Жан клод эллена ароматы: Jean-Claude Ellena , Jean-Claude Ellena

Содержание

Парфюмер Жан-Клод Эллена: "Есть одно место, на затылке, под волосами, где аромат держится особенно долго" | Статьи

Выбирая духи, мы редко задумываемся о том, что с их помощью можем заявить о себе, даже не сказав никому ни слова. Тонкости игры ароматов обозревателю "Известий" Лидии Шаминой раскрыл в эксклюзивном интервью главный парфюмер старинного парижского Дома моды Hermes Жан-Клод Эллена.

известия: Каким образом парфюмерный аромат может подчеркнуть индивидуальность?

Жан-Клод Эллена: Аромат - это вопрос выбора и вкуса человека, а значит, его культуры. Это также вопрос игры, которую вы намереваетесь воплотить в жизнь. У аромата много уровней послания миру. Аромат может быть одновременно оружием соблазна и самозащиты. Когда человек носит какие-либо духи, вы необязательно угадаете сущность его личности, ибо тут двойная игра. Если аромат завоевательный по сути композиции, но сам человек робок, он использует его для самозащиты, а с другой стороны - чтобы подчеркнуть его завоевательную сущность.

Есть ароматы, наоборот, - легкие, прозрачные, но их также можно использовать как оружие защиты и как оружие завоевания. Бывает, в человеке бушует дух завоевателя, но он не хочет его обнаружить - и маскируется скромным ароматом. Так человек может оградить себя от ненужного интереса, спрятать свою сущность. Но в любом случае аромат - это способ общения. Это совсем как голос - можно говорить тихо, а можно кричать, играя с ароматом так, как вам заблагорассудится

известия: Есть ли какие-то способы обнаружить "свой аромат"? Чем руководствоваться?

Эллена: Факторов много. Например, настроением, с которым вы начинаете день. Намерением - какое оружие для себя я изберу сегодня? Некоторые парфюмерные Дома сознательно стараются ассоциировать свой аромат с какой-нибудь звездой. Я против такого подхода. Человек должен быть самим собой, а не подражать кому-то. Наш Дом предпочитает с помощью ароматов рассказывать истории, создавать желания, заставлять человека путешествовать в поисках себя.

известия: Можно ли смешивать несколько ароматов?

Эллена: Почему нет? Одни хорошо уживаются друг с другом, другие нет. Надо пробовать: на правое ушко - один, на левое - другой. Но мы в Hermes предпочитаем не играть смесью произвольно, а предлагать уже готовый сложный букет, который каждый волен расшифровывать по-своему.

известия: В композиции различают три ноты: начальная, нота сердца и конечная. Чья роль определяющая?

Эллена: Я не так пишу свои духи. У меня принципиально другие определения. Например, Энергичный. Беззаботный. Долгое присутствие. Сдержанная энергия. Цельный. Точный. Живой. Элегантный. Я предлагаю сразу весь аромат: вы вдыхаете весь букет целиком, потом мало-помалу ароматы растворяются, уходят, оставляя след в вашей душе. Я скорее писатель, чем парфюмер: каждый аромат для меня или роман, или стихотворение, или поэма. У каждого жанра свой почерк, то есть ингредиенты. Для меня запахи это слова, я могу складывать из них истории, у меня есть много дверей, через которые я иду к своим персонажам. Не знаю, как объяснить иначе.

известия: Тогда объясните: почему многим женщинам нравятся одеколоны их мужей?

Эллена: В этом явлении огромный комплекс информации, это тонкая психологическая игра. С одной стороны, женщина стремится показать: я - твоя. С другой, она как бы говорит: раз уж я ношу твой аромат, знай: мы единое целое и ты не можешь жить без меня. То есть она стремится к полному слиянию. Со всеми его опасностями.

известия: Почему на коже разных людей один и тот же аромат звучит по-разному?

Эллена: Это зависит от многих факторов. Прежде всего - у кожи каждого человека уже есть свой аромат, который во многом зависит от того, что вы едите. Есть и другие факторы - степень усталости организма, интенсивность обмена веществ. И духи лишь вписываются в эту информацию, обрастая новыми ароматными подробностями.

известия: Кроме известных мест, на которые надо наносить духи, - за ухом, на запястье - есть ли еще какие-то правильные? Например, можно ли наносить духи на одежду?

Эллена: Одна очаровательная дама, моя коллега, мадам Вероник Готье, всегда распыляет духи на одежде и волосах. Скажу вам по секрету, есть одно место, на затылке, под волосами, где аромат держится особенно долго. Я тоже предпочитаю наносить духи на одежду - разумеется, не стоить экспериментировать с белой блузкой, духи могут оставить пятно. Кстати, духи на одежде передают аромат в наиболее чистом виде - ведь он не смешивается с запахом кожи. Но вообще это очень личный вопрос внутренней свободы.

известия: Французская парфюмерная традиция включает parfum или extrait, eau de parfum, eau de toilet - по степени содержания спирта и убывания стойкости. Как правильно сочетать разные консистенции аромата?

Эллена: Parfum - моя любимая, потому что духи никогда не выпускаются в упаковке spray, их можно чувствовать кожей пальцев. Это очень чувственная вещь, интимный message с подтекстом соблазна, тогда как spray - это скорее вопрос гигиены, ухода за собой. Кто-то хорошо сказал: "В туалетной воде я лунный, а в экстракте - солнечный". Можно нанести parfum на тело, а одевшись, обрызгать себя туалетной водой, и это будет конечной нотой имиджа как эффектная бижутерия, этакий звонкий щелчок.

известия: Какой тип аромата держится дольше - пряный или свежий?

Эллена: Самые стойкие - так называемые восточные: амбра, ваниль.

известия: Сколько хранятся духи, не теряя истинного аромата, и в каких условиях следует хранить флаконы?

Эллена: Холодильник - идеальное жилище для духов, там их можно хранить года два. Потому что первые враги духов - свет и тепло.

известия: Существует ли мода на ароматы и как часто она меняется? Вы учитываете эти изменения?

Эллена: Ароматы всегда отражают экономические и социальные коллизии. У них нет будущего, они все в настоящем, это зеркало своего времени. Всякий раз, создавая новые духи, я в смятении - что я напишу своим посланием, впишусь ли я в свою эпоху?

известия: Энологи, которым приходится целый день пробовать шампанское, чтобы определить букет, жалуются, что у них устают десны. Что устает у парфюмерного «носа»?

Эллена: Мозги. В моей голове тысячи обонятельных историй, которые я должен рассказать как можно яснее, - от одного этого лишаешься сна. Каждый новый аромат Hermes - это букет моих громадных усилий, это я в разных обстоятельствах, странах, временах года. Например, чтобы создать свой последний аромат, Osmanthe Yunnan, пятый в моей коллекции Hermessence, созданной специально для Hermes, я бежал несколько километров, стараясь не потерять призывное, нежное, шелковистое благоухание кустов османтуса, растущего у павильона Безмятежности в Запретном городе в Пекине. Это было колоссальное напряжение - удержать неуловимую субстанцию и потом создать на ее основе поэтическую композицию. Если это затронуло чье-то сердце, я выполнил свою миссию.

известия: Вы сами предпочитаете какой-то один аромат или меняете их?

Эллена: В жизни я практически не пользуюсь одеколоном - мне достаточно запахов на работе. Мой выбор - только один аромат, который я не меняю вот уже несколько десятилетий, - это Eau d'Hermes, первые духи Hermes, которые были созданы в 1951 году.

известия: Недавно все увлекались "Парфюмером" Зюскинда. Правда, что с помощью аромата можно управлять толпой?

Эллена: Надеюсь, что нет. Один и тот же аромат каждый воспринимает по-своему, обоняние у всех разное.

известия: Тонкое обоняние - врожденный дар или это чувство можно натренировать?

Эллена: Тренировка играет большую роль, но это достаточно легко. Главное - надо быть очень любопытным, просто сумасшедшим, чтобы всю свою жизнь посвятить обонянию и запахам. Чтобы творить в этой области, эмоциональное восприятие должно быть всегда на высоте. Во французском языке есть два глагола - sentir (чуять) и resentir (воспринимать), так вот второй - это суть профессии парфюмера. Я хорошо объяснил? Можно и проще: у моей собаки нюх лучше, чем у меня. Но поскольку у нее нет воображения, парфюмер из нее получится неважный.

Парфюмер по наследству

Жан-Клод Эллена родился 58 лет назад на юге Франции, в столице ароматов - Грассе, в семье потомственных парфюмеров. В 17 лет начал создавать первые самостоятельные композиции под руководством отца. Эллена - ученик знаменитого французского парфюмера русского происхождения Эдмона Рудницки, создателя первых духов Дома Hermes - Eau d'Hermes, выпущенных в 1951 году. В 1975 году Жан-Клод Эллена прославился ароматом First, созданным для Дома Van Cleef & Arpel. Укрепили его репутацию талантливого парфюмера сразу ставшие знаменитыми Eau Parfumee для Bulgary, Declaration для Cartier. Среди парфюмеров известен оригинальным подходом в профессиональном определении композиции. Рассуждая о сущности профессии и сравнивая ее с путешествием, Эллена признается: "Я думаю, что, когда буду умирать, точно воскликну: «Тьфу! Не все успел обойти".

Жан-Клод Эллена: ароматы Les Jardins d'Hermes

В 2003 руководители Дома Hermes Жан-Луи Дюма Эрме (Jean-Louis Dumas Hermes) и Вероника Готье (Véronique Gautier) предложили Жан-Клоду Эллена создать новый аромат. Первая композиция Эллена для Hermes, Un Jardin en Méditerranée, с нотами цитрусов и зелени листьев инжира, идеально соответствовала философии и «ДНК» бренда. И с этого аромата началось 12-летнее сотрудничество Эллена и Hermes.

Un Jardin en Méditerranée стал первой композицией коллекции Les Jardins d'Hermes, в которую позже вошли нильские сады Un Jardin Sur Le Nil с нотой зеленого манго, индийский сад Un Jardin après la Mousson с имбирем и ветивером, «секретный сад» на крыше дома Hermes на 24, Faubourg Saint-Honoré в Париже Un Jardin Sur Le Toit с нотами трав и фруктов, и Le Jardin de Monsieur Li, жасминовый китайский сад у пруда.

Темы ароматов Les Jardins были выбраны в соответствии с "темами года" Hermes: 2003 - "год Средиземного моря", 2005 - "год Рек", 2008 - "год Индийских Фантазий", 2011 - "год Современных Мастеров", 2015 - "Art of Flâneur", что можно перевести как "искусство созерцательных прогулок".

Ароматы коллекции объединяет прозрачность, присущая почерку Эллена, и присутствие акватических нот с разными нюансами, которые дают ощущение близости воды.

Un Jardin en Méditerranée (2003)


Un Jardin en Méditerranée посвящен саду художника-витриниста Дома Hermes Leila Menchari. Сад находится в Тунисе, на берегу Средиземного моря.

Светлый, позитивный аромат, с цитрусами, зеленью листа инжира и флердоранжем, с нотами можжевельника, акватическими нотами и кедровой базой.

Жан-Клод Эллена рассказал о создании аромата в книге «The Diary of a Nose: A Year in the Life of a Parfumeur».

Un Jardin Sur Le Nil (2005)

“Новая, и довольно необычная идея свежести: зеленые и растительные ноты, запах воды и песка», - говорит Жан-Клод Эллена о композиции аромата Un Jardin sur Le Nil.

Идея, действительно, очень необычная и красивая, и большинство парфюмерных блоггеров добавили "Нильские сады" в список своих любимых ароматов.

Взрыв грейпфрута, томатного листа и зеленого манго с нюансами ацетона, деликатная сладость лотоса, ноты пиона и гиацинта, древесные ноты платана.

Особенно красиво аромат раскрывается во влажном теплом воздухе.

О том, как Жан-Клод Эллена создавал аромат Un Jardin sur Le Nil, рассказал парфюмерный критик Chandler Burr.

Un Jardin après la Mousson (2008)

В поисках вдохновения для второго аромата коллекции Les Jardins Жан-Клод Эллена совершил путешествие на побережье Керала в Индии. Об этом путешествии рассказал в статье Liquid Assets колумнист New York Times Phoebe Eaton.

Аромат тропического сада, возрождающегося после сезона дождей, стал идеей аромата Un Jardin après la Mousson. 300 набросков аромата была сделано Жан-Клодом, и наконец, была выпущена потрясяющая омбинация имбиря, кардамона, кориандра, перца, в сочетании с легкими фруктово-цветочными акцентами и дымным корнем ветивера. Это неожиданный и интереснейший рассказ Эллена о "другой" Индии.

Un Jardin Sur Le Toit (2011)

Un Jardin sur le Toit - единственный аромат коллекции, в котором нет акватических нот, зато он буквально наполнен светом и воздухом.

Жан-Клод Эллена так рассказывает об идее аромата Un Jardin sur le Toit: «Я долго путешествовал в поисках запахов. Собирал листья фиговых деревьев в Хаммамете, воровал манго в Асуне, похищал имбирь в Кочине. Все это можно было купить на рынке, но идея часто появляется в тот момент, когда ее не ждешь. С садом на крыше вышло так же: чудо было совсем рядом. Ощущение зеленой травы, мокрой земли и свежего воздуха, а с улицы его не видно, никто и не догадывается».

"Чудом" Жан-Клода Эллена называет сад, который находится на крыше офиса Hermes на 24, Faubourg Saint-Honoré в Париже. О нем он и садовник Hermes Ясмин рассказывают в интервью:

В композицию Un Jardin sur le Toit вошли зеленые и ароматическо-травяные ноты базилика, розмарина и ревеня на старте, фруктовые ноты спелых яблок, груш, цветочные ноты роз, магнолии и жасмина. База аромата отличается от остальных "Садов": в нее включены ноты древесного мха, ветивера и мускуса.

Le Jardin de Monsieur Li (2015)

Аромат Le Jardin de Monsieur Li, последний аромат, который Жан-Клод Эллена создал как главный парфюмер Дома Hermes, на наш взгляд, наиболее глубоко и полно отражает философию творчества Мастера.

Впервые в истории коллекции Les Jardins Эллена создал аромат для вымышленного героя, господина Ли, который возделывает свой сад и абсолютно счастлив.

Вдохновленная образом потаённого китайского сада у заросшего пруда, композиция настраивает на созерцание и безмятежное погружение в красоту сада на рассвете, пока на гальке и цветах еще не испарилась ночная роса.

«Я помню запах прудов, запах жасмина, запах мокрых камней, сливовых деревьев, кумкватов и гигантского бамбука. Все это там, а в прудах обитают карпы, которые настойчиво и размеренно приближаются к своему столетнему дню рождения», - рассказывает Жан-Клод Эллена об аромате Le Jardin de Monsieur Li.

Аромат раскрывается кумкватом, яркость которых приглушена солено-землистой нотой корней ветивера, в сердце - зеленые ноты бамбука и мяты, чуть сладковатый китайский жасмин, совсем не похожий на жасмин самбак, и древесно-зеленая база.

Спокойный и довольно тихий аромат, который, тем не менее, имеет восхитительный шлейф.


Как научиться понимать ароматы? Жан Клод Эллена знает секрет

На презентации ароматов Le Parfum de la Maison Яна встретилась с главным носом Hermès Жан-Клодом Эллена и его дочерью Селин и выяснила, какие запахи не выносит великий парфюмер и как научиться понимать духи
О том, как в Париже проходил запуск домашней ароматной линии Hermes, я со свежим восторгом рассказывала неделю назад. (Если пропустили — смотрите тут.) Теперь дома у меня стоят и восхитительно пахнут пять накопленных в ходе презентации трофеев.

Блоттеры, похожие на спички для камина или больших свеч

 

A Cheval! — дымный и пахнущей настоящей кожей, про которую так хорошо знают в Hermès. Так пахнет на старой даче осенью, когда на участке жгут листья, а у тебя есть случайно никем не занятый вечер, и можно развести камин, придвинуть дедушкино кресло-качалку к огню, наплевать, что это вредно для лица, пить густой чай, знать, что это тоже вредно для лица, но и на это наплевать тоже. И ничего не делать. У меня нет дачи, но если бы вдруг — была бы именно старая и пахло бы там именно так. И я, возможно, даже ничего бы не делала.

Champ Libre — запах очень молодой травы, которая еще и травой не пахнет, а пахнет рассветом, началом, обещанием неясно чего, и не факт, что сбудется. На эту траву, кстати, еще может выпасть снег, запросто. Наступать на нее кажется святотатством: это же чистый восторг, как можно топтаться по восторгам.

Temps de Pluie — мой самый любимый. Строго говоря, должен быть запахом дождя, который за пять минут из мороси превращается в тропический ливень. Но если это дождь, то я готова под ним стоять всю жизнь. Се ту, это все, как говорят французы, когда им больше нечего сказать.

Fenetre Ouvert — запах, который должен доноситься из раскрытого окна. Если ваше окно выходит на океан, именно такой у вас, думаю, и доносится. Если с океаном не сложилось, можно создать полнейшую ольфакторную иллюзию, что — сложилось.

Des Pas Sur La Neige — хрустящий и искрящийся. Но тут не только хруст и не только — не столько — снег, и запах чая, да, опять чая, но на этот раз с молоком, и это все так по-английски, что наверняка сейчас подадут пудинг, войдет Мэри Поппинс и скажет — «А руки вымыли?». И вот когда мы (очевидно, что нас много, кто играет в снежки в одиночестве?:) вымоем руки душистым мылом, все встанет на свои места: запах снега + запах чая с молоком + запах будущего пудинга + Мэри Поппинс, которая украдкой все-таки явно пользуется духами, хотя вообще-то няням не комильфо.

Такие пять запахов придумала Селин Эллена. Это был ее первый опыт работы для Hermes, где c 2003-го трудится ее отец. Он, по ее словам (и по его словам тоже) к коллекции Le Parfum de la Maison нос вообще не прикладывал. Но интервью они давали вместе, и это был уникальный шанс: задать обоим одинаковые вопросы и получить — одинаковые? разные? — ответы. Я, конечно, им воспользовалась, и, без всяких преувеличений, это было одно из самых интересных интервью в моей жизни.

Жан Клод и Селин не только очень талантливы. Они на самом деле еще потрясающе красивы — как бывают красивы только умные люди

— Вы родились в семье парфюмера. (Отец Жан-Клода и дедушка Селин тоже был парфюмером. Прим. Ya-z-va) Какой аромат, сделанный вашим отцом, произвел на вас впечатление? Есть ли какие-то духи, которые были сделаны им когда-то, и которые вы храните до сих пор? 

Жан-Клод Эллена: Мой отец не делал духи. Он делал отдушки для мыла, шампуней и прочих подобных ежедневно нужных вещей. Я начал работать очень рано, с шестнадцати лет. Теперь, когда мне уже гораздо больше, могу признаться: так вышло потому, что я скверно учился в школе. И отец сказал: «Ну, раз учиться ты не желаешь, начинай работать». И отправил меня подмастерьем в Грасс. Там я обнаружил, что парфюмерия — довольно интересная штука. Отец никогда не говорил со мной о парфюмерии, он вообще дома не говорил о работе, мама моя, наверное, находила эту тему не слишком интересной. И чем больше я узнавал это ремесло, тем больше я понимал отца. Это был интересный процесс, и я до сих пор не могу сказать, что он закончен. Отца давно нет в живых. А я все еще продолжаю с ним знакомиться и разговаривать.

Селин Эллена: Когда я росла, меня больше занимали истории и сказки, чем ароматы. Я скорее могла полюбить аромат потому, что за ним стоит красивая сказка, чем аромат сам по себе. Эссенции, масла, экстракты — все это мало меня вдохновляло. Это до сих пор так. Но один аромат — Bois Farine, отец сделал его в 2003 или 2004-м для L’Artisan Parfumer — мне понравился сразу.  Я понюхала и поняла, что даже чувствовать себя стала лучше. Забавно, но мой сын, которому тогда было лет 9 или 10, сказал то же самое. И внезапно стал им пользоваться. Никогда не могла себе представить, что десятилетний мальчишка захочет пользоваться духами. Каждый раз, когда я его обнимала, я чувствовала этот запах. Сейчас сыну 19, он носит уже другие ароматы, но до сих пор любит Bois Farine. Вообще это любопытный опыт — быть парфюмером в третьем поколении. Интересно, случится ли четвертое? Сын решил быть художником и изучает искусство. Не так далеко от парфюмерии, но все же. А дочери — 9, еще рано загадывать, шансы остаются.

— Какой совет, который дал вам ваш отец, оказался в итоге самым ценным? 

Жан-Клод Эллена: «Побольше улыбайся, сынок», говорил он. И был прав.

Селин: «Постарайся быть свободной, дочка». Мне потребовалось довольно много времени, чтобы понять, что он имеет в виду. Но в этом весь мой отец. Он всегда давал мне советы «навырост». Если кто-то говорит тебе: «Делай так-то и так-то» — ты никогда не будешь этого делать. Если кто-то задает тебе вопрос — «как бы ты сделал?» — начинаешь думать и рано или поздно находишь правильный ответ.

— Сколько раз вы жалели, что стали парфюмером, а не выбрали какую-то другую профессию? Вообще, были такие моменты? Мне вот, например, иногда до сих пор досадно, что я журналист, а не капитан дальнего плавания.

Жан-Клод Эллена: Никогда не жалел, что я парфюмер. Но были моменты, когда я жалел, что одновременно не могу быть еще и дирижером. Я играю, да, иногда. На флейте.

Селин: Никогда не жалела. Это слишком дорого мне далось — стать парфюмером. При таком-то папе. Я буквально боролась за это право. С кем боролась?.. Ну, в первую очередь, с отцом. Он говорил, мне будет сложно доказать, что я что-то значу сама по себе. И был, конечно, прав — но я все равно хотела этого. Потом я боролась со школьной программой. Чтобы стать парфюмером, надо было разобраться в химии и математике. А я ненавидела химию и математику. Потом я боролась с окружающими. Стоило мне сделать какой-то аромат, который бы никогда не сделал отец, все говорили: «Ну-у-у-у, это совсем не Эллена!». Стоило мне сделать какой-то аромат, который, как мне казалось, он бы мог — теоретически — создать, они говорили: «Ну, это же Жан-Клод!». Мне кажется, только сейчас, сделав коллекцию для Hermès, эти ароматы для дома, я смогла доказать, что сделала что-то другое, что я — парфюмер. Хотя бы потому, что отец никогда не делал парфюмированных лошадок и камней. Но если бы я не стала парфюмером, я стала бы, наверное, писателем. Может быть, и стану. Вообще, эти профессии не так далеки друг от друга, по крайней мере, в моем случае.

— Некоторые художники, когда пишут картину, не могут остановиться. Говорят, у композиторов такая же история. Парфюмеры, по-моему, тоже не всегда чувствуют, когда надо поставить точку. Как вы понимаете, что — все, закончено, сделано, хватит? 

Жан-Клод Эллена: Когда я делаю аромат, я бесконечно беседую с ним. Точнее, я беседую сам с собой. Аромат тут — как зеркало. Я задаю ему вопросы — он отвечает. Это занимательная беседа может быть довольно продолжительной. Но в какой-то момент я понимаю, что мне у этого типа нечего спрашивать. Или он больше не отвечает. Значит, история закончена. Но не факт, что навсегда. Через пару лет она может вдруг продолжиться, мне захочется что-то дорассказать, уточнить, выяснить… И я переделаю аромат. Так, кстати, бывает, и довольно часто. Но тут я себя сознательно торможу. Иначе до сих пор бы создавал джус, который начал лет 30 назад. Быть парфюмером одного запаха не очень хочется. Хотя вот Bois Farine, о котором говорила Селин — его мне никогда не хотелось переделать. Вообще у него интересная история. Я как-то проводил каникулы на одном из Сейшельских островов. И нашел там маленький цветок, который пах не как цветок, а как мука, из которой пекут хлеб. Я записал этот запах себе в блокнот — да, я записываю иногда запахи, — и, в общем-то, забыл о нем. Спустя два или три года мне позвонили из L’Artisan Parfumer и сообщили, что хотели бы запустить коллекцию, посвященную путешествиям. Я спросил: «Вы не имеете ничего против, если это будет аромат, пахнущий мукой?». Они не имели. Найти в Париже тот цветок с сейшельского острова было нереально. Чтобы воскресить запах в памяти, я купил в лавке пару кило муки и вдохновлялся ею. Так появился первый аромат, который пах мукой для выпечки.

Селин: Как я понимаю, что аромат закончен? Наверное, так же, как и отец. Когда джус мне больше ничего не рассказывает, и когда мне  тоже больше нечего ему сообщить. Правда, в отличие от отца, который беседует со своими запахами обстоятельно, я с ними просто болтаю. Мы чатимся:) А иногда мне кажется, что все мои ароматы не закончены. Но, может быть, это и к лучшему. Может быть, они и не должны быть закончены. Если они не закончены — значит, они живы. И еще я иногда спрашиваю людей, которым я доверяю: «Вот посмотри, я тут кое-что сделала. Как тебе? Нравится? Будешь носить?». В конце концов, я делаю ароматы, но я их делаю не для себя. Или, скажем, не только для себя. Мне надо, чтобы их носили. Любой аромат должен смешаться с запахом тела, иначе он не оживет.

— А правда, что после того, как вы закончили (или думаете, что закончили) аромат, нужно подождать как минимум два дня, чтобы понять, что на самом деле получилось? И часто ли запахи преподносят вам сюрпризы?

Жан-Клод Эллена: Два дня — минимум. Скорее, две недели. А лучше — пару месяцев…

Селин: …или больше. И да, сюрпризы случаются. Но обычно — приятные. Запах оказывается даже лучше, чем казался. Это как лазанья — если вы съедите ее не сразу, как приготовили, а положите в холодильник, она станет только вкуснее, это же закон.

Если верить диктофону, мы говорили 46 минут и 32 секунды. Но мне реально казалось, что не больше 5 минут. Правда, это точно была одна из самых ярких пятиминуток в жизни.

— Какой аромат из только что созданной домашней коллекции Hermès вы принесли бы в собственный дом? 

Жан-Клод Эллена: Я принес бы все, посмотрел, какой наименее разговорчив, и оставил бы его. Дома мне нужна тишина, чтобы не сказать — молчание. Хотя, в принципе,  я ничего не имею против рок-н-ролла. Иногда готов его даже станцевать.

Селин: Я не смогу ответить на этот вопрос. Представьте, что у вас пятеро детей, и нужно публично выбрать одного. Этого нельзя делать. Остальные же обидятся. Но я жила с ними со всеми, пока работала над ними, и продолжаю жить. Они у меня везде, даже в спальне. И они очень хорошо воспитаны, не крикливы, разговаривают только шепотом. Это было самое сложное — сделать ароматы, которые не будут заглушать запахи вашего дома. Потому что как бы они ни были прекрасны, запах дома все равно лучше всех. Это же ваш запах. Тут не должно пахнуть как в отеле или как в бутике, пусть самом дорогом и самом прекрасном, пусть даже в бутике Hermès. Иначе всякий раз, открывая дверь дома, вы будете чувствовать дискомфорт.

Пять ароматов в свечах, камнях и лошадках-оригами — домашняя коллекция Hermès. Пока. Но продолжение наверняка последует.

— А вот кстати про вас, Жан-Клод, ходят легенды. Говорят, у вас такой острый нюх, что, отправляясь к вам на интервью, лучше не пользоваться никаким ароматом. Если он вам не понравится, вы можете и того… выгнать. А если взять какой-то из ваших, вы решите, что я слишком хочу вам понравиться. И тоже можете выгнать. В общем, я на всякий случай не стала. Но скажите, это правда?

Жан-Клод Эллена (хохочет, как мальчишка): Кто??? Я?! Вас?! Вас бы я никогда не выгнал! Я вообще никогда никого не выгонял! Кажется…

Селин (тоже хохочет): Мой отец — самый покладистый и мягкий человек на свете. Он готов вытерпеть любые запахи. Кроме, пожалуй… Вот в отелях иногда используют для чистки мягкой мебели и стирки какие-то странно и сильно пахнущие средства. И из-за них он не может спать. И я, кстати, тоже. Я иногда натягиваю на наволочку какую-нибудь свою майку, — и наконец засыпаю. Потому что тогда все в порядке, тогда — как дома.

— Вокруг парфюмерии накручено огромное количество мифов. Кто-то верит, что натуральные ингредиенты непременно лучше (и дороже) синтетических молекул. Кто-то — что нишевые ароматы всегда лучше коммерческих. Какой самый далекий от реальности миф вам приходилось слышать? С каким вам хотелось бы побороться и навести порядок у людей в головах?  

Жан-Клод Эллена: Да, с натуральными и синтетическими компонентами стоит разобраться. Синтетические молекулы используются уже почти век. И благодаря им парфюмерия развивается, иначе бы все до сих пор пахли, как в 19-м веке, «чистой розой». Сейчас можно сконструировать любую молекулу, и на качестве аромата это никак не скажется. Не от этого зависит, хорош ли аромат. Когда вы смотрите на картину, так ли вас интересует вопрос, натуральными красками или химическими рисовал художник? Вообще, для вас важно, масло это или акварель? Это всего лишь краски. И теми, и другими — и даже тушью — можно написать великое полотно. А можно и невеликое. Я использую ту или иную молекулу не потому, что она натуральная или синтетическая, и не потому, что она дорогая или дешевая. Где-то и не нужны дорогие — они только испортят весь рисунок. Но да, я часто встречаю людей, которые смотрят на меня восторженно и с надеждой спрашивают: «Ну вы-то, вы — вы ведь используете только натуральные компоненты?». Я говорю «нет» — и понимаю, что ужасно их разочаровал. Может быть, даже обидел.

И еще с одной историей стоит разобраться — с запретами IFRA на использование некоторых ингредиентов. Я делаю ароматы почти 50 лет. За это время вышло множество новых предписаний. Но на самом деле они затрагивают… — я сейчас назову ошеломляющую цифру — меньше 10 % всех существующих ингредиенов. Меньше 10 %. Всего. Это меньше, чем ничто. В вашем распоряжении остаются тысячи. Пожалуйста, творите!.. Не сваливайте свои промахи на какие-то законы, из-за которых вы не можете сделать то, что могли бы, если бы творили во времена Герлена. Вместе с Герленом работали еще сотни парфюмеров. Им ничто не связывало руки. А Shalimar создал почему-то он.

Селин:  Да, ингредиентам часто придают какую-то мистическую ценность. Ах, роза! Ах, сентифолия! Но я не использую розу ради розы. Я использую розу ради истории, которую хочу рассказать.

— А еще меня всегда интересовало — как научиться понимать ароматы? Хорошему музыкальному вкусу учат в музыкальных школах, и там же, кстати, «ставят» слух. Даже если у тебя его нет, его можно развить, если этим заниматься. Рисовать и понимать живопись учат в художественных школах. Как, где и кто учит обонянию? Может, есть какие-то самоучители?.. 

Жан-Клод Эллена: Таких школ пока не открыли. Но ситуация не безнадежна. Обоняние развивается так же, как гастрономический вкус. Чем больше разных блюд вы пробуете, тем шире ваши горизонты и тем точнее вы чувствуете, что вкусно, а что так себе. Человека, который каждый день ест свежепойманную рыбу, невозможно убедить, что сей карасик только что плескался в речке, если на самом деле это не так. Пробуйте разную еду и нюхайте то, что вы едите и пьете. Возьмите себе за правило: перед тем, как съесть мясо и выпить вино — понюхать. Я до сих пор всегда так делаю.

Селин:  И не бойтесь запахов. Даже тех, которые кажутся не слишком приятными. Даже запахов подземки, метро, вагонов, поездов — они могут быть интересны. Даже запахов людей в этом вагоне. Не бойтесь. Это же жизнь.

 

 

le parfait état: Jean-Claude Ellenà

Самое прекрасное, что сотворила природа - это цветы и цветущие деревья, а самое прекрасное, что сотворил человек - это ароматы... 

С ними можно почувствовать себя счастливым, или немного погрустить, побывать в разных садах или странах... вспомнить то, что было и возможно чего не было. Они дарят нам эмоции, ассоциации, вдохновляют нас. Они нам что-то говорят.

Будучи минималистом, парфюмер играет не с бесчисленным количеством компонентов, а с лишь определенными материалами, придавая им различное звучание благодаря игре пропорций и приданию им определённых оттенков. Парфюмер зачастую сравнивает аромат с цветом или целой картиной, так как это помогает ему сосредоточиться на результате, который он должен получить. 

«Я не пытаюсь воссоздать природу. Мне это не интересно. Я хочу преобразовать ее, создать ольфакторную иллюзию. Парфюмерия – это не просто аромат цветов».

В своей книге «Дневник носа» он говорит, что ему нравиться играть с «непристойными», «неприятными» запахами... Так же он говорит: «Мне нравится оставлять пустоты, пустые места в духах, чтобы каждый мог добавить в них свои ассоциации.»

Из интервью с Жан-Клодом... 

- Вы придумали новый подход, когда ароматы сидят очень близко к человеку, когда запах - это нечто очень приватное. Как он возник?

- Из-за Китая. А потом из-за Японии. Я интересовался Китаем лет за 10 до того, как попал туда впервые. Я очень интересовался китайской живописью, я сам рисую...

- Маслом или акварелью?

- Акварелью - потому что это проще: тебе нужны только карандаш, кисть, коробка с красками - ah voilà! Рисовать маслом куда сложнее. Когда я был в Китае, я понял несколько вещей. В том числе я понял важность пустоты. В этом большое отличие восточной живописи от классического изобразительного искусства Запада. На Западе в картине всегда есть полнота и определенность изображения. Нет места для твоего воображения - на холсте все уже организовано художником. И когда я открыл эту силу пустоты, я начал думать, что, возможно, это ответ и для меня, потому что в это время я уже понял традиционный классический парфюм.»

Почему Эллена не разделяет ноты на верхние, средние и базовые... 

«Я не так пишу свои духи. У меня принципиально другие определения. Например, Энергичный. Беззаботный. Долгое присутствие. Сдержанная энергия. Цельный. Точный. Живой. Элегантный. Я предлагаю сразу весь аромат: вы вдыхаете весь букет целиком, потом мало-помалу ароматы растворяются, уходят, оставляя след в вашей душе. Я скорее писатель, чем парфюмер: каждый аромат для меня или роман, или стихотворение, или поэма. У каждого жанра свой почерк, то есть ингредиенты. Для меня запахи это слова, я могу складывать из них истории, у меня есть много дверей, через которые я иду к своим персонажам. Не знаю, как объяснить иначе.»

- Почему духи и одеколоны Hermes заключены в такие простые и лаконичные флаконы. Мол, это же luxury. 

- Действительно, Hermes ассоциируется с люксом, но он был основан протестантом. Это чувствуется до сих пор в том, что Дом производит. Как ни странно, протестантские ценности основателя и, как следствие, лаконизм, сдержанность, практичность, качество, долговечность изделий актуальны для Дома по сей день. 



Элленà рекомендует два способа нанесения аромата, которые по настоящему его раскроют: на затылок  в ямочку под волосами, это поможет аромату продержаться максимально долго и на одежду (жакет, шарф, платок...), этот способ поможет избежать изменения парфюмерной композиции, потому что кожа тоже имеет определенный запах и у каждого свой. Поэтому некоторые не принимают и не понимают аромат, замечают в нем какие-то не очень приятные ноты и обвиняют в этом парфюмера и аромат, а все дело в их коже 🙂 

Как оказалось, у меня было много ароматов созданных им, о которых я даже не подозревала, например мои любимые Bvlgari au The Vert Extreme, которые и сейчас еще можно найти в продаже... Yves Saint Laurent In Love Again, которые у меня были в молодости и мне удалось купить их несколько лет назад. А еще добавила в коллекцию Korres White Tea Bergamot Freesia попросив подругу привезти мне их из Греции. 

 

Так моя мечта собрать ароматы Жан-Клода Эллены понемногу осуществлялась. Но конечно не все их соберу, а только доступные и которые нравятся. Конечно у меня больше всего ароматов, которые Жан-Клод создал для дома Эрмес... 

Ароматы Жан-Клода Эллена уже много лет составляют мой ароматный мир, многие вновь дарят давно забытые воспоминания и возвращают меня на несколько лет назад... 

Мне очень нравится, что ароматы Жан-Клода без дикого шлейфа, но я ощущаю их присутствие очень долго, вот как ему это удается?! 

Очень люблю всю его серию La collection Hermès des Parfums-Jardins / Сады Эрмес - коробочки с красивыми рисунками, акварельные оттенки флакончиков и ароматы... считаю их произведениями искусства в парфюмерии. 



Все Сады составляют мой летний парфюмерный «гардероб» - Un Jardin en Méditerranée с цитрусами и фиговым листом, которым любит пользоваться и муж :), Un Jardin Sur Le Nil с зеленым манго и лотосами, Un Jardin après la Mousson с имбирем и ветивером, Un Jardin Sur Le Toit с игристым и травами, а самый любимый Le Jardin de Monsieur Li с кумуватом и китайским жасмином ношу до самой осени. 

Самый любимый осенний аромат - это Kelly Caleche с теплыми ирисами. Я люблю туалетную воду, которая нюансами напоминает Bvlgari au The Vert Extreme, отдаленно Chanel Les Exclusifs La Pausa 28 и является моим самым любимым ирисовым ароматом. 

Jour d'Hermès любимый аромат для любого случая и времени года, очень женственный, цветочный, свежий и яркий. Люблю только первый созданный Жан-Клодом аромат, а не последующие его вариации. 

Жан-Клод создал и мой самый любимый мужкой аромат, которым с удовольствием пользуется муж - Terre d'Hermès и в более водном и цитрусовом исполнении Terre d'Hermès Eau Très Fraîche с такой же прекрасной базой с нотами апельсина, воды, герани, древесины, кедра, пачули.

Jean-Claude Ellena - Парфюмеры - Парфюмедия

Жан Клод Эллена родился в 1947 году на юге Франции, в столице ароматов – Грассе, в семье потомственных парфюмеров. С юных лет он знал, что будет продолжателем семейных традиций. В 17 лет он уже начал создавать первые самостоятельные композиции под руководством отца. Один из своих первых ароматов - First , созданный для Дома Van Cleef & Arpel, будущий гений в мире запахов создал в 1975 году. Тогда и потом, на протяжении всего своего творческого пути, он не задумывался о рынке сбыта и получении сверхприбыли, а искал изысканность и простоту. У него получилось добиться особенной чистоты стиля, характерной только для его запахов. Позже Эллена стал учеником знаменитого французского парфюмера Эдмона Рудницки, создателя первых духов Дома Hermes – Eau d’Hermes, выпущенных в 1951 году.

Жан Клод Эллена работал на компании Yves Saint Laurient и Bvlgari, а 7 июня 2004 года Жан-Клод Эллена стал парфюмером Дома Hermes (и сегодня является одним из двух в мире резидентом модного парфюмерного дома, второй парфюмер – Jacques Polge - резидент Chanel).

Среди парфюмеров Жан-Клод Эллена известен оригинальным подходом в профессиональном определении композиции. «У меня всегда с собой ноутбук. Если мне встречается интересный запах, я записываю его ноты. Эти «шпаргалки» могут превратиться в аромат менее чем за неделю». Жан Клод Эллена может написать точный рецепт аромата, в который будут входить все ингредиенты, формулы, расчеты объемов без проверки на практике.

Он не использует одеколоны-сплеш, бережется от дезодорантов, не использует парфюмированное мыло. «Я делаю это, чтобы защитить себя», – признался парфюмер. «Когда я вдыхаю запахи, меня окружающие, я начинаю работать, раскладывая ароматы на составляющие. Поэтому я стараюсь избегать посторонних запахов и концентрируюсь на тех, которые создаю сам». «Жизнь в отеле представляет для меня определенную сложность. Например, на постельном белье используется слишком большое количество моющего средства. Для меня это ужасный запах. Едва положив голову на подушку, я начинаю думать о композиции аромата».
В одном из интервью на вопрос “Каким образом парфюмерный аромат может подчеркнуть индивидуальность Жан-Клод Эллена ответил следующее : Аромат – это вопрос выбора и вкуса человека, а значит, его культуры. Это также вопрос игры, которую вы намереваетесь воплотить в жизнь. У аромата много уровней послания миру. Аромат может быть одновременно оружием соблазна и самозащиты. Когда человек носит какие-либо духи, вы необязательно угадаете сущность его личности, ибо тут двойная игра. Если аромат завоевательный по сути композиции, но сам человек робок, он использует его для самозащиты, а с другой стороны – чтобы подчеркнуть его завоевательную сущность.

Есть ароматы, наоборот, – легкие, прозрачные, но их также можно использовать как оружие защиты и как оружие завоевания. Бывает, в человеке бушует дух завоевателя, но он не хочет его обнаружить – и маскируется скромным ароматом. Так человек может оградить себя от ненужного интереса, спрятать свою сущность. Но в любом случае аромат – это способ общения. Это совсем как голос – можно говорить тихо, а можно кричать, играя с ароматом так, как вам заблагорассудится”.
Чем руководствоваться в выборе аромата? По словам Ж.К.Эллена факторов много, например, настроением, с которым вы начинаете день. Намерением – какое оружие для себя я изберу сегодня? Некоторые парфюмерные Дома сознательно стараются ассоциировать свой аромат с какой-нибудь звездой. Эллена против такого подхода. Человек должен быть самим собой, а не подражать кому-то.
Можно ли смешивать несколько ароматов? :“Почему нет? Одни хорошо уживаются друг с другом, другие нет. Надо пробовать: на правое ушко – один, на левое – другой. Но мы в Hermes предпочитаем не играть смесью произвольно, а предлагать уже готовый сложный букет, который каждый волен расшифровывать по-своему. “

Почему многим женщинам нравятся одеколоны их мужей?
“В этом явлении огромный комплекс информации, это тонкая психологическая игра. С одной стороны, женщина стремится показать: я – твоя. С другой, она как бы говорит: раз уж я ношу твой аромат, знай: мы единое целое и ты не можешь жить без меня. То есть она стремится к полному слиянию. Со всеми его опасностями. “

С точки зрения Жан Клода Эллена почему на коже разных людей один и тот же аромат звучит по-разному этот ответ на вопрос звучит следующим образом:

”Это зависит от многих факторов. Прежде всего – у кожи каждого человека уже есть свой аромат, который во многом зависит от того, что вы едите. Есть и другие факторы – степень усталости организма, интенсивность обмена веществ. И духи лишь вписываются в эту информацию, обрастая новыми ароматными подробностями. “

Кроме известных мест, на которые надо наносить духи, – за ухом, на запястье – есть ли еще какие-то правильные? Например, можно ли наносить духи на одежду?

“ Одна очаровательная дама, моя коллега, мадам Вероник Готье, всегда распыляет духи на одежде и волосах. Скажу вам по секрету, есть одно место, на затылке, под волосами, где аромат держится особенно долго. Я тоже предпочитаю наносить духи на одежду – разумеется, не стоить экспериментировать с белой блузкой, духи могут оставить пятно. Кстати, духи на одежде передают аромат в наиболее чистом виде – ведь он не смешивается с запахом кожи. Но вообще это очень личный вопрос внутренней свободы. “

Сколько хранятся духи, не теряя истинного аромата, и в каких условиях следует хранить флаконы?

“ Холодильник – идеальное жилище для духов, там их можно хранить года два. Потому что первые враги духов – свет и тепло.”

Что устает у парфюмерного «носа»?

“Мозги. В моей голове тысячи обонятельных историй, которые я должен рассказать как можно яснее, – от одного этого лишаешься сна. Каждый новый аромат Hermes – это букет моих громадных усилий, это я в разных обстоятельствах, странах, временах года. Например, чтобы создать свой последний аромат, Osmanthe Yunnan, пятый в моей коллекции Hermessence, созданной специально для Hermes, я бежал несколько километров, стараясь не потерять призывное, нежное, шелковистое благоухание кустов османтуса, растущего у павильона Безмятежности в Запретном городе в Пекине. Это было колоссальное напряжение – удержать неуловимую субстанцию и потом создать на ее основе поэтическую композицию. Если это затронуло чье-то сердце, я выполнил свою миссию. “

Ж.К.Эллена в жизни практически не пользуется одеколоном, довольствуясь разнообразными запахами на работе. Единственный аромат, который он не меняет вот уже много лет – это Eau d’Hermes, первые духи Hermes, которые были созданы в 1951 году.

Рассуждая о сущности профессии и сравнивая ее с путешествием, Эллена признается: «Я думаю, что, когда буду умирать, точно воскликну: «Тьфу! Не все успел обойти».

Сегодня, будучи главным парфюмером старинного парижского Дома Hermes он находится на пике своей парфюмерной карьеры.

«Я – легенда»: парфюмерный минималист Жан-Клод Эллена

Главный парфюмер Hermes всегда ходит в белых рубашках, подчеркивающих его минималистский стиль, и никогда не пользуется мылом и шампунями с отдушками, чтобы «не загружать свой мозг». Несмотря на то, что в его распоряжении более 200 ароматных компонентов, он предпочитает использовать в работе всего 20-30 из них. А еще его сравнивают с Оби-Ван Кеноби — персонажем из «Звёздных войн».

Не хочешь учиться — иди работай

Жан-Клод Эллена родился в 1947-м году во французском Грассе — колыбели великих парфюмеров. Его отец тоже был связан с парфюмерией: он делал отдушки для шампуней, гелей и других ежедневно нужных вещей. Поскольку учеба в школе не слишком привлекала мальчика, отец вынужден был отправить его подмастерьем на завод по производству эфирных масел. Неожиданно для себя Жан-Клод обнаружил, что парфюмерия является довольно интересной «штукой». И уже в 17-летнем возрасте под руководством отца он создает свои первые композиции.

Великий парфюмер Жан-Клод Эллен

В 21 год Эллена становится первым студентом в парфюмерной школе Givaudan, сформированной на базе старейшего предприятия по выпуску духов в Швейцарии. Спустя 8 лет он окончил обучение вместе с двумя другими студентами, и в 1983 году стал главным парфюмером в парижском филиале Givaudan. Он также работал в фирме Haarmaan & Reimer, преобразованной в 2003 году в Symrise после слияния с компанией Dragoco.

В 1990 году Жан-Клод принимал участие в создании настоящей библиотеки парфюмерии — Осмотеки в Версале, где сегодня хранится более 2 500 ароматов со всего мира. Между прочим, Осмотека открыта для всех желающих по средам и субботам, только билет туда нужно бронировать заранее. В стремлении быть свободным, ставший к тому времени уже известным парфюмером, Эллена создает в 2000-м году собственную парфюмерную компанию «The Different Company» и выпускает четыре аромата — Bois d’Iris, Osmanthus, Rose Poivree, Bergamote. Сегодня фирмой управляет его дочь, тоже парфюмер, Селин Эллена.

Жан-Клод Эллен с дочерью Селин Эллена

В Дом моды Hermes Жан-Клод был приглашен в 2004 году. Причем, его знакомство с новым местом работы происходило постепенно: более года он ходил на собеседования и консультации, пока на ресепшене кто-то не воскликнул — «Вы так подходите этому Дому!». И через неделю парфюмер был признан своим в Hermes, где и трудится до сих пор. А недавно к нему присоединилась и очаровательная Кристин Нагель, которая является автором таких парфюмов, как Dior Miss Dior Cherie, Givenchy Eaudemoiselle.

Парфюмерия — это искусство, а не ремесло

Жана-Клода Эллена называют одним из лучших «носов» современности, ведь почти все его ароматы становятся хитами. Чего только стоит знаменитая унисекс-коллекция Hermessence, созданная для дома Hermes. В нее входят двенадцать ароматов: Rose Ikebana, Hermes Vetiver Tonka, Cuir d Ange, Ambre Narguile, Poive Samarcande, Osmanthe Yunnan и пр. Этот человек придумал новый подход в парфюмерии, когда ароматы «сидят» очень близко к коже и являются чем-то приватным. Запах духов — это личное дело каждого, его персональная аура с вкрадчивым звучанием, создающая прозрачные границы личности и отгораживающая его от мира.

Процесс создания ароматов

Даже процесс создания ароматов у Эллена совершенно другой: он принципиально не раскладывает их на ноты, и предлагает воспринимать весь букет целиком, из которого мало-помалу испаряются запахи, оставляя неизгладимый след в душе. Парфюмер сравнивает себя с писателем, где запахи — это слова, складывающиеся в стихотворения, романы или поэмы. В его распоряжении много ингредиентов, через которые он «идет» к своим персонажам. Жан-Клод считает, что аромат может нести много посланий миру: быть оружием самозащиты, соблазна или иметь завоевательную сущность.

Парфюмер Жан-Клод Эллен

Будучи минималистом, Эллена составляет композицию из небольшого количества ингредиентов, придавая им необходимое звучание с помощью определенных пропорций. И если в начале своей карьеры он мог использовать для создания аромата около 60 компонентов, то сегодня не более 20-ти. Эллена признается, что парфюмерия для него является величайшим искусством. Чтобы получить желаемые духи, нужно держать в голове не только химическую формулу, но и представлять себе абстрактный аромат. Его самое заветное желание — чтобы при знакомстве с духами, люди восклицали: «Вот это да! Таких я ещё не встречал!»

  • от 1 470 до 30 990 руб

    77

  • от 1 540 до 39 360 руб

    34

  • от 1 280 до 24 330 руб

    22

  • 39 360 руб

    36

  • от 1 480 до 29 590 руб

    45

  • от 21 850 до 27 660 руб

    11


  • "Прежде всего, я не люблю слово "концепт". Интервью с Жан-Клодом Эллена

    В конце июня в Москве побывал Жан-Клод Эллена — знаковый для всей современной парфюмерной индустрии человек, изменивший подход к созданию и пониманию ароматов. Елена Стафьева поговорила с ним о настоящем и будущем парфюмерного дела

    Редко в жизни чувствуешь такую определенность, как при встрече с Жан-Клодом Эллена. Даже если не знать, что он сделал для истории парфюмерии, то, как он думает, как говорит об ароматах, в какой культурный контекст их помещает, безошибочно указывает на масштаб личности. И влияние этой личности на современную парфюмерию колоссально.

    А сделал он много — фактически он ее и создал. На рубеже 80-х и 90-х парфюмерия, как и мода, была очень определенной, очевидной, прямолинейной. Ароматы девушек в пиджаках с широкими плечами были сложными, яркими и заполняющими все окружающее пространство. Пока в 1992 году не появился Eau Parfumée au Thé Vert Bvlgari, который сделал Жан-Клод Эллена.

    Цитрусы, трава и дерево — ясный, простой, акварельный запах. Именно акварельным станут называть и его стиль, который сформирует новый подход к парфюмерии, к способу использовать аромат в социуме как таковой. Вместо знаменитой формулы «ваши духи входят в комнату раньше вас» было предложено нечто противоположное. Аромат как личное дело каждого, как его персональная аура, которая не распространяется на всех вокруг и не заполняет все пространство. Вкрадчивость звучания, комфортность контакта, прозрачность ольфакторных границ личности, когда стена запаха не отгораживала ее от мира. 

    В следующем десятилетии Эллена стал штатным парфюмером Hermès. Предыдущие полвека самые выдающиеся парфюмеры, от Эдмона Рудницка до Ги Робера, работали для Hermès, у него была отличная история — но, как практически у всех тогда, за ней не было единой ольфакторной идеи. Эллена полностью изменил парфюмерный облик дома, сделал его цельным и моментально узнаваемым. За 10 лет были и великие коммерческие хиты — серия Jardin («Сады») и первая эксклюзивная линия в новейшей истории люксовых домов Hermessence. Вообще, по степени узнаваемости Эллена недосягаем — как и по степени блистательной, виртуозной простоты, в которой ему просто нет равных.

    Для меня тот, кто создал First Van Cleef & Arpels, и тот, кто создал Thé Vert Bvlgari и «Сады» Hermès, — это два разных человека.
    Вы правы. Моя дочь дала мне объяснение. Она сказала: «Когда ты сделал First, ты сделал духи для своей матери. Сейчас ты делаешь ароматы для меня». Она нашла верный ход — вот и ответ.

    Это очень любопытно, потому что вы — тот, кто создал современный парфюмерный стиль. Вы придумали новый подход, когда ароматы сидят очень близко к человеку, когда запах — это нечто очень приватное. Как он возник? Когда, как, из-за чего все изменилось?
    Из-за Китая. А потом из-за Японии. Я интересовался Китаем лет за 10 до того, как попал туда впервые. Я очень интересовался китайской живописью, я сам рисую...

    Маслом или акварелью?
    Акварелью — потому что это проще: тебе нужны только карандаш, кисть, коробка с красками — ah voilà! Рисовать маслом куда сложнее. Когда я был в Китае, я понял несколько вещей. В том числе я понял важность пустоты. В этом большое отличие восточной живописи от классического изобразительного искусства Запада. На Западе в картине всегда есть полнота и определенность изображения. Нет места для твоего воображения — на холсте все уже организовано художником. И когда я открыл эту силу пустоты, я начал думать, что, возможно, это ответ и для меня, потому что в это время я уже понял традиционный классический парфюм. Я имею в виду, что уже знал, как сделать Chanel № 5, — это было легко для меня. Но не это было моим будущим — я не мыслил его на таком пути, я должен был порвать с традицией. Я не отрицал прошлое, хотя мне говорили тогда, что я бунтарь — я не верил, думал, что я вполне милый. (Смеется.) Но со временем согласился — я был бунтарем, я осознал это. Мне хотелось изменить традицию, какие-то вещи я отвергал — традиционную парфюмерную классификацию, традиционный способ составления ароматов. Китай все это пробудил, а Япония развила еще дальше. 

    Что стало поворотным моментом — Thé Vert?
    Между First и Eau Parfumée au Thé Vert Bvlgari прошло 15 лет, все было довольно медленно. Мне потребовалось 15 лет, чтобы прийти к Thé Vert — да, это стало поворотным моментом. Для First я использовал 60 компонентов, для Thé Vert — 19. Что я понял: чтобы выразить много разного, совершенно не нужно много разных ингредиентов. А раньше вместо того, чтобы с помощью немногих средств выразить многое, я брал столько всего, чтобы выразить совсем чуть-чуть. Это пришло с возрастом, и я так стал подходить ко всему. Я пытался идти глубже и глубже. И Азия дала мне ответ на вопрос, который я себе задавал.

    Новая эра началась в 1992 году — с вашего Eau Parfumée au Thé Vert. Тогда же вышел и Feminite du Bois Shiseido Сержа Лютанса, сделанный Пьером Бурдоном и Кристофером Шелдрейком, где использовали знаменитую молекулу Iso Е Super в значительном количестве.
    Значительном? Только 10% — это ничто. И если мы говорим о древесности и Iso Е Super, то задолго до них эта молекула была в Bois des Iles Chanel. Feminite du Bois был так важен, потому что Серж Лютанс изменил представление о том, какого типа может быть запах. Это был не столько вопрос продукта, сколько того, как мыслить о парфюмерии, как к ней подходить. Потому что Feminite du Bois не был первым ароматом Лютанса — до этого был Nombre Noir, и это был шипр, изготовленный классическим способом, технически очень хорошо сделанный. Но он не был интересен, потому что не было истории. Он ничего не рассказывал — он просто говорил: «Это мило». И ничего больше. Feminite du Bois начал рассказывать историю — про молекулы, про то, что это значит, про происхождение ингредиентов. Он не был новым, но подход был интересным. Это был нишевый подход — не маркетинговый, не подход массовой парфюмерии.

    То есть смысл в том, чтобы рассказать историю? А для вас было важно 20 лет назад ее рассказать?
    Конечно. Когда я делал Eau Parfumée au Thé Vert Bvlgari, это был не концепт, это была история. До этого была Eau de Campagne Sisley — и это тоже была история. Моя задача состояла в том, чтобы сформировать подход. Сырье, ингредиенты — это имеет значение, но это только инструменты, а не способ делать вещи. То, как ты делаешь вещи, — вот самое важное. Те или иные материалы сами по себе ничего не значат — важен подход. 

    Почему «концепт» противопоставлен «истории» — и не в пользу «концепта»?
    Прежде всего, я не люблю слово «концепт». Это такой дизайнерский подход. «Я хочу сделать стол на двух ножках» — вот, я послал вам концепт. Так, и что? Относиться таким образом к парфюмерии — значит ничего в ней не понимать. Я предпочитаю говорить об идеях, о кристаллизации идей. У вас есть идея, и вы собираете вокруг нее множество вещей. Концепт — это «сделать розу», но он ничего не стоит, если у вас нет идеи, как сделать эту розу новым способом, как рассказать об этой розе по-новому. Дальше начинается процесс: какое натуральное сырье я хочу взять, буду ли я использовать новые молекулы или в этом нет необходимости? В какой-то момент, если у вас есть свой подход, вы делаете что-то уникальное, отличное от других, чего не делали раньше. Это как работа художника — найти среди готовых образцов свой путь. Вот есть много черного — может быть, добавить синего? Но не этого синего, а может быть, того, где больше зеленого? И в какой-то момент — да, вот оно! У вас есть идея, и дальше вы ищете способ ее воплощения. В этой работе интересно, что, с одной стороны, она очень интеллектуальная, а с другой — очень интуитивная и подразумевает много экспериментов, потому что, конечно, вы не можете держать в голове все ингредиенты.

    Ваша любовь к простоте выражения сложного, к аромату как глубоко частной истории, к идее как основе всего — это близко к подходу Hermès и к люксу вообще.
    Это был любовный роман. Я расскажу вам простую историю. Мой приход в Hermès занял год: мы разговаривали, что-то обсуждали, брали время, чтобы решить. Как-то была неделя, когда я часто приходил в Hermès и встречал людей на ресепшене, — они отвечали на телефонные звонки, вызывали такси. И вот один из них посмотрел на меня и сказал: «Месье Эллена, вы так подходите Hermès!». Мне было очень приятно — это был важный знак для меня, потому что через неделю после моих визитов они признали, что я принадлежу Hermès. Мы делим одно видение, одни ценности, один способ мыслить, где продукт всегда важнее бизнеса. И мы отлично работали с Жан-Луи Дюма, потому что сначала всегда был парфюм, а потом мы уже смотрели, как мы будем делать бизнес. Со всей очевидностью, это работает. 

    Ждут ли нас какие-то новые типы запахов? Вот несколько лет назад все стали делать отвратительные ароматы — то, что называется ugly.
    Это же маркетинговый подход! Они там думают, как бы произвести на вас впечатление, — но это же глупо! И мы поступаем очень глупо, принимая это.

    То есть делать аромат пыли или асфальта...
    Это маркетинговый подход. Мы в Hermès никогда не сделаем запах пыли.

    Спасибо, что не будете!
    Маркетинговый подход — это сейчас катастрофа, настоящая катастрофа. Не делается ничего нового — все, только чтобы вызвать желание купить. 

    Но что вы думаете про будущее парфюмерной индустрии? Как все будет выглядеть через 10 лет?
    Я не знаю. Будьте осторожны с этим — есть много людей, которые расскажут вам о будущем. Но когда через 5 лет вы перечитаете, что они говорили, там не будет ничего стоящего.

    Аудиокнига недоступна | Audible.com

    • Evvie Drake: более

    • Роман
    • По: Линда Холмс
    • Рассказывает: Джулия Уилан, Линда Холмс
    • Продолжительность: 9 часов 6 минут
    • Несокращенный

    В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее внутри, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

    • 3 из 5 звезд
    • Что-то заставляло меня слушать....

    • По Каролина Девушка на 10-12-19

    Жан-Клод Эллена создает аромат Rose & Cuir для изданий Frederic Malle

    АНН-КРИСТИН ПУЖУЛА Getty Images

    Как вы хотите нюхать? Дорого? Соблазнительный? Загадочный? Если это все три, вы, вероятно, уже попали на одно из Editions de Parfums Frédéric Malle.Пышная тубероза Carnal Flower с 2005 года доносится из стильных воротников; элегантный портрет дамы украшает запястья, украшенные драгоценными камнями с 2010 года. Теперь есть что-то новое для привилегированных точек пульса: Rose & Cuir, сотрудничество Малле с Жан-Клодом Элленом (на фото выше), знаменитым носителем, который создавал ароматы в Hermès более чем на десятилетие. Как и любой предмет, который должен быть у Malle, он олицетворяет вкус и неподвластность времени, но с изобретательным подходом.

    Rose - это тема для парфюмеров, как любовь - для певцов.

    История происхождения Rose & Cuir начинается в зеленом саду, посаженном более 70 лет назад Эдмоном Рудницкой, парфюмером, создавшим такие шедевры середины века, как Diorella и Diorissimo, за пределами своей студии Côte d’Azur. Именно там Рудницкая впервые почувствовала ярко-малиновую розу Etoile de Hollande, которая вдохновила его на создание Rose de Rochas для кутюрье Марселя Роша в 1949 году, и там, в 2018 году, сын Рудницкой Мишель махнул рукой над этой давно снятой с производства воды под проницательным взглядом. ноздри Малле и Эллены.

    Оба мужчины сразу поняли, что винтажный цветочный узор Рудницкой стал для них отправной точкой для их следующего сотрудничества; их последний, очень атмосферный L’Eau d’Hiver 2003 года, считается иконой современной парфюмерии.

    Сад Рудницкой

    любезно предоставлено автором

    «Идея заключалась в том, чтобы никогда не воспроизводить Rose de Rochas», - говорит Малле. «Но я подумал: разве не было бы великолепно получить розу Жан-Клода Эллены? Это было бы похоже на обнаженную натуру Пикассо.Когда великий художник делает что-то простое, стиль действительно появляется ».

    Малле, самопровозглашенный «издатель» ароматов, первым назвал парфюмеров авторами; Эллена известна своей способностью создавать эфирные ароматы, используя минимальное количество ингредиентов. Вместе они в течение многих месяцев настраивали Rose & Cuir. Был добавлен абсолют розы, а затем исключен. Так были пачули. «Роза - это тема для парфюмеров, как любовь - для певцов», - говорит Эллена. «Вопрос был в том, есть ли новый подход к этому?»

    любезно предоставлено Фредериком Малле

    Заказать сейчас

    Думая о мистральском ветре, который доносится с Альп до Марселя, Эллена представила аромат с «холодной, ясной свежестью, которая становится теплее».Аромат открывается яркими цитрусовыми нотами перца тимут из Непала, специи, которую Эллена представил французскому шеф-повару Оливье Роллинджер.

    «Экстракт был сделан специально для меня», - говорит он. "Это первый раз, когда он используется в парфюмерии в мире". В сочетании с ароматом драгоценной герани бурбона, перец волшебным образом создает запах, напоминающий сентифолию. Приносим свои извинения Гертруде Стайн, это роза, а не роза - это новый цветок.

    Эллена описывает Rose & Cuir как «более чувственный и менее интеллектуальный», чем все, что он когда-либо делал.Основанный на контрастной базовой ноте кожи - cuir , по-французски, - которая происходит от молекулы, которая не использовалась в парфюмерии в течение многих десятилетий, она также темнее и устойчивее на коже. Тем не менее, это явно аромат Ellena: романтичный и откровенный, аромат, который заставит вас остановиться на улице.

    «Великие духи, как и картины, подпитывают вас своей энергией», - говорит Малле. «Для меня Жан-Клод похож на Матисса. Ему нужно только дать вам линию, и вы в одно мгновение поймете, что он за ней хозяин.”

    Апрель длинный Директор по красоте Эйприл Лонг пишет о красоте, благополучии и роскошном уходе за кожей для Town & Country.

    Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

    Жан-Клод Эллена Интервью - Жан-Клод Эллена Кристин Нагель

    Перед вчерашним впечатляющим фестивалем Hermès мы встретились с легендарным парфюмером французской марки Жан-Клодом Элленом.Обладая более чем 50-летним опытом работы в парфюмерной индустрии, Эллена является автором некоторых из самых божественных ароматов в мире и является парфюмером Hermès с 2004 года.

    Наш разговор с Элленой произошел в особенно важный момент в его карьере, поскольку он только что назвал свою преемницу, Кристин Нагель, еще одного крупного игрока в мире ароматов. Хотя ее официальная дата начала работы не определена, они с Элленой все это время сотрудничали и учились друг у друга. Мы поговорили с новоиспеченными доверенными лицами об искусстве аромата, поиске идеального аромата (они сравнили его с поиском родственной души) и передаче факела.

    MarieClaire.com: Жан-Клод, вы начали заниматься парфюмерией в раннем возрасте. Какой была ваша ничья на поле?

    Жан-Клод Эллена: Мои родители отчаянно пытались отправить меня куда-нибудь, поэтому они отправили меня в парфюмерную промышленность в 16 лет. [ Смеется ]

    MC: Это имеет смысл, поскольку ваш отец тоже был парфюмером. Значит, у вас должны быть какие-то любимые воспоминания?

    JCE: Когда я был молод, моим наставником был Эдмон Рудницка, великий французский парфюмер.Когда я впервые встретил его, он пригласил меня в свой дом на юге Франции. Я приехал, немного стесняясь, он открыл дверь и посмотрел на меня. «От тебя воняет», - сказал он мне. «От тебя пахнет моющим средством. Вернись завтра, может быть, мы поговорим».

    MC: Вот почему вы никогда не носите одеколон? Это значит, что это не влияет на ваше обоняние и не мешает восприятию другого запаха, который вы тестируете?

    JCE: Да, мне нужно сохранять нейтралитет, потому что я не хочу беспокоить себя во время работы.

    MC: У вас есть любимые духи?

    JCE: Я ношу Terre d'Hermès. До того, как я пришла в Hermès, я носила его три раза в год, поэтому у меня такая же старая бутылка. [ Смеется ] Я верен, потому что пытаюсь понять духи. Я еще не закончил понимать это. С великолепным парфюмом день за днем, год за годом вы открываете для себя что-то новое.

    MC: После всех лет, проведенных в парфюмерии, есть ли у вас любимое эфирное масло, с которым можно работать?

    JCE: Все они.Дело в том, что я не предпочитаю масло. Когда я был молод, да, потому что я ничего не знал о парфюмерии. Когда ничего не знаешь о парфюмерии, ты влюбляешься во все. То же самое и с женщинами.

    Кристин Нагель: Всегда нужно открывать для себя новую сторону человека, с которым вы встречаетесь, иначе вам станет скучно.

    JCE: Когда ты молод, ты всех любишь, и, в конце концов, это может быть не лучшим решением.

    MC: Страшно найти свою настоящую любовь, так как же кто-то может пойти в магазин, попробовать несколько духов и найти их фирменный аромат?

    JCE: У меня такая же проблема с йогуртом и книгами.[ Смеется ] Не покупайтесь на рекламу, следите за своим носом!

    CN: Нанесите на кожу, но не слишком много духов. Два-три за одно посещение. Не смотрите глазами, смотрите носом и не торопитесь. Когда вы его носите, важно сохранять уверенность. Если вам это нравится, вы допилите бутылку, потому что носить ее инстинктивно.

    MC: Как вы, ребята, начали работать вместе?

    JCE: Мы смотрели друг на друга издалека.Я видел, что она делала, она видела, что делаю я. Это было уважение и восхищение. Она хороша, я в порядке. Вместе мы на высоте и становимся лучше. Дело в том, что мы очень хорошо понимаем друг друга. Мы говорим на одном языке.

    Лорен Валенти Младший веб-редактор Я младший веб-редактор Marie Claire.

    Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

    Ретроспектива Жан-Клода Эллены на Pitti Fragranze 2019

    Один из величайших парфюмеров мира, мастер-парфюмер. Жан-Клод Эллена.

    Благодаря своей работе он уже много лет является частью моей жизни! На моей коже. Неудивительно, если подумать обо всех ароматах, которые он подписывает! Еще я люблю его, может быть, потому, что я сентиментален по поводу его пути в парфюмерии, может быть, потому, что времена меняются.Его путь - это «старая французская школа», классический путь.

    Будут ли подобные истории в будущем?

    Нет, но о нем будут и другие истории. С поворотами. Изобретения. Я тоже думаю, что он сейчас - лучше, чем когда-либо. Я уже вижу сюжет фильма, не Perfume , а « Ellena-The Story of a Nose ».

    Эллена собирала жасмин в детстве вместе со своей бабушкой в ​​ Грассе , он работал подмастерьем на фабрике эфирных масел в возрасте шестнадцати лет.Он может сказать, из какого поля, окружающего Грасс, поступает масло розы сентифолии. Его отец, брат и дочь Селин - парфюмеры.

    Учился в Givaudan , стал одним из основателей Osmotheque , вышел на пенсию в 2016 году из Hermes , основал парфюмерный дом The Different Company , созданный для Bulgari, L'Artisan Perfumer, Van Cleef & Arpels, Sisley, Rochas, Cartier, YSL, Acqua di Parma, Giorgio Armani, Lalique, Frederic Malle, Perris Monte Carlo, Le Couvent des Minimes , Houbigant, и т. Д.и теперь… после более чем 40 лет работы и 100 ароматов, которые он создал, я думаю, что нам еще предстоит почувствовать грядущие вещи!

    At Pitti Fragranze Жан-Клод Эллена была специальным гостем (как рок-звезда!), И посетившие посетители имели возможность посетить первую крупную ретроспективную выставку, посвященную ему, представляющую шедевры его карьеры - куратор Chandler Burr (парфюмерный критик и представитель Pitti Fragranze), а также для участия в последующих беседах.

    Chandler Burr выбрал эти пятнадцать ароматов для выставки Pitti :

    First, Van Clef & Arpels (1976), Eau Parfumee au The Vert, Bulgari (1993), In Love Again, YSL (1998), Anqeliques sous la Pluie, Editions de Parfums Frederic Malle (2000), Rose Poivree, The Different Компания (2000), Декларация Bois Bleu, Cartier (2001), Cologne Bigarade, Frederic Malle (2001), Bois Farine, L'Artisan Parfumeur (2003), L'Eau d'Hiver, Frederic Malle (2003), Ambre Narguile, Hermes (2004), Terre d'Hermes, Hermes (2006), Un Jardin sur le Nil, Hermes (2008), Kelly Caleche, Hermes (2007), Eau de Gentiane Blanche, Hermes (2009) и Rose & Cuir, Frederic Malle ( 2019).

    Иметь возможность вдыхать запах и наслаждаться всеми этими ароматами в одном месте - какое невероятное удовольствие!

    Burr объяснил свой выбор духов 1976-2019 гг .:

    «Некоторые (ароматы) важны, потому что они прочно вошли в среду искусства в рамках целых эстетических школ: Bulgari Eau de The Vert (1993) была первой великой работой минимализма в ароматах; L’Eau d’Hiver (2003) - одна из основополагающих работ в области абстрактного экспрессионизма.”

    Сам Мастер, впервые участвующий в Pitti , сказал в последовавшей беседе, что считает себя сейчас на третьей ступени своего профессионального развития : если бы первая ступень была «корпоративной работой» для выполнения заданий учитывая, что этап два - минимализм, сокращение, иногда его собственные формулы, тогда он видит, что его «третий этап» развивается прямо сейчас: новый Rose & Cuir для Frederic Malle знаменует собой новое начало - просто быть самим собой, играя с возможности.

    Вот как «Бонусный» контент - украл шоу. Я счастлив, что это произошло!

    Для разговора , который проходил в конференц-зале Pitti , Эллена выбрала парфюм 5 и рассказала нам истории, связанные с каждым из них:

    Eau Parfumee au The Vert, Bulgari (1993)

    В то время Эллене было 28 лет. Он говорит, что нынешнее состояние ароматов на рынке вдохновило его.Да, с самого начала это была сложная формула, богатая и изощренная. Для него было непросто виртуозно сбалансировать все ингредиенты, позже он очистил аромат, сократив его до 19 компонентов. В то время, в 1993 году, он откликался на эпоху, к которой принадлежал его Нос.

    Он посмеивается, говоря о . Vert : Maison Dior отклонил его и вместо этого выбрал Fahrenheit ! Но он верил в это, еще раз подчеркнув, что если мы смотрим на парфюмерию как на вид искусства, иллюзия важнее реальности, соблазнение ЯВЛЯЕТСЯ сутью искусства, создавая иллюзию.В чем заключалась иллюзия Эллены? Он создал духи, пахнущие чаем, а в нем совсем нет чая.


    Cologne Bigarade, Фредерик Малле (2001)

    Эллена рассказала о выставке в Музее парфюмерии в Грассе , где представлена ​​история одеколонов на протяжении веков. Одеколоны датируются тремя столетиями назад, они являются отправной точкой в ​​истории парфюмерии в том виде, в каком мы их знаем сегодня.Создан для аристократии как парфюм, а не гигиенический продукт. В 18 веке одна маленькая бутылка одеколона стоила вам 1/4 вашей зарплаты. Со временем одеколоны стали популярным продуктом и распространились по супермаркетам.

    И вдруг из Eau de Cologne было удалено слово cologne , и все стало Eau this и Eau that. Как и в случае с Eau Savage : в названии нет «одеколона»… Итак, Жан-Клод Ellena обратился к Frederic Malle с новым ароматом: Cologne Bigarade , вернув в название «одеколон». парфюма.

    Он также считает Bigarade , горький апельсин, настолько «провансальским» (и я внезапно вспомнил, что пробовал эти самые чудесные Marmelade-d-oranges-ameres во Франции ...), что, по его мнению, это было, Средиземноморский продукт, который вы можете себе представить - горькие апельсины, растущие на берегу Средиземного моря…

    Это когда он сказал то, что нас всех рассмешило: « Я люблю горькое, горькое - разумно. Я предпочитаю горький запах, разумный запах.Теперь все хотят чувствовать сладкий запах, а сладкое… просто неразумно ».

    Cologne Bigarade, по его собственным словам , имеет очень простую конструкцию, было использовано 20 компонентов. Он улыбнулся и добавил: « Вы должны иметь одеколон! Все делают ».

    L’Eau d’Hiver, Фредерик Малле (2003)

    Burr называет этот аромат «самым тихим», «чистой тишиной». Мне всегда это нравилось по ряду причин.В том числе очень эмоциональные.

    Эллена объяснила его идею с самого начала: когда он начинает работать над парфюмом, ему нравится иметь для него название. Итак, он написал «Облако» в своем блокноте ( Nuage ). Затем он начал думать об облаках, нежных, летних облаках, ища легкости в создаваемом им аромате, бормоча, а не крича. Frederic Malle изменил название на L’Eau d’Hiver после знакомства с первыми версиями, а Ellena приступила к завершению формулы.

    Здесь он поделился с нами еще одной частью своих мыслей. Эллена говорит, что ему нравятся духи, которые приятно пахнут людям, когда он сидит рядом с ними. Хорошо, не сильно. Что хорошие духи никогда не должны кричать, кричать или кричать. L’Eau d’Hiver тихонько бормочет…

    Буа Фарин, L’Artisan Parfumeur (2003)

    История Bois Farine увлекательна: Эллена говорит, что люди часто спрашивают его: «Ты любишь путешествовать и много путешествовать: ты ищешь новое сырье, новые идеи?» Он отвечает, что идеи приходят к нему: чаще всего в ботанических садах, как в местах, где парфюмер всегда может найти какие-то новые, интересные или неизвестные ароматы деревьев или цветов.

    Он сидел в ботаническом саду, путешествуя по Л'иль-де-ла-Реюньон . Там цвело растение, и он был очарован неизвестным цветком: когда он подошел ближе, чтобы понюхать его, он пах как - мука. Он сделал его акварельный рисунок и сохранил в своей записной книжке.

    Когда он вернулся во Францию, его спросили, не хочет ли он создать духи на основе своих путешествий, и он вспомнил этот странный цветок. Отсюда и произошло название Farine (Мука). Bois (Wood) - другая история: это просто связано с названиями мест, в которых есть слово «Bois», Bois здесь, Bois там, поэтому он решил назвать этот аромат Bois Farine . В процессе его приготовления тоже были свои забавные моменты: он взял немного муки со своей кухни, нюхал ее, играл с ней, нюхал.

    Эллена также считает, что мука является чем-то важным - мы едим хлеб, пиццу или выпечку из нее, и он находит изображение женщины, заправляющей тесто руками, засыпанными мукой, очень эротичным.

    Эллена сообщила нам, что Bois Farine состоит всего из 10 компонентов и что его формула является самой короткой из всех, что он когда-либо делал.

    Terre d’Hermes, Hermes (2006)

    Идея Terre d’Hermes связана с Terre - Ireland .

    Эллена любит рисовать акварелью везде, куда бы он ни путешествовал, поэтому, когда он был в Ирландии, он пришел к выводу, что эта страна просто идеальна для этого занятия, потому что, пока он был там, воздух был настолько влажным, что его бумага для рисования никогда не высыхала! Наблюдая за зелеными полями вокруг себя, он заметил какие-то прутья и заборы, разбивающие ландшафт, следы присутствия человека в природе.

    Его попросили создать мужской парфюм для Hermes , и это воспоминание стало центральным элементом нового аромата. В его мыслях вертикаль - это мужское начало, деревянный стержень в зелени, покрытая травой земля была мужской… Итак, он начал с кедра, «вертикального» компонента, как он это называет, и построил аромат вокруг него.

    Он признает, что любит использовать кедр, а не сандаловое дерево, которое он использует не очень или очень часто. Перед ним стояла еще одна задача: создать мужской парфюм без мускуса и мха! Он сделал это, а остальное уже история.

    Мне показалось действительно интересным, как он ответил на один вопрос, исходящий от публики: дама спросила его, есть ли духи, которыми он восхищается, и то, чего он желал.

    Эллена сказала, что когда он был молод, было несколько духов, которые он любил так сильно, что хотел бы подписать их, например, Diorissimo Эдмона Рудницки , позже, он любил Fiji , но со временем , изменилось на .

    Не восхищение этими ароматами, а чувство… любви.

    Он сказал : «Я знаю слишком много, чтобы испытывать такие эмоции. Как здесь, в Pitti: я прохожу мимо, чувствую запах духов и знаю, как они созданы. В тот момент, когда я чувствую запах духов, я начинаю анализировать. Без эмоций ».

    Это меня как-то огорчило: я бы никогда не потерял любовь к парфюмерии, моменты влюбленности в ароматы, чистую радость. Опять же, быть этим блеском - благословение или проклятие? Или это просто «инсайдерское» дело… Интересно.

    После того, как эта сессия закончилась, я пошел в выставочный зал и намазал немного духов на запястья: с одной стороны In Love Again (YSL), а с другой стороны - новый Rose & Cuir (Frederic Malle). Я влюбился в это. Спасибо, Маэстро Жан-Клод Эллена .

    «Роза», где нет розы, «Cuir», где нет кожи, и тем не менее, вы чувствуете и то, и другое, интенсивно, великую иллюзию, абсолютное соблазнение. Подпись Master Perfumer, Jean - Claude Ellena .

    Сливовая девочка
    Елена Цветкович

    Фото : The Plum Girl, Pitti Fragranze, Fragrantica (фотографии флаконов духов)
    Заявление об ограничении ответственности

    Мы говорим обо всем, что связано с ароматами, с носом Hermès, Жан-Клод Эллена

    Развлекательный | 28 мая 2008 г.

    Мы говорим обо всем, что связано с ароматами, с носом Hermès, Жан-Клод Эллена

    Мы говорим с Жан-Клодом Элленом, парфюмером Hermès с 2004 года.

    Сколько времени вы провели в Керале, занимаясь исследованиями?
    Я ходил дважды. Первый раз это была неделя, чтобы открыть для себя это место и устроить его мне. Второй раз в течение десяти дней, во время и после первых дождей, чтобы пережить это, испытать это и написать аромат!

    Каковы были ваши первые впечатления?
    Индия полна красок, запахов, звуков; своего рода хаос, в котором сбиваются все чувства.

    Были ли эти впечатления включены в парфюм?
    Я не описываю все, что вижу.То, что я делаю, больше связано с выражением своих чувств. На этот раз из-за смятения чувств, которое я впервые почувствовал, я хотел выразить безмятежность природы сразу после дождя.

    Были ли какие-то элементы, в которых вы не были уверены?
    Самым сложным было «перевести» идею воды в растительный мир. Запах воды, капли дождя на листьях, влажность ландшафта ... Думаю, я нашел ответ, надеюсь.

    Как бы вы описали свой рабочий процесс при создании духов?
    Я создаю не на основе брифинга, а на основе опыта, которым я живу.Это может быть опыт на месте, в реальном месте, как в случае с Garden-Perfumes; сувенир из опыта работы в Hermès, как и для Келли Калеш, вдохновленная посещением магазина кожаных изделий Hermès; или личный творческий вызов вокруг материала, как в случае с коллекцией Hermessence. Для меня создание означает попытку построить дорогу во время ходьбы.

    Опишите свой типичный день.
    Утро посвящено реальной части творчества, так как мой нос совершенно «свежий», а также потому, что утро - мое больше время.Остальная часть дня посвящена технической работе над формулами, работа над которыми еще не завершена.

    Чего вы пытаетесь достичь в парфюмерии?
    Рассказать историю с запахами.

    Что вам больше всего нравится в создании духов?
    В тот момент, когда я нахожу нужные слова - обонятельные ноты - чтобы рассказать историю, которой я хочу поделиться.

    Как вы думаете, у вас есть подпись?
    Да, наверное, из-за особого стиля сочинения.

    Если бы вам пришлось выбирать, какое ваше любимое творение?
    Я не хочу выбирать, так как считаю, что лучшее еще предстоит создать.Я также предпочел бы, чтобы меня оценивали по всей моей работе, а не только по некоторым из них.

    Какие ароматы от других парфюмеров вам нравятся?
    Я восхищаюсь в основном старинными ароматами Guerlain. Они полная противоположность тем, которые я создаю, и это делает их замечательными.

    Мечта на день Селин Эллена для Hermès

    Это лошадь! Нет, это объектив! Нет, это свеча! Что ж, это все вышеперечисленное, поскольку Hermès представляет свою коллекцию ароматов для дома «Искусство жить».

    «Если бы дом мог говорить или шептать, что бы он сказал?» размышляла Céline Ellena, уважаемый парфюмер сама по себе (которая оказалась дочерью Jean-Claude Ellena, - почитаемого носа в Hermès le Parfum de la Maison ). Вместе с художником Гийомом Барде она создала парфюмированные предметы для дома в мире Hermès.

    Идея духов для дома пришла к Жан-Клоду четыре года назад, и он хотел передать ее конкретному создателю духов для этой конкретной среды, что явно отличалось от ароматов тела, которые он создал для дома. Hermès на протяжении многих десятилетий.Он выбрал свою дочь для выполнения такой выдающейся миссии, сохраняя сущность наследия бренда в семье.

    «Я все время мечтаю, - признается Селин, - поскольку мы, создатели парфюмерии, сначала создаем ароматы в своем уме». С ее представлениями о том, что дом может сказать вам и многое другое, она создала пять разных ароматов - вызывающих воспоминания о библиотеке, лошади (Hermès cheval, bien sur ), море, снеге и каплях дождя. что «домашний аромат» был отклонением от нормы, как и сундук, в котором хранятся такие мечты.Барде, известный в Европе своими скульптурными произведениями (исследование простоты и органических форм), хотел создать чаши, которые на ощупь напоминали бумагу, и они это делают. Миски бывают пяти различных внутренних цветов (оттенки фирменных шарфов Hermès) с изысканно выполненными фактурными поверхностями трех разных размеров для трех уровней интенсивности. И коллекция была бы неполной без лошади - набора из четырех ароматных лошадок оригами - и ароматной гальки, которой хватит на много месяцев, в зависимости от размера комнаты и температуры окружающей среды.

    Как раз к праздникам, цены следующие: Small Candle, 185 долларов США; Средняя свеча, 300 долларов США; Большая свеча, 450 долларов; Ароматизированная лошадь оригами, 100 долларов за набор из четырех штук; Душистая галька, 245 долларов. Теперь на Рождество каждый может получить подарок из заветной апельсиновой коробки!

    Оригами Лошадь (слева) и Галька (справа).

    ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ Получить В.Ф. Ежедневный обзор важных историй от , доставленных на ваш почтовый ящик.

    Ароматные ноты: 3 мои любимые цитаты из новой книги парфюмера Жан-Клода Эллены

    Если бы я знал что-нибудь о спорте, я бы попытался пошутить, например: «Если бы у парфюмеров были бейсбольные карточки, то Жан-Клод Эллена был бы. [вставьте сюда имя действительно желаемого бейсболиста].«Но… я не знаю, поэтому не буду. НО из всех парфюмеров, с которыми мне посчастливилось встретиться на протяжении многих лет, Эллена, штатный парфюмер Hermés, определенно является одним из моих фаворитов. однажды посадил вместе с ним розы в импровизированном саду на крыше с видом на Атлантический океан; он настоящий садовник. На другой крыше, на этот раз в штаб-квартире Hermés в Париже, мы пили чай (в Hermés даже кубики сахара имеют букву "H") в форме) и обсудил нашу любовь к путешествиям. Короче говоря, он рад. И он также собирается запустить свой последний проект - на этот раз книгу под названием Дневник носа (Риццоли).Это примерно год в его жизни, когда он работает, путешествует и занимается любимым делом - созданием потрясающих духов. Вот три моих любимых цитаты:

    О том, что я парфюмер: «Как человек, мне доставляет удовольствие получать и делиться. Как парфюмер мне нравится показывать и убеждать… Я просто следую траектории своего развития.

    Добавить комментарий