующие женщины являются нечистый. Бесчисленное количество девочек пропускают школу во время менструации как из-за табу, так и из-за невозможности получить доступ к средствам женской гигиены. По данным гуманитарной организации Plan International, 28% девочек в Уганде пропускают школу во время менструации, а 70% девочек в Малави пропускают один-три дня в школе.Это слишком часто приводит к отставанию, увеличению шансов бросить школу и стать жертвой детских браков. По оценкам, в сельских районах Индии 20% девочек бросают школу после первых месячных. Девочки, не получившие среднего образования, также влияют на экономику страны. По данным Всемирного банка, увеличение среднего образования девочками увеличивает валовой внутренний продукт страны, а также ее годовые темпы роста.

Менструальное здоровье и справедливость являются основными факторами гендерного равенства, что было признано Советом ООН по правам человека в 2014 году.Включение менструального здоровья в программы сексуального и репродуктивного здоровья и гигиены, санитарии и чистой воды является важным шагом на пути к достижению ЦУР 3 (хорошее здоровье и благополучие), 4 (качественное образование), 5 (гендерное равенство) и 6 (чистая вода). и санитария). В сентябре прошлого года Совет ООН по правам человека принял резолюцию, призывающую государства «устранить широко распространенную стигму и стыд, связанные с менструацией и менструальной гигиеной, путем обеспечения доступа к фактической информации о них, устранения негативных социальных норм, связанных с этим вопросом, и обеспечения всеобщего доступа к гигиеническим товарам. и приспособления, учитывающие гендерные аспекты, включая варианты утилизации продуктов менструального цикла.Обратите внимание, что эта резолюция призывает государства решать не только физические проблемы, связанные с менструацией (получение, использование и утилизация продуктов менструального цикла), но и социальные проблемы (стигма, социальные нормы и образование). Эта резолюция и ее формулировки служат серьезным поводом для пропаганды.

Доступ к менструальному просвещению и гигиеническим продуктам - проблема не только в развивающихся странах. По данным Plan International, 61% опрошенных в Ирландии девочек пропускали школу из-за месячных, 43% не знали, что делать, когда у них только начались месячные, а 50% изо всех сил пытались получить доступ к предметам гигиены из-за стоимости.Точно так же 45% девочек, опрошенных в Шотландии, сообщили, что использовали туалетную бумагу, носки и газеты для замены продуктов для менструального цикла, которые они не могли себе позволить. В 2018 году правительство Шотландии стало первой страной в мире, которая предоставила бесплатные менструальные прокладки в школах и колледжах, чтобы запретить период бедности, а правительство Великобритании объявило в марте 2019 года кампанию по искоренению бедности во всем мире к 2030 году.

Национальное общественное радио (NPR) назвало 2015 год «Годом периода.«Действительно, похоже, это был переломный год в отношении менструации. Слова «менструация» и «период» появлялись в новостях и социальных сетях чаще, чем когда-либо прежде, с такими заметными хэштегами, как #PeriodsAreNotAnInsult. Приложения для отслеживания менструального цикла внезапно стали повсюду. И хотя Кения как первая страна в мире уже отменила налог на продажу средств гигиены во время менструального цикла в 2004 году, Канада последовала этому примеру в 2015 году, получив много внимания и вызвав протесты, за которыми последовали другие страны.Киран Ганди обнаружила в начале лондонского марафона 2015 года, что у нее начались месячные, и решила бежать беспрепятственно, что было политическим заявлением и решением утешения и необходимости. Фотографии об этом разошлись по всему миру, вызвав множество положительных откликов.

Писательница и активистка Дженнифер Вайс-Вольф впервые узнала о периоде бедности в 2015 году и начала писать и проводить кампании за справедливую политику в отношении менструации в США. Это привело к появлению статей в газетах New York Times и Washington Post , в которых идея была доведена до законодателей, а также к созданию (с Лаурой Страусфельд) Period Equity, первой юридической и политической проблемы США, посвященной менструальному доступу. , доступность и безопасность.Ее опыт и извлеченные уроки подробно описаны в книге «: публичные периоды: отстаивание менструальной справедливости». Цитируя Вайс-Вольф: «Менструальное равенство - это проблема для феминисток. Чтобы иметь полностью справедливое и основанное на широком участии общество, мы должны иметь законы и политику, которые гарантируют, что менструальные продукты будут безопасными, доступными и доступными для тех, кто в них нуждается ». Period Equity выдвинула вопрос так называемого «налога на тампоны» на передний план в США. Хотя на товары женской гигиены нет специального налога, они облагаются налогом как «предметы роскоши», а не предметы первой необходимости, и, таким образом, не освобождаются от налога с продаж в размере от 4 до 10 процентов.Сравните это с некоторыми из «необходимых» предметов, которые исключены из : Виагра и бальзам для губ! На сегодняшний день в большинстве штатов США по-прежнему взимаются налоги на товары женской гигиены, но во многих из них было предложено изменить это законодательство. Помимо политики продвижения в отношении «налога на тампоны», Weiss-Wolf уделяет особое внимание вопросам экономики и справедливости в отношении менструации, особенно в группах, где менструация представляет собой препятствие для участия в жизни общества. Бездомным женщинам, девочкам из развивающихся стран и заключенным женщинам трудно получить доступ к продуктам менструального цикла.В 2017 году Федеральное бюро тюрем США, наконец, ввело в действие политику бесплатного предоставления тампонов и прокладок женщинам-заключенным. До этого эти предметы продавались заключенным, которые могли себе их позволить, часто по более высоким ценам, чем в розницу. Распространено мнение, что эти предметы являются предметами роскоши и что заключенных нельзя баловать. Period Equity также продвигает идею о том, что если менструальные продукты будут доступны в общественных туалетах и ​​школах так же свободно, как туалетная бумага, то взгляд на менструацию радикально изменится, и организации удалось добиться от Нью-Йорка принятия законов о предоставлении менструальных продуктов. в школах и приютах для бездомных.

За последние несколько лет мы прошли долгий путь в понимании ущерба, который наносит стигма в связи с менструацией, и принятии мер по борьбе с этим. Поскольку у нас не будет гендерного равенства до тех пор, пока у нас будет эта стигма в обществе, для каждого из нас важно высказаться и принять меры; не принимай это больше. Каждый из нас - активист: писатель, музыкант, академик, бизнес-леди, читатель или фанатик социальных сетей. Сердце моей матери разрывается, когда я думаю о молодых девушках, которых избегают, пугают и подвергают опасности, не понимая, что с ними происходит во время менструации и почему.Или те, у кого нет необходимых материалов для управления менструацией, страдают от стыда и упускают возможность получить образование. Но мое женское сердце сердится. Достаточно зол, чтобы говорить, действовать, заставлять менструацию воспринимать как естественное явление, а не причину отрицать равенство девочек и женщин в любом аспекте жизни.

Часто бывает решающий момент, который делает человека активистом. Для Кирана Ганди этим моментом стал лондонский марафон 2015 года со свободным течением. Сделайте себе одолжение: посмотрите и послушайте, как Киран говорит о прекращении стигмы менструации на Women Deliver 2016.Гарантирую, вы посмотрите его не один раз.


Почему я пробежал 26 миль без кровотечения на месячных

Участие: действия, которые клубы могут предпринять для борьбы с менструальной стигмой и периодической бедностью

  1. Помогите создать школы, благоприятствующие менструации. - Поговорите с учителями и администрацией в том месте, где вы живете, и побудите их рассказать молодежи о менструации. Призывайте их предоставлять средства / средства гигиены во время менструации в школьных туалетах.
  2. Пожертвуйте средства для менструального цикла - Где бы вы ни жили, нужны безопасные и эффективные средства гигиены при менструации. Рассмотрим местные приюты для бездомных, школы или организации, которые уже созданы и пытаются удовлетворить эту потребность. Такие организации, как PERIOD.org, Girls Helping Girls. Period., Racket и Period Equity используют пожертвования для обеспечения менструальных продуктов для нуждающихся девочек и женщин, просвещения по вопросам менструального здоровья и поддержки реформы политики.
  3. Поддержите закон, отменяющий «налог на тампоны» в вашей стране.
  4. Сотрудничайте с компаниями, чтобы сделать менструальные продукты доступными .
  5. Устройте клубный чай или коктейльную вечеринку , на которой все участники приносят средства гигиены во время менструации, чтобы пожертвовать их в местный приют, школу или центр для беженцев.

Добавить комментарий