Выставка пивоварова в москве 2018: Москва онлайн покажет экскурсию на выставку Виктора Пивоварова – Москва 24, 22.10.2018

Содержание

«Город, о котором я рассказываю и который̆ как бы изображаю, я никогда не рисовал с натуры. Я не пользуюсь реалистическим типом изображения. То, что я рисую, — это изображение даже не по памяти и не по воображению, это попытка, при этом очень […]

Где: Мультимедиа Арт Музей, Москва
Когда: 24 октября 2018 — 3 февраля 2019 года

«Московский альбом» Виктора Пивоварова — монографическая выставка, открывшаяся в Мультимедиа Арт Музее, — посвящена столице, в которой художник когда‑то жил: «Город, о котором я рассказываю и который̆ как бы изображаю, я никогда не рисовал с натуры. Я не пользуюсь реалистическим типом изображения. То, что я рисую, — это изображение даже не по памяти и не по воображению, это попытка, при этом очень личная, передать или создать образ этого города». Эта цитата взята из беседы давно живущего в Праге Пивоварова с чешским искусствоведом и славистом Томашем Гланцем, опубликованной в выставочном каталоге, но экспозиция, впрочем, и так понятна любому зрителю, пусть и каждому на своём уровне. Кому‑то в живописном цикле 2017 года «Москва, Москва!» достаточно будет радости узнавания «действующих лиц» — героев старого альбома Пивоварова 1996 года, обитателей мастерских, которые в конце 1960‑х стали множиться вокруг Сретенского бульвара (мастерская самого автора тоже была в двух шагах, на Маросейке — тогда улице Богдана Хмельницкого). Другие увидят тут типажи московских интеллектуалов-неформалов позднесоветской эпохи — от «Ночного сторожа» и «Философа из курилки» до носатой «Библиотекарши» и трагического «Последнего экзистенциалиста».

Просвещённым зрителям будет, возможно, не лень вслушиваться в звучащие на выставке нон-стоп лекции великих философов и культурологов Сергея Аверинцева, Григория Пятигорского и Мераба Мамардашвили, в выступления писателя Юрия Мамлеева и поэта Генриха Сапгира, записанные когда‑то на магнитофонную ленту, а теперь скрупулёзно собранные специально для «Московского дневника». Включив эти раритеты в экспозицию, куратор выставки Анна Зайцева создала полноценную тотальную инсталляцию, погружающую нас в неформальную обстановку мастерских тех лет.

Виктор Пивоваров. Мастерская Кабакова. Из альбома «Действующие лица», 1996

Бумага, акварель, тушь, белила. Частное собрание

© Виктор Пивоваров

Однако и этим не исчерпываются уровни восприятия выставки. Самые внимательные из тех, кто придёт в МАММ, прочтут биографию художника и обнаружат, что рассыпанные по залу супрематические фигуры — это не просто намёк на пристрастия Пивоварова в искусстве, но прямое указание, например, на персону Ивана Клюна, ближайшего друга и ученика Малевича: Клюн был бухгалтером на той же замоскворецкой обувной фабрике «Парижская коммуна», где работала мама Пивоварова. И здесь же, на фабрике, представленной на отдельном холсте, произошла инициация Пивоварова как художника: в 10 лет он по просьбе маминых сослуживцев сделал стенгазету «Закройщик» и снискал первый успех.

Всё это и есть составные части того московского мифа, который, строго говоря, не является отражением столичного статуса этого города и не имеет отношения, например, к петербургскому мифу, куда более старому и цельному. Московский миф эклектичен и растянут во времени, он состоит, по Пивоварову, в «радикальном отрицании и садистском уничтожении всех предшествующих мифов», в уничтожении самого города, который ещё недавно вроде был — и вот его уже нет. Это город, где родился авангард, всегда вырастающий на обломках. «Я сам застал авангардный московский миф в развалинах, — рассуждает Пивоваров. — Я хорошо помню то ощущение от города, когда в начале 1945 года мы с мамой вернулись в Москву из эвакуации. Город выглядел тёмным и мрачным, как будто в нём постоянно была ночь. Обветшалые конструктивистские сооружения, трава, прорастающая сквозь булыжник улиц, полуразвалившиеся церкви, дворы, застроенные сараями, в которых шла какая‑то загадочная параллельная жизнь. С оглушительной̆ скоростью мещанская Москва конца XIX века, вытесненная конструктивистской̆ утопией̆, на моих глазах стала вытесняться высотками, новой̆ сталинской̆ утопией̆ сияющего коммунизма на крови».

Эта разрушительная московская инерция — один источник мифа. Другой же — тексты. Датой рождения литературного московского мифа Виктор Пивоваров считает 1937 год, что ожидаемо, ибо это год его рождения. Но не только: в том же году, уточняет он сам, Андрей Платонов закончил свой роман «Счастливая Москва» (хотя в его открытом финале Пивоваров, художник абсолютно литературоцентричный, видит сознательную незавершённость), и примерно тогда же Булгаков оставил незавершённым, пусть не по своей воле, «Мастера и Маргариту». Роман Булгакова вынырнул на поверхность в 1966‑м в журнале «Москва», роман Платонова — в 1991‑м. Именно этими двумя датами Виктор Пивоваров ограничил собственный московский миф.

Виктор Пивоваров. «Старичок, к тебе можно?» Из альбома «Действующие лица», 1996

Бумага, акварель, тушь, белила. Частное собрание

© Виктор Пивоваров

Помимо живописи, его тут представляют три альбома. Первый — это вовсе не рисунки, а скорее таблицы, перечисляющие разные вероятности и повороты судьбы: что было бы, если… «Представьте себе, что вы сидите дома, у стола на кухне. И в зависимости от того, какой шаг вы сделаете — позовёте приятеля, или позвоните своей любовнице, или поедете в книжный магазин на Кировскую, — возникнет целая цепочка событий». Они могут и не произойти, но в этих предположениях, в этих поставленных в сослагательное наклонение действиях спрессовано огромное количество потенции. Альбом так и называется — «Если», и создан он был в 1995‑м. Годом позже появился второй, «Действующие лица». Он уже неоднократно показывался в Москве и напоминает о временах, когда автор зарабатывал как книжный график, рисуя свои теперь уже знаменитые иллюстрации к «Дюймовочке», «Оле-Лукойе» и «Чёрной курице», а для себя — в стол — делая первые концептуальные вещи. На этих 17 листах, объединённых подзаголовком «Сценки из московской жизни», присутствуют все его старые друзья и единомышленники: чудесный поэт Овсей Дриз, мэтр Юрий Нолев-Соболев с трубкой в углу рта, читающий новый текст Юрий Мамлеев, «Иван Чуйков на допросе в КГБ» (так называется лист), сын Пивоварова, а теперь тоже известный художник Павел Пепперштейн («Паша, пёс и блуждающие огоньки»). Светящееся окно, выходящее на крышу («Старичок, к тебе можно?»), — это, понятно, окно мастерской Ильи Кабакова на чердаке дома страхового общества «Россия». И сама мастерская присутствует, и её обитатели Эрик Булатов, Михаил Шварцман, Оскар Рабин и философ Евгений Шифферс, а хозяин — Кабаков — даже в двух версиях: обладающий портретным сходством Кабаков № 1 и плачущий мальчик Кабаков № 2.

Эти графические листы сегодня — достовернейший документ, свидетельство мрачной, но плодотворной эпохи, рассказ о городе, которому посвящён и третий альбом, 2005—2010 годов. Его название «Флоренция», противопоставляющее город искусств имперской столице, никого не должно вводить в заблуждение — только здесь у Пивоварова Москва его и нашей мечты. «Всю ночь напролёт стояли мы на крышах флорентийских, напряжённо вглядываясь в темноту в ожидании чуда» — это подпись под изображением Данте, взирающего из окна на московские многоэтажки. Автор нехотя признаёт, что вымечтанной Флоренцией Москва так и не стала, но не теряет надежды, что он просто не заметил чуда, которое всё‑таки произошло.

Выставка Виктора Пивоварова «След улитки»

Выставка «След улитки» в Музее «Гараж», устроенная как романтическое путешествие, делится на одиннадцать глав и демонстрирует весь диапазон творческих ипостасей Пивоварова: от станкового художника, книжного графика, иллюстратора, изобретателя и автора жанра концептуального альбома до теоретика, мемуариста и писателя.

Как следует из названия, ключевой образ, связывающий отдельные главы — фрагменты выставки, — это улитка, которая стала для Виктора Пивоварова наиболее полным воплощением стратегий отгораживания и укрытия от внешнего мира.

В отличие от друзей-концептуалистов, Пивоваров всегда проявлял искренний интерес к «тайной жизни» человеческой души, или, как говорит сын художника Павел Пепперштейн,– «Пивоваров всю свою жизнь рисует комнату души. <…> Все возможные здания, все возможные ландшафты скрываются внутри комнаты — все внешнее становится фрагментом внутреннего пространства». Принципиальная сосредоточенность художника на внутренней, сокровенной жизни человека открывает путь для романтической интерпретации его искусства, а вся выставка становится странствием романтического героя, который переживает опыт экстремального одиночества (как в циклах «Проекты для одинокого человека», 1975; «Сады монаха Рабиновича», 2012–2013), возвышенной любви (цикл «Июнь-Июнь», 1978–1988), мистического откровения (серия «Эйдосы», 2000–2009), ужаса и смерти («Сутра страхов и сомнений», 2006) и т. д. Напряженные отношения внутреннего и внешнего пространства нашли отражение и в архитектуре выставки, которая устроена как последовательность герметичных комнат-узлов, где развивается каждый из сюжетов.

На выставке «След улитки» впервые представлены вместе ранние живописные циклы начала 1970-х годов, когда Пивоваров, синхронизируясь с экспериментами многих европейских и американских коллег, занимался поиском новых форм жизни для традиционной картины. Принимая образы казенных советских таблиц, графиков, детской иллюстрации, плаката или методического пособия, его картины, например, из цикла «Семь разговоров» (1977) или «Июнь-Июнь», на самом деле являются сакральными схемами, сложными символическими ребусами, которые зритель может разгадать в том числе и при помощи путеводителя, написанного самим художником. Значительное место на выставке уделяется также самому оригинальному жанру в русском искусстве второй половины ХХ века — концептуальному альбому, на страницах которого объединяются изображение и парадоксальное высказывание. Так, впервые в полном виде показаны обе уцелевшие части из альбома-трилогии «Сад» (1976). Также впервые Виктор Пивоваров выступил в качестве автора тотальных энвайронментов, усиливая переживание зрителя, полностью погружая его в магическое пространство.

К выставке было подготовлено переиздание книги Виктора Пивоварова «Влюбленный агент» с новыми главами, в которых художник описывает события последних лет.

Городу и мифу – Газета Коммерсантъ № 197 (6435) от 26.10.2018

В Мультимедиа Арт Музее при поддержке Volvo и MasterCard открылась выставка Виктора Пивоварова «Московский альбом». Новую живописную серию «Москва, Москва!» дополняют три графических альбома разных лет. Игорь Гребельников считает, что экспозиция убедительно обосновывает «московский миф» в пику утвердившемуся в культуре «петербургскому».

С мифологизацией Москве повезло меньше, чем Петербургу. Хотя Северной столице всего триста с лишним лет, уже в середине этого срока, начиная с «Медного всадника» Пушкина и «Петербургских повестей» Гоголя, за подобающим имперскому городу фасадом обнаружилась инфернальная бездна, которой каждая последующая эпоха добавляла новых колоритных персонажей. Миф стал частью культурного облика Петербурга и по-прежнему востребован. А что Москва? Сгорала, отстраивалась, перестраивалась, будто бы всякий раз не оставляя пространства для мощных идей, достойных мифологизации. «Именно для Москвы характерно очертя голову сбрасывать с корабля современности всякое старье во имя иного, забывая при этом, что само это новое состарится и будет выброшено с корабля уже другой современностью»,— рассказывает Виктор Пивоваров в интервью, опубликованном в выставочном каталоге.

Художник пытается не создать, а обнаружить «московский миф»: не претендуя на объективность, раскрыть его в тех текстах, разговорах, историях, которые определяли творческий климат «неофициального искусства». Выставка оформлена как саунд-инсталляция: ее обрамляют разговоры и выступления Генриха Сапгира, Юрия Лотмана, Сергея Аверинцева, Александра Пятигорского, Мераба Мамардашвили, Юрия Мамлеева, доносящиеся из колонок в углах экспозиции.

Приверженность литературе, слову — генетическая черта московского концептуализма, и сам Пивоваров — увлекательный рассказчик (достаточно почитать его книгу «Влюбленный агент», два года назад переизданную музеем «Гараж»). Хотя художник и говорит, что для его «московского мифа» городская среда не так важна, как тексты, она, пусть и весьма условно, присутствует в его знаменитом альбоме «Действующие лица» (1996), участвующем в экспозиции. Там много узнаваемых деталей. Опрятные, старательно выписанные московские крыши, фасады, виды из окна, мастерские, комнаты и кухни коммуналок добавляют иронии сценам богемной жизни с участием художников, поэтов, писателей. Тут и утро в мастерской с уснувшими после попойки на столе и под столом, и Иван Чуйков на допросе в КГБ, и посиделки в мастерской Кабакова, и подвыпивший Овсей Дриз с мышонком, пьющим из блюдца, и Юрий Мамлеев, читающий свои рассказы нагим девицам из кружка «Сексуальные мистики». Как и положено мифу, здесь все взаимообусловлено, оправданно, и эта будничность, в которую «опрокинуто» высокое, выглядит органичной средой.

То же и в новом альбоме Пивоварова «Флоренция», где прекрасный город архитекторов, поэтов и художников, родина Ренессанса, становится воплотившейся московской грезой. Тут все смешалось как во сне. Поди разбери — московская это Флоренция или флорентийская Москва. Данте наблюдает из окна за людьми, стоящими на крышах («Всю ночь мы стояли на крышах флорентийских, напряженно вглядываясь в темноту в ожидании чуда»). Беллиниевская Allegoria Sacra разворачивается на московской крыше — один в углу читает газету, другой валяется на коврике с собакой, кто-то стоит, задумавшись, кто-то сидит, обнаженные девушки загорают. Застолье с бутылкой на троих, компанией за столом и двумя голыми девицами, подписанное цитатой из Овсея Дриза: «Нет! Я не верю в Бога, я верю в богиню. В богиню поэзии!» В «Трех поэтах» легко опознаются Данте, Игорь Холин и Генрих Сапгир. На последнем листе альбома они прощаются с видением Флоренции: «Чуда так и не случилось. Или мы его не заметили? Может быть, прошло оно рядом тихими шагами в неприметных одеждах простого нашего ежедневного существования».

Виктору Пивоварову, пожалуй, как никому другому из круга московских художников-концептуалистов, удается найти баланс мягкой иронии и отстраненности по отношению к себе, своим друзьям и уже исчезнувшей советской действительности, вопреки которой возникло их искусство. Однако новая живописная серия «Москва, Москва!» оперирует более жестким языком.

Здесь уже нет уютного мира альбомов с их вполне конкретными героями и ситуациями. Изображения на картинах будто разъяты и пересобраны на манер сюрреалистических коллажей. Предельно условные городские виды (в основном Замоскворечье, где прошло детство и юность художника) и пара таких же условных портретов (в основном собирательные образы, безрадостные, как, скажем, «Последний экзистенциалист» или «Ночной сторож»). Нелепые и трагикомичные ситуации вроде «Человека на крыше, который хотел высморкаться, но уронил носовой платок» или «Человека, который купил картошку, пришел домой, а дома никого нет». Тревожную, если не зловещую интонацию добавляют и супрематические фигуры, будто врывающиеся в картины. Они развешаны довольно плотно, отчего новая серия кажется еще более «взрывоопасной».

Пивоваров конструирует «московский миф», ссылаясь на литературные тексты, и главным из них называет роман «Мастер и Маргарита», вышедший в свет в 1966 году, но написанный в сталинское время. «Образ города, в котором властвует «хороший» дьявол, мощнейшая метафора, одна из составляющих «московского мифа»,— объясняет художник.— Есть в романе и очищающий пожар Москвы, и рукописи, которые не горят». С одной из них, а точнее, с романа Андрея Платонова «Счастливая Москва», оконченного в 1937 году (это, кстати, и год рождения Пивоварова), но опубликованного лишь в 1991-м, автор и предлагает вести отсчет предлагаемого в картинах мифа. Страшная история сиротки-детдомовки Москвы Честновой, выросшей в доблестную советскую женщину, будет, пожалуй, посильнее «Петербургских повестей» Гоголя.

Шварцман и Шифферс из альбома «Действующие лица»

Виктор Пивоваров принадлежит к старшему поколению художников-концептуалистов 1970-х и наряду с Ильей Кабаковым является одним из основоположников «московского романтического концептуализма», как обозначил этот круг художников в своей статье Борис Гройс в 1979 году. И определение «романтический», из всех причастных к этому кругу, наиболее применимо к Пивоварову.

Илья Кабаков, Владимир Янкилевский,
Римма Янкилевская, Франциско
Инфанте-Арана, Нонна Горюнова,
Феликс Светов, Эдуард Штейнберг,
Галина Маневич в квартире Штейнбергов
на ул. Пушкинская. Москва, СССР, 1980.
Фото: Борис Лисицкий. Фото опубликовано
на стр. 320 в книге «Эдик Штейнберг.
Материалы биографии». М.:
Новое литературное обозрение, 2015 

В отличие от Кабакова у него даже самая обыденная повседневность никогда не показывается в негативном ключе. Действительность он не воспринимает критически, напротив, в его работах она всегда пронизана экзистенциальной лиричностью. В творчестве Пивоварова проявлена и другая характерная черта московского варианта концептуализма, отличающая его, скажем, от западного концептуализма: в неофициальном искусстве атеистического СССР 1960–1970-х был всеобщий интерес к области потустороннего, трансцендентного и непознаваемого, которая именуется метафизикой. Этот интерес связывает работы старших концептуалистов — Кабакова и Пивоварова — с метафизической традицией от нонконформистов поколения 1960-х Владимира Вейсберга и Михаила Шварцмана до их сверстников — Эдуарда Штейнберга и Владимира Янкилевского. И хотя в 1970-е возвышенная метафизика была изрядно потеснена критическим демонтажом идеологических языков, которому сопутствовали ирония и отстранение, старшее поколение концептуалистов в целом сохранило «романтическую» позицию, противопоставляющую ничтожной окружающей действительности нечто идеально возвышенное.

Альбом «Действующие лица» 1996 года является своеобразным визуальным конспектом автобиографической книги Виктора Пивоварова «Влюбленный агент» 2001 года. Некоторыми работами из этого альбома иллюстрировано переиздание книги 2016 года — представленный рисунок «Шварцман и Шифферс» открывает главу «1976».

Виктор Пивоваров и Илья Кабаков.
Прага, Чехословакия, 1982.
Источник: Memory of Nations

Именно этот год, по свидетельству автора, стал одной из вершин активности художественного процесса в «подполье». И примерно в это время в умах художников этого круга метафизика уступает структурализму и постструктурализму, то есть вопросам о языке искусства. Правильнее было бы сказать, что именно тогда и складывается «этот круг» — московская концептуальная школа. «Шварцман и Шифферс» выступают в этом произведении в роли представителей «подполья», оставшихся в теме метафизики, они иронично изображены с религиозными символами, но вместе с тем здесь чувствуется добрый безоценочный ностальгический взгляд художника.

Ностальгическая линия в творчестве Виктора Пивоварова началась после его переезда в Прагу в 1982 году. Живописные серии и альбомы он посвящает ближнему кругу родных, друзей и коллег, с которыми связаны московские 1950-е,1960-е и 1970-е годы. Еще в цикле «Семь разговоров» 1977 года некоторые из картин были посвящены конкретным людям. Но, начиная с альбома «Кабаков и Пивоваров» 1982 года, художник прицельно осмысляет свой московский круг неофициального искусства как исторический феномен. Альбом «Действующие лица» 1996 года фокусируется на конкретном периоде, он посвящен обыденной повседневности «подполья» 1970-х, которая, по существу, и составляет ткань истории: занятия искусством в мастерских художников, гости, ночные разговоры и витающие в воздухе идеи, аллегорические портреты всех персоналий в буднях. Множество друзей — художники Эрик Булатов, Илья Кабаков, Оскар Рабин, Михаил Шварцман, Иван Чуйков, Юрий Соболев и другие, а также поэты, среди которых знаменитые Игорь Холин и Генрих Сапгир.

Михаил Шварцман и Евгений Шифферс
у Штейнбергов. Москва, СССР,
25 ноября 1987

Именно эта обыденная повседневность, только не советская вообще, а персональная, Пивоварова и его друзей, с временной дистанции становится для художника предметом личной идеализации. Этот специфический лиризм уместно связать с особой душевной и эмоциональной атмосферой того времени, с условиями рождения московского концептуализма, радикально отличающимися от условий концептуализма западного, а именно от существующей там системы искусства. При отсутствии публичности и институциональности главное преимущество этих условий состояло в наличии тесного круга единомышленников, разделяющих не столько профессиональную, сколько духовную, экзистенциальную судьбу. И это закончилось, по словам самого Пивоварова, после проведения первого в Москве аукциона Sotheby’s в 1988 году — с вторжением рынка все изменилось.

Джорджо де Кирико. «Гектор и
Андромаха», 1918, холст, масло,
30 × 40 см. Фонд Джорджо и Изы
де Кирико, Рим, Италия

Концептуальный альбом появляется в творчестве Виктора Пивоварова с середины 1970-х, в этом медиуме он работает параллельно с книжной графикой и живописью. То, что альбомный жанр станет внутри концептуального сообщества одним из наиболее популярных, неудивительно — альбом был самым действенным способом направить и сконцентрировать разговоры об искусстве, постоянно ведущиеся в мастерских. Альбомная графика имела много общего с практикой книжной иллюстрации: Пивоваров, как и многие из его окружения, успешно работал детским иллюстратором книг и журналов. Большую роль в сложении художественной манеры Виктора Пивоварова сыграло увлечение средневековыми рукописями и миниатюрами, которые он еще студентом видел в оригинале в спецхране Ленинской библиотеки. Сюрреализм, который исповедовали его современники Юло Соостер и Юрий Соболев, оказал на Пивоварова огромное влияние, равно как и родственный сюрреалистам интерес к детскому рисунку и творчеству душевнобольных. В альбоме «Действующие лица» 1996 года сохраняется многое от 1970-х: изысканность линий, детальность проработки, связь с книжной иллюстрацией, сюрреалистичность, но добавляется еще и необыкновенная лиричность. Начиная с 1980-х, и в особенности уже в 1990-х, в произведениях художника появляется множество аллюзий и цитат из живописных шедевров прошлого — образы, сюжеты, манера, приемы. Свой путь в искусстве Виктор Пивоваров понимает как тонкую линию между беспамятством, выпадением из культуры и растворением в ней без остатка.

Миниатюра «Святые Апостолы
Симон и Иуда Фаддей» из голландского
рукописного молитвенника, 1500–1525 гг.
Художественный музей Уолтерс,
Балтимор, США

В представленной работе образы Михаила Шварцмана и Евгения Шифферса наполнены отсылками к иконографическим символам — ведь это основные адепты и глашатаи метафизических истин, которые позже концептуалисты будут иронично называть «духовка и нетленка». Здесь они изображены в диалоге, поскольку и в жизни действительно постоянно полемизировали. Эти образы словно отражают их внутреннюю сущность, в них есть и аллегории, и портретное сходство.

Художник Михаил Шварцман, искусство которого было основано на религиозной мистике, здесь похож на индуистское божество Брахму, создателя всего сущего: это подсказывают четыре руки, и их особенное положение, наличие бороды и свитка. Вместе с тем, поскольку Шварцман был крещеным христианином, его жесты можно прочитать и как иконографические: ладонь праведника и благословляющая десница. Геометрическое туловище и комбинация нескольких прямых предметов делают его похожим на его собственные «иературы» — так Шварцман называл создаваемые им произведения, говоря, что его рукой движет Святой Дух. Евгений Шифферс был религиозным философом и  богословом, какое-то время плотно входил в круг художников, которые собирались в мастерской Ильи Кабакова, и активно участвовал в дискуссиях. Но с окончательным «концептуальным поворотом» отношение к нему стало скептическим. Пивоваров изображает его в образе христианского апостола, как Шифферс сам себя называл, по воспоминаниям современников. Художник использует иконографические символы: посох, книга — слово Божье, гиматий красного цвета как символ мученичества ради веры. Образ дополняют изможденное тело и иконописный фрагмент, наложенный поверх лица. Таким образом, Пивоваров выразительно подчеркивает их претенциозность и с доброй иронией нивелирует присущий им пафос. V


 

Выставки
«Московский альбом». Мультимедиа Арт Музей. Москва, Россия, 2018–2019
«Виктор Пивоваров. Действующие лица». Центр современного искусства «Obscuri Viri». Москва, Россия, 1997

Публикации
Виктор Пивоваров. Московский альбом. Каталог выставки. М.: Artguide Editions, 2018. С. 46 
Виктор Пивоваров. Влюбленный агент. М.: Artguide Editions, 2016. С. 109 

 

Выставка в МАММ: «Московский альбом» Виктора Пивоварова | Разговоры об искусстве

Картины об одинокой, доброй и ироничной московской душе.

Что на выставке?

Выставка состоит из четырех частей: альбом «Действующие лица» (1996), альбом «Флоренция» (2005-2010), альбом «Если» (1995), живописный цикл «Москва, Москва!» (2017).

Альбом «Действующие лица» — это серия рисунков со сценками из московской, прежде всего, творческой жизни. Рисунки чудесные и трогательные.

Виктор Пивоваров. «Старичок, к тебе можно?» 1996

Виктор Пивоваров. «Старичок, к тебе можно?» 1996

Каждый из рисунков – это как будто рассказ, причем рассказ этот у каждого зрителя получится свой собственный.

Виктор Пивоваров. Ночной разговор. 1996

Виктор Пивоваров. Ночной разговор. 1996

Альбом «Флоренция» — это тоже рисунки, но другие. Они как будто из снов. И есть вроде бы тут и латинские названия, и Данте, и Ботичелли, но альбом все равно про Москву.

Виктор Пивоваров «Узкая комната за шкафом», 2005 — 2010.

Виктор Пивоваров «Узкая комната за шкафом», 2005 — 2010.

Альбом «Если» — это вообще не картины, это блок-схемы. Каждое мгновение жизни мы делаем выбор. От этого выбора зависит, как будут развиваться события дальше. Из нашего выбора и его последствий и складывается жизнь.

Виктор Пивоваров, начало альбома «Если», 1995

Виктор Пивоваров, начало альбома «Если», 1995

Живописный цикл «Моя Москва» написан в 2017 году. Художник уже давно не живет в России, поэтому это Москва из его воспоминаний, может быть, из ощущений себя сегодняшнего в совокупности смыслов, которые называют «московским мифом». Живописные полотна расположены в ярко-освещенном зале. Это как бы мощный финальный аккорд, вытекающий из предыдущих «домашних» альбомов. По углам расставлены динамики. И из них по очереди звучат голоса. Это отрывки
из аудиозаписей лекций Мераба Мамардашвили, Александра Пятигорского, Генриха Сапгира и других философов, писателей и поэтов, которые составляли близкий круг художника и влияли на его мировоззрение.

Виктор Пивоваров, «Человек, который купил картошки, пришел домой, а дома никого нет», 2016

Виктор Пивоваров, «Человек, который купил картошки, пришел домой, а дома никого нет», 2016

Виктор Пивоваров, «Библиотекарша», 2017

Виктор Пивоваров, «Библиотекарша», 2017

Почему эту выставку стоит посетить?

Виктор Пивоваров — важный для современного российского искусства художник, один из основоположников московского романтического концептуализма, андеграундного движения, возникшего в СССР в начале 1970-х годов.

Его творчество очень лирично. И это ставит его вне времени. Конечно, в его произведениях есть отсылки к «советским» реалиям. Например, картина «Человек, который купил картошки, пришел домой, а дома никого нет». Она напоминает и о временах продуктового дефицита, и о газетах, в которых об этом не писали. Но одновременно это и про такие современные темы, как одиночество в большом городе, неприкаянность, нелепость бытия, иронию, за которой сложные смыслы (клоунада), работу души и сопричастность.

А по поводу геометрических фигур, которые как бы разрывают и картины, и их персонажей, сам Виктор Пивоваров прокомментировал так: «… геометрические элементы в этих картинах выглядят как обломки большого стиля, которым был, бесспорно, модернизм… Я надеюсь, что печаль утраты этого стиля и известная ностальгия по нему ощущается во всем цикле «Москва, Москва!» (Виктор Пивоваров, «Московский альбом», 2018, издание, подготовленное к одноименной выставке).

И еще удивительно, как глядя на работы Пивоварова, откуда-то из глубины подсознания всплывают давно забытые ощущения из детства, эмоции, которых, казалось, уже нет, чувства, которые, оказывается, живы глубоко внутри. Посиделки на тесных московских кухоньках с разговорами о высоких смыслах до самого утра. Дружба, которая не ржавеет, не смотря на смену обстоятельств жизни и расстояния. И светящиеся в темноте московские окна, к которым идешь сквозь пушистый снег, а там тепло, уютно, пахнет пирогами, и тебя всегда ждут.

Виктор Пивоваров, «Всюду жизнь», 1996

Виктор Пивоваров, «Всюду жизнь», 1996

Немного о художнике

Виктору Пивоварову 81 год. С 1982 года он живет и работает в Чехии. С конца «нулевых» довольно активно выставляется в Москве.

«Я вообще не представляю, какими глазами вы смотрите на мою выставку, я не знаю современного зрителя… Герои московского мифа — это необычные, сильные, яркие личности. И конечно, важны время и дистанция, которые позволяют это все увидеть. Еще в 90-е годы «московский концептуализм» был ругательной фразой. В московском концептуальном искусстве, особенно раннем, очень много о человеке. А голод о человеческом всегда существует», — говорит Пивоваров (интервью для The Village, 28 октября 2018, интервью взял Андрей Яковлев).

Пивоваров — один из немногих «пишущих» художников, т.е. через него мы имеем возможность больше узнать о внутреннем мире художника, как рождаются творческие смыслы.

«Мои вещи часто сами по себе мало что значат. Они обретают смысл в диалоге с предыдущими и последующими работами, с картинами друзей-художников, с прочитанными книгами, с идеями, носившимися в воздухе» (Виктор Пивоваров, «Влюбленный агент», OOO «Арт Гид», 2016).

Поэтому, я думаю, будет интересно почитать написанные им книги. И еще тема философских течений, на которые намекают создатели выставки при помощи аудиозаписей, для меня пока совершенно не раскрыта и взята для дальнейшей проработки:)

Что почитать по теме?

Книга Виктора Пивоварова «Влюбленный агент»: https://bookmate.com/books/XiReOT8a

Интервью художника для The Village: https://www.the-village.ru/village/weekend/weeknd-interview/329559-pivovarov

Эссе о Пивоварове его сына, Павла Папперштейна: https://lenta.ru/articles/2015/03/09/pepper/

Описание выставки на сайте МАММ: http://mamm-mdf.ru/exhibitions/moskovskiy-albom/

выставки ноября — Российская газета

«Старичок, к тебе можно?» Из альбома «Действующие лица». 1996. Фото: Мультимедиа Арт Музей

В МАММ открылась выставка Виктора Пивоварова — выдающегося художника нашего времени, одного из основателей «московского романтического концептуализма». В работах художников этого направления удивительным образом сочетаются изображение и слово, реалистичность и абстракция, конкретность времени и места и вовлеченность в мировой культурный контекст.

Название выставки, «Московский альбом», отсылает к основным принципам концептуалистского подхода: таким как законченная форма и обязательная атрибуция работ, камерность и уютная атмосфера. Центром экспозиции стала новая живописная серия «Москва! Москва!». Ее органично дополняют знаменитый альбом «Действующие лица» 1996 года, а также менее известные альбомы «Если» и «Флоренция», представляющие разные грани творчества художника. Произведения Виктора Пивоварова пронизаны личной интонацией, позволяющей видеть высокое — в обыденном, и мягким юмором, с которым автор весело и непринужденно говорит о самых серьезных вещах.

Фото: Пресс-служба Российской государственной библиотеки

В Ивановском зале Российской государственной библиотеки открылась выставка, одинаково интересная и взрослым, и детям: это своего рода увлекательное путешествие по миру детства XIX — начала XX веков, построенное из обширной коллекции детских изданий, хранящихся в фондах библиотеки, картин и предметов быта.Своеобразным проводником по экспозиции стала «Азбука в картинках» художника Александра Бенуа, придуманная им для своего сына Коли и изданная в 1904 году. Соответственно, выставка переносит зрителя на 100 с лишним лет назад: в усадьбу, где живут три поколения большой семьи. Прототипом «здания», по которому из комнаты в комнату перемещаются посетители, стал рисунок дома из азбуки Бенуа — на букву «Д». А экспонаты — книги, портреты и игрушки той эпохи, рассказывают и показывают не только историю развития детской литературы, но и дореволюционного уклада жизни в целом.

На выставке есть действительно уникальные экспонаты. Первый детский «ужастик» «Стёпка-Растрёпка» Генриха Гофмана и роскошные издания эпохи модерн. Рукописный «Наш журнал», созданный детьми и изданный их родителями-художниками и книга-гротеск «Похождения Христиана Христиановича Виольдамура и его Аршета», написанная Владимиром Далем под псевдонимом Казак Луганский. Книги детей последнего российского императора, сопровождавшие их до последних дней жизни и чудом пережившие время детские журналы: «Светлячок», «Тропинка», «Подснежник», «Задушевное слово», «Галчёнок» (да-да, это не опечатка!) и не только. А еще — настольные игры, открытки и обучающие материалы по рукоделию и ремеслу, которыми было бы интересно пользоваться и сегодня.

До 27 января 2019. Адрес: ул. Воздвиженка, 3/5, стр.7

 

Центр фотографии имени братьев Люмьер, «Неестественный отбор»

Фото: Пресс-служба Центра фотографии имени братьев Люмьер

Выпускник Центрального колледжа искусства и дизайна имени Святого Мартина Тим Флэк начинал свою карьеру как успешный коммерческий фотограф, сотрудничая с такими брендами, как Adidas, Cirque du Soleil, Jaguar и Sony. Параллельно он работал над художественными проектами, используя для них приемы, больше характерные для рекламных съемок: впоследствии это и стало характерной особенностью его оригинального стиля.
Флэк исследует отношения человека с окружающей средой и ставит перед зрителями актуальные вопросы о сохранении исчезающих видов животных и бережном отношении к природе.

Он снимает животных как в их естественной среде обитания — и для этого путешествует в самые отдаленные уголки планеты, так и в студиях, где помещает их в чуждую для них, зато привычную человеку обстановку. И тем самым подчеркивает сходство между представителями мира фауны и Homo sapiens.
На выставке можно увидеть фотографии из проектов разных лет, в том числе, альбом «Endangered”, работа над которым продолжается до сих пор. Один из экспонатов —  портрет панды Ya Yun — был продан на аукционе Christie’s в мае этого года за 40 000 фунтов.

До 6 января 2019. Адрес: Болотная наб.,3,стр.1


 

Светская Москва на открытии выставки Виктора Пивоварова

В Мультимедиа Арт Музее открылась экспозиция знаменитого художника

23 октября в Мультимедиа Арт Музее открылась выставка Виктора Пивоварова — основателя «московского романтического концептуализма». В экспозицию вошел цикл художника «Москва, Москва!», знаменитый альбом «Действующие лица», а также малоизвестные альбомы «Если» и «Флоренция». Частью выставки стала саунд-инсталляция из сохранившихся аудиозаписей выступлений великих философов, ученых, писателей, чье творчество неразрывно связано с наследием самого художника. 

Первыми, кому посчастливилось побывать на выставке Виктора Пивоварова, стали Урсула Ким, Мари Коберидзе, Андрей Малахов и другие гости. 

Урсула Ким

Виктор Пивоваров

Влад Лисовец

Полина Аскери

Ольга Свиблова

Алена Литковец

Антон Белов

Наталья Долгополова

Мари Коберидзе

Андрей Малахов

Кристина Рубинер и Оксана Он

Евгения Постникова

Софья Донианц

Кристина Краснянская

Мария Перлич

Ирина Вольская

Маруся Ильченко

Читайте также: Как и где прошел день рождения Паулины Андреевой?

Поделитесь с друзьями и получите бонус

Подпишитесь на рассылку InStyle.ru


Instyle

Marksistskaya Street, 34/10, office 403 Moscow, Russia, 109147

Мультимедиа Арт Музей, Москва | Выставки | Виктор Пивоваров

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ ДЕПАРТАМЕНТ КУЛЬТУРЫ
МУЛЬТИМЕДИЙНЫЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ, МОСКВА

ПРЕДСТАВЛЯЮТ ВЫСТАВКУ

Виктор Пивоваров
Москва Альбом

При поддержке: Mastеrcard, VOLVO CAR RUSSIA

Мультимедиа Арт Музей, Москва представляет выставку выдающегося художника Виктора Пивоварова, одного из основоположников «московского романтического концептуализма».

В экспозицию включены новый цикл картин художника «Москва, Москва!» (2017), а также его нашумевший альбом «Dramatis Personae» (1996) и малоизвестные альбомы «Если» (1995) и «Флоренция». (2005–2010), который станет настоящим открытием для зрителя.

На выставке представлена ​​звуковая инсталляция из сохранившихся аудиозаписей лекций Мераба Мамардашвили, Александра Пятигорского, Юрия Лотмана, Сергея Аверинцева, Юрия Мамлеева и Генриха Сапгира, великих философов, ученых, писателей и поэтов, творчество и тексты которых неразрывно связаны с творческий путь художника.

Как и другие деятели движения московских концептуалистов, Виктор Пивоваров устанавливает замечательную связь между визуальной и словесной тканью в своем искусстве.Это острое переплетение фантастического и реалистического порождает новое метафизическое измерение в работах Пивоварова, которые всегда привязаны к определенному времени, месту и чрезвычайно четко сформулированной психологической ситуации, но в то же время всегда относятся к чему-то другому. Каждая работа художника — это концентрация экзистенциальной энергии и одновременно абсолютно свободное участие в полифоническом дискурсе мировой культуры и живой, дружеский обмен с теми, кто ему очень близок, или с теми, с кем он случайно попал.

В альбоме «Если» представление предмета вообще пропадает. Остается остроумно и просто объясненные внутренние диалоги. Как будто мы смотрим на научные таблицы и в результате попадаем в точно поставленный художником спектакль, где воображение каждого из нас создает образы, слышит голоса и наполняет происходящее запахами и тактильными ощущениями …

Художник Пивоваров легкой ловкостью рук превращает самое серьезное в веселый карнавал, доступный каждому и зависящий от собственного регистра восприятия зрителя.

Название выставки «Московский альбом» объясняет основные принципы концептуального подхода. Форма этого альбома подразумевает обязательную «атрибуцию» рисунков, а традиционная уютная интимность и особая, семейная атмосфера, пронизанная юмором, прослеживается во всех без исключения сериях, представленных на выставке, от «Dramatis Personae» до «Dramatis Personae». Флоренция’.

» … Я попытался передать универсальную энергию, которая объединила московских художников и поэтов, создавших послевоенный московский миф, передать то, что Мамлеев описывает как « страстное желание выйти за пределы обычного человеческого сознания, которое ощущалось как тюрьма », — говорит Виктор Пивоваров.

Мультимедиа Арт Музей, Москва благодарит всю команду Музея современного искусства «Гараж» и Антона Белова за их помощь и поддержку, а также Данилу Стратович, издателя и основателя Artguide Editions, за создание великолепной книги, выпущенной для открытие выставки. Особая благодарность замечательному художнику Павлу Пепперштейну, сыну Виктора Пивоварова, за идею проведения выставки в МАММ и за отличный текст, который он написал для книги. Без Томаша Гланца проект никогда бы не возник и не сформировался.

Виктор (Виталий) Дмитриевич Пивоваров родился в Москве 14 января 1937 года. По словам художника, свое первое произведение искусства он создал в пятилетнем возрасте: «Нас с мамой эвакуировали в глухую деревню в Татарстане. Три дня от ж / д на санях. Ни радио, ни электричества. На заднем дворе я нашла клочки материи, постирала и погладила их, сшила платье и надела его на деревянный пень. Я сделал себе чучело, чтобы не было одиноко. Я сейчас такой же. По сути, то, как я занимаюсь искусством, не изменилось.»

В 1957 году окончил Московское художественно-промышленное училище им. М.И. Калинина, в 1962 году — Московский полиграфический институт. В 1963 году Виктор Пивоваров познакомился со своей будущей женой Ириной Пивоваровой, автором стихов и рассказов для детей, на которые он пошел. чтобы проиллюстрировать. Вместе они разработали и издали детские книги «Я лечил всех», «Паук и лунный свет», «Тихо и громко», «Тик и так», «Два очень храбрых кролика» и др. Художник также иллюстрировал Ирину. «Взрослая» лирика Пивоваровой — «Слова», «Яблоко», «Беседы и миниатюры».

В издательстве «Детская литература» Пивоваров встретился с представителями лианозовской группы Игорем Холином и Генрихом Сапгиром, а через них — Овсеем Дризом и Ильей Кабаковым.

Сын Ирины и Виктора Пивоваров Павел родился в 1966 году. В 1967 году Виктор Пивоваров получил собственную студию через Давида Когана, знакомого Ильи Кабакова. В этот период художник впервые обратился к живописи и создал серию монотипий «Искушение св.Антония, в котором он видит начало своей творческой деятельности. Среди первых картин художника такие работы, как «Голубые очки безумного милиционера», «Ах, ах!», «Гвозди и молоток», «Московская вечеринка», «Безумная Грета» и др.

Пять лет с 1972 по 1976 год были важны для московского концептуализма в целом. Эрик Булатов создал «Горизонт», Илья Кабаков работал над своим первым циклом «Десять персонажей», а Виктор Пивоваров написал свои картины «Длинная рука» и «Проекты для одинокого человека», а также альбомы «Лицо». , «Сад» и другие.

В 1974 году Ирина и Виктор Пивоваровы развелись, а в 1978 году он познакомился со своей второй женой, чешским искусствоведом Миленой Славицкой, приехавшей в Москву из Праги.

Виктор Пивоваров впервые выставил свои работы в 1979 году. Многие художники приняли участие в коллективной выставке «Цвет, форма, пространство». Пивоваров представил свой цикл «Семь бесед». Это было единственное участие художника в публичной арт-выставке до его переезда в Прагу. В 1982 году Виктор Пивоваров эмигрировал в Чехословакию и поселился в Праге.

За шесть месяцев до чехословацкой бархатной революции в мае 1989 года в Высочанах открылась большая ретроспективная выставка работ Виктора Пивоварова. В 1991 году Союз художников объявил открытый конкурс на художественное руководство одним из пражских выставочных залов Союза. Виктор Пивоваров и Милена Славицкая выиграли этот конкурс вместе с Адриеной Шимотовой и Вацлавом Стратилом. Галерея называлась Пи-Пи-Арт (Пражский проект искусства). Однако вскоре помещение было конфисковано, и работа Пивоварова для галереи подошла к концу.

Пивоваров также участвовал в выпуске журнала о современном искусстве Výtvarné Umění, редактором которого была Милена Славицкая, а позже, в 1990 году, также издатель.
С 1990 по 1997 год Пивоваров неофициально был главным художником журнала.

Книга Виктора Пивоварова «Влюбленный агент» вышла в свет в 2001 году. Публикация не осталась незамеченной, а в 2004 году в Третьяковской галерее открылась выставка «По следам механика». Тогда же в галерее XL проходила выставка «Темные комнаты».

В 2002 году вышла вторая книга Виктора Пивоварова «Серые тетради». В аннотации говорится, что «если бы жанр« Влюбленного агента »был близок к автобиографии, то жанр« Серых записных книжек »определить гораздо труднее. Здесь прозаическая литература, стихи и документы ».

Книга «О любви к слову и образу», вышедшая в 2004 году, включает в себя тексты художника разных лет, которые фигурировали только в труднодоступных публикациях или ранее не публиковались.

В 2006 году в Московском музее современного искусства прошла выставка «Едоки лимонов», для которой была создана серия из девяти больших картин «Атлас животных и растений».

Московский музей современного искусства также представил в 2011 году выставку «ИХ». В том же году появился проект «Философские тетради Ольги Серебряной». Работа над проектом велась путем переписки Виктора Пивоварова и Ольги Серебряной. В 2014 году эта переписка была выпущена издательским домом NLO под названием «Утка, стоящая на одной ноге на берегу философии».

В Государственном музее искусств народов Востока в 2015 году прошла выставка «Лисы и праздники».
В 2016 году в Москве прошли две выставки работ Виктора Пивоварова: «Улитка по следу» в Музее современного искусства «Гараж» и «Потерянные ключи» в ГМИИ им. А.С. Пушкина. В том же году издательство «Артгайд» переиздает книгу «Влюбленный агент», добавив несколько новых глав.

Работаю иллюстратором
Помимо деятельности в сфере нонконформистского искусства, Виктор Пивоваров создавал иллюстрации к детским книгам как средство выживания, которое, кстати, приобрело популярность среди андеграундных художников того периода.Дебютировал в 1964 году в издательстве «Детская литература», с тех пор проиллюстрировал более 50 книг. С 1969 года он иллюстрировал детский журнал «Веселые картинки», а в 1979 году разработал знаменитый логотип журнала, состоящий из букв-человечков, который остается практически неизменным по сей день.

Его работа над книгой «Необычный пешеход», опубликованной в 1965 году, оказалась знаковой. Иллюстрации Пивоварова к этой книге вызвали широкий резонанс, и многие обвинения он скрыл.

неоднозначных секретных символов за простыми иллюстрациями.Позже сам Пивоваров признался, что любил иллюстрировать детские книги, потому что они позволяют свободно интерпретировать текст. Благодаря этому заказу он получил признание как иллюстратор, его заметили. «… Художники и дети любят то, что никогда не бывает на самом деле — драконов, волшебников, деревянных мальчиков, гномов и говорящих животных, все, что рождено из фантазий и мечтаний, все, что кажется совершенно ненужным для человека, но без чего он, по-видимому, не может жить», — писал Пивоваров.

Переехав в Прагу в 1982 году, Пивоваров не отказался от иллюстрации и время от времени продолжает иллюстрировать книги для детей и взрослых, поощряя переиздание своих старых книг.

Виктор Пивоваров. The Snail’s Trail

Выставка Виктора Пивоварова «Snail’s Trail» сопровождается образовательной программой, включающей лекции, литературные чтения в выставочном пространстве и мастер-классы по иллюстрациям для детей и взрослых.

Исследуя различные периоды и темы в творчестве Пивоварова, программа сочетает в себе основные элементы работ художника — изображение и текст, добавляя к ним звук и позволяя посетителям найти лучший способ познакомиться с выставкой .

Цикл лекций и дискуссий местных и зарубежных специалистов, в том числе философа Томаша Гланца, историка искусства Михаила Алленова и художника Павла Пепперштейна, объяснит термин «московский романтический концептуализм» и представит искусство Пивоварова в его широком культурном контексте.

По выходным посетители музея смогут пройти интенсивный курс иллюстрации, участники узнают о жанре концептуального альбома, созданного Пивоваровым.У них также будет возможность попрактиковаться в рисовании эскизов и создании коллажей.

Семьи с детьми смогут послушать радиоспектакль с записями русской сказки Черная курица и Ганса Христиана Андерсена Песочный человек . Есть специальные открытые мастерские по иллюстрации и рисованию, созданные специально для детей, а также детская выставка-карта.

Издательство «Гараж» впервые выпустит аудиокнигу для слабовидящих людей — известный текст Пивоварова « Влюбленный агент». Текст также будет доступен в книжной форме, со специальным дополнительным разделом.

Подробная карта творчества Виктора Пивоварова будет установлена ​​в Ресурсной комнате на втором этаже. Настоящий путеводитель от Москвы до Праги отметит самые важные и значимые для художника места.

Посетители могут запросить индивидуальные или групповые туры в любое время. Есть также специальные туры для посетителей с нарушениями слуха или зрения. Наконец, для тех, кто предпочитает самостоятельно изучать выставку, библиотека «Гаража» подготовила ряд книг о творчестве Виктора Пивоварова и московском концептуалистическом искусстве.Также будет доступна уникальная карта выставки, созданная самим Виктором Пивоваровым.

Расщелины в мифе — Пушкинский дом

14 сентября — 7 ноября 2021 г.
Открытие в понедельник, 13 сентября в 18:00

Пушкинский дом с гордостью представляет «Расщелины в мифах», выставку трех русских художников, отражающих о постсоветских идентичностях и пропастях, вызванных различиями между утопическим мышлением и реальностью. Взяв за основу теоретические основы Александры Аникиной (р.1989, Коломна) фильм Поле данных в качестве отправной точки, выставка исследует умозрительные видения личной и коллективной истории, затронутые глубоко сконструированными ритуалами, так или иначе знаменующими 30-ю годовщину распада Советского Союза. В проектах Елены Колесниковой (род. 1984, Иркутск) и Екатерины Муромцевой (р. 1990, Москва) индивидуальный опыт жизни в инертных социальных пространствах ставится в центр современной культурной рефлексии.

Постсоветская реальность унаследовала множество грандиозных нарративов, верований и нерешенных вопросов из своего долгого и тревожного прошлого.Эти убеждения и желания обусловливают стремления людей, естественно, тех, кто вовлечен в политическую жизнь и общественное мышление любого рода, но также, неизбежно, тех, кто, возможно, просто хотел бы следовать своим личным амбициям и предпочел бы, чтобы их оставили в покое. История преследует их и их семьи, заставляя их пережить повторяющиеся печальные воспоминания.

Экономические кризисы и геополитические азартные игры, культурные сдвиги и технологические инновации постоянно нарушают обычный бизнес и нарушают линейность во времени индивидуальной жизни.Эти разрывы снова и снова ставят под сомнение идентичность людей, меняют потенциальные экзистенциальные позиции и делают их как жертвами, так и победителями истории, уязвимыми перед непредсказуемыми потрясениями всех видов.

Большие утопические фантазии, лежащие в основе этих преобразований — от националистических мечтаний о сохранении международной значимости до технологического утопизма культуры стартапов — все подкреплены эсхатологическими надеждами на футуристическую мирную жизнь.Они склонны игнорировать повседневный опыт большинства людей, вместо этого сосредотачиваясь на крупномасштабных событиях, драматических конфликтах и ​​исключительных судьбах. Что же тогда происходит с теми, кто затронут, но не вовлечен, теми, кто должен стать свидетелем иллюзии непрерывной истории и найти свой путь вокруг нее?

Недавний фильм Александры Аникиной « Поле данных » описывает эволюцию российской современности прошлого века, отображенную на ее семейной истории, раскрывая роль технологий в строительстве будущего.Краеведческий музей постоянно реанимирует прошлое; алармистские сводки новостей функционируют как архаичные фольклорные сказки; Карты Google представляют собой вопросительный знак в понимании семейного архива, передавая чувство срочности, которое мы испытываем в связи с историей.

Используя керамическую скульптуру и серию акварельных рисунков, Лена Колесникова исследует опыт жизни в типичной однокомнатной квартире. Изначально созданная для творческой резиденции, расположенной в выставочном зале застройщика, Однушка [Однокомнатная квартира] повествует о самых разных историях, разворачивающихся в идеализированном, всеобъемлющем пространстве.

Работа Екатерины Муромцевой Жесткий мужской портрет изображает теннисиста и художника-любителя, который отправляется в физическое и духовное путешествие в поисках идеальной мужественности, воплощенной в хозяине земли, незаменимом президенте России Владимире Путине.

За дополнительной информацией обращайтесь в Пушкинский Дом по телефону +44 [0] 20 7269 9770 или к куратору выставки Денису Столярову по адресу [email protected]

Прошедшие выставки

По случаю 25-й годовщины падения стены Форум Людвига в Ахене и инициатива Europäische Horizonte смотрят «на восток».Выставка посвящена искусству 1930–1990-х годов бывшего Советского Союза и «братских государств». Сопоставлены представители социалистического реализма, соз-арта и русского нонконформизма, соответственно Илья Кабаков, Вадим Захаров, такие как румынский художник Дан Пержовски, словенская группа художников Ирвин и портреты коллекционеров Питера и Ирен Людвиг советской эпохи. Видеозона представляет современную позицию казахской художницы Алмагуль Менлибаевой (* 1969).

Уже в 1960-х коллекционеры Людвиг рассказали об увлекательном «плюралистическом государстве, панораму которого нужно было показывать на запад, как зеркало исторических и социальных обстоятельств».В конце 1970-х Людвиги начали осваивать эту территорию, вызванную явным арт-географическим интересом и желанием исследовать искусство Восточной Европы. Благодаря хорошим деловым отношениям и связям с Владимиром Семеновым, советским послом в Бонне, коллекционеры приобрели свой первый смешанный лот в 1982 году. Выставка «Восток» выдвигает на первый план замечательные произведения искусства, взятые из этого хранилища.

Выставка сопровождается обширной программой с фильмами, такими как «С Востока» Шанталь Акерман и «Гражданин Гавел» Янека Мирослава, беседами о «Людвигах на Востоке» и «Европа изобретает цыган», дискуссиями о современной политике и культуре. история.

Художники: Янис Авотиньш, Георг Базелиц, Исаак Бродский, Вернер Бюттнер, Иван Чуйков, Свен Гундлах, Ян Крызевский, Андрей Филипов, Константин Финогенов, Ирвин, Илья Кабаков, Юрий Королев, Вольфганг Натауэнестер, Сергей Королёв, Вольфганг Натуэрово, , AR Пенк, Дан Пержовски, Виктор Пивоваров, Димитрий Пригов, Вилли Ситте, Эдуард Стейнберг, Рейн Таммик, Вадим Захаров и многие другие.

Кураторы доктора Бриджит Франзен, Жозефина Менгедохт

(PDF) Виктор Пивоваров, ординарный художник

24 — Flash Art CZ / SK ENGLISH ISSUE 2018 25 — Flash Art CZ / SK ENGLISH ISSUE 2018

FEATURE FEATURE

Виктор Пивоваров

Внук Диониса, 2012

холст, масло, 120х90 см,

Фото: архив художника.

Виктор Пивоваров

Без названия, из серии

Чешский Пивоваров, 1982–84,

ассамбляж, 15 × 37 × 5 см,

фото: Ондржей Полак,

любезно охота кастнер, Прага.

в работах Пивоварова мы находим дикое, свирепое плодородие,

анимализм и телесность, а также множество проявлений

гибридности (например, в цикле «Дети богов», 2012).

Тем не менее, эти качества всегда перекрываются, а

контролируется элементом порядка.

С этой точки зрения неудивительно, что флагманом творчества Пивоварова на протяжении семи лет —

— стал альбом. Перформативные аспекты в официальных площадках, для которых были составлены альбомы советских концептуалистов, уже были описаны в деталях

: линейность повествования сопровождает процесс переворота, повествования. подчеркивает текст как

, поддерживающую силу целого — все это хорошо известно

.Однако у альбома есть еще одна особенность, а именно его организация. Это художественная форма

, состоящая из нескольких частей, которые вместе составляют

, образующих единое целое. Альбом — это не только рассказ,

, но и мозаичная или секуляризованная версия пути креста

, на котором нельзя ни добавить, ни пропустить ни одну остановку, или произвольно импровизировать

. Хотя его реализация индивидуальна, его структура представляет собой набор строгих правил.

Еще одним свидетельством важности опрятности и порядка

в эстетике Пивоварова является его пристрастие к

графикам и схемам, садам, паркам и атласам (например,

Атлас животных и растений, 2015). Недавние выставки

и публикации включают его Сады монаха Раба —

иновича, проект, предпринятый для Галереи Чешского центра

в Берлине, и одноименную книгу

, изданную Arbor Vitae.В рамках проекта раскрывается пробуждение Пиво-

варов. Его воображение опирается не только на небольшое количество деталей, взятых из вторых рук

источников, но и на глубокое изучение всей истории искусства, от античности до произведений его младшего

.

современника. Что касается места, он черпает вдохновение

в иллюстрациях к русским сказкам, Босху, Cra-

нач, символике японских имен и китайской живописи

семнадцатого века.

Упорядоченность — это не просто познавательная дисциплина

, определяющая восприятие истории искусства Пивоваровым, но

формирует координаты его работ. Одним из примеров

может быть хорошо известный проект «Проекты на каждый день»

«Одинокого человека» 1975 года (часть обширного цикла «Проекты

для одинокого человека»).

самых банальных, повседневных предметов, таких как лампа, стул и стекло, концептуально

изображены и закодированы несколько раз с помощью

подписей, предлагающих, как мы можем справиться с каждым предметом и понять, как

понять каждый предмет.

Пивоваров систематизирует и трансформирует в повествовательную последовательность наиболее интимный и

, но обезличенный микроклимат человека,

наиболее ограничивающую среду его уединения, пер-

, охваченную идиосинкратическим и жалобным юмором и дистанцией

. В результате получается картина, которая составляет

, образованная обрамлением надписи «живопись» на

стене этой стадии человека (который, как правило,

лет, не присутствует в картина).

Похожий принцип построения работает в ордере

Сада преподобного Рабиновича, где acer-

— часть пространства или отдельная точка в нем соответствует

схематичному, тщательно составленному пространственному объекту.

символов для удовольствия, страха, смеха или надежды (см. План

для Воображаемого сада «Hermit’s »Sorrow, 2012).

Качество опрятности и упорядоченности также относится к

— малоинтересному вопросу, а именно:

— отношение Пивоварова к чешской художественной сцене.Из

художников, которые с семидесятых годов до

начала девяностых годов покинули Советский Союз и по разным

причинам поселились в разных частях света, немногим

удалось это сделать. войдите в принимающую культуру как особый и в определенном смысле экзотический, возможно, не всегда правильно понятый, но законный и влиятельный участник.

Возможно, Михаил Гробман, часть работ которого

посвящен еврейским и еврейским мотивам, сумел интегрировать

в Израиль, в то время как Комар и Меламид или

Александр Косолапов опирался на американскую идеологию, а

Валерий Герловин и Римма Герловина были Успех

в определенных сегментах нью-йоркской сцены

восьмидесятых.Более частая модель эмиграции

привела к тому, что русская художница забрала свой мир с собой и продолжила развивать его независимо от своего окружения или

только с полным принятием новой среды. Такой подход полностью оправдан, и мы находим, что его применяли Илья Кабаков, Эдуард Стейнберг, Эрик

Булатов, Оскар Рабин, Эдуард Гороховский и многие другие.

Пивоваров привез с собой порядок и порядок из

Москвы, но выставил их в сотрудничестве

с местной арт-сценой.Не считая нескольких исключений,

он не работал книжным иллюстратором, его специализация

в СССР. Однако он тщательно исследовал чешскую арт-сцену

, о чем свидетельствуют внешние признаки этой интеграции

. В 1991 году вместе со своей женой Миленой Славицкой

и Вацлавом Стратилом он основал галерею Pi-Pi-Art, где

он выставил работы Михала Несазаля, Михала Габриэля,

Владислава Задробилека, Иржи Давида и секретный орган —

версия B.К.С. Кульминацией этих мероприятий стала групповая выставка

New Intimacy (1991). В конце девяностых годов

Пивоваров был одним из первых живущих художников, у которых

прошла эксклюзивная выставка в престижной галерее Rudolfum

в Праге. Это был его большой проект Соня и

Ангелов

. В 1999 году он стал первым нечеком, получившим премию Revolver Revue Prize. На сегодняшний день единственный другой иностранец

, получивший приз, — это канадец

Пол Уилсон, член легендарной группы Plastic

People of the Universe и преподаватель чешской студии

-х годов.Пивоваров также организовал большую выставку для Моравской галереи

в Брно.

Гораздо более значительным, чем эти публичные успехи

, были тесные связи, которые он завязал на местном уровне вскоре

после прибытия в Чехословакию в начале восьмидесятых. В

ему в этом, несомненно, помог его предыдущий опыт с полуофициальным искусством. Его первые выставки в этой стране

состоялись в Институте химии макромолекул

и Культурном центре железнодорожников

(1984), плюс более обширная выставка, организованная

дальновидным Культурным центром Опатова (1988 ).

Однако путь к Вацлаву Боштику, Адриане Шимо-

това, Карелу Маличу и Вацлаву Стратилу, Франтишеку Скала

и Б.К.С. группа и многие другие художники были под №

означает историю общественно-политической солидарности. В общении

со своими чешскими коллегами Пивоваров смог

раскрыть правила эстетических связей, которые являются одним из

самых труднодоступных явлений художественного общения.История искусства утомляет нас своими

бесконечными списками влияний, учителей и моделей, в то время как

более глубокое понимание точек пересечения

остается в значительной степени неизвестным. Пивоваров спускается в творческие координаты

и находит в экземпляре Вацлава Боштика

независимый, смелый духовный минимализм,

, отличный от его собственного Сада с белыми композициями

на белом фоне (1976) и от пути к пустоте

, известные из московских студий (вспомните Влад-

имир Вайсберг), при установлении близких отношений

, основанных на взаимном интересе и уважении.

В случае Карела Малича Пивоваров обнаруживает еще одно увлекательное измерение, которое затем вновь появляется в его собственном произведении

(см., Например, альбом Seven Conversa-

tions), а именно попытку выйти за границы

эмпирического мира посредством эстетического объекта.

Пивоваров рассматривает это намерение в связи с семью

работами одного из своих ближайших соратников Ильи Каба

ков, который прошел аналогичный путь в своем собственном альбоме Sys-

tem for Depicting Everything (т.е., четвертое измерение).

По наущению Пивоварова Кабаков встретился с

Малихом — редкой реализацией

Йиндржиха Халупецкого, в остальном проблемного проекта попытки собрать

русских и чешских андеграундных артистов.

Можно было бы продолжить анализ пересечений

различных миров искусства в интересах

, сообщая их индивидуальные аспекты по отношению к

Виктору Пивоварову и его чешским коллегам бесконечно —

тем более, что Пивоваров не ограничил себя

своим собственным или следующим поколением, но продолжил

без учета возраста и поколения в направлении

молодых и молодых художников.

Виктор Пивоваров (1937) — русский художник,

проживающий в Праге с 1982 года. Один из ведущих

представителей Московской концептуальной школы.

В своих картинах, рисунках и предметах он создает циклы

с выразительным повествовательным элементом и часто сочетает

изображения с текстовым сопровождением. Он автор

многих литературных произведений.

Томаш Гланц — славист, специализирующийся на русской культуре

и теории культуры, а также изобразительного искусства, авангарда

эстетики и литературной критики.В настоящее время работает в университете

в Цюрихе.

Илья Кабаков + Виктор Пивоваров | Циммерли

Новая экспозиция Zimmerli Museum приглашает посетителей окунуться в одну из визитных карточек неофициального советского искусства в разгар холодной войны. Диалоги — Илья Кабаков и Виктор Пивоваров: Рассказы о себе посвящен работе двух художников, созданной в формате альбома: новаторский жанр визуального искусства, популяризированный в 1970-х годах художниками-концептуалистами в Москве.Выставка, заимствованная из музейной коллекции нонконформистского искусства Советского Союза Нортона и Нэнси Додж, дает редкую возможность просмотреть несколько альбомов целиком. Альбом со свободными страницами изящно раскрашенных изображений, часто дополняемых рукописными текстами, представляет собой одновременно рисунок и роман, инсталляцию и перформанс. Они служат вдохновляющей моделью для вовлечения аудитории, рассказывая истории, которые одновременно являются конкретными и универсальными.

Илья Кабаков Лук из серии «Овощи и фрукты», 1979 г.

Приглашаем всех желающих на бесплатный прием выставки в субботу, 14 декабря .Дополнительное программирование будет объявлено дополнительно. Подробности доступны на сайте Zimmerli.

Илья Кабаков (№ 23 из серии «Математический Горский»), 1969

«Хотя на этой выставке в первую очередь рассматриваются работы, созданные Кабаковым и Пивоваровым в 1970-х годах», — отметила приглашенный куратор Ксения Нурил, организовавшая Истории о себе с кураторами Zimmerli Юлией Туловски и Джейн А. Шарп, «время позволяет нам чтобы оценить, как этот период повлиял на их практику на последующие четыре десятилетия.И Кабаков, и Пивоваров прекратили выпускать альбомы, но эти работы остаются основой их современной практики. Их альбомы также играют важную роль в более широком наследии той эпохи, говоря не только о художественном выражении в определенном месте и времени, но и о распространении этой продукции по всему миру в разгар холодной войны ».

Виктор Пивоваров № 18, Сакрализаторы для защиты диссертации из альбома Сакрализаторы, 1979

Действуют по сей день, Илья Кабаков (род.1933) и Виктор Пивоваров (р. 1937) были неотъемлемой частью движения, известного как московский концептуализм, которое подрывно процветало в городе с 1960-х по 1990-е годы. Художники работали в «неофициальных» кругах параллельно с теми из художников, которые практиковали санкционированный государством стиль социалистического реализма. Однако 1970-е годы были особенно трудным десятилетием, отмеченным социальной, экономической и политической стагнацией.

Виктор Пивоваров «Лестница сфер №4» из серии «Лестница сфер», 1975 г.

Кабаков и Пивоваров выпустили по несколько десятков альбомов, посвященных победам и невзгодам их повседневной жизни в Советском Союзе того времени.В то время как официальные художники создали сети поддержки, те, кто решил создавать искусство в неофициальном качестве, должны были творчески использовать свои ресурсы, находя выходы из социальных, политических и экономических ограничений. Оба артиста делились своими альбомами в получастных пространствах своих домов и студий с друзьями — художниками, писателями и интеллектуалами. Среди таких друзей был коллекционер Нортон Додж, который посещал их студии и покупал альбомы, привозил их в Соединенные Штаты и в конечном итоге выставлял их для мировой публики.

Павел Пепперштейн | Овчаренко

Персональные выставки

2021

Коммерческая лесная поэзия. Галерея Ираги. Москва, Россия.

Видения звезд.ОВЧАРЕНКО. Фонд культуры Екатерины. Москва, Россия.

2019

Человек как рамка пейзажа. Музей Гараж. Москва, Россия.

2018

Сказки Праги. Книга путешествий Louis Vuitton. Мультимедиа Арт Музей. Москва, Россия.

2017

Воскрешение Пабло Пикассо в 3111 году. Владей Пространство. Москва, Россия.

Воскресение Пабло Пикассо в 3111 году.Kunsthaus Zug. Цуг, Швейцария.

Тайные рисунки Жаклин Кеннед. Художественная выставка: ADAA., Стенд галереи Julie Saul. Нью-Йорк, США.

2016

Художник недели — Павел Пепперштейн. Vladey Space. Москва, Россия

Память закончилась. ПЛАТОН Острава. Острава, Чехия

Чудеса на болоте. Галерея Риджина. Москва, Россия

Атака на болоте. Мультимедиа Арт Музей. Москва, Россия

2015

Хождение по лагерям и монастырям.Галерея Ираги. Москва, Россия

Холодный центр солнца. Музей современного искусства и современности. Сент-Этьен, Франция

Будущее, очарованное прошлым. Мультимедиа Арт Музей. Москва, Россия

2014

Священная политика. Галерея Риджина. Москва, Россия.

2013

Исследования американского супрематизма. Galerie Kamm. Берлин, Германия

2012

Павел Пепперштейн.Моника Де Карденас. Милан, Италия.

Текст — Bild — Konzepte (совместно с Виктором Пивоваровым). Kunstverein Rosenheim. Розенхайм, Германия.

Офелия (совместно с Виктором Пивоваровым). Галерея Риджина. Лондон, Великобритания.

2011

Пейзажи будущего. Kewenig Galerie. Кельн, Германия

2010

Из Мордора с любовью. Галерея Риджина. Лондон, Великобритания.

Весна.Регина Берлога. Москва, Россия ..

2009

Либо / Или: национальный супрематизм как проект нового репрезентативного стиля для России. Галерея Кевениг. Кельн, Германия

2008

Либо / Или: национальный супрематизм как проект нового репрезентативного стиля для России. Галерея Риджина. Москва, Россия

2007

Город Россия.Галерея Риджина. Москва, Россия

Альбомы. Галерея Риджина. Москва, Россия

Рембрандт. Галерея Дмитрия Семенова. Санкт-Петербург, Россия

Пейзажи будущего. Галерея современного искусства. Ванкувер, Канада

Говорящие животные. Галерея Кауфманна. Цюрих, Швейцария

2006

Пейзажи будущего. Камм Галерея. Берлин, Германия

Рисунки. Художественный музей Базеля. Базель, Швейцария

Пентагон.Галерея Риджина. Москва, Россия

Рисунки. Галерея Artplay. Москва, Россия

2005

Europa. Галерея Урсулы Уолброл. Дюссельдорф, Германия.

Всадники. Министерство культуры. Дюссельдорф, Германия.

Всадники. Саттон-лейн. Лондон, Великобритания.

2004

Гипноз. Галерея Риджина. Москва, Россия.

Флаги и цветы. Галерея Саттон-Лейн.Лондон, Великобритания.

Гипноз. Галерея Sprovieri. Лондон, Великобритания.

Гипноз. Галерея Кауфманна. Цюрих, Швейцария.

Глаза. Galerie Kamm. Берлин, Германия.

2003

Битвы. Галерея Риджина. Москва, Россия.

Политические галлюцинации. Galerie Kamm. Берлин, Германия.

2002

Боги и монстры. Neuer Aachener Kunstverein. Ахен, Германия.

Америка. Галерея Урсулы Уолброл. Дюссельдорф, Германия.

Рисунки. Ларивье. Париж, Франция.

Мечты и музей. Kunsthaus Zug. Цуг, Швейцария.

2001

Девушка и туннель. Галерея Кауфмана. Цюрих, Швейцария.

Выставка One Talk (с Ильей Кабаковым и Борисом Гройсом). Kunsthaus Zug. Цуг, Швейцария.

2000

Вдали от лабиринта (с Гринманом).Музей Израиля. Иерусалим, Израиль.

Русский роман 2000. Галерея Риджина. Москва, Россия.

Моисей (с группой «Россия»). Kunsthaus Zug. Цуг, Швейцария.

Вещи в пейзаже (совместно с Виктором Пивоваровым). Obscuri Viri. Москва, Россия.

Как встретить ангела (совместно с Ильей Кабаковым). Галерея Sprovieri. Лондон, Великобритания.

Два ангела (совместно с Виктором Пивоваровым). Karmelienkloster. Грац, Австрия.

Два агента (совместно с Виктором Пивоваровым). Kulturzentrum bei den Minoriten.Грац, Австрия.

1999

Отец и сын (совместно с Виктором Пивоваровым). Kunsthaus Zug. Цуг, Швейцария.

1998

Бинокли и монокуляры — Жизнь и работа. Kunsthaus Zug. Цуг, Швейцария.

Сладкая тьма. Галерея Obscuri Viri. Москва, Россия.

1997

Портрет старика.Государственный Русский музей. Санкт-Петербург, Россия.

1996

Играть в теннис (совместно с Ильей Кабаковым). Художественный музей Пори. Пори, финляндия.

1995

Проект №3 и фрейдистские сны (совместно с Андреем Монастырским). Galerie Pastzi-Bott. Кельн, Германия.

Играть в теннис (совместно с Ильей Кабаковым). Художественная галерея Онтарио. Торонто, Канада.

Группа показывает

2021

Уют и интеллект.Фрагменты художественной жизни Москвы 90-х. Музей Москвы. Москва, Россия.

И мне стало так жаль, что у меня нет или у меня нет времени заниматься искусством. Музей Art4. Москва, Россия.

Тень души, но немного острее. Мультимедиа Арт Музей. Москва, Россия.

2020

CHA SCHA. Галерея Jart. Пирогово. Московская область, Россия.

2018

Безумный дом.Мультимедиа Арт Музей. Москва, Россия.

2017

1-я Триеннале современного российского искусства. Музей современного искусства «Гараж». Москва, Россия.

Владей на предаукционной выставке See Paris. Мультимедиа Арт Музей. Москва, Россия.

Любовь. Vladey Space. Москва, Россия.

2016

Коллекция! Современное искусство в СССР и России. 1950-2000 гг. Центр Жоржа Помпиду. Париж, Франция.

Монстрация. Vladey Space. Москва, Россия.

Tutti Frutti. Галерея Риджина. Москва, Россия.

Современные российские художники — участники Венецианской биеннале. Избранные произведения. Центральный выставочный зал «Манеж». Санкт-Петербург, Россия.

2015

Современники будущего. Еврейские художники в русском авангарде 1910-1980-х годов. Еврейский музей и центр толерантности. Москва, Россия.

2014

Европейская биеннале современного искусства Manifesta 10.Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург, Россия.

2013

Bergen Triennale. Берген, Норвегия.

Гетеборгская биеннале. Гетеборг, Швеция.

2011

Глобальный современник: миры искусства после 1989 года. ZKM (Музей современного искусства). Карлсруэ, Германия.

Остальгия. Новый музей. Нью-Йорк, США.

Модерикон. Современное искусство из России. 54-я Венецианская биеннале. Параллельная программа.Casa dei Tre Oci. Венеция, Италия.

2010

Les Utopies Mutantes. Пассаж де Рец. Париж, Франция.

Contrepoint: Современное русское искусство: от иконы к авангарду. Музей Лувра. Париж, Франция.

Пекинская международная биеннале искусства. Пекин, Китай.

Дневник сумасшедшего. Галерея Риджина. Москва, Россия.

2009

Европейские рисунки.Галерея Oredaria Arti Contemporanee. Рим, Италия.

Политические комиксы. Kunstverein Hamburg. Гамбург, Германия.

3-я Московская биеннале. Москва, Россия.

Пейзажи будущего. Русский павильон на 53-й Венецианской биеннале. Венеция, Италия.

Создание миров. Венецианская биеннале. Венеция, Италия.

2007

Москополис. Espace Louis Vuitton. Париж, Франция.

Культурная неразбериха.Галерея Элизабет Кауфманн. Цюрих, Швейцария.

Горе от ума. Спецпроект 2-й Московской биеннале. Литературный музей. Москва, Россия.

Горе от ума. VP Галерея. Москва, Россия.

Реализм мышления. Спецпроект 2-й Московской биеннале. Государственная Третьяковская галерея. Москва, Россия.

2006

Сущность Жизни — Сущность искусства. Государственный Русский музей. Санкт-Петербург, Россия.

2005

Ангелы истории.Museum van Hedendaagse Kunst Anterpen. Антверпен, Бельгия.

Сущность Жизни — Сущность искусства. Музей Людвига. Будапешт, Венгрия.

2004

26-я биеннале в Сан-Паулу. Павильон Чиччиллио Матараццо. Сан-Паулу, Бразилия.

Москва-Берлин. 1950–2000 гг. Центральный исторический музей. Москва, Россия.

Вперед, Россия, Вперед! Галерея Риджина. Москва, Россия.

2003

Берлин-Москва 1950-2000 гг.Мартин Гропиус Бау. Берлин, Германия.

2002

Современная русская живопись 1992–2002 гг. Новый Манеж. Москва, Россия.

2001

Боди-арт. Биеннале Валенсии. Валенсия, испания.

2000

Neues Moskau. Ifa-Galerie, Берлин, Германия.

1999

Сумасшедший близнец.Передвижная выставка, организованная Обществом коллекционеров современного искусства, Москва совместно с Апполонией и Европейскими художественными обменами (Страсбург). Различные локации. Москва; Нижний Новгород; Самара; Екатеринбург; Замок Уарон (Франция).

1998

Евроремонт. Славянский культурно-исторический центр. Москва, Россия.

1997

Мистическое правильное. Галерея Хохенталь и Берген.Берлин, Германия.

Экология пустоты. Институт современного искусства. Москва, Россия.

1996

Как нарисовать лошадь (часть 2). Центральный Дом художника. Москва, Россия.

Объем интерпретации. Российский государственный гуманитарный университет. Москва, Россия.

1995

Персонализированная история. Современное русское искусство, 1956–1996.Передвижная выставка по провинциям России, организованная Институтом Открытого общества при Государственном музее-заповеднике «Царицыно». Нижний Новгород; Самара; Новосибирск; Пермь; Екатеринбург.

Искусство нонконформизма Советского Союза. Собрание Государственного музея «Царицыно». Музей изобразительных искусств Мучарнок. Будапешт, Венгрия.

В Москве… В Москве. Badischer Kunsverein. Карлсруэ, Германия.

О красоте. Галерея Риджина. Москва, Россия.

Сухая вода. Бахчисарайский музей.Бахчисара, Крым.

Как нарисовать лошадь (часть 1). Иподром. Москва, Россия.

Вид на Париж из окна новостройки. Obscuri Viri. Москва, Россия.

Kunst im verborgenen. Нонкомформистен Россия 1957–1995. Музей Вильхельма-Хака, Людвигсхафен, Германия; Документа-Галле. Кассель, Германия; Государственный музей Линденау, Альтенбург, Германия.

1994

Победа и поражение. Obscuri Viri. Москва, Россия.

2-я Цетинская биеннале современного искусства. Цетин, Черногория.

Архитектура идей. Kunsthaus Hamburg. Гамбург, Германия.

1993

Временный адрес русского искусства. Museedelapost. Париж, Франция.

Памятники: трансформация для будущего. ICA. Нью-Йорк, США.

Шаг на восток. 45-я Венецианская биеннале. Венеция, Италия.

Context Kunst 90. Kunstlerhaus Graz. Грац, Австрия.

Обмен.Шедхалле. Цюрих, Австрия.

1992

Моска… Моска. Галерея современного искусства. Болонья, Италия.

Перспектива концептуализма. Художественный музей Северной Каролины. Рели, США.

Памятники: трансформация для будущего. ISI. Центральный Дом Художника, Москва, Россия.

1991

Музей МАНИ — 40 московских художников. Karmelitenkloster.Франкфурт, Германия.

Работа в частном секторе. 1.0 Галерея (Шоу-рум на Солянке). Москва, Россия.

Мамка-космос. Галерея Пропеллера. Садовники. Москва, Россия.

1998

Бинокли и монокль / Жизнь и работа. Kunsthaus Zug. Цуг, Швейцария.

1997

Портрет старика (совместно с Игорем Дмитриевым). Государственный Русский музей.Санкт-Петербург, Россия

1996

Белое окно. Вилла Вальдберта. Мюнхен, Германия.

1994

Мы твой дедушка! Фестиваль Европа 94. Мюнхен, Германия.

Иллюминация в башне. Галерея Инге Беккер. Кельн, Германия.

Шествия. Центр космического искусства человека. Милан, Италия.

Paramen. Galerie Grita Insam. Вена, Австрия.

1993

Швейцария + Медицина.Швейцарский институт. Нью-Йорк, США.

Рисунки на полях. Музей МАНИ. Москва, Россия.

Пустые иконки. L Галерея. Москва, Россия.

Золотые иконы и черная линия. Kunstverein Hamburg. Гамбург, Германия.

1992

Blickwingel — Das Sakrale in der СССР. Galerie Insam. Вена, Австрия.

Sweiz + Медицина. Шедхалле Цюрих. Цюрих, Швейцария.

19-91. Galerie Walcheturm. Цюрих, Швейцария.

1991

Militaerlieben von kleinen Bildern. Галерея Крингс-Эрнст. Кельн, Германия.

1990

orthodoxe Ablutschungen — Umschlage und Abschlusse. Кунстхалле. Дюссельдорф, Германия.

Три инспектора. Галерея Младыч.

Добавить комментарий