Макдуглас аукционный дом – MacDougall’s Fine Art Auctions

MacDougall’s

Редкие шедевры русского искусства и императорский провенанс на торгах MacDougall’s 5 июня 2019 в Лондоне

5 июня 2019 года ведущий аукционный дом русского искусства MacDougall’s проведет свои очередные торги в Лондоне и представит редкие работы русских художников, а также сохранившуюся часть императорского сервиза с уникальным провенансом.

Ознакомиться с лотами можно пройдя по ссылке

Борис Кустодиев (1878–1927). «Бахчисарай».
Подпись, дата 1917.
Холст/масло. 80,5* 94 см.
Больше изображений здесь.

На торги будет выставлена очень редкая по тематике картина Бориса Кустодиева «Бахчисарай» 1917 г. (эстимейт 1,200,000-1,800,000 GBP) с нехарактерным для творчества художника восточным мотивом. Кустодиев поехал в Крым на лечение в 1915 г., о чем не очень радостно отзывался в своих письмах, поскольку лечение не принесло ожидаемого результата. Вероятно, единственной работой из этой поездки стал акварельный этюд, написанный Кустодиевым в Бахчисарае, в настоящее время хранящийся в Национальной галерее Армении, и положивший структурную и композиционную основу для работы на холсте. Полотно «Бахчисарай», главным образом, передает краски и свет, какие художник наблюдал вечером в маленьком татарском городке. Композиция включает большое количество персонажей и полноту характерных деталей – это натуралистично передает атмосферу и собирательный образ востока. Кустодиевское видение окружающего мира примечательно своей реалистичностью и индивидуальностью одновременно: избегая буквальной цветовой передачи, художник нарочито выбирает чистые цвета для «Бахчисарая», что создает яркий световой и тоновый контраст, точно передающий состояние природы и настроение происходящего действа.

Примечание: Подлинность работы подтверждена экспертом V. Petrov.

Провенанс:

  • Коллекция N.D. Andersen, Ленинград.
  • Приобретено дедом предыдущего владельца.
  • Частная коллекция, Великобритания.

Выставки:

  • "Мир искусства", Петроград, 1918.
  • "Борис Михайлович Кустодиев", Государственный Эрмитаж, Ленинград, 1959.

Литература:

  • Выставочный каталог "Мир искусства", Санкт-Петербург, 1918, стр. 9, номер 174.
  • В. Воинов, "Б.M. Кустодиев", Ленинград, Государственное издательство, 1925, стр. 84.
  • Выставочный каталог, "Кустодиев", Ленинград, 1959, стр. 37.
  • M. Эткинд, "Борис Михайлович Кустодиев", Ленинград, Искусство, 1960, стр. 197.
  • M. Эткинд, "Борис Михайлович Кустодиев", Советский художник, 1982, стр. 178.

Связанная литература:

  • "Государственная картинная галерея Армении. Живопись. Скульптура. Рисунок. Театр. Каталог", Ереван, Айастан, 1965, стр. 502, "Продавцы фруктов. Бахчисарай".
Виктор Васнецов (1848–1926). «Юные мечты (Цесаревич)».
Подпись, дата 1918 и 1922 гг.
Холст/масло. 107*67 см.
Больше изображений здесь.

Работа мастера фольклорно-исторической живописи Виктора Васнецова «Юные мечты (Цесаревич)» 1918 и 1922 гг. (эстимейт 650,000-900,000 GBP) изображает романтический образ ребенка, мечтательно смотрящего вдаль. Расписные стены и орнамент обтянутого тканью стула, детали убранства и одежды погружают зрителя в патриархальную атмосферу московского княжеского двора. Картина перекликается с эпическим произведением художника «Баян» (1910 г.), на котором одним из главных героев является мальчик, слушающий песнь древнерусского сказителя. Образ мальчика со светло-каштановыми волосами и светлой кожей, изображенный на обоих картинах, является характерным типажом Виктора Васнецова: вероятно, моделью художника для обоих полотен был его сын Владимир.

Примечание: Подлинность работы подтверждена экспертом V. Petrov.

Провенанс:

  • Частная коллекция, Европа.

Выставки:

  • "XVII выставка картин Союза русских художников", Москва, 31 декабря 1922–22 января 1923.
  • "The Russian Art Exhibition, Grand Central Palace", New York, 1924.

Литература:

  • Выставочный каталог, "Каталог XVII выставки картин Союза русских художников", Москва, 1923, стр. 5, номер 42.
  • Exhibition catalogue, C. Brinton, "The Russian Art Exhibition", New York, Grand Central Palace, 1924, No. 812.
  • "Виктор Михайлович Васнецов. Мир художников. Письма. Дневники. Воспоминания. Суждения современников", Москва, Искусство, 1987, стр. 449.
  • Л. Гладкова, Э. Пастон, «Две работы Виктора Васнецова», "Русская галерея", номер 1, 2001, стр. 48–50.
Юрий Анненков (1889–1974). «Портрет Александра Божерьянова».
Подпись с инициалами.
Тушь и коллаж бумагой на бумаге. 28*43 см.
Больше изображений здесь.

«Портрет Александра Божерьянова» (эстимейт 250,000-400,000 GBP) был написан известным русским живописцем и графиком Юрием Анненковым. Предположительно, портрет был создан в 1921 г., когда художники вместе работали над постановкой в театре Вольной комедии в Петрограде.

Портрет принадлежит известной серии «Портреты», созданной Анненковым, которую художник писал со своих современников – многих деятелей русской культуры. Выставляемый портрет является классическим образцом творчества Анненкова. Все портреты серии намеренно выполнены черными чернилами и карандашом на бумаге в едином стиле: изображение включает только голову модели и выполнено резкими линиями, характерными для европейского ар-деко.

Портрет Александра Божерьянова несет явный социобиографический характер: Божерьянов изображен на фоне баночки с чернилами и тюбика с краской – основной инструмент художника, и зарисовок Петрограда того времени.

Провенанс:

  • Частная коллекция, Европа.

Литература:

  • Ю. Анненков, "Портреты", Петроград, Петрополис, 1922, стр. 111 стр. 166.
Федор Рокотов (ок. 1735-1808). «Портрет графа Никиты Ивановича Панина».
Холст/масло. 61,5*47,5 см.
Больше изображений здесь.

«Портрет графа Никиты Ивановича Панина» (эстимейт 200,000-300,000 GBP) был написан Федором Рокотовым, вероятно, в 1760-1770 гг., в честь награждения Панина Орденом Св. апостола Андрея Первозванного 22 мая 1762 г. – высшей награды Российской империи – за 12 лет дипломатической службы. Дискуссия искусствоведов привела ко мению, что портрет мог быть написан, также, в 1766–1767 гг., во время работы Рокотова над серией портретов Екатерины II для русских посольств за границей. Похожий портрет Панина в исполнении художника 18 века Василия Ярославского находится в запасниках Русского музея.

Примечание: Подлинность работы подтверждена экспертом L. Markina. Имеется сертификат подлинности от эксперта E. Ivanova.

Провенанс:

  • Коллекция Otto Andrup, Director of the Museum of National History at Frederiksborg Castle, Дания, с ок. 1912 до 1955.
  • "Auction of the Estate of Otto Andrup", Bruun Rasmussen, продажа 68, 1955, лот 28.
  • Коллекция Sigvard Skov, Director of Koldinghus Castle Museum, Дания, с 1955 до 1987.
  • Частная коллекция, Великобритания.

Литература:

  • E. Ivanova, E. Rolfe-Smith, A. Berezin, «Портрет Н. И. Панина в раннем наследии Ф. С. Рокотова», "Антикварный мир", номер 11, апрель 2017, стр. 137–151.
Петр Кончаловский (1876–1956). “Santi Apostoli, Venezia”.
Подпись. Далее подписана, пронумерована “551” и датирована 1924 на обороте.
Холст/масло. 79*61 см.
Больше изображений здесь.

“Santi Apostoli, Venezia” (эстимейт 300,000-500,000 GBP) была написана Петром Кончаловским в 1924 г. во время командировки художника в Венецию. Поездка Кончаловского в Италию стала возможной после длительных переговоров между СССР и Италией, когда было решено представить советское искусство на Венецианской биеннале – среди 600 отобранных работ было несколько картин Кончаловского. Художник ранее уже был в Италии в 1903 г., но в тот период впечатлился красотой Рима, куда очень хотел вернуться – так он и сделал во время своего пребывания в Венеции. Но именно после поездки в Рим, на обратном пути домой, художник снова посетил Венецию и, очарованный ее архитектурой, представил абсолютно новое видение «своей» Венеции: холодный камень, зеленая поверхность воды, теплые, прогретые солнцем старые стены и композиционная динамика придают работе сильную внутреннюю энергию.

Провенанс:

  • Приобретено предыдущим владельцем на выставке Кончаловского в Лондоне в 1925 г.
  • Частная коллекция, Великобритания.
  • "Russian Pictures", Sotheby’s London, 21 мая 2003, лот 192.
  • Частная коллекция, Швейцария.

Выставка:

  • "Exhibition of P. Konchalovsky", London, 1925.

Литература:

  • В. Никольский, "Петр Петрович Кончаловский", Москва, Всекохудожник, 1936, стр. 12.
  • "Кончаловский. Художественное наследие", Москва, Искусство, 1964, стр. 110.
  • М. Найман, "П. П. Кончаловский", Москва, Советский художник, 1967.
Александр Яковлев (1887–1938). «Портрет китайца».
Ок. 1918 г.
Сангина, уголь, карандаш на бумаге. 155*63,5 см.
Больше изображений здесь.

«Портрет китайца» Александра Яковлева (эстимейт 150,000-200,000 GBP) размером полтора метра в высоту – очень редкая для художника работа подобного масштаба. Портрет был создан во время первой поездки Яковлева на Дальний Восток 1917-1919 гг. Тогда художник посетил Монголию, Японию и Китай по стипендии от Академии художеств. Яковлев активно наблюдал за течением жизни местных жителей: посещал храмы и бедные деревни, бывал на различных церемониях, ходил с рыбаками в море, общался с ныряльщиками за жемчугом. Выставляемая работа отличается высоким мастерством и качеством рисунка в передаче характера натурщика.

Примечание: Подлинность работы подтверждена экспертом E. Yakovleva.

Провенанс:

  • Коллекция оперной певицы Александры Яковлевой (1889–1979), сестры художника.
  • Приобретено у нее предыдущим владельцем в 1978 (надпись на обороте).
  • Частная коллекция, США.

Выставка:

  • Вероятно, "Exhibition of works by Alexander Yakovlev", Gallery Barbazanges, Париж, апрель–май 1920.
  • Вероятно, "Exhibition of works by Alexander Yakovlev", Grafton Gallery, London, май–июнь 1920.
Константин Юон (1875–1958). «Пейзаж с лыжниками».
Ок. 1915 г. Подпись.
Холст/масло. 76*111,5 см.
Больше изображений здесь.

Размером более метра «Пейзаж с лыжниками» (эстимейт 550,000-800,000 GBP) кисти Константина Юона был написан в 1910-е гг., когда художник поселился со своей женой в деревне Лигачево недалеко от Москвы. В этот период зимний пейзаж стал излюбленным жанром художника. Юон писал свои зимние работы, выходя на пленэр, потом дорабатывал их дома до следующего выхода на открытый воздух.

«Пейзаж с лыжниками» композиционно акцентирует внимание на ритме, создаваемом фигурами детей и цветовыми массами деревьев, распределенных каскадом, а также легкими следами лыж на снегу. Художник передал мягкость розовых тонов снега, комбинируя его с бликами солнечного света, за счет чего достигается ощущение чистоты морозного воздуха. Элемент жанра с катающимися на лыжах детьми и резвящимися собаками создает уютную атмосферу подмосковья того времени.

Примечание: Подлинность работы подтверждена экспертами V. Kruglov и E. Shilova.

Провенанс:

  • Коллекция M.A. Yablokov, Москва, ок. 1918.
  • Частная коллекция, Европа.

Литература:

  • Репродукция на открытке, 1916.
  • А. Койранский, "К.Ф. Юон", Петроград, А.Э. Коган, 1918, стр. 42; стр. 74.
  • Н. Третьяков, "Константин Федорович Юон", Москва, Искусство, 1957, стр. 106.

Сохранившаяся часть императорского сервиза

Стоит отметить уникальную коллекцию десертных фарфоровых тарелок Императорского фарфорового завода периода правления Николая I (1825-1855) из обеденного сервиза, который был частью приданого Великой княжны Александры Николаевны. Сервиз был сделан в 1843-1844 гг. по приказу Николая I специально для своей дочери. Коллекция представлена 61 лотом (лот 311-373).

Великая княжна Александра Николаевна была четвертым ребенком Николая I и Александры Федоровны и первой женой князя Фридриха Вильгельма Гессен-Кассельского. Она родилась в Царском Селе в 1825 году и была ласково известна как «Адини». Князь Фредерик и Адини влюбились во время его визита в Санкт-Петербург зимой 1843 года, и 28 июня 1843 года было объявлено об их помолвке. К сожалению, Адини заболела туберкулезом перед свадьбой и вскоре скончалась, так и не покидая Россию. По настоянию императора Николая I и императрицы Александры Федоровны приданое, уже отправленное в Великое герцогство Гессенское, оставалось там в распоряжении князя.

Провенанс:

  • Тарелки были частью приданого Великой княжны Александры Николаевны (1825–1844) на ее свадьбу в 1844 г. с Фридрихом Вильгельмом Гессен-Кассельским (1820–1884).
  • Коллекция княжества Гессен-Кассель после смерти Александры.
  • Коллекция Принцессы Августы Гессен-Кассельской (1823– 1899), сестры Принца Фридриха Вильгельма.
  • Коллекция of Vilhelm Carl, Барон фон Бликсен-Файнке (1863–1942), сын Принцессы Августы.
  • Далее по наследству.
  • International Autumn Sale, Bukowski, Стокгольм, 29 ноября 2007, лоты 1151–1180.
  • Важная частная коллекция, Европа.

Связанная литература:

  • Тарелки из этого сервиза. Выставочный каталог, "Санкт-Петербург. Petersburg um 1800. Ein goldenes Zeitalter des russischen Zarenreichs. Meisterwerke und authentische Zeugnisse der Zeit aus der Staatlichen Ermitage, Leningrad", Recklingshausen, Aurel Bongers Verlag, 1990, стр. 160.
  • "Санкт-Петербург. Портрет города и горожан", СПб, Palace Editions, 2003, стр. 86, номера 138 и 140.
Десертная фарфоровая тарелка с изображением австрийской балерины Фанни Эльслер (1810-1884) в роли Флоринды, исполняющей испанский народный танец «качуча» в балете «Хромой бес».
Императорский фарфоровый завод периода правления Николая I (1825-1855), 1844 г. Из сервиза, который был частью приданого Великой княжны Александры Николаевны.
Диаметр 23,5 см.
Больше изображений здесь.

Большая часть десертных тарелок была расписана на тему маскарада и театральных костюмов. Особый интерес представляет тарелка с кремовым фоном с изображением выдающейся австрийской балерины Фанни Эльслер (1810-1884) в роли Флоринды, исполняющей испанский народный танец «качуча» в балете «Хромой бес» в постановке Жана Коралли (эстимейт 2,000-3,000 GBP). Фанни Эльслер (1810-1884) приезжала с Россию по личному приглашению императора Николая I, и в течение трех сезонов исполняла свою известную «качучу» в театрах Москвы и Санкт-Петербурга.

Десертная фарфоровая тарелка с изображением офицеров роты дворцовых гренадеров и Петра Волконского (1776-1852) – министра императорского двора и уделов.
Императорский фарфоровый завод периода правления Николая I (1825-1855), 1844 г. Из сервиза, который был частью приданого Великой княжны Александры Николаевны.
Диаметр 23,5 см.
Больше изображений здесь.

На десертных тарелках воспроизведены фрагменты картин самых востребованных художников 19 века и работ известных художников, входивших в императорскую коллекцию Зимнего дворца. Картины отправлялись на фабрику прямо из императорских резиденций для копирования. В частности, на некоторых тарелках воспроизведены фрагменты работ придворного живописца Адольфа Ладюрнера (1799-1855), включая одну из любимых картин императора Николая I – «Часть Белого (Гербового) зала в Зимнем дворце» 1838 г., находящейся в настоящее время в коллекции Государственного Эрмитажа. На тарелке с пудрово-розовым фоном изображены офицеры роты дворцовых гренадеров и Петр Волконский (1776-1852) – министр императорского двора и уделов (эстимейт 10,000-15,000 GBP).

Десертная фарфоровая тарелка с изображением вида на Александровскую колонну через арку Генерального штаба в Санкт-Петербурге.
Императорский фарфоровый завод периода правления Николая I (1825-1855), 1844 г. Из сервиза, который был частью приданого Великой княжны Александры Николаевны.
Диаметр 23,5 см.
Больше изображений здесь.

Изображения видов Санкт-Петербурга и императорских резиденций – Петергоф, Царское Село, Гатчина, Павловск – стали важной темой для декорирования императорского сервиза. Десертную тарелку с кремовым фоном украшает фрагмент рисунка Карла Беггрова (1799–1875) «Вид арки Генерального штаба» 1820-1830 гг. (эстимейт 10,000-15,000 GBP)

Связаться с аукционным домом MacDougall’s

Фотографии и информация предоставлены аукционным домом MacDougall’s

Подпишитесь на наши новости и будьте в курсе самых интересных аукционов.

Рекомендуем прочитать

holisticauction.ru

MacDougall`s выставит на торги изысканную коллекцию искусства

Британский аукционный дом MacDougall's организует торги русского искусства в Лондоне. Участники аукциона смогут приобрести полотна известных русских мастеров, таких как Константин Сомов, Павел Кузнецов, Иван Хруцкий, Александр Дейнека и другие. Аукцион планируют провести 6 июня 2018 года.

Лот 11. Иван Шишкин, «Сосновый бор. Елабуга», 1897. 800 000–1 200 000 GBP

Известно, что топ-лотом станет полотно непревзойденного мастера пейзажа Ивана Шишкина «Сосновый бор. Елабуга ». В пейзаже художник с помощью живописного языка размышляет о жизни и смерти. Эксперты оценили картину в 800 000-1 200 000 GBP.

Лот 23. Константин Сомов, «Свидание в парке», 1919. 500 000–700 000 GBP

Также без внимания не останется картина Константина Сомова «Свидание в парке», которую художник написал в 1919 году. Она относится к знаменитым «галантным сценам» автора послереволюционных лет. В это время в его композициях на смену чувственному маскараду XVIII века, галантным маркизам, Пьеро и Арлекин нередко приходят недавние современники - обычные нарядные барышни и их кавалеры, крестьянские парочки, сельские и усадебные пикники, купание и фейерверки. Эстимейт работы составляет 500 000-700 000 GBP.

Лот 21. Павел Кузнецов, «Фонтан», 1904. 250 000–500 000 GBP

Появление на предстоящих торгах работы «Фонтан» Павла Кузнецова - событие выдающееся. Символические «фонтаны» - чрезвычайно важный этап творческой биографии художника. Именно он определил дальнейшие пути развития русского искусства серебряного века и, в частности, символизма. Сюжет появился на его полотне в 1904-1907 годах. Считается, что Кузнецов был вдохновлен реальными фонтанами его юности из родного волжского города Саратова. Стартовая цена: 250 000-500 000 GBP.

Лот 25. Хаим Сутин, «Уснувшая с книгой. Мадлен Кастен», ок. 1937. 300 000–500 000 GBP

Представленная на торги работа «Уснула с книгой, Мадлен Кастэн» Хаима Сутина. Портрет близкого друга, коллекционера и покровительницы художника - один из самых экспрессивных полотен художника. Он написан во второй половине 1930-х годов. Организаторы аукциона предлагают приобрести картину за 300 000-500 000 GBP.

Лот 22. Николай Сапунов, «Ночной праздник», 1907–1908. 200 000–300 000 GBP

Коллекционеры также смогут приобрести известную картину Николая Сапунова "Ночной праздник". В предлагаемой работе сходство с живописью Коровина, особенно с его ночными пейзажами Парижа. Наблюдается и в живописи темного фона со вспышками ярких пятен, и в явном стремлении маэстро к кисти. Но в то же время это полотно - дань ретроспективизму, столь характерном для «Мира искусства». Эстимейт: 200 000-300 000 GBP.

Лот 13. Иван Хруцкий, «Натюрморт с фруктами и сотами», 1840. 350 000–500 000 GBP

«Натюрморт с фруктами и сотами» Ивана Хруцкого, представленный на торгах MacDougall's, принадлежит к числу его лучших произведений в подобном жанре. Созданная на пике славы живописца работа наглядно свидетельствует о расцвете, который в 1830-1840 годы в России вновь переживает жанр «плодов и цветов», созвучный мировоззрения стиля «Бидермейер». Эксперты планируют получить за эту картину 350 000-500 000 GBP.

Лот 20. Николай Крымов, «Перед дождем», 1911. 200 000–300 000 GBP

Представленный на торги пейзаж Николая Крымова «Перед дождем» знаменует собой один из важнейших этапов в творчестве художника. Он написан в 1911 году, когда мастер уже вполне сформирован живописец, имеет широкую известность и признание публики. Крымов добивается в композиции «Перед дождем» неожиданно современного эффекта: сочетает натурные наблюдения с четко декоративными принципами. Эстимейт: 200 000-300 000 GBP.

Лот 7. Александр Дейнека, «Женщина в желтом платье», 1955. 300 000–500 000 GBP

Портрет "Женщина в желтом платье" Александра Дейнеки написана в 1955 году. В это время художник уделяет особое внимание женским образам и создает несколько портретов, воспринятых современниками как выражение духа времени. Художник ищет в индивидуальных чертах типичные, стремится передать не только вид конкретной модели, но и создать обобщенный портрет женщины своей эпохи. Полотно оценивается в 300,000-500,000 GBP.

Лот 31. Георгий Нисский, «Лежащая обнаженная», ок. 1959. 180 000–300 000 GBP

Картина Георгия Нисского «Лежащая обнаженная» - чрезвычайно редкий пример обращения знаменитого мастера советского пейзажа к жанру ню. В списке созданных им картин она остается буквально единственным образцом произведений подобного рода. Конечно, это прежде всего творческая студия, но ее художественные качества и история создания весьма примечательны. Эстимейт: 180,000-300,000 GBP.

Лоты 336–349. Фарфоровый сервиз Великого князя Михаила Павловича Императорский фарфоровый завод, Эпоха Николая I (1825–1855)

Фарфоровый сервиз Великого князя Михаила Павловича использовался при высоких приемов в Михайловском дворце, его резиденции в Санкт-Петербурге. Уникальный памятник русского декоративно-прикладного искусства был создан на Императорском фарфоровом заводе в Санкт-Петербурге в 1830 году. Через несколько десятилетий он стал частью приданого великой княгини Екатерины Михайловны, дочери Михаила Павловича. Эстимейт: £ 6,000-8,000.

MacDougall's (Макдугаллс) - британский аукционный дом, основанный в 2004 году Уильямом и Екатериной МакДугалл. По объемам продаж находится на 5-6 месте в Великобритании. Специализируется на русском искусстве и является третьим по объемам продаж в мире. Аукционный зал расположен в Лондоне. Представители есть в Париже, Москве и Киеве

Смотрите также

russiaartnews.com

"Чёрные технологии" аукционного дома "Макдугалл": al_ghe — LiveJournal

В статье рассказывается о недобросовестности специалистов аукционного дома Макдугалл при атрибуции икон и подготовке каталогов перед очередными торгами...

Публикуемый материал был подготовлен мною для одной европейской русскоязычной газеты. Ознакомившись с текстом, газета решила не рисковать и статью сняла, сославшись на трудности объективного характера — мол, тема специфическая, сюжет слишком уж драматический и, вообще, попахивает заказом. В том смысле, что уж как-то все резко — не кулуарно и вполголоса, а языком плаката, по-живому.

Не могу отказать себе в удовольствии рассказать все с самого начала. Итак: Лондон, июнь, солнечное летнее утро. Еще раз пролистав каталоги русских торгов, решаю написать пару статей по итогам «русской недели» — четырем аукционам русского искусства ведущих аукционных домов — Сотбис, Кристи, Бонамс и Макдугалл.

Решаю начать с последнего — его каталог икон обещает много интересного. Открытый в Лондоне Екатериной и Уильямом Макдугалл, этот аукционный дом за сравнительно короткое время превратился в одного из крупнейших продавцов русского искусства. Амбициозно и с размахом проводимая пиар- компания по привлечению продавцов и покупателей принесла свои плоды — имя Макдугалл стало синонимом быстрого коммерческого успеха на растущем рынке.

«Аукционный дом Макдугалл» — слышу я приятный женский голос на другом конце и  прошу соединить меня с отделом икон. «Хелен Мак Илдо слушает», — откликается наконец отдел икон. Имея два диплома по истории искусств, г-жа Мак Илдо уже около года помогает в работе по составлению иконных каталогов. «Мы вполне довольны результатами», — бодро отвечает она на мой вопрос об итогах июньского, третьего по счету, аукциона. Голос ее меняется, когда речь заходит о стилистических особенностях и обоснованности датировки нескольких лотов каталога. «Мне нечего добавить к тому, что написано в сопроводительном пояснении, — повторяет она, не желая, очевидно, вдаваться в подробности. — За атрибуции отвечает наш экспертный совет, в частности, Ирина Шалина. Других имен назвать не могу. Но Ирина, я уверена, будет рада ответить на все ваши вопросы».

Я позвонил в Отдел древнерусской живописи Государственного Русского музея и договорился об интервью с ведущим научным сотрудником, кандидатом искусствоведения Ириной Александровной Шалиной, специалистом аукционного дома Макдугалл по древнерусской живописи. «Точнее, бывшим специалистом, — ошарашивает меня Шалина, — с завтрашнего дня я там не работаю».

— Что привело вас к такому решению?

— Я принадлежу к поколению, для которого иконопись —  явление высшего порядка. До самого последнего времени люди, интересующиеся, собирающие иконы, делали это не ради денег, а, что называется, «по любви». Увлекаясь философией, религией, они собирали иконы, изучали иконографию, читали, думали. Сегодня иконы коллекционируют люди совершенно другого сорта: чиновники, бизнесмены, мечущиеся в поисках того, куда вложить деньги. Для них икона — не более чем предмет интерьера, «цветовое пятно» на стене. Ни проблемы стилистики, ни вопросы сохранения, реставрации их не волнуют. Подлинная эта вещь, сколько в ней авторской живописи, а сколько «дописанного», в каком она состоянии, — эти «нюансы» им неинтересны. И вот такое отношение привело к  падению интереса к иконе, ее престали понимать, ей «перестали доверять».

Специалистов нет, подделок — масса. Начиная свое сотрудничество с аукционным домом Макдугаллс, не раз заявлявшим о своем намерении стать лидером на рынке икон, я надеялась изменить положение к лучшему. Ведь лидерство предполагает профессионализм, умение не только продавать, но еще и «воспитывать» коллекционера, показывать пример того, как «правильно» оценивать икону. Со временем, однако, я поняла, что мои усилия превратить аукцион в нечто большее, нежели коммерческое предприятие, никому не нужны. Единственное, что заботит владельцев, —  извлечение прибыли.

— Как вы попали в Макдугалл?

Меня пригласили в Макдугалл в качестве консультанта на первый аукцион икон. Каталог аукциона готовила Мария Пафити. Потом ее уволили, но не из-за икон, а по какой-то другой причине. Завышенные цены на иконы в Макдугалл во многом спровоцировала именно она, сослужив и арт-рынку, и аукционному дому плохую службу. Но с результатами аукциона ее увольнение связано не было. Екатерина Макдугалл  до сих пор считает, что Мария здорово «продавалась», была вполне на своем месте, и  все было бы хорошо, если бы не размолвка между ними. Но с профессионализмом Марии это никак не связано.

Так вот, перед первым аукционом мы с мужем приехали для просмотра коллекции на предмет подделок. Очень много вещей пришлось отклонить — как подделок, так и икон, практически целиком переписанных, полностью утративших авторскую живопись. Мария этого, к сожалению, не увидела. Она ведь специалист по греческим иконам. У нее хорошее образование, хорошая школа, но греческая икона и икона русская — большая разница.

Я никогда не возьмусь атрибутировать греческую икону. Там совсем другая техника, другие законы реставрации, стиля. Правда, специалисты и эксперты на Западе не относились к Пафити серьезно и в отношении греческого искусства… Мы Марию тогда спасли, убрали подделки с аукциона. Другое дело, что в первом каталоге было много посредственных вещей. Там даже на обложке «Патриарх Иов» — обрезанная икона, просто кусок, фрагмент. Цена ей — три с половиной тысячи, а продана она была за бешеные деньги  — $122 тыс. Просто потому, что на обложке.

Вот с этого Макдугалл начинал свою «иконную деятельность».

— В качестве главного эксперта Вы подготовили два аукциона —декабрьский и только что прошедший, июньский…

— К каждому своему заключению я относилась, как врач к диагнозу. Свою точку зрения старалась отстаивать до последнего. Кстати, ни одно мое заключение никогда профессионально никем в Макдугалл не оспаривалось. Я считаю, что каждый каталог должен быть серьезной публикацией, служить подспорьем в научной работе, а не превращаться в макулатуру с последним ударом молотка. Но бывали случаи, когда мне выкручивали руки, уговаривали согласиться на датировку. Так было с одним из топ-лотов декабрьского аукциона, в основе своей — иконе 17-го века, но позднее сильно «доработанной». Выставили ее как 17-й, без оговорок, для того только, чтобы продать по очень высокой цене. Я заявила, что ставить под этим свою фамилию не буду, сказала, что уйду. Но не ушла. Уговорили. Мы еще на что-то надеялась. Мы — это я и мой муж Николай Задорожный, директор Музея русской иконы в Москве. Роскошный частный музей, созданный Николаем за три года на средства его владельца Михаила Абрамова.

Так вот, после первой неудачи (в декабре 2009-го) он предложил Екатерине Макдугалл, что называется, взяться за аукцион — подписать с нами договор, по которому Николай будет полностью его комплектовать, подбирать весь аукционный «репертуар», а я буду заниматься атрибуцией, экспертизой. Екатерина была этим предложением довольна, договор был подписан. Хотя сразу было понятно, что выполнять его она не собирается…

— Что вы имеете в виду?

— Перед последним, июньским аукционом я все вещи просмотрела заранее. Какие-то отобрала для аукциона, какие-то нет. Приезжаю в Лондон. И здесь выясняется, что есть еще партия икон. Вещи неинтересные, неоправданно дорогие, которым, по моему мнению, на аукционе не место. А меня заставляют их описать и внести в каталог. Представьте себе: за три дня до сдачи каталога в печать появляется с десяток икон, из которых три — подделки, пять — по цене в два раза выше, еще три — вещи весьма сомнительные! Хотя, надо отдать должное Екатерине, коммерческое чутье у нее невероятное. Четыре иконы из этих десяти были проданы. Но эти продажи не соответствовали ни уровню, ни цене.

— А кто еще готовил аукционный каталог?

— Все лоты проходили через меня. Екатерина Макдугалл, без всякой консультации со мной, взяла в отдел Хелен Мак Илдо-Дженкинс. Как она сказала, «делать каталог». Она хозяйка, ее право брать кого угодно. Хелен — человек очень хороший. Единственная проблема в том, что она ничего не понимает в иконах. Я поняла это через полчаса после нашего с ней знакомства.

К примеру, сороковой лот июньского каталога — иконы с изображением четырех евангелистов: Марка, Матвея, Луки и Иоанна, из которых первая написана, что называется, вчера. Это очевидно. Но для Хелен это было откровением. И вот она садится «делать каталог», заказывает фотографии — неизвестно какие и неизвестно для чего. Со мной никто не советуется  ни по поводу иллюстраций, ни о порядке размещения вещей в каталоге… Я все силы потратила на то, чтобы отстоять в описании лота фразу: «Утраченный фрагмент с изображением Евангелиста Марка при реставрации был заменен новым». Хотя эти слова должны были бы быть в заголовке, а не в конце текста. Отстояли, но не до конца — в интернет-версии о «замене» нет ни слова.

А ведь большинство смотрят именно Интернет — сайт, а не бумажный каталог! Более того, когда пришел макет каталога, то в описании сорокового лота из четырех абзацев осталось всего два — первый и последний. Середины как не бывало. Екатерина решила сократить текст, ничего в иконах не понимая. Я ведь профессионал, а не выпускница университета с трехлетним стажем работы. Я работаю с лучшими издательствами мира! И если уж пригласили специалиста, то, наверное, и слушаться должны как-то.

— Неужели все так плохо?

— Мне, с одной стороны, не хочется выставлять все в негативном свете. В конце концов, Екатерина делает свое дело, это ее «творчество», ее бизнес. Но, с другой стороны, речь идет об иконах — вот что грустно. Я стараюсь сдерживать себя, хотя мне это не всегда удается…

— Как вы думаете, сопоставимо ли искусство и бизнес?

— Если бы нам — мне и Николаю — дали возможность осуществить наши планы, то и аукцион был бы замечательный, и мнение об аукционном доме Макдугаллс начало бы меняться. Я убеждена, что аукцион должен стать местом встречи коллекционеров, экспертов, знатоков иконы. Это не уменьшит, а наоборот, поднимет уровни продаж, привлечет новых покупателей. И, самое главное, поможет изменить мнение о торговле русским искусством.

P.S. На наши неоднократные просьбы прокомментировать публикуемый материал MacDougall Arts Ltd. ответил молчанием. Красноречивым или нет — решать читателям.

Александр фон Ган

Источник: Novoye Russkoye Slovo

al-ghe.livejournal.com

Главная картина Недели русского искусства выставлена на аукцион MacDougall’s — RUTÁGE

Аукционный дом MacDougall’s проведет аукцион живописи, графики, икон и прикладного искусства 29 ноября 2017 года. На торгах, которые пройдут в рамках традиционной «русской недели», будут представлены более 300 лотов. Основу аукциона составят работы, попавшие на торги из двух крупных зарубежных коллекций русского искусства.

Александр Дейнека, «Герои первой пятилетки», ок. 1936 2 000 000–3 000 000 GBP

Главным топ-лотом аукциона MacDougall’s, да и всей «русской недели» станет картина Александра Дейнеки «Герои первой пятилетки» (эстимейт £2 000 000–3 000 000). Это двухметровое полотно – уникальный памятник монументального творчества художника. Выполненное в 1936 году, оно является первым вариантом панно из созданных Дейнекой для легендарной Всемирной выставки в Париже 1937 года. Работа принадлежит самому знаменитому циклу грандиозных репрезентативных композиций, развивающих тему нового советского «героя-труженика», созданию которого Дейнека посвятил вторую половину 1930-х годов. Все работы этого цикла, кроме выставленного на торги произведения, ныне находятся в музейных собраниях.
В данной работе присутствуют типичные для композиций художника того времени уплощенность пространства, лапидарность цветовой гаммы и условность в трактовке фигур. Кроме того, прием «кадрирования», то есть намеренного срезания женской фигуры первого плана, придает картине необычную глубину и ощущение пространства. Подобная трактовка образа советских людей, движущихся единой шеренгой, легкой, но неостановимой поступью, по-новому развивала тему шествия, новаторски решенную Дейнекой еще в «Обороне Петрограда», исполненной в 1928 году.

В этом году парижской Всемирной выставке исполняется 70 лет. Полотно Дейнеки – это не просто памятник великой утопии, но и художественный шедевр. Картина происходит из крупного американского собрания; из той же коллекции на торги MacDоugall’s выставлено еще более 30 работ, в частности натюрморт «Букет сирени» Бориса Иогансона и «Иза утром. Портрет дочери художницы» Александры Якушевой.

Василий Поленов, «Решил идти в Иерусалим» 400 000–600 000 GBP

Абсолютной сенсацией «русской недели» станут и два полотна Василия Поленова из цикла «Из жизни Христа». Обе картины появились на художественном рынке впервые за последние сто лет. Из семидесяти двух достоверно известных композиций цикла большая часть давно украшает собрания крупнейших музеев России, и лишь немногие разошлись по частным коллекциям. Картина «Решил идти в Иерусалим» (эстимейт £400 000–600 000) была куплена в Москве в 1923 году польским дипломатом. С тех пор она находилась в его семье, пережив бомбежки советской авиации во время Второй мировой войны и распад соцлагеря; на торги же полотно выставлено его внуком. Картина неоднократно показывалась публике еще при жизни художника: на московской выставке 1909 года, и на выставках 1914 (Москва) и 1915 (Петроград) годов. В рукописном полном реестре работ за 1903– 1914 годы, составленном самим Поленовым, представленная на торги картина значится под номером 90. Сегодня известен еще один, меньший по размеру и более ранний, вариант композиции из Самарского музея под названием «Решили идти в Иерусалим». На нем Спаситель изображен не один, а в сопровождении своего ученика. Представленный на торги холст несомненно является не только более масштабным, но и более выразительным в композиционном плане. Он отличается лаконичностью композиции, необыкновенной чистотой и свежестью полупрозрачных светоносных красок, продуманностью образа Христа. Решение Поленова отказаться от второй, сопутствующей Иисусу, фигуры позволяет ему полностью сосредоточиться на образе Христа и придать композиции силу символического обобщения Спасителя.

Василий Поленов, «Христос и Мария Магдалина»
360 000–500 000 GBP

Полотно «Христос и Мария Магдалина» (эстимейт 360 000–500 000) – итог 40-летней работы художника над образом земной жизни Спасителя. Это, по сути, творческое завещание мастера. На протяжении всей жизни Поленов то и дело возвращался к развитию сюжета земного пути Мессии, и тема отношений Спасителя и женских персонажей Нового завета становится одной из краеугольных в творчестве художника. Сам Поленов так описывал сюжет картины «Христос и Мария Магдалена»: «У входа в жилище сидит Мария, к ней подошел Христос с посохом, положил руку на ее голову, она же устремила на Него взор» (Архив Поленова, ОР ГТГ, ф. 54). Перед нами на картине – момент изгнания из Марии бесов, момент преображения человеческого духа, по сути момент спасения человеческой души. То есть, попытка великого художника запечатлеть на полотне чудо веры, причем чудо, происходящее без свидетелей: его лицезреет лишь природа. По мнению некоторых искусствоведов, изображение Христа на этой картине, является одним из сильнейших в творчестве Поленова. Не случайно второй известный нам вариант работы находился в коллекции Александра Меня.

Также на аукцион выставлены уникальное, музейного уровня полотно Леонида Соломаткина, роскошный натюрморт Горбатова, происходящий из семьи художника, холст редчайшего чеченского художника XIX столетия Петра Захарова-Чеченца, картины русских классиков Константина Коровина, Бориса Григорьева, Сергея Судейкина и советского мэтра Андрея Мыльникова, одного из основоположников школы масляной живописи в Китае.

www.macdougallauction.com

www.rutage.com

Аукционный дом MacDougall’s | Фамильные ценности

Предаукционные выставки:

В выставочном зале московского представительства MacDougall’s (Ермолаевский пер, 25) с 26 по 30 апреля, а затем с 13 по 15 мая.
Посещение: в будни с 11:00 до 17:00, по предварительной договоренности.
В Музее современной истории России (Тверская ул., 21)
с 24 по 26 апреля. Посещение: в часы работы музея.

Аукционы русской живописи, графики, икон и декоративно-прикладного искусства,
5 июня 2013, 10:30, Лондон.

В конце апреля Аукционный дом MacDougall’s откроет свою предаукционную выставку сразу на двух площадках. С 24 по 26 апреля в Музее современной истории России будет работать специальная экспозиция, посвященная плакатной и журнальной революционной графике 1920-х–1930-х годов. Здесь можно будет увидеть не только блестящие образцы плакатного искусства признанных мэтров этого жанра Владимира Серова и Георгия Верейского, но и редчайший эскиз обложки журнала «Красная Нива» Бориса Кустодиева, а также станковую графику Александра Родченко, Соломона Никритина, Михаила Бобышова и Николая Дормидонтова.

Выставка же специально привезенных в Россию живописных работ пройдет с 26 по 30 апреля и затем с 13 по 15 мая в залах московского представительства MacDougall’s. Среди замечательных картин, которые в июне предстанут на русских торгах в Лондоне, будут показаны настоящие жемчужины русского искусства. В первую очередь это одна из лучших поздних картин Шишкина «Вечерняя заря» 1896 года, изображающая любимый художником сиверский сосновый бор (эстимейт £1 200 000–1 800 000). Неоднократно воспроизводившаяся в выставочных каталогах и на дореволюционной художественной открытке, картина хорошо известна специалистам, но до 2006 года она не покидала пределов частной коллекции в Финляндии. Не менее привлекателен и «Вид Венеции» Алексея Боголюбова (эстимейт £400 000–600 000), охватывающий единым взором великолепную панораму от Сан-Джорджо Маджоре и церкви Санта-Мария делла Салюте до набережной Скьявони. И, конечно, кубистический вид Тифлиса Веры Рохлиной, опубликованный на обложке каталога ее ретроспективной выставки 1975 года (эстимейт £350 000 — 400 000).

Коллекционеры особо ценят ретроспективный жанр Константина Сомова, представленный на выставке изысканным и чуть фривольным вариантом «Спящей дамы» 1922 года. Несмотря на безупречный провенанс, он впервые появился не только на художественном рынке, но и в московских выставочных залах (эстимейт £250 000–500 000). К числу других интригующих живописных работ принадлежит портрет знаменитого танцовщика фламенко Антонио Трианы кисти Николая Фешина (эстимейт £300 000–500 000).

Особое место в экcпозиции по праву займут работы из знаменитой коллекции русского авангарда Георгия Костаки. Среди них — уникальный ранний портрет Натальи Гончаровой, выполненный Михаилом Ларионовым и приобретенный коллекционером у Льва Жегина, а также работы Александра Древина, Анатолия Зверева и других художников.

На выставке также будут представлены шедевры Константина Коровина, Исаака Бродского, Зинаиды Серебряковой и других знаменитых русских живописцев.

Главным событием выставки станет новая сенсация аукционного дома — последнее из остававшихся в частных руках полотно из знаменитого цикла «Путники» М.Нестерова — «Странники. За Волгой» (1922), которое выставлено на июньские торги аукционного дома (эстимейт 1,4-3,0 млн.ф.ст.). Работу над этим самым значительным религиозно-философским циклом художник начал еще в Армавире, где провел первые послереволюционные годы, спасаясь от голода и бедствий гражданской войны. Здесь ищущий духовного утешения и поддержки мастер познакомился с местным священником о. Леонидом Дмитриевским, оказавшим на Нестерова сильное влияние, и ставшим для художника прообразом «Лика Русского Христа». Позднее, по возвращении в Москву, за 1921-1922 годы художник создал целую галерею образов Спасителя, идущего по свету в виде простого путника. Причем, опасаясь за судьбу своих полотен, посвященных не актуальным для строителей коммунизма поискам дороги к Богу, художник прятал их за высокой спинкой старого дивана, чем и обуславливался максимальный размер полотен...

Позже, в 1938 году, несмотря на арест зятя, высылку дочери и собственные две недели в Бутырке, Нестеров приютил в своем доме отца Леонида, возвращавшегося из каргопольской ссылки.

Сегодня, когда практически все полотна серии «Путники» находятся в музейных собраниях, появление в выставочном зале MacDougall’s столь значительного полотна можно рассматривать как несомненное культурное событие, прекрасным расширенным комментарием к которому может служить выставка к 150-летию со дня рождения Нестерова, проходящая в те же дни в Третьяковской галерее.

23 апреля 2013 г.

family-values.ru

Русские торги аукционного дома MacDougall’s принесли £4,5 млн

Аукцион русского искусства MacDougall's 7 июня 2017 г. (c) MacDougall's

Георгий Нисский. «Айсберги» (c) MacDougall's

Петр Клодт фон Юргенсбург. «Укротители коней» (c) MacDougall's

Константин Коровин. «Набережная Адмирала Курбе» (c) MacDougall's

Наталия Гончарова. «Натюрморт с магнолиями и бокалом» (c) MacDougall's

В третий и последний день «русской недели» в Лондоне друг за другом прошли торги аукционных домов MacDougall’s и Bonhams. MacDougall’s начали прямо с утра, поэтому первые результаты их аукциона уже известны. Общая выручка аукционного дома составила £4,5 млн — немногим меньше, чем у Christie’s. Торги могли принести на те самые £500 тыс. больше, если бы с аукциона не была снята картина Василия Поленова «Решил идти в Иерусалим» из евангельского цикла, чья предварительная оценка составляла £400–600 тыс. Остался непроданным еще один топ-лот, фигурировавший во всех анонсах торгов, — «Портрет африканского мальчика» Кузьмы Петрова-Водкина с таким же эстимейтом. Впрочем, организаторы остались довольны итогами аукциона: «Как мы и ожидали, отличный результат подтверждает, что рынок русского искусства уверенно восстанавливается и покупатели (среди которых как новые клиенты аукционного дома, так и дилеры) проявляют активность во всех сегментах рынка».

Дороже всего были проданы работы Константина Коровина, Наталии Гончаровой, Владимира Луппиана, Георгия Нисского и Андрея Мыльникова. Живописная работа «Набережная Адмирала Курбе в Вильфранш-сюр-Мер» Коровина ушла за £629 тыс., то есть почти вдвое выше эстимейта в £300–400 тыс. (самая крупная продажа на этом аукционе), а его же пейзаж «Замерзшее озеро» — за £202,5 тыс. Натюрморт Наталии Гончаровой был продан за £246 тыс., а «Айсберги» Георгия Нисского — за £169 тыс. (значительно превысив предварительную оценку в £70–90 тыс.). В пределах эстимейта был продан «Натюрморт с рыбой» Давида Штеренберга: «цена молотка» составила £120 тыс. Из произведений отечественного послевоенного искусства самой дорогой оказалась «Композиция с арбузом» Лидии Мастерковой — £37 тыс. плюс комиссия аукционного дома, а «Ялтинская конференция» Виталия Комара и Александра Меламида осталась непроданной. В разделе декоративно-прикладного искусства самой крупной стала продажа пары кабинетных скульптур, изображающих «Укротителей коней» с Аничкова моста в Петербурге, работы барона Петра Клодта фон Юргенсбурга: они ушли с молотка за £80 тыс. плюс комиссия аукционного дома.

Напомним, что накануне, 7 июня, прошел аукцион русского искусства Sotheby’s, суммарная выручка которого составила £12,1 млн. Львиную долю прибыли аукционному дому обеспечили торги живописи и графики — £9,9 млн (о результатах этого аукциона мы уже писали ранее). Что касается раздела декоративно-прикладного искусства, то здесь неизменно успешными остаются продажи изделий Фаберже. Например, самым дорогим лотом в этом сегменте оказались золотые часы, украшенные эмалью ювелира Хенрика Вигстрёма, сотрудничавшего с фирмой Карла Фаберже. Их цена составила £296,7 тыс. при эстимейте £180–250 тыс.

Осталось дождаться результатов аукциона русского искусства Bonhams, и можно подводить итоги летних торгов, которые станут ориентиром для рынка русского искусства на следующие полгода.

www.theartnewspaper.ru

"Чёрные технологии" аукционного дома "Макдугалл"

В статье рассказывается о недобросовестности специалистов аукционного дома Макдугалл при атрибуции икон и подготовке каталогов перед очередными торгами...


Екатерина МакДугалл
http://www.tc-m.info/index.php?menu=4&news=265

Публикуемый материал был подготовлен мною для одной европейской русскоязычной газеты. Ознакомившись с текстом, газета решила не рисковать и статью сняла, сославшись на трудности объективного характера — мол, тема специфическая, сюжет слишком уж драматический и, вообще, попахивает заказом. В том смысле, что уж как-то все резко — не кулуарно и вполголоса, а языком плаката, по-живому.

Не могу отказать себе в удовольствии рассказать все с самого начала. Итак: Лондон, июнь, солнечное летнее утро. Еще раз пролистав каталоги русских торгов, решаю написать пару статей по итогам «русской недели» — четырем аукционам русского искусства ведущих аукционных домов — Сотбис, Кристи, Бонамс и Макдугалл.

Решаю начать с последнего — его каталог икон обещает много интересного. Открытый в Лондоне Екатериной и Уильямом Макдугалл, этот аукционный дом за сравнительно короткое время превратился в одного из крупнейших продавцов русского искусства. Амбициозно и с размахом проводимая пиар- компания по привлечению продавцов и покупателей принесла свои плоды — имя Макдугалл стало синонимом быстрого коммерческого успеха на растущем рынке.

«Аукционный дом Макдугалл» — слышу я приятный женский голос на другом конце и прошу соединить меня с отделом икон. «Хелен Мак Илдо слушает», — откликается наконец отдел икон. Имея два диплома по истории искусств, г-жа Мак Илдо уже около года помогает в работе по составлению иконных каталогов. «Мы вполне довольны результатами», — бодро отвечает она на мой вопрос об итогах июньского, третьего по счету, аукциона. Голос ее меняется, когда речь заходит о стилистических особенностях и обоснованности датировки нескольких лотов каталога. «Мне нечего добавить к тому, что написано в сопроводительном пояснении, — повторяет она, не желая, очевидно, вдаваться в подробности. — За атрибуции отвечает наш экспертный совет, в частности, Ирина Шалина. Других имен назвать не могу. Но Ирина, я уверена, будет рада ответить на все ваши вопросы».

Я позвонил в Отдел древнерусской живописи Государственного Русского музея и договорился об интервью с ведущим научным сотрудником, кандидатом искусствоведения Ириной Александровной Шалиной, специалистом аукционного дома Макдугалл по древнерусской живописи. «Точнее, бывшим специалистом, — ошарашивает меня Шалина, — с завтрашнего дня я там не работаю».

— Что привело вас к такому решению?

— Я принадлежу к поколению, для которого иконопись — явление высшего порядка. До самого последнего времени люди, интересующиеся, собирающие иконы, делали это не ради денег, а, что называется, «по любви». Увлекаясь философией, религией, они собирали иконы, изучали иконографию, читали, думали. Сегодня иконы коллекционируют люди совершенно другого сорта: чиновники, бизнесмены, мечущиеся в поисках того, куда вложить деньги. Для них икона — не более чем предмет интерьера, «цветовое пятно» на стене. Ни проблемы стилистики, ни вопросы сохранения, реставрации их не волнуют. Подлинная эта вещь, сколько в ней авторской живописи, а сколько «дописанного», в каком она состоянии, — эти «нюансы» им неинтересны. И вот такое отношение привело к падению интереса к иконе, ее престали понимать, ей «перестали доверять».

Специалистов нет, подделок — масса. Начиная свое сотрудничество с аукционным домом Макдугаллс, не раз заявлявшим о своем намерении стать лидером на рынке икон, я надеялась изменить положение к лучшему. Ведь лидерство предполагает профессионализм, умение не только продавать, но еще и «воспитывать» коллекционера, показывать пример того, как «правильно» оценивать икону. Со временем, однако, я поняла, что мои усилия превратить аукцион в нечто большее, нежели коммерческое предприятие, никому не нужны. Единственное, что заботит владельцев, — извлечение прибыли.

— Как вы попали в Макдугалл?

Меня пригласили в Макдугалл в качестве консультанта на первый аукцион икон. Каталог аукциона готовила Мария Пафити. Потом ее уволили, но не из-за икон, а по какой-то другой причине. Завышенные цены на иконы в Макдугалл во многом спровоцировала именно она, сослужив и арт-рынку, и аукционному дому плохую службу. Но с результатами аукциона ее увольнение связано не было. Екатерина Макдугалл до сих пор считает, что Мария здорово «продавалась», была вполне на своем месте, и все было бы хорошо, если бы не размолвка между ними. Но с профессионализмом Марии это никак не связано.

Так вот, перед первым аукционом мы с мужем приехали для просмотра коллекции на предмет подделок. Очень много вещей пришлось отклонить — как подделок, так и икон, практически целиком переписанных, полностью утративших авторскую живопись. Мария этого, к сожалению, не увидела. Она ведь специалист по греческим иконам. У нее хорошее образование, хорошая школа, но греческая икона и икона русская — большая разница.

Я никогда не возьмусь атрибутировать греческую икону. Там совсем другая техника, другие законы реставрации, стиля. Правда, специалисты и эксперты на Западе не относились к Пафити серьезно и в отношении греческого искусства… Мы Марию тогда спасли, убрали подделки с аукциона. Другое дело, что в первом каталоге было много посредственных вещей. Там даже на обложке «Патриарх Иов» — обрезанная икона, просто кусок, фрагмент. Цена ей — три с половиной тысячи, а продана она была за бешеные деньги — $122 тыс. Просто потому, что на обложке.

Вот с этого Макдугалл начинал свою «иконную деятельность».

— В качестве главного эксперта Вы подготовили два аукциона —декабрьский и только что прошедший, июньский…

— К каждому своему заключению я относилась, как врач к диагнозу. Свою точку зрения старалась отстаивать до последнего. Кстати, ни одно мое заключение никогда профессионально никем в Макдугалл не оспаривалось. Я считаю, что каждый каталог должен быть серьезной публикацией, служить подспорьем в научной работе, а не превращаться в макулатуру с последним ударом молотка. Но бывали случаи, когда мне выкручивали руки, уговаривали согласиться на датировку. Так было с одним из топ-лотов декабрьского аукциона, в основе своей — иконе 17-го века, но позднее сильно «доработанной». Выставили ее как 17-й, без оговорок, для того только, чтобы продать по очень высокой цене. Я заявила, что ставить под этим свою фамилию не буду, сказала, что уйду. Но не ушла. Уговорили. Мы еще на что-то надеялась. Мы — это я и мой муж Николай Задорожный, директор Музея русской иконы в Москве. Роскошный частный музей, созданный Николаем за три года на средства его владельца Михаила Абрамова.

Так вот, после первой неудачи (в декабре 2009-го) он предложил Екатерине Макдугалл, что называется, взяться за аукцион — подписать с нами договор, по которому Николай будет полностью его комплектовать, подбирать весь аукционный «репертуар», а я буду заниматься атрибуцией, экспертизой. Екатерина была этим предложением довольна, договор был подписан. Хотя сразу было понятно, что выполнять его она не собирается…

— Что вы имеете в виду?

— Перед последним, июньским аукционом я все вещи просмотрела заранее. Какие-то отобрала для аукциона, какие-то нет. Приезжаю в Лондон. И здесь выясняется, что есть еще партия икон. Вещи неинтересные, неоправданно дорогие, которым, по моему мнению, на аукционе не место. А меня заставляют их описать и внести в каталог. Представьте себе: за три дня до сдачи каталога в печать появляется с десяток икон, из которых три — подделки, пять — по цене в два раза выше, еще три — вещи весьма сомнительные! Хотя, надо отдать должное Екатерине, коммерческое чутье у нее невероятное. Четыре иконы из этих десяти были проданы. Но эти продажи не соответствовали ни уровню, ни цене.

— А кто еще готовил аукционный каталог?

— Все лоты проходили через меня. Екатерина Макдугалл, без всякой консультации со мной, взяла в отдел Хелен Мак Илдо-Дженкинс. Как она сказала, «делать каталог». Она хозяйка, ее право брать кого угодно. Хелен — человек очень хороший. Единственная проблема в том, что она ничего не понимает в иконах. Я поняла это через полчаса после нашего с ней знакомства.

К примеру, сороковой лот июньского каталога — иконы с изображением четырех евангелистов: Марка, Матвея, Луки и Иоанна, из которых первая написана, что называется, вчера. Это очевидно. Но для Хелен это было откровением. И вот она садится «делать каталог», заказывает фотографии — неизвестно какие и неизвестно для чего. Со мной никто не советуется ни по поводу иллюстраций, ни о порядке размещения вещей в каталоге… Я все силы потратила на то, чтобы отстоять в описании лота фразу: «Утраченный фрагмент с изображением Евангелиста Марка при реставрации был заменен новым». Хотя эти слова должны были бы быть в заголовке, а не в конце текста. Отстояли, но не до конца — в интернет-версии о «замене» нет ни слова.

А ведь большинство смотрят именно Интернет — сайт, а не бумажный каталог! Более того, когда пришел макет каталога, то в описании сорокового лота из четырех абзацев осталось всего два — первый и последний. Середины как не бывало. Екатерина решила сократить текст, ничего в иконах не понимая. Я ведь профессионал, а не выпускница университета с трехлетним стажем работы. Я работаю с лучшими издательствами мира! И если уж пригласили специалиста, то, наверное, и слушаться должны как-то.

— Неужели все так плохо?

— Мне, с одной стороны, не хочется выставлять все в негативном свете. В конце концов, Екатерина делает свое дело, это ее «творчество», ее бизнес. Но, с другой стороны, речь идет об иконах — вот что грустно. Я стараюсь сдерживать себя, хотя мне это не всегда удается…

— Как вы думаете, сопоставимо ли искусство и бизнес?

— Если бы нам — мне и Николаю — дали возможность осуществить наши планы, то и аукцион был бы замечательный, и мнение об аукционном доме Макдугаллс начало бы меняться. Я убеждена, что аукцион должен стать местом встречи коллекционеров, экспертов, знатоков иконы. Это не уменьшит, а наоборот, поднимет уровни продаж, привлечет новых покупателей. И, самое главное, поможет изменить мнение о торговле русским искусством.

P.S. На наши неоднократные просьбы прокомментировать публикуемый материал MacDougall Arts Ltd. ответил молчанием. Красноречивым или нет — решать читателям. http://rupo.ru/m/2533/

art-okg.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о