Александр богданов в контакте: Адреса магазинов

Содержание

Ученые и изобретатели России - Богданов Александр Александрович

Номинирован пользователем Андрей Бахур

Медицина

всего голосов

1322


День рождения: 22 августа 1873 г.

День смерти: 4 апреля 1928 г.

Место рождения: г. Соколка Гродненской губернии, Российская Империя

Семейное положение: женат на Наталье Богдановне Корсак

Деятельность и интересы: гематология, тектология, политика, экономика, политическая экономия, философия, беллетристика

В 1899 году женился на фельдшерице Наталье Корсак. Дочь помещика ради Богданова порвала со своей семьей и активно включилась в революционную деятельность. Еще факты

Открытия

Богданов — автор «Краткого курса экономической науки», который стал самым популярным учебником по политэкономии в СССР.

В 1920-е гг. разработал тектологию — всеобщую организационную науку, основные идеи которой изложил в работе «Тектология». И хотя эта дисциплина не нашла поддержки у современников, в 1990-е годы знаменитый советский кибернетик Геллий Поваров признал, что тектология во многом предвосхитила кибернетику Норберта Винера. Основная идея Богданова состояла в объединении всех человеческих, биологических и физических наук с целью поиска взаимоотношений и обнаружения организационных принципов, которые лежат в основе всех типов систем.

Изучил работы американца Тейлора и стал пионером НОТовского (от «научная организация труда») движения в СССР.

Биография

Русский и советский политический деятель, врач и философ-экономист, ученый-естествоиспытатель,  член РСДРП, большевик, глава антипартийной группы «Вперед». Родился на территории современной Польши, после окончания гимназии (1892) поступил на естественное отделение МГУ, был отчислен за членство в народовольческом Союзном совете землячеств. Закончил медицинский факультет Харьковского университета, одновременно занимался революционной деятельностью. В 1905 году — член боевой технической группы ЦК, обеспечивавшей революционеров оружием. Во время Первой мировой войны работал фронтовым врачом. Неоднократно был арестован, жил за границей. Один из редакторов русского перевода «Капитала». В историю вошел в первую очередь как революционер. В годы советской власти занимался научной организацией труда, экономикой и политэкономией, был видным теоретиком. В качестве идеолога Пролеткульта разработал концепцию «пролетарской культуры». Основоположник новой дисциплины — тектологии, которая осталась не понятой и не признанной современниками. В 1926 году при поддержке Ленина и Семашко организовал первый в мире Институт переливания крови, был его первым директором.

Александр Богданов, Самара, Россия, ВКонтакте, 38 лет, id2594494

EXEED
Компания Chery Automobile Co., Ltd. была основана в 1997 г. Её первый автомобиль был собран 18 декабря 1999 года, а менее чем через десять лет, 22 августа 2007 года с конвейера сошёл миллионный Chery. Начиная со дня своего основания, компания проповедует дух «самостоятельности, совершенствования и инициативы» и стремится «к объединению выдающихся талантов и капитала, освоению ведущих мировых технологий, созданию собственной интеллектуальной собственности, построению бренда мирового уровня, развитию мирового автомобильного рынка и попаданию в число ведущих автопроизводителей мира».

Nеtfliх | Новинки кинo
Твои друзья уже подписаны, ждём только тебя. Лучшие фильмы, мультфильмы, трансляции, тизеры, трейлеры, премьеры на русском 2020 и 2021 года в вконтакте и 18+. Без изъятия. Новинки кино онлайн кинотеатр в контакте. Комедии, фантастика, фэнтези, ужасы, мелодрамы, криминал, боевики, драмы, биография, спорт, знаменитых актеров, семейные, приключения, мюзикл, спортивные, психологические, отечественные, документальное, Marvel, Марвел, Disney+ DC, ДС, Netflix, Нетфликс, HBO Max, Hulu, Apple TV, Amazon Prime, QUIBI, Русские фильмы и сериалы у тебя в смартфоне. Новинки с пылу с жару ✔ Всегда есть , что посмотреть, смотреть бесплатно. Новые фильмы в HD,HDRip, BDRip, HDDVD, DVD качество вк, vk, скачать видео. Форсаж 9, Человек-паук: Нет пути домой, Черная вдова, Аватар 2, Дюна, Веном 2, Не время умирать, Вечные, Отряд самоубийц: Миссия навылет, Круиз по джунглям, Главный герой, Выжившие, Видеть, Воспоминания, Круэлла, Бросок кобры 3, Проклятый чиновник, Не дыши 2, Гнев человеческий, Майор Гром: Чумной Доктор, Лига справедливости Зака Снайдера, Мажор, Конёк-Горбунок, Мортал Комбат, Никто, Том и Джерри, Годзилла против Конга, Поступь хаоса, Ледяной драйв, Пара из будущего, Бендер, Родные, Гуляй, Вася! Рядовой Чээрин, Лука, Турист, Армия мертвецов, Война будущего, Девятаев, Заклятие 3

Куплю Продаю Аренда Барахолка Работа 163 Самара
Полезная и удобная группа жителей города Самара и Самарской области - для публикации разнообразных объявлений. ► Подписывайтесь и размещайте объявления: ✔ Покупка. ✔ Продажа. ✔ Аренда. ✔ Обмен. ✔ Работа. ✔ Частные услуги. ✔ Бюро находок. ✔ Даром. ✔ Авто и мото. ✔ Запчасти и инструмент. ▷ Правила: https://m.vk.com/topic-137459723_39953756 ⚠ Публикация объявлений на стене, только от подписчиков сообщества. ⚠ Если ваше объявление уже неактуально просим вас удалить его.

VARVAR
Мы рады представить Вам работы компании VARVAR! VARVAR - это мужская работа, направленная на создание индивидуального стиля, которая придется по вкусу каждому. Ведь в каждом из нас живет VARVAR!

•Барахолка•Самара•Куплю•Продам•Обменяю•

Наука и Факты
Входим в топ-3 познавательных сообществ ВК.

УЛИЧНЫЕ ДРАКИ | MMA | WORKOUT

твоей прекрасной юности момент
автор артов и контента [id433364626|@a.meridianov]

ЯЖЕБАТЯ
Мужской юмор, для отцов. Различные истории из жизни БАТИ и его окружения. Усатый, бородатый, взрослый ЮМОР!

Куплю Продам Самара Тольятти Барахолка
» Перед публикацией ознакомьтесь с правилами группы. » Объявления публикуются в порядке очереди с 10:00 до 22:00. » Для тех кто не любит ждать, через кнопку "Быстрый пост" Ваши сообщения будут появляться сразу и с пометкой #VIP » Вопросы по рекламе пишите в сообщения сообщества » Добавить в товары: - 10руб

•Куплю|Продам|Отдам|Барахолка|Самара•
В наше время часто возникает необходимость в продаже или обмене ненужной вещи. Для этой цели используют различные сайты, но они не дают такого эффекта, как сайт вконтакте! Паблик •Барахолка|Куплю|Продам|Отдам|Самара• - это лучшая возможность, чтобы продать или обменять ненужную вещь. Администрация группы не несет никакой ответственности за размещенные объявления в данной группе! Также администрация не несет никакой ответственности за все сделки, связанные с объявлениями! Чтобы добавить свое объявление, воспользуйтесь кнопкой "предложить новость". ВНИМАНИЕ!!! Для размещения объявлений НА СТЕНЕ паблика, НЕОБХОДИМО ПОДПИСАТЬСЯ!

НОВИНКИ КИНО 2021
⠀⠀⠀

Психология личности
Психология | Философия | Саморазвитие | Отношения | Духовность | Общество Онлайн журнал для тех, кто работает над собой, интересуется психологией и саморазвитием.

Барахолка Самара
● Отправляйте объявления в пункт "Предложить новость" на стене, подпишитесь на паблик, чтобы стал виден этот пункт и Ваше объявление будет опубликовано в порядке очереди. ● После продажи товара, под своей записью, напишите в комментариях "продано". ● По вопросам постов вне очереди и рекламы в "Барахолка Самара", пишите в личку паблика или по контактам паблика. Тэги для поиска: барахолка, куплю продам, куплю телефон, мобильная, продажа телефонов, одежда, Самаре, Самарской, области, доска объявлений, продажа, аксессуары, отдам, продам, куплю, книжная, бытовая, техника, электроника, часы, телевизор, канцелярия, продать, купить

Барахолка Самара
Общегородская барахолка, здесь можно продать, купить или обменять различные товары. Объявления оставляем в темах обсуждения и на стене. К объявлению: название, описание, контакты. Здесь Вам рады!

Строители Самара Работа Вакансии Услуги
ПРЕДЛАГАТЬ ЗАПИСИ МОГУТ ТОЛЬКО ПОДПИСЧИКИ Внимание!!! Дорогие друзья! В нашем паблике вы можете БЕСПЛАТНО разместить свое объявление по строительству. Объявление должно быть предложено на стене в понятном для соискателей виде и отражать всю суть предложения. Все, что от вас требуется - это подписаться на паблик

Стройка Самара Объявления Услуги
Доска бесплатных объявлений по ремонту и строительству. Стройка Самара Объявления Услуги - доска бесплатных объявлений по строительству! Предлагайте объявления по стройке и ремонту, о ваших товарах и услугах. Не забывайте ставить хеш-теги: #утеплениефасада_samara.stroyka163 #электрик_samara.stroyka163 #натяжныепотолки_samara.stroyka163 #бурение_samara.stroyka163 ___________________________ ⚠Внимание: Объявления подаются через «Предложить новость» на стене группы. ⚠ А так же если вы ищете мастера по ремонту и строительству, так же ждём ваши объявления в предложен группы! Принимаем объявления о продаже стройматериалов, материалов, оставшихся после ремонта

Моя Барахолка Тольятти Самара Жигулёвск
НЕРАБОЧИЕ НОУТБУКИ КУПИМ ДОРОГО ↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓ Телефон: +7-987-965-77-97

Авторынок Самара
Если у вас нет свежего диалога с сообществом, ваша предложенная новость будет отклонена: vk.com/im?sel=-38599891

Читающие
Слова – это лишь тени того бесчисленного множества мыслей, что пребывают у меня в голове.

Удалил контакты на iPhone — как восстановить?

С кем не бывало — хранишь себе спокойно контакты на айфоне, а потом, когда возникает необходимость связаться с человеком, начинаешь судорожно искать его в списке контактов. И не находишь. Куда же он мог деться? Вариантом множество: от ошибки, вызванной синхронизацией, до случайного удаления ребенком (или вами, пусть даже по некоторым причинам вы можете этого не помнить). Я, например, тоже храню много важных контактов, с которыми связываюсь максимум 1-2 раза в год, но они нужны. И общих знакомых, у которых можно было бы снова попросить нужный контакт, нет. Как же восстановить удаленный контакт на iPhone?

Хотя случайно удалить контакт с iPhone непросто, иногда это случается

Здесь на помощь приходит такая замечательная вещь, как резервное копирование iCloud. Нет, полностью восстанавливаться из бэкапа не придется — это слишком уж долго и сложно. В Apple на такое случай предусмотрели экспресс-восстановление файлов, контактов и других данных прямо из iCloud. То есть вы сможете вернуть только определенный вид информации (те же контакты) без необходимости «откатывать» приложения.

Как восстановить контакты на iPhone

  1. Откройте сайт iCloud.com и авторизуйтесь.
  2. Зайдите на iCloud.com

  3. В правом верхнему углу нажмите на шестеренку и выберите «Настройки учетной записи».
  4. Посмотрите в левый верхний угол. Там вы увидите четыре опции: «Восстановить файлы», «Восстановить контакты», «Восстановить календари» и «Восстановить закладки».
  5. Внизу находится меню экспресс-восстановления

  6. Выберите «Восстановить контакты» и выберите резервную копию контактов, в которой, как вы считаете, может быть удаленный контакт.
  7. Нажмите «Восстановить».
  8. Выберите резервную копию и восстановите контакты

Apple хранит контакты в зашифрованном виде, поэтому просмотреть их в веб-версии iCloud не получится — придется восстанавливать из копии, пока вы не найдете ту, где нужный контакт еще не был удален.

Учтите, что контакты из выбранного архива заменят все контакты на ваших устройствах. При этом текущая версия контактов будет заархивирована, чтобы вы могли восстановить ее при необходимости. Все же разные ситуации бывают.

А вы знали, что можно получить бесплатно 50 ГБ в iCloud прямо сейчас?

Как восстановить удаленные файлы из iCloud

На этой же странице, как вы уже поняли, можно также восстановить файлы iCloud Drive, календари и закладки Safari, которые были удалены намеренно или по ошибке. Многие пользователи техники Apple используют в качестве своего основного хранилища iCloud Drive. Данный сервис глубоко интегрирован как в iOS, так и macOS, из-за чего и пользуется большой популярностью. Тем не менее известны случаи, когда данные пользователей даже платных тарифов iCloud просто исчезали, не оставляя и следа. Расскажите в комментариях или в нашем Telegram-чате, было ли у вас что-то подобное. В этом случае данная возможность может здорово выручить.

Можно восстановить удаленные за последние 30 дней файлы iCloud

Для удаленных файлов iCloud срок хранения составляет 30 дней.

Как восстановить удаленные заметки на iPhone

Если поначалу в iOS заметки удалялись безвозвратно (я сам в свое время потерял так несколько лекций на своем iPad), то сейчас они сначала перемещаются в специальный раздел «Недавно удаленные». Чтобы получить к нему доступ, достаточно выйти в главное меню со всеми папками заметок, которые у вас есть.

Здесь-то вы и найдете заметки, которые удалили за последние 30 дней (после этого времени они автоматически удаляются).

Бывает, когда восстановить контакт не возможно даже с помощью iCloud. Это в том случае, если синхронизация контактов отключена. Чтобы ее активировать, зайдите в «Настройки» — Apple ID — iCloud и включите синхронизацию около меню «Контакты».

Чернеют контакты Lightning — почему это происходит?

У вас когда-нибудь был кабель Lightning, у которого контакт (обычно четвёртый или пятый) вдруг изменил цвет с золотого на черный? Если вы хоть раз с этим сталкивались, вы не одиноки. Это замечают многие, на эту тему неоднократно высказывались в нашем чате в Telegram. Взглянув на свой (оригинальный, между прочим!) кабель для iPhone, я тоже заметил, что именно один контакт почему-то почернел, тогда как остальные выглядят как новые. С чем же связано столь необычное явление?

Одинаковая проблема возникает даже на оригинальных кабелях

Чернеют контакты Lightning

Я просмотрел несколько веток форумов Apple на эту тему, и большинство утверждает, что контакты становятся черными вследствие коррозии. Но многие отмечают, что у провода не было контактов с водой — откуда может взяться коррозия? Я свой кабель тоже вроде не купал. Возможно, конечно, этот процесс появляется, если, например, взять айфон с собой в ванную или другое влажное помещение, а потом попытаться его зарядить. Но однозначного мнения на этот счет нет.

Самое интересное объяснение я в итоге нашел на Reddit. Читатель, представившийся инженером-электриком, утверждает, что ничего удивительного в этом нет — обычное электрическое явление:

Контакты кабеля имеют положительное или отрицательное напряжение. Когда провод вставляют в порт зарядки iPhone или iPad, может образовываться небольшая искра, которую вы вряд ли заметите. Это происходит вследствие потребления большего тока в течение буквально доли секунды. Но этого достаточно — электрический ток может легко «перепрыгивать» между контактами, в результате именно доля секунды приводит к эрозии меди, из-за чего контакт становится черным.

Чем это грозит? На самом деле все индивидуально. Есть случаи, когда сторона кабеля, на которой произошло «выгорание» контакта, просто перестает работать. Однако проблема решается просто — нужно вставить кабель другой, рабочей стороной. Порой вообще ничего не происходит, и проводом можно пользоваться, как раньше.

У моего кабеля такая же проблема

Как исправить черный контакт Lightning

Тот самый инженер с Reddit посоветовал использовать спирт, чтобы снова сделать работоспособным черный контакт, но у меня, хоть и есть эта проблема, кабель продолжает полноценно работать, и опыты я ставить не стал. Если у вас Lightning подключается только одной стороной, можете попробовать — вдруг поможет.

Вообще странно, почему Apple не предусмотрела какую-то защиту для таких случаев. В каждый кабель Lightning встроен небольшой чип, который в частности содержит ключ MFi — так устройство понимает, что кабель оригинальный или сторонний, но сертифицированный.

Вам может быть интересно: как отключить оригинальный Lightning от подделки

Совет: если кабель Lightning повредился, лучше ограничить прямой контакт окружающей среды с изоляцией кабеля и уменьшить вероятность появления микротрещин. Например, воспользоваться термоусадочными трубками.

Почему iPhone пишет «аксессуар не сертифицирован»

Не все пользуются оригинальными кабелями Apple (во многом из-за их стоимости) и предпочитают заказывать аксессуары на том же AliExpress. Бывают случаи, когда китайский кабель поначалу работает без проблем и заряжает, а потом айфон выдает сообщение «этот аксессуар не сертифицирован». Все дело в том, что китайские чипы часто «умирают» и перестают корректно определяться. Сказывается плохая пайка, плохой корпус и общее низкое качество сборки.

Поэтому если и брать кабели на Али, лучше взять что-то действительно крутое — вроде тех, что предлагают Ugreen или Baseus.

Кстати, на дешевых китайских кабелях также зачастую отсутствует один из контактов.

Не просто так здесь не хватает контактов

Если взглянуть на распиновку Lightning, этот контакт является «идентификатором», то есть помогает iPhone и iPad корректно определять кабель.

Распиновка Lightning

Возможно, китайцы делают это намеренно, чтобы обойти ограничения MFi.

А вы сталкивались с проблемами при использовании Lightning? Перегорали контакты или, может, кабель просто переставал работать? Поделитесь историями в комментариях.

Александр Богданов - Инженер Мэнни читать онлайн

Александр Богданов

ИНЖЕНЕР МЭННИ

Предисловие переводчика

После событий, описанных мною в книге «Красная Звезда», я вновь живу среди своих друзей — марсиан, и работаю для дорогого мне дела — сближения двух миров.

Марсиане решили на ближайшее будущее отказаться от всякого прямого, активного вмешательства в дела Земли; они думают ограничиться пока ее изучением и постепенным ознакомлением земного человечества с более древней культурой Марса. И я вполне согласен с ними, что осторожность необходима в этом деле. Так, если бы открытия их науки о строении материи стали теперь известны на Земле, то у милитаризма враждебных друг другу наций оказались бы в руках истребительные орудия невиданной силы, и вся планета в несколько месяцев была бы опустошена.

При Колонизационном Обществе марсиан образовалась особая группа Распространения Новой Культуры на Земле. Я в этой группе взял на себя наиболее подходящую мне роль — переводчика; для той же цели мы надеемся в близком будущем привлечь еще нескольких земных людей разных национальностей. Задача эта вовсе не так проста, как может показаться с первого взгляда. Трудности при переводе с единого марсианского языка на земные неизмеримо больше, чем при переводе с одного земного языка на другой; а полная и вполне точная передача мыслей подлинника часто даже невозможна.

Представьте себе, что вам пришлось бы современное научное произведение, психологический роман, политическую статью переводить на язык Гомера или церковнославянский… Я сознаю, насколько для нас, людей Земли, нелестно это сравнение, но, к сожалению, оно не преувеличено: разница двух культур приблизительно такая же. Не тот строй жизни, другие отношения, иной весь опыт людей. Множество понятий, там — вполне выработанных и привычных, здесь отсутствуют совершенно. Идеи, там настолько общепринятые, что их даже не высказывают, а постоянно подразумевают, здесь — нередко воспринимаются, как нечто непонятное, невероятное или даже чудовищное, — вроде того, как атеизм для благочестивого католика средних веков или свободная любовь для мещанина старых времен. Язык мыслей может различаться гораздо больше, чем язык слов; первый бывает иногда совершенно несходен даже там, где второй кажется одним и тем же.

Наибольшая трудность, какую встречает на своем пути новая идея, — это чаще всего именно трудность ее перевода на обычный язык. Когда Коперник, Бруно и Галилей говорили, что земля вращается, самые слова их были почти для всех тогда еще непонятны, «вращаться» означало, прежде всего, определенные живые ощущения, связанные с круговым движением человека или окружающих его предметов; но как раз таких ощущений в данном случае не было. Эта история повторялась и еще теперь повторяется на каждом шагу.

Теперь вы легко поймете, каковы препятствия при переводе с языка другой культуры, притом более сложной и высокой. Очевидно, что надо начинать с наиболее легкого. Этим объясняется выбор, который сделала для первого раза наша группа. Мы взяли исторический роман моего друга, писательницы Энно, роман из эпохи, приблизительно соответствующей нынешнему периоду земной цивилизации — последним фазам капитализма. Изображаются отношения и типы, родственные нашим, а потому и сравнительно понятные для земного читателя. Сама Энно бывала на Земле и знает некоторые из наших языков, так что могла отчасти помочь мне в работе, но только отчасти; ответственность за форму изложения в целом — если стоит говорить об ответственности — я должен принять на себя.

Марсианские меры, веса, счисление времени я повсюду, разумеется, заменял земными; название стран, морей, каналов, где возможно, — теми, которые приняты теперь на картах земных астрономов, т. е. греческими и латинскими обозначениями Скиапарелли. Но в романе речь идет нередко о подробностях, совершенно недоступных нашим телескопам, — о городах, горных цепях, мелких заливах; тогда я либо просто переводил марсианское название, либо старался передать его мысль подходящей греческой формой в духе тех же обозначений Скиапарелли.

..................................................

Теперь мне надо ввести читателя в ту обстановку, среди которой развертывается действие романа.

Марс по астрономическому возрасту вдвое старше Земли; благодаря этому он маловоден. За долгие миллионы лет большая часть воды его океанов успела просочиться в глубину его коры, теперь все моря на Марсе составляют лишь половину его поверхности, и притом они гораздо менее глубоки, чем земные. Суша сплошным континентом занимает три четверти северного полушария и около четверти южного, охватывая несколько небольших внутренних морей: остальное пространство занимает Южный океан со множеством островов: из них некоторые довольно обширны. Материк прорезан по всем направлениям знаменитыми каналами.

Такова картина в настоящее время; но не совсем такова была она триста лет тому назад. Если бы Галилей и Кеплер обладали современными телескопами, то все-таки на их картах Марса не оказалось бы ни огромного большинства нынешних каналов, ни даже некоторых внутренних морей и озер. В действительности «великих каналов» тогда вовсе и не было, а было несколько широких морских проливов, ошибочно относимых к числу каналов земными астрономами. Начало «великих работ» было положено инженером Мэнни всего 250 лет тому назад. Историческая необходимость породила это чудо труда и человеческой воли.

История марсиан в основных чертах похожа на историю земного человечества: такой же путь от родового быта через феодализм к господству капитала и через него — к объединению труда. Но более медленным темпом и в более мягких тонах шло это развитие. Природа Марса не так богата, зато и жизнь его была не так расточительна, как земная. Огнем и кровью залита каждая страница истории на Земле, залита настолько, что летописцы и историки долго почти ничего другого не могли вычитать из нее. Конечно, и на Марсе насилие, разрушение, истребление сыграли свою роль; но там она никогда не была так чудовищно грандиозна. Медленнее шло марсианское человечество, но никогда оно не знало ни худших форм нашего рабства, ни гибели целых цивилизаций, ни таких глубоких и жестоких реакций, как наши. Даже бесчисленные войны феодализма, несколько тысячелетий там царившего, были сравнительно чужды того бессмысленно-зверского опьянения кровью, какое отличало феодальные войны у нас: за жестокими битвами там редко следовали массовое убийство и опустошительный грабеж мирного населения. Сквозь варварство эпохи пробивалось какое-то инстинктивное уважение к жизни и труду.

Читать дальше

Контакты

ФИО Телефон Должность
Ковалёв Иван Иванович Приёмная: 35-44-71 Первый заместитель председателя Правительства Ставропольского края
Великдань Николай Тимофеевич Приёмная: 26-13-13 Первый заместитель председателя Правительства Ставропольского края  
Калинченко Лариса Анатольевна Приёмная: 35-37-16 Заместитель председателя Правительства Ставропольского края - министр финансов Ставропольского края
Афанасов Николай Николаевич Приёмная: 35-21-32 Заместитель председателя Правительства Ставропольского края
 Коваленко Юрий Михайлович Приёмная: 35-55-72 Заместитель председателя Правительства Ставропольского края
Скворцов Юрий Алексеевич Приёмная: 35-08-68 Заместитель председателя Правительства Ставропольского края
Дубровин Сергей Васильевич Приёмная: 37-10-04 Заместитель председателя Правительства Ставропольского края
Бабкин Игорь Олегович Приёмная: 35-43-71

Заместитель председателя Правительства Ставропольского края, руководителя аппарата Правительства Ставропольского края

Зритнев Владимир Витальевич Приёмная: 35-04-03 Заместитель руководителя аппарата Правительства Ставропольского края
Быкодорова Анджела Федоровна Приёмная: 23-17-42 Заместитель руководителя аппарата Правительства Ставропольского края
     
Секретариат Губернатора Ставропольского края
Дьяченко Ольга Анатольевна тел. 30-62-06 Руководитель
Бей Елена Павловна тел. 30-62-07 Заместитель руководителя
Референтура Губернатора Ставропольского края
  Приёмная: тел. 30-62-15 Руководитель
Управление пресс-службы Губернатора Ставропольского края
Нос Алексей Игоревич тел. 30-62-23 Начальник
Уполномоченный при Губернаторе СК по правам ребенка
Адаменко Светлана Викторовна Приёмная: 35-74-34 Уполномоченный при Губернаторе СК по правам ребенка
Уполномоченный при Губернаторе СК по защите прав предпринимателей
Кузьмин Кирилл Александрович Приёмная: 30-62-40 Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Ставропольском крае
Контрольное управление Губернатора Ставропольского края
Никишин Владислав Геннадьевич  Приёмная: 30-62-55 Начальник
Государственно-правовое управление Губернатора СК и Правительства СК
Чуйкова Татьяна Ивановна Приёмная: 30-62-91 Врио начальника
Управление кадров, государственной, муниципальной службы и наград
Карпова Елена Николаевна Приёмная: 71-35-70 Начальник
Экспертно-аналитическое управление
  Приёмная: 35-02-90 Начальник
Управление по региональной политике
Литовкин Александр Дмитриевич Приёмная: 30-63-85 Начальник
Организационно-протокольное управление
Колпаков Иван Владимирович Приёмная: 23-12-30 Начальник
Управление по информационной политике
Бахрушина Александра Александровна Приёмная: 30-65-45  Начальник
Управление по обеспечению массовых коммуникаций
Мелешихин Вячеслав Михайлович Приёмная: 29-65-40  Начальник
Управление делопроизводства и архива
Горбатенко Галина Михайловна Приёмная: 26-68-50 Начальник
Управление по координации деятельности в сфере обеспечения общественной безопасности, законности и правопорядка в Ставропольском крае
Литвинов Александр Владимирович Приёмная: 26-49-01 Начальник
Хозяйственное управление
Шершненко Николай Иванович Приёмная: 26-55-67 Начальник
Управление по работе с обращениями граждан
Булавина Мария Васильевна Приёмная: 35-55-64 Начальник
Управление по взаимодействию с институтами гражданского общества
 Балюков Николай Николаевич  Приёмная: 30-65-42 Начальник
Управление по обеспечению проектной деятельности
Богданов Тимофей Васильевич Приёмная 26-77-15 Начальник
Управление по молодёжной политике  
Басович Егор Сергеевич Приёмная 26-36-56 Начальник

Каким может оказаться первый контакт с инопланетянами?

Представьте себе следующий сценарий: один из радиотелескопов обнаруживает повторяющийся сигнал от звезды в нескольких десятках световых лет от Земли. За следующие несколько дней другие радиотелескопы подтверждают это наблюдение. Сигнал несет большое количество информации, которое не может быть произведено никаким известным человеку способом. С большим волнением и осторожным заявлением ученые приходят к выводу, что этот сигнал свидетельствует о наличии разума где-то еще во Вселенной. На фоне всеобщего возбуждения, замешательства и беспокойства возникает главный вопрос: кто должен принимать решение в этом случае, и как отвечать на такой сигнал? Президента Земли, как в фильме «Пятый элемент», у нас пока еще нет. Ученые считают, что в определенной степени ответить на это поможет пандемия COVID-19.

Президент Земли решил бы все вопросы, но у нас такого нет

До недавнего времени в новейшей истории человечества не было примеров того, насколько тесно разные страны могут взаимодействовать друг с другом по этому вопросу. Например, политики в случае контакта с инопланетными организмами могут захотеть сразу задействовать оружие, а ученые — попытаться наладить диалог. Как прийти к единому мнению? Профессоры Питер Хэтфилд и Лия Трублад из Оксфордского университета считают, что наш опыт борьбы с пандемией COVID-19 подготовил нас, по крайней мере в некоторой степени, к первому контакту с другой цивилизацией.

По их мнению, пандемия коронавируса по характеру ситуации во многом похожа на первый контакт с инопланетянами, особенно в том, что касается участия ученых и их взаимодействия с политиками. Конечно, это два совершенно разных события, но исследователи говорят, что именно это неожиданное событие может помочь в разработке планов по контакту с другими цивилизациями. Сейчас таких планов ни у кого нет.

Попытки наладить связь с инопланетянами

Радиотелескопы по всему миру ежедневно пытаются поймать сигнал из космоса

За историю космических исследований было несколько попыток наладить связь с инопланетянами. Одно из первых таких сообщений было отправлено с космическим кораблем NASA Pioneer в 1970-х годах. Они представляли собой две идентичные пластинки из анодированного алюминия на борту с символьной информацией о человеке, Земле и ее местоположении. «Сообщение» сделали за 3 недели.

Некоторые более поздние сообщения были более содержательными. В 2008 году сообщение, отправленное к Gliese 581c, экзопланете, где возможно есть жизнь, состояло из фотографий, рисунков и текстовых сообщений. В 2016 году Европейское космическое агентство передало к Полярной звезде 3775 посланий от людей со всего мира.

Но все это были по большей части спекулятивные попытки. Реальный ответ на послание другой цивилизации привлечет гораздо большее мировое внимание. Но кто должен составлять такое сообщение?

Кто будет налаживать связь с инопланетянами?

Один из способов узнать это — спросить. Поэтом ученые опросили 2 000 человек в Великобритании и задали им следующий вопрос с 5 вариантами ответа.

Представьте себе сценарий, в котором ученые получают недвусмысленное сообщение от инопланетян (инопланетных форм жизни) с далекой планеты. Кому бы вы доверили ответить на это сообщение?

Вот как распределились результаты. А вы бы как ответили? Расскажите в нашем Telegram-чате.

  1. Ученым: 39%
  2. Избранным политикам: 15%
  3. Всепланетному референдуму: 11%
  4. Собранию случайно выбранных людей: 11%
  5. Не знаю: 23%

Результаты показывают, что предпочтение отдается научным ответам, по крайней мере, в Великобритании. И это вызывает вопросы о том, как будут работать ученые в данном вопросе, и кто возьмет на себя ответственность.

Как коронавирус может научить нас общению с инопланетянами?

Хэтфилд и Трублад считают, что из нынешней пандемии следует извлечь уроки. По их словам, обе ситуации имеют фундаментально научный характер, обе имеют значительное социальное, экономическое и политическое влияние, обе затрагивают каждого человека на Земле и обе представляют собой «внешние» угрозы, которые ставят людей на одну сторону. В отличие от мировой войны, например.

Именно ученые сыграли ключевую роль в борьбе с COVID-19, но, как правило, они действовали уже после обсуждения политиков. Возможно, «первый контакт» пройдет таким же образом.

В конечном счете бразды правления все равно передали политикам. Но без ученых они бы не обошлись

Даже при выполнении своих консультативных функций ученые во время пандемии коронавируса подвергались беспрецедентной проверке. В то время как некоторые ученые действовали в качестве советников правительства, другие создавали альтернативные общества, часто противоречащие официальным рекомендациям. Это заставило общественность столкнуться с неприятной реальностью: ученые не всегда соглашаются и даже могут вступать в конфликт. Когда это происходит, наука может стать опасно политизированной.

Нетрудно предположить, что похожий набор обстоятельств возникнет во время получения сигнала от инопланетных организмов.

Что делать при получении сигнала от инопланетян?

Возможно, лучше просто проигнорировать его

Самый спорный вопрос — а стоит ли вообще отвечать? Нет никакой гарантии, что инопланетная цивилизация будет дружелюбной; она может представлять собой реальную угрозу человечеству. С другой стороны, контакты могут принести человечеству огромные культурные, экономические и технологические преимущества.

Из всего этого исследовали делают вывод, что крайне важно, чтобы тот, кто в конечном итоге будет заниматься «первым контактом», прислушивался к вниманию общества.

Один из возможных способов — это принятие решений группой ученых, назначенных разными юрисдикциями (а не государствами) с широкими возможностями для консультаций. В одиночку такое делать нельзя.

Таких людей немного. Первый контакт с инопланетянами станет огромным событием для человечества, которое объединит людей в некоторых отношениях и разделит их в других. Но пандемия научила нас тому, что диалог возможен. Даже если это ученые из стран с противоположных сторон нашей планеты.

Но что на это скажут политики?

Гений, который покончил с собой, пытаясь стать бессмертным

Александр Богданов не пользовался большой известностью в Америке, но в Советском Союзе он был знаменит. Писатель-фантаст, доктор и пионер кибернетики, ему было любопытно все. Включая то, что его убило.

Выше Богданов играет в шахматы с Лениным

Александр Богданов был коммунистом до того, как коммунизм стал крутым. В 1916 году, когда он служил врачом во время Первой мировой войны, он писал о политике военной экономики и предвосхищал военно-промышленный комплекс.После революции он критиковал большевистский коммунизм и отвернулся от него, а затем стал многими другими людьми, прежде чем они стали крутыми.

Например, он стал одним из первых писателей-фантастов. Его роман « Красная звезда » рисовал картину утопии, где ручной труд выполнялся автоматами, а люди либо тратили свое время, работая над развитием своей культуры, либо размышляя о прогрессе, достигнутом этой культурой. К счастью, для тех, кто не может оценить такую ​​захватывающую фантастику, он также написал эссе о системном анализе, который был предшественником кибернетики.И в завершение он писал стихи.

К несчастью для него, он не отставал от своей медицинской работы, особенно гематологии. Его заинтересовали возможности переливания крови, особенно когда дело дошло до продления жизни. Богданов считал, что может даже стать бессмертным, если перелит достаточно крови. В 1920-х годах он делал себе переливание крови за переливанием и публиковал статьи о его благотворном действии. Он утверждал, что у него улучшилось зрение. Он перестал лысеть.Друзья подстрекали его к этому, говоря, что он выглядит на десять лет моложе.

G / O Media может получить комиссию

Для нас сегодня очевидно, что дела шли к катастрофе. Способность Богданова переливать кровь намного превосходила его способность анализировать кровь. Он перелил кровь студента-малярии. Студент выжил. Богданов умер.

[Via Жизнь и смерть Александра Богданова , Блог безумного ученого .]

Соответствующие исследования - Библиотека Александра Богданова

В этом разделе мы хотели бы предоставить доступ к оригинальным исследованиям, связанным с Александром Богдановым и его периодом. Если вы заинтересованы в публикации вашего текста здесь, пожалуйста, свяжитесь с редакторами серии Евгением В. Павловым и Дэвидом Дж. Роули.

АВГУСТ 2016 :
Александр Богданов и краткая история Kultintern - ОБНОВЛЕНО (Джон Биггарт)

ОКТЯБРЬ 2016 :
Богдановская социология искусств (Джон Биггарт)

Эта статья была впервые опубликована в журнале Культура как организация в ранней советской мысли:
Богданов, Эйзенштейн и Пролеткульт .Сферическая книга I. Касательные точки Серия публикаций
. Главный редактор: Пиа Тикка; Редакционная коллегия: Джон Биггарт, Веса
Оиттинен, Джулия Рисполи, Майя Соболева. Хельсинки, Эспоо: Университет Аалто, 2016. ISBN: 978-952-60-0076-3

НОЯБРЬ 2016 :
Тектология Александра Богданова: наука о строительстве (Симона Пустильник)

Эта статья была впервые опубликована в журнале Культура как организация в ранней советской мысли:
Богданов, Эйзенштейн и Пролеткульт .Сферическая книга I. Касательные точки Серия публикаций
. Главный редактор: Пиа Тикка; Редакционная коллегия: Джон Биггарт, Веса
Оиттинен, Джулия Рисполи, Майя Соболева. Хельсинки, Эспоо: Университет Аалто, 2016. ISBN: 978-952-60-0076-3


ДЕКАБРЬ 2016 :
Культура как система, система культуры (Майя Соболева)

Эта статья была впервые опубликована в журнале Культура как организация в ранней советской мысли:
Богданов, Эйзенштейн и Пролеткульт .Сферическая книга I. Касательные точки Серия публикаций
. Главный редактор: Пиа Тикка; Редакционная коллегия: Джон Биггарт, Веса
Оиттинен, Джулия Рисполи, Майя Соболева. Хельсинки, Эспоо: Университет Аалто, 2016. ISBN: 978-952-60-0076-3

ФЕВРАЛЬ 2017 :
Эйзенштейн в Пролеткульте (Джон Биггарт и Оксана Булгакова)

Эта статья была впервые опубликована в журнале Культура как организация в ранней советской мысли:
Богданов, Эйзенштейн и Пролеткульт .Сферическая книга I. Касательные точки Серия публикаций
. Главный редактор: Пиа Тикка; Редакционная коллегия: Джон Биггарт, Веса
Оиттинен, Джулия Рисполи, Майя Соболева. Хельсинки, Эспоо: Университет Аалто, 2016. ISBN: 978-952-60-0076-3

ДЕКАБРЬ 2017 г. :
«Когда родился Цезарь?» Теория и практика истины у Плеханова и Богданова (Евгений Васильевич Павлов)

Abstract: Несмотря на то, что политические разногласия между различными фракциями Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП) были изучены достаточно подробно, теоретические дебаты о природе марксизма и роли таких дебатов в определении программ и стратегических решений партии
остаются необходимыми. более тщательного взаимодействия.Одна из таких теоретических дискуссий, вопрос о природе (абсолютной) истины, является предметом настоящего эссе. Основная дискуссия развернулась между Георгием Плехановым, одним из наиболее уважаемых представителей раннего русского марксизма, и группой теоретиков, объединившихся вокруг Александра Богданова, одного из первых сотрудников Ленина (до их разрыва в 1909 году) и автора нескольких оригинальных теоретических работ, которые пытался бросить вызов устоявшейся ортодоксии плехановского марксизма. Вопрос о природе истины стоял в центре споров между Плехановым и Богдановым.Конечным вызовом, который Богданов бросил представителям (самопровозглашенного) «ортодоксального марксизма», был вопрос об окончательной природе марксистской теории: марксизм - это наука или вера? Если это наука, она должна действовать в рамках научной теории истины и, как и в случае с любой настоящей наукой, продолжать расти и приспосабливаться к меняющимся обстоятельствам исследования. Если это действительно вера, набор абсолютных истин, открытых одному человеку (Марксу) и переданных его ученикам в священных текстах и ​​назначенными пророками, то он содержит такую ​​же ценность, как и любая другая вера или суеверие.

Нравится:

Нравится Загрузка ...

Учимся у Богданова | Исторический материализм

Обзор Красный Гамлет: Жизнь и идеи Александра Богданова Джеймс Д. Уайт

Поль Ле Блан

Исторический факультет Университета Ла-Рош, Питтсбург, Пенсильвания

[email protected]

Джеймс Д. Уайт, (2019) Красный Гамлет: Жизнь и идеи Александра Богданова , Исторический материализм Книжная серия, Чикаго: Haymarket Books.

Аннотация

Александр Богданов - центральная фигура в истории русского марксизма, равный Ленину в раннем формировании большевизма. Работа его жизни охватывала медицину, естественные науки, математику, политическую экономию, социологию, философию, образование, политическую теорию и многое другое. Раскол Богданова и Ленина включал кристаллизацию отличительного варианта марксизма, который до сих пор не был широко распространен. Очень содержательная биография Джеймса Д. Уайта Красный Гамлет: Жизнь и идеи Александра Богданова является частью коллективного проекта по извлечению и предоставлению доступа к вкладам чрезвычайно важного революционного мыслителя.Настоящая критическая оценка исследования Уайта и критический обзор идей и жизни Богданова призваны способствовать более широкому исследованию идей и подходов Богданова, которые могут улучшить наше понимание прошлого, настоящего и будущего.

Ключевые слова

Богданов - Марксизм - Коммунизм - Ленин - Большевики

Удивительный Александр Александрович Малиновский более известен по революционной фамилии, которую он взял от своей жены Натальи Богдановны Корсак (она революционерка, а также медсестра и акушерка).До сих пор среди тех, кто не знает русского языка, оказались доступны только фрагменты Богданова. Хотя он был главной целью ленинской философской полемики Материализм и эмпириокритицизм , мы не смогли прочесть, за исключением отрывков и отрывков, тексты Богданова, которые спровоцировали и отреагировали на то, что говорил Ленин. Единственная полная его работа, которая была легко доступна, - это замечательная работа левой научной фантастики 1908 года, Red Star .[1]

Родившийся в 1873 году, он был широко отмечен в Советском Союзе после его смерти в 1928 году - например, Николаем Бухариным, в то время одним из высших руководителей Коммунистической партии России:

В лице Александра Александровича мы потеряли человека, который по своим энциклопедическим знаниям занимал особое место не только в Советском Союзе, но был одним из самых значительных умов всех стран. Это одно из самых редких качеств революционеров.Богданов одинаково свободно чувствовал себя в утонченной атмосфере философской абстракции и в конкретных формулировках теории кризисов. Естественные науки, математика и социальные науки: он был экспертом в этих областях, он мог выжить в битвах во всех этих областях, и он чувствовал себя «как дома» во всех этих областях человеческого знания. От теории огненных молний до анализа крови и до самых широких обобщений «тектологии» - вот истинная сфера теоретических интересов Богданова.Экономист, социолог, биолог, математик, философ, врач, революционер и, наконец, автор прекрасной Red Star - во всех этих областях он был совершенно исключительной фигурой в истории нашей страны. общественная мысль. … Исключительная сила его ума, его благородство духа, его верность идеям - все эти качества дают ему право спускать наши знамена у его могилы. [2]

Многим из нас, захваченных английским языком, казалось очевидным, что мы упускаем невероятно важный объем работы и опыта.

Происходит кардинальный сдвиг. Очень существенная книга Джеймса Д. Уайта Red Hamlet: The Life and Ideas of Alexander Bogdanov является частью коллективного проекта, выпускаемого в рамках серии книг «Исторический материализм» издательства Brill Publishers, а издания в мягкой обложке впоследствии выпускаются Haymarket Books с участием не менее десяти запланированных томов сочинений Богданова. Два из них уже появились: Философия живого опыта (1913) и Эмпириомонизм (1904–6).Тем, кто заинтересован, следует ознакомиться с недавно созданным сайтом Библиотеки Александра Богданова [3].

Богданов - не только центральная фигура в истории русского марксизма, но и был на одном уровне с Лениным в раннем формировании революционно-социалистического течения, известного как большевизм. После периода тесного сотрудничества в создании и руководстве большевистской фракцией Российской социал-демократической рабочей партии их разлад привел к ожесточенному конфликту с 1907 по 1909 год, причем версия большевизма Богданова казалась более сильной в глазах. из многих.

Проницательный революционный романист Максим Горький писал о Богданове: «Он совершит в философии ту же революцию, которую Маркс совершил в политической экономии. … Если ему удастся добиться успеха, мы станем свидетелями поражения остатков буржуазной метафизики, распада «буржуазной души» и рождения социалистической души ». Богданов и его единомышленники разрабатывали вариант марксизма, гораздо более яркий, чем почтенного Георгия Плеханова, «отца русского марксизма», философской ориентации которого продолжал придерживаться Ленин.Более решительно то, что политическая ориентация богдановцев сильно отклонилась влево от того, что Ленин считал практическим после поражения революционного подъема 1905 года. «Плеханов и Ленин, хотя и расходятся в вопросах тактики, оба верят в исторический фатализм и проповедуют его», - пояснил Горький. «Другая сторона проповедует философию действия. Мне ясно, на чьей стороне больше правды »[4]

Сильные стороны и ограничения

Оценка

Горького описывает не только его собственное видение того далекого времени, но и дух, которым проникнута биография Уайта.Результат дает как огромные преимущества, так и серьезные ограничения. Большая часть этого тома представляет собой столь необходимое, подробное, четко написанное и чрезвычайно сочувственное путешествие по творчеству Богданова с конца 1890-х до 1920-х годов.

С другой стороны, нам очень мало информации о личных аспектах истории Богданова. Вскользь упоминаются, но не обсуждаются его родители, его жена, его бывшая любовница, которая родила ему сына, подавляющее большинство его друзей, его коллег и его революционных товарищей.В нем нет критического исследования его личности, хотя некоторые ее аспекты проявляются в щедрых цитатах, которые Уайт дает другим.

Существует элементарная социально-экономическая, культурная и политическая контекстуализация, хотя тот факт, что Богданов был революционным активистом, неизбежно вытесняет больше внимания к этому аспекту его жизни. Даже здесь есть ограничения. Богданов был связан с аспектом «вооруженной борьбы» большевизма (который включал в себя «экспроприации» - или ограбления банков), но, например, об этом очень мало информации.

Еще одно ограничение состоит в том, что Уайт, стойкий и давний приверженец того, что Ларс Ли назвал «учебником», интерпретирует Ленина, представляет его от начала до конца как мрачно авторитарного по своей сути [5]. Когда кажется, что аспекты жизни и мысли Ленина идут совсем в другом направлении, Уайт сразу ставит тени и вопросительный знак на то, что могло бы представить Ленина в благоприятном свете. Он редко вызывает у Ленина какие-либо сомнения и, как правило, с удовольствием дает мрачные интерпретации тому, что Ленин говорит, думает, делает (или предположения о том, что Ленин предположительно мог сказать, подумать или сделать).Эта ориентация четко прослеживается в комментарии в очень слабой последней главе книги:

Конфликт с Лениным доминирует в политической карьере Богданова. Русский богдановский ученый А.Л.Тахадтажан пишет, что его не перестает удивлять, что такой культурный и гуманный человек, как Богданов, долгие годы был политическим соратником такого зловещего персонажа, как Ленин. Другими словами, для Тахадтажана вопрос не в том, что положило конец ассоциации Богданова и Ленина, а в том, как это вообще могло произойти.Это полезный способ взглянуть на вопрос… [6]

Размышления Уайта над этим вопросом предсказуемо показывают, что Богданов - очень хороший парень, а Ленин - очень, очень плохой парень. Тем не менее, Уайт - достаточно серьезный ученый, чтобы предоставить обширный материал, указывающий на сложности, которые могут дать интерпретации, отличные от его собственных. И какими бы ни были ограничения, они преодолеваются главным вкладом Уайта: богатым и систематическим изложением мысли Богданова.

Экономика, философия, организация

Первая крупная работа Богданова, Краткий курс экономической науки (1897), содержала исторически ориентированное изложение марксистской экономики.Когда она впервые появилась, Ленин с энтузиазмом ее рассмотрел:

Книга г-на Богданова - замечательное проявление в нашей экономической литературе; Это не только «не лишнее» руководство среди ряда других (как «надеется» автор в своем предисловии), но и безусловно лучшее из них. … Выдающаяся заслуга г-на Богданова «Курс » состоит в том, что автор последовательно придерживается исторического материализма. Очерчивая определенный период экономического развития в своем «изложении», он обычно дает набросок политических институтов, семейных отношений и основных течений социальной мысли в связи с основными чертами обсуждаемой экономической системы.[7]

Он выдержал множество изданий, в конечном итоге появившись в английском переводе в 1923 году благодаря Коммунистической партии Великобритании. Как тогда заметил переводчик Дж. Файнберг:

Как пишет автор в Предисловии, он был написан в мрачные дни царской реакции для использования секретных рабочих кружков; и сегодня он служит учебником в сотнях, если не тысячах партийных школ и кружков, действующих в Советской России и готовящих будущих руководителей Рабочей Республики.[8]

Однако, как выяснилось, Богданов отнюдь не был склонен ограничивать свой анализ областью экономики. Он был в центре группы молодых революционных интеллектуалов, в том числе Анатолия Луначарского, Михаила Покровского и Владимира Базарова, стремящихся использовать марксизм для развития всестороннего понимания общества, природы, жизни, реальности. На них оказали влияние Эрнст Мах, известный австрийский физик, также занимающийся изучением истории и философии науки, и швейцарско-немецкий философ Рихард Авенариус, идеи которого внесли свой вклад в философские течения, известные как логический позитивизм и логический эмпиризм.Среди прочего, они идентифицировались как «монисты», которые рассматривали реальность как единое целое, отрицая существование двойственности между материей и разумом, настаивая на том, что разум - вместо того, чтобы отражать «объективные реальности» (как утверждал Плеханов), знает только актуальные или потенциальный сенсорный опыт. Не имело смысла отделять материальную реальность от того, что находится в головах людей.

Согласно Маху, материя лучше всего может быть понята как неотделимая от человеческих ощущений. Богданов придал этому марксистский оттенок: «Материя есть сопротивление деятельности; мысль - это организующая форма деятельности.Оба изначально относятся к человеческой, коллективной, трудовой деятельности. … В этой модели все неделимо и неразделимо… »По его словам,« истина выражает отношение человеческого коллектива к вещам его опыта. Сила или ценность истины проистекает из того факта, что она является кристаллизованным социальным опытом ». Богданов подчеркнул, что« истина… произведено - создано борьбой человечества с целями природы ». Реальность - это« живой опыт ».[9]

Отец русского марксизма осудил это как немарксистский философский идеализм, в то время как марксисты, находящиеся под влиянием Маха, настаивали, что их подход был намного ближе к реальной ориентации Карла Маркса, чем «механистический материализм» Плеханова. (Вдобавок концептуализации Маха - как часто отмечают его защитники - повлияли на развитие теории относительности Альбертом Эйнштейном.) [10]

Для так называемых махистов эквивалентом «объективной реальности» Плеханова было расширяющееся коллективное понимание.Богданов настаивал на том, что социально организованный опыт имеет большую ценность, чем индивидуально организованный опыт. Индустриальный капитализм «объединяет людей в большие массы для общего труда», - говорит нам Уайт (резюмируя Богданова), и «взаимопонимание, которое они развивают, служит расширению и углублению их опыта. … Какими бы механизмами ни управляли рабочие, они имеют много общего в общем характере и содержании их труда, и это сходство продолжает увеличиваться по мере того, как машина приближается к совершенству, чтобы стать полностью автоматическим механизмом.’[11]

Прокладывая путь к социально организованному опыту, необходимому для большего научно обоснованного сознания - «эта универсальность опыта способствует взаимопониманию и поощряет солидарность среди рабочих», а «фрагментация человечества» через специализацию «постепенно преодолевается». Это, в свою очередь, открывает путь к «новому типу ученых, [которые] широко образованы, имеют монистическое мышление и являются социально жизнеспособными. Он воплощает сознательную систематическую интеграцию человечества.Для Богданова лучшим примером такого человека был Карл Маркс, человек, который первым дал монистическое понимание общественной жизни и развития »[12]

.

Существенное изложение Уайтом эссе 1906 года «Революция и философия» объединяет так много точек зрения Богданова, что его стоит процитировать полностью:

Подобно революции, философия также является средством преодоления противоречий и установления гармонии. Противоречие здесь заключалось в несоответствии между рациональными и гуманными принципами, которые, по мнению людей, должны регулировать их жизнь, а также в несправедливости и бесчеловечности, которые характеризовали настоящие человеческие отношения.Эксплуатирующие классы в обществе извлекали выгоду из его иррациональности и несправедливости, тогда как на стороне эксплуатируемых классов промышленный пролетариат в своей борьбе с природой постепенно расширял сферу разума и справедливости в обществе. Промышленный пролетариат представил новое мировоззрение, способное устранить противоречие между социальным мировоззрением людей и их социальным опытом. Противоречие было разрешено социальной философией Маркса, которая считала, что не сознание людей определяет их социальное бытие, а их социальное бытие определяет их сознание.Это осознание устранило все абсолютное в восприятии. Философия Маркса устранила фетишизм из восприятия и сделала возможным интегрированный взгляд на мир, соответствующий реальному опыту людей [13].

Со временем философский эмпириомонизм Богданова трансформировался в то, что он считал наукой, которую он назвал тектология , предшественником того, что стало известно после Второй мировой войны как «общая теория систем». Он видел в этом «науку об организации», охватывающую всю реальность.Организаторская деятельность, объясняет Уайт, поскольку Богданов пронизывает как живые, так и неживые явления [14]. «Определение, которое он дал организации, было« целое, которое больше, чем сумма его частей ». Уайт продолжает:

Весь мир состоял из организационного процесса, бесконечно развивающейся серии комплексов различных форм и уровней организации в их взаимоотношениях, в их борьбе или их объединении. Все это, как бы далеко друг от друга они ни были качественно и количественно, можно было отнести к одним и тем же организационным методам, одним и тем же организационным формам.[15]

Уайт отмечает, что Богданов надеялся, что тектология «станет основой пролетарской науки», но большинство рабочих не смогли бы ее прочитать. «Чтобы оценить это в полной мере, нужно обладать хотя бы некоторыми знаниями физики, химии и биологии, но знакомство с экономикой, астрономией и лингвистикой не помешает. Другими словами, - заключает Уайт, - читатели должны уже обладать такими знаниями, в которых они были обучены Tectology .’[16]

Уайт представляет две другие области мысли Богданова, которые будут кратко затронуты позже в этом обзоре: (1) пролетарская культура [ Proletcult ] и (2) исследования в области переливания крови и то, что Богданов назвал «борьбой за жизнеспособность». Как резюмирует Уайт, «полезная задача раскопать великую сокровищницу его идей продолжается до наших дней» [17]

.

Но Богданов был еще и революционным активистом. Чтобы отдать ему должное, нужно учитывать роль, которую он играл в Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП) и ее большевистской фракции.Хотя биография Уайта не дает всестороннего обсуждения этого вопроса, она предлагает полезную информацию, которая должна быть интегрирована в любые серьезные попытки понять этот аспект русской революционной истории.

Ранний большевизм

Вряд ли будет спорным сказать, что большевизм в том виде, в каком мы его знаем, не существовал бы без вклада Владимира Ильича Ленина. Но, как показывает биография Уайта, сомнительно, что большевизм в том виде, в каком мы его знаем, мог бы существовать без вклада Александра Александровича Богданова.В дальнейшем информация о роли Богданова, содержащаяся в биографии Уайта, будет отделена от ранее упомянутого «учебного» антиленинского высказывания.

Когда в 1903 году поток Искры РСДРП разделился на большевистско-меньшевистские фракции, противники Ленина мобилизовались в эффективной кампании, чтобы отменить решения Второго съезда РСДРП, против которых они выступали, захватить влиятельный партийный журнал Искра и построить общественное давление внутри международного социалистического движения с целью изолировать и очернить Ленина и его единомышленников, которые представляли большинство на Втором Конгрессе.Самый влиятельный союзник Ленина, Георгий Плеханов, бросил его, и в революционном подполье Российской империи возникла серьезная путаница.

Изучая документы и отчеты Второго съезда, Богданов и группа ярких и энергичных товарищей вокруг него - все молодые и энергичные - пришли к выводу, что они согласны с осажденной фракцией вокруг Ленина. Богданов и Лунарчарский обсудили брошюру Ленина «Что делать?» на большом митинге революционных активистов в 1902–1903 гг.[18] В большевистско-меньшевистской полемике широко фракционно использовалось утверждение Ленина о том, что «история всех стран показывает, что рабочий класс исключительно своими собственными усилиями может развить только профсоюзное сознание», в то время как « Теория социализма ... выросла из философских, исторических и экономических теорий, разработанных образованными представителями имущих классов, интеллектуалами. 'Хотя это использовалось его противниками (включая, теперь, Белого), чтобы изобразить Ленина как авторитарного элитиста, Богданов отверг эту интерпретацию.Даже после разрыва с Лениным он настаивал:

Однажды Ленин в Что делать? оговорился, сказав, что рабочий класс неспособен самостоятельно, без помощи социалистической интеллигенции подняться над идеями тред-юнионизма и прийти к социалистическому идеалу. Фраза была произнесена совершенно случайно в пылу полемики с «экономистами» и не имела никакого отношения к основным взглядам автора. Это не помешало меньшевистским писателям в течение трех лет сосредоточить свою торжествующую полемику на упомянутой выше фразе Ленина, которой он якобы раз и навсегда показал антипролетарский характер большевизма.[19]

Богданов иначе видел характер большевизма. В 1903 году он выпустил эссе, отражающее некоторые аргументы Ленина в его описании идеальной централизованной организации, включающей того, что он называл «идеологом» (в соответствии с концепцией «профессионального революционера») и членов рабочего класса в подпольных условиях:

Человек массы и обсуждает, и решает, в каких пределах он будет следовать за идеологом; он «выполняет» свои организационные приказы только постольку, поскольку они выражают чаяния и желания человека масс.Он разными способами сам указывает идеологу, что тот должен ему дать. Он не только подчиняет себя идеологу, но и в определенной степени подчиняет его себе. И чем больше синтетических элементов, тем живее социализация идеологов со своими последователями, чем товарищеской становится их взаимная связь, чем прогрессивнее психология обеих сторон, тем живее будет их дело. [20]

In Наши недоразумения , брошюра 1904 года, написанная в соавторстве с М.С. Ольминский, защищая большевиков от различных критических замечаний (включая критику Плеханова, Карла Каутского и Розы Люксембург), Богданов - как говорит нам Уайт - «обнаружил, что обвинение« бонапартизма »против« большинства », побуждение диктовать местные организации и даже распускать их по собственному желанию не имели оснований. … В России правилом была местная автономия… »Решающим моментом раскола стало принятие предложения Ленина о сокращении численности редакции « Искры »с шести до более удобных трех (Плеханов, Ленин, Мартов), что предполагал устранение маститых старожилов Веры Засулич и Павла Аксельрода.По мнению Богданова, «люди, занимающие руководящие должности в партии, и члены редакционной коллегии ее центрального органа… не должны быть пожизненными». Он соглашался с Лениным, что «организация РСДРП должна строиться на демократических принципах. , что должно быть правило большинства », что не было« непреодолимых »разделений между меньшевиками и большевиками, и что« меньшевики »поступили предосудительно, отказываясь подчиняться решениям Второго съезда партии.’[21]

Лидер большевиков

Богданов и его товарищи присоединились к усилиям большевистской фракции и сыграли неоценимую роль в борьбе за построение такого рода партии, демократического, но дисциплинированного революционного марксистского коллектива, к которому стремился Ленин. Когда «Богданов появился на горизонте», - вспоминала позже соратница Ленина Надежда Крупская, - «Владимир Ильич был еще мало знаком с его философскими трудами и не знал его лично.Однако было очевидно, что он был человеком, способным занять руководящее положение в партии ». Она добавила, что« у него были обширные связи в России ». Крупская и Ленин провели лето 1904 года с небольшой группой близких единомышленников и «с Богдановыми [А.А. Богданов и его жена Наталья] обсудили план работы »[22]

.

По словам Уайта, важное обращение 1904 года «К партии», часто приписываемое Ленину, на самом деле было написано в соавторстве с Лениным и Богдановым [23]. Осуждая тот факт, что «способность партии к гармоничным и единым действиям превращается в простую мечту», они выразили надежду, что «болезнь партии [является] болезнью роста», которую можно преодолеть посредством «немедленного вызова партии». Третий партийный съезд «для того, чтобы« прояснить ситуацию, урегулировать споры и ограничить борьбу соответствующими рамками ».Меньшевикам нужно дать «самые широкие формальные гарантии». Они добавили: «Выдвигая эту программу борьбы за единство партии, мы приглашаем представителей всех других оттенков и все партийные организации четко изложить свои собственные программы, чтобы обеспечить серьезную и систематическую, сознательную и методическую подготовку. для съезда »[24]. Уайт указывает на очевидную идею, которой придерживались Богданов и его товарищи, относительно« права тех, кто не согласен с решениями съезда [РСДРП], выражать свое мнение и обеспечивать их рассмотрение на следующих заседаниях. съезд партии.’[25]

Обсуждая организационные взгляды Богданова, Уайт пишет: «Он считал, что в партийной организации лозунга централизма недостаточно; следует также продвигать лозунг демократизма ». Однако это концептуализация также поддерживается Лениным и другими представителями обеих фракций РСДРП. Взгляды, которые белые приписывают Богданову, были отнюдь не только его взглядами: «партия, придерживавшаяся товарищеских принципов, была чужда голой централизации и слепой дисциплине.Это несовместимо со свободным и сознательным характером товарищеской связи; это требовало демократических форм организации. «Отмечая, что неизвестно, какой человек выдвинул конкретный термин« демократический централизм »на объединительном съезде РСДРП в 1906 году, Уайт предполагает, что это мог быть сам Богданов, и позже открыто заявляет, что» само понятие «демократический централизм» обязано своим существованием Богданову »[26]. Похоже, что этот термин не был чем-то новым для рабочего движения (возможно, восходящим, по крайней мере, к 1870-м годам), был введен в РСДРП меньшевиков, но был воспринят и большевиками.Богданов красноречиво продвигал эту концепцию, но вряд ли она исходила от него [27].

Однако вскоре возникла существенная политическая разница между большевистскими и меньшевистскими фракциями, несколько приглушенная в отчете Уайта, но определенно имеющая решающее значение для большевиков. Как позже объяснил один из призывников Богданова к большевизму Михаил Покровский: «Ленин поставил себе задачу свергнуть царя; меньшевики, что принуждать царя к уступить в .Ленин считал свержение царизма задачей крестьян и крестьян; Меньшевики считали, что лучший способ добиться уступок от царя - это действовать в союзе с буржуазией . . Среди более умеренных интеллектуалов возникло значительное организованное либеральное течение, многие из которых были связаны с «прогрессивными» промышленниками и помещиками, надеявшимися на это. работать с царем, чтобы расширить гражданские свободы и создать представительное собрание, а с менее примирительным течением сформировать партию, известную как конституционные демократы.Обсуждая сопротивление большевиков опоре на либералов, Уайт приводит аргументы, выдвинутые Богдановым в конце 1904 года: «Общей чертой всех либералов была их враждебность к социализму. Когда возникала опасность социализма, либералы часто были готовы вступить в союз с наиболее реакционными партиями и прибегать к самым крайним мерам »[28]

.

В то же время внутри большевистской фракции возникли разногласия, особенно в связи с взрывоопасным подъемом рабочих в 1905 году, вызванным жестоким подавлением мирной массовой демонстрации рабочих в январе.Массы радикализованных рабочих устремились в РСДРП, но многие практические организаторы - часто называемые «комитетчиками» (также praktiki ) - сопротивлялись слишком поспешному привлечению этих грубых пролетарских боевиков в большевистскую организацию. Ленин упорно выступал против этого организационного консерватизма, и в этом к нему присоединился Богданов. С другой стороны, большевики сдерживали участие в революционных рабочих советах (советах), которые формировались в рабочих районах, если они не были готовы принять программу РСДРП.Из ссылки Ленин стал призывать товарищей переодеваться - обниматься и участвовать в советах. Белые говорят, что это была позиция, к которой вскоре склонились Богданов и другие товарищи. Ключевым моментом соглашения с самого начала была необходимость подготовки к вооруженной борьбе и восстанию. В начале 1905 года Богданов писал: «День восстания не за горами, но еще не наступил. У рабочих и крестьян слишком мало оружия, они еще недостаточно сплочены для борьбы »[29]

.

Тем не менее Богданов, Ленин и Леонид Красин, действуя как ведущая «тройка» большевизма, делали все, что могли, чтобы обеспечить себе оружие, сплотить массы эксплуатируемых и угнетенных и работать на благо больных. -судом декабрьского восстания 1905 г. в Москве.В исследовании Уайта сравнительно мало того, что сделал Богданов в тот роковой год, но он цитирует комментарии ветерана-большевика В.Д. Бонч-Бруевича:

Были времена - например, в 1905 году после 9 января - когда в России прямое руководство партией полностью принадлежало Богданову, и его авторитет среди наших самых активных рядов, среди подпольщиков был действительно огромен. Когда я был активистом-нелегалом в течение шести месяцев в 1905 году, у меня была возможность наблюдать его в действии как лидера, и его исполнение в этой роли было превосходным.[30]

После подавленного восстания Ленин и Крупская делили дом с Богдановыми в соседней Финляндии. Крупская вспоминает, что «Ильич практически руководил всей деятельностью большевиков из Куоккалы». Большевики решили использовать легальные возможности, предоставляемые парламентским органом, Думой, которую царь согласился создать. Совместное руководство в верхушке большевиков означало, что, хотя «депутаты Второй Думы довольно часто приезжали в Куоккалу для беседы с Ильичем», как отмечает Крупская, «работой большевистских депутатов руководил Александр Богданов.Однако в установившихся тесных рабочих отношениях Богданов «по всем вопросам советовался с Ильичем» [31].

Основополагающее политическое соглашение было ключом к тесным рабочим отношениям Ленина и Богданова. Это включало решимость построить демократически централизованную партию рабочего класса с революционной марксистской программой, приверженную союзу рабочих и крестьян, который осуществит демократическую революцию для свержения царского строя. Это также включало понимание того, что подъем 1905 года потерпел лишь временную неудачу - он еще не закончился, но вскоре завершится революционным триумфом, если революционеры останутся твердыми.

Однако год спустя у Ленина возникли сомнения в том, что это общее понимание основано на реалиях ситуации. К 1907 году большевики начали расходиться по вопросу о том, как анализировать текущую ситуацию, и о расходящихся тактических позициях, продиктованных расходящимися анализами. В игру вступили и философские вопросы.

Богданов / Ленина Сплит

Обсуждение Уайта в его сборнике того, как и почему раскол между Лениным и Богдановым, наполнено ценной информацией.К сожалению, его упор на объяснение философского вклада Богданова имеет тенденцию подавлять политический нарратив, а в сочетании с его последовательно антиленинским уклоном это затушевывает многое из того, что произошло. Тем не менее, он определяет важные факторы в ситуации.

Как позже вспоминал его сын, «Богданов пережил только два периода серьезной депрессии: после разрыва с Лениным и после начала Первой мировой войны». Раскол, безусловно, нанес большой урон всем заинтересованным сторонам.«Примерно три года до этого мы работали с Богдановым и богдановцами рука об руку, и не просто работали, а бок о бок воевали. Борьба за общее дело сплачивает людей больше, чем что-либо ». Это был комментарий Крупской, добавившей:« Конфликт внутри [большевистской] группировки был нервным делом ». Она вспомнила это, вернувшись к одному из аргументов. с этими товарищами Ленин «выглядел ужасно, и даже язык его, казалось, поседел». [32]

Сравнение анализа Уайта с более ранним исследованием Зеновии Сохор Революция и культура: противоречие Богданова и Ленина полезно.Сочор предлагает обобщение, которое Уайт, безусловно, принял бы: «Культурные изменения и политика были тесно и постоянно переплетены в революционный период. Спор между Лениным и Богдановым привел к расколу в большевизме, который так и не был полностью устранен, и поставил под сомнение любую связь ленинизма с большевизмом ». Она добавляет детали, согласующиеся с выводами Уайта и других ученых:

Разногласия между Богдановым и Лениным начали проявляться как по философским, так и по политическим причинам.Богданов, хотя и был признанным марксистом, настаивал на непредвзятом отношении к новым философским течениям, утверждая, что некоторые части марксизма, такие как эпистемология, были неполными. Он написал «Эмпириомонизм » (три тома, 1904–06), используя теории Эрнста Маха и Ричарда Авенариуса, как часть попытки заполнить пробелы в марксизме. Ленин сначала, казалось, не осознавал значение «ревизионизма» Богданова (несмотря на предупреждения Плеханова), а затем решил философское перемирие, чтобы сохранить их политический союз.

Ее следующий пункт, однако, о связи между философским спором и практической политикой, сходит с рельсов, что помогает исправить исследование Уайта: «К 1907 году, - пишет она, - независимая полоса Богданова начала проявляться в политике. к тому же, и это пренебрежение «партийной дисциплиной» для Ленина склонило чашу весов против его соратника »[33].

Белый лаконично, но более точно определяет практические вопросы. Он цитирует Богданова, , выступающего за большевистское большинство в 1907 году, утверждая, что

все факторы, вызвавшие революцию 1905 года, продолжали действовать: разрыв между политическим устройством страны и требованиями ее экономического развития, разорение крестьянства, обнищание пролетариата, безработица - все оставалось неизменным. до.Следовательно, объективные исторические задачи революции не были выполнены, и в то же время силы революции не ослабли в корне. Под внешним спокойствием развивались экономические и политические организации пролетариата, как и политическое сознание крестьянства, так что силы собирались для новой решительной революционной борьбы. … В этой ситуации тактические задачи, стоящие перед партией в нынешней буржуазно-демократической революции, заключались в разъяснении массам необходимости народного восстания и созыва учредительного собрания.… Это должно быть основным направлением партийной работы, и любые препятствия для этого должны быть устранены [34].

Несогласие Ленина с этим выражалось в его настойчивых требованиях «отдавать приоритет участию в Думе и использованию других юридических возможностей, таких как профсоюзы и кооперативы». Слишком буйная Дума была распущена царским указом и заменена менее демократичной - тактической альтернативой Богданова: «подготовка к предстоящей революционной борьбе, усиление партии на местах и ​​подготовка активистов для пропаганды социал-демократии».[35] Ленин, а не Богданов, проявил «пренебрежение« партийной дисциплиной », сломав ряды, чтобы проголосовать с меньшевиками.

«Таким образом, человек, озвучивший призыв к вооруженному восстанию, стал призывать нас читать газету Россия ( Россия ), в которой печатались стенографические отчеты о заседаниях Государственной Думы», - позже соратник Богданова Покровский вспомнил. «Какой град насмешек это вызвало над Лениным - на этот раз не со стороны буржуазии, а среди нас! Кто не издевался над ним? Кто его не наживал? Человек потерял огонь, в нем не осталось ничего революционного.Фракцию пришлось отозвать, думскую фракцию ликвидировать; необходимо было немедленно вызвать вооруженное восстание ». Это соответствовало тому, о чем Ленин и Богданов спорили двумя годами ранее [36].

«Большевик, заявляли они, должен быть твердым и непреклонным», - вспоминала позже Крупская, поясняя:

Ленин считал эту точку зрения ошибочной. Это означало бы отказаться от всей практической работы, стоять в стороне от масс вместо того, чтобы организовывать их по реальным вопросам.До революции 1905 года большевики показали себя способными эффективно использовать любую законную возможность, продвигаться вперед и сплачивать массы за собой в самых неблагоприятных условиях. Шаг за шагом, начиная с кампании за чайный сервиз и вентиляцию, они вели массы к национальному вооруженному восстанию. Умение приспосабливаться к самым неблагоприятным условиям и в то же время выделяться и сохранять свои принципиальные позиции - таковы были традиции ленинизма.[37]

Ленин объяснил необходимость, по его мнению, выйти за рамки «переросших… узких рамок« кружков »1902–05 годов», в которых «сплоченные, исключительные» комитеты «профессиональных революционеров» составляли РСДРП. «Несомненно, нынешним руководителям нынешнего рабочего движения в России придется порвать со многими традициями кружка ... чтобы сосредоточиться на задачах социал-демократии в настоящий период. Только расширение партии за счет привлечения пролетарских элементов может в сочетании с открытой массовой деятельностью искоренить все остатки кружковщины.Он добавил, что «переход к демократически организованной рабочей партии, провозглашенный большевиками в… ноябре 1905 г.,… был фактически безвозвратным разрывом со старыми кругозорами, которые пережили свое время» [38]. необходимо для выживания и роста революционной партии, Ленин был полностью готов нарушить фракционную дисциплину, чтобы добиться этого. В конце концов, благодаря неустанным усилиям, включающим немало маневров и манипуляций, и с незаменимой помощью разнообразного числа опытных и энергичных товарищей-большевиков в соответствии с отстаиваемым им подходом, Ленин смог объявить Богданова и его единомышленников за пределами Фракция большевиков.[39]

Богданов и его единомышленники называли себя форвардами по имени большевистского журнала Вперед («Вперед») 1904–1905 годов. Они считали, что именно они защищают «истинный большевизм» (централизованные комитеты профессиональных революционеров, отказ идти на компромисс с царским самодержавием путем участия в его «марионеточном парламенте» и непоколебимая приверженность вооруженной борьбе и революционному восстанию) от того, что они надеялись, что это временные колебания Ленина.Богданов объяснил в 1910 году, что Ленин и другие «пришли к выводу, что мы должны радикально изменить прежнюю большевистскую оценку настоящего исторического момента и держать курс не на новую революционную волну, а на длительный период мирного конституционного развития. Это сближает их с правым крылом нашей партии, товарищами-меньшевиками. ... Большевизм продолжает существовать по-прежнему. ... Товарищи! Перед нами славное дело - политическое, культурное, социальное.Для нас было бы стыдно, если бы лидеры, пережившие свое время, преодолевшие невзгоды, помешали нам его осуществить. ... Мы продолжим свой путь по старому лозунгу - с нашими лидерами, если они того пожелают; без них, если они этого не сделают; против них, если они выступят против нас »[40]

Ленин отнюдь не считал это бахвальством. Еще в 1911 году он жаловался Алексею Рыкову: «Впередисты очень сильные. У них есть школа = конференция = агенты. У нас (и у ЦК) нет.Деньги есть, около 80 тысяч рублей. Думаешь, тебе дадут ?? Неужели вы так наивны? »Как отмечает Уайт,« ситуация внутри группы «Вперед» была не так благоприятна, как предполагал Ленин », хотя, возможно, она была ближе к отметке двумя годами ранее, когда Богданов и его единомышленники были вынуждены из фракции большевиков. [41]

Фактически, после того, как они были вытеснены из фракции большевиков, несмотря на то, что обладали массой талантливых интеллектуалов, значительной казной и полными фракционными правами в РСДРП, форвардисты долго не просуществовали как особая политическая сила.Выстояли, выросли и победили ленинцы-большевики, а не богдановские форвардисты-большевики. Но почему? Это загадка, которую не решает биография Уайта.

Философия и революция

Важным аспектом раскола, как мы уже отметили, был философский. Как, например, определить, что правда, а что нет? «Для Богданова главное заблуждение Ленина заключалось в том, что существует такая вещь, как абсолютная и вечная правда, тогда как на самом деле все истины были относительны и эфемерны.[42] Насколько это так? Насколько теории Богданова (или Ленина и его философского наставника Плеханова) расходятся с марксистским методом анализа, и насколько это расхождение есть, какое это имеет практическо-политическое различие? Изучение Богданова Уайтом, и особенно перевод и распространение работ Богданова, позволит большему количеству людей исследовать, обсуждать и обсуждать такие вопросы. Но как смотрели на это сами участники диспута?

Уайт ясно показывает, что Богданов сам видел тесную связь между философией и революционной деятельностью, что он объясняет, например, в своем эссе 1906 года «Революция и философия».В то время как одни историки рассматривают философскую полемику Ленина как дымовую завесу, другие склонны соглашаться с Джорджем Суэйном в том, что после появления резких тактических разногласий между Лениным и Богдановым Ленин пришел к выводу, что тактические взгляды Богданова являются результатом его немарксистской философии. он предложил. Поэтому его ошибки не могли быть ограничены только этим вопросом [бойкотирования Думы], а повторялись снова и снова ». Это кажется разумным предположением, но вопрос сложный.Помимо расплывчатых ссылок на «цикл идей бойкота», Ленин, кажется, воздержался от проведения смелой и прямой линии от тактики Богданова к философии Богданова. В то же время такая корреляция, по-видимому, действительно существовала в умах спорящих сторон. [43]

На самом деле, философская ориентация Богданова определенно была глубоко привлекательна для многих недавно радикализованных молодых рабочих с интеллектуальными наклонностями и соответствовала психологии ряда воинствующих большевиков praktiki .Было бы ошибкой думать, что те, кого принято считать большевистскими «хардерами», автоматически выстраивались в очередь за Лениным или просто участвовали в философских дискуссиях. Один известный большевистский практический функционер, Иосиф Сталин, писал из бакинской тюрьмы в 1908 году, восхваляя «хорошие стороны» философии Эрнста Маха и призывал к развитию и пересмотру марксизма «в духе Дж. Дицгена» (более раннее философ-социалист, товарищ Маркса и Энгельса, имевший влияние среди единомышленников Богданова).Сталин также поддерживал то, что он называл «отходом от строгого большевизма» - отзыв депутатов от РСДРП из Думы. Рассматривая группу Богданова как впечатляющую альтернативу «другой части (« ортодоксальной ») нашей фракции во главе с Ильичем», он похвалил последние работы Богданова за указание на «отдельные промахи Ильича». Еще в конце 1909 года Сталин критиковал более раннее исключение Богданова из редакции «Пролетарий » и обвинял Ленина в «раскольнической тактике». Лишь в 1910 году, после консолидации большевистского большинства вокруг Ленина, Сталин выразил признательность за его «мудрость».[44]

Интересно рассмотреть взгляды Богданова на то, что произошло. Полагая (как выразился Уайт), «что личные разногласия были неизбежны и действительно необходимы для здоровья партии», он настаивал - поскольку полемические споры вот-вот должны были стать взрывоопасными, - что «до сих пор большевистская фракция, к которой он принадлежал, смог разрешить эти разногласия путем широкого обсуждения, демократического голосования и партийной дисциплины »[45]. Поразительно, что десять лет спустя он придерживался того же мнения.Как белые резюмируют свою позицию:

На заре своего существования, в период 1904–1907 гг., Большевизм был явно демократичным не только по своей программе, но и по взглядам, пронизывающим организацию. Ленин был наиболее опытным и влиятельным политическим деятелем в организации, но никому не приходило в голову ждать, чтобы услышать мнение Ленина, прежде чем формировать свое собственное. Более того, часто по важным вопросам Ленин оказывался в меньшинстве и вынужден был выполнять коллективное решение, против которого он голосовал.

Ситуация начала меняться с победой реакции после поражения революции 1905 года в России. Была ослаблена большевистская организация, сломлена воля большинства ее членов. Ленин и его окружение в то время претерпели значительный поворот вправо. Они заключили союз с меньшевиками, несмотря на сопротивление местных организаций в России. Это был принцип победы лидерства, заставивший его закрепиться. Именно с этого времени многие большевики стали называть себя «ленинцами» - титул, который раньше использовался их противниками в полемике против них.

Богданов далее сказал, что, хотя союз с меньшевиками длился всего несколько месяцев, за ним последовал ряд случаев, когда Ленин был в состоянии провести линию, несмотря на сопротивление членов его собственной партийной фракции. 46]

Лидерство и пролетарская культура: партийная школа Капри

Вышеупомянутое относится к важному размышлению, которое Богданов ранее развил в отношении лидерства, снова резюмированному Уайтом:

Как только человек был назначен лидером и таким образом отличался от остальной части коллектива, возникла опасность авторитарных отношений.Специализированный организатор не был полностью товарищем. Даже если у него не было формальной личной «власти», даже если все товарищи следовали его указаниям добровольно и даже если бы они могли привлечь его к ответственности, все равно оставалась серьезная возможность дрейфа к авторитаризму. Опасность была особенно велика там, где уровень коллективного сознания в организации был невысоким и где роль «авторитета» исполнял посторонний из среды, где преобладал авторитаризм.[47]

Уайт предполагает, что Богданов сам был склонен применить этот анализ к Ленину. Но преобладание такой динамики, безусловно, можно отнести к кому-то вроде самого Богданова. Это выясняется при рассмотрении одного из его самых новаторских проектов.

Перед расколом Богданов и другие форвардисты-большевики при поддержке Максима Горького и энергичного, политически опытного молодого рабочего-большевика по имени Никифор Вилонов создали школу для активистов рабочего класса.Активисты из рабочего класса будут собраны вместе для нескольких месяцев иммерсивного обучения. В дополнение к лекциям по марксистской теории, экономике, истории, темам, связанным с борьбой (профсоюзное движение, аграрный вопрос и т. Д.), Литературе и другим вопросам культуры, студенты будут обучаться публичным выступлениям, проведению собраний и методам общения. газетная печать. Для этого Горький открыл свой просторный дом на средиземноморском острове Капри [48].

В течение многих лет, основываясь на первоначальном опыте обучения рабочих, Богданов разрабатывал концепции, которые привели именно к этому проекту: представление о том, что «интеллигенция играет вспомогательную роль в рабочем движении, и что цель обучения рабочих состоит в том, чтобы сделать их полностью независимыми от интеллигенции », - говорит Уайт.«Действительно, для Богданова неадекватность интеллигенции, ее индивидуализм и последующий метафизический взгляд на мир контрастировали с коллективистским и монистическим мировоззрением рабочих». И все же развитое пролетарское сознание вряд ли было чистым и спонтанно развитым даром от Бога. Богданов пришел к убеждению, что «путь к устранению авторитарного мышления и ограниченности среди рабочих состоит в том, чтобы« создать все новые и новые элементы социализма в самом пролетариате, в его внутренних отношениях и его повседневных условиях жизни: разработать социалистическая пролетарская культура.«То есть он считал, что товарищеское сотрудничество было не только характеристикой социалистического общества, но и средством его достижения» [49]

.

К 1908 году это становилось актуальным практическим вопросом. Поражение революции 1905 года привело к драматической деморализации, особенно среди многих молодых интеллектуалов, бывших частью РСДРП, со значительным исходом из рядов партии. Это «особенно ощущалось во всех партийных организациях, потому что они выступали в качестве партийных секретарей, казначеев, литераторов, , пропагандистов и агитаторов», как указывает Уайт.«С их отъездом эти функции были переданы самим рабочим, но рабочие почувствовали необходимость в получении дополнительных знаний и подготовки для выполнения этих важных партийных задач» [50]

.

Хотя многие из 27 участников были арестованы сразу же по возвращении в Россию, во многих отношениях школа Капри имела успех. Один из студентов вспомнил:

A.A. Богданова слушали с огромным интересом. Он мастерски, иногда даже художественно описал эпохи экономических отношений между людьми.Мы вместе читаем первые главы книги Маркса Das Kapital . Он хорошо знал историю философии, естествознания и математики. Одним словом, он был большим ученым в полном смысле этого слова. Надо добавить, что он был очень хорошим и ответственным товарищем. Он был прост и очень внимателен. Его жена Наталья Богданова, как хорошая мать, присматривала за нами, пока мы учились. [51]

Похвалы ожидали и другие лекторы, такие как Луначарский, Покровский и Горький.Даже несколько присутствовавших ленинско-большевистских рабочих «признали, что знания, полученные на лекциях в школе, были полезными и необходимыми». Но внеклассная деятельность, инициированная студентами-форвардистами-большевиками и преподавателями школы, включала разработку фракционной платформы, противопоставленной ленинскому крылу фракции. Это вызвало возмущение у некоторых учеников (включая работника, который помогал инициировать проект, Никифора Вилонова), которые яростно протестовали и в конце концов ушли из школы.Ленинцы в большевистских изданиях высказывали резкую и открытую критику всего проекта. Когда Богданов попытался вовлечь оставшихся учеников в полемическую реакцию, школьный совет отказался, что заставило Богданова жаловаться на их «трепет перед партийным руководством» (как выразился Уайт) и пригрозить собственной отставкой. 52]

Уайт обобщает более позднюю критику Николая Бухарина, молодого большевика, которого привлекал Богданов, что дает представление о диапазоне мышления Богданова:

Согласно Бухарину, основная идея Богданова заключалась в том, что социалистическое преобразование общества и социалистическая революция должны проводиться в соответствии с заранее разработанным организационным планом.Во-первых, рабочий класс создаст свою собственную науку, разработает свои научные методы во всех областях знания, построит для этой цели рабочие университеты, напишет пролетарскую энциклопедию и т. Д., А затем составит «организационный план», чтобы решить «мировую организационную задания'. Когда все это будет сделано, только тогда можно будет достичь социализма. Поступить иначе было бы «максимализмом» и утопией [53].

К 1910 году разочаровался и сам Горький. «Как вы знаете, я уважаю вас и как мыслителя, и как революционера, - писал он Богданову, - но я не буду отвечать на ваши письма: они слишком суровы, написаны так, как будто вы сержант, а я простой рядовой. в твоем отряде.Более сурово он жаловался на Богданова в письме к другому выдающемуся форварду, Григорию Алексинскому:

.

Мне кажется, что у него темперамент не революционера, но он производитель систем. В нем сильно развита склонность к синтезу, и, как и у всех подобных людей, он консерватор и деспот. Что касается других людей - он их всех презирает, потому что считает себя несравненно более умным и значительным, чем они, отсюда и его высокомерное отношение к ним.Но у него есть талант. Я уверен, что он многого добьется. [54]

И все же возглавляемые им форвардисты-большевики развалились. Предсказанное революционное возрождение не сбылось. Вооруженные группы, созданные Богдановым и Красиным, вели своего рода городскую партизанскую войну, включающую «экспроприации», развращавшие некоторых из них, стали маргинальными в реальной борьбе рабочего класса и, как правило, переросли в простой бандитизм. Теоретические разногласия росли, и некоторые близкие товарищи открыто критиковали культурные теории Богданова.Ожесточенная внутренняя полемика, порожденная Алексинским, деморализовала и отогнала ключевых фигур первоначального форвардистского кластера, включая самого Богданова, который к 1911 году отказался от организованных активистов, чтобы посвятить себя исследованиям и литературным усилиям.

Возможно, как и следовало ожидать, Богданов стремился интегрировать политический опыт 1904–1910 годов в свою философскую систематизацию. В науке организации, которую он обозначил как , тектология , он выдвинул понятие «закона наименьших».Все явления состоят из множества и разнообразных элементов. Структурная стабильность всех систем - механических, физических, психических, социальных и т. Д. - в конечном итоге определяется их самой слабой частью. Для поддержания согласованности более продвинутые элементы должны адаптироваться к наименее продвинутым, иначе система рискует развалиться в самом слабом звене. [55]

Богданов видел опасность того, что закон наименьшего может стать господствующим над человечеством, если он не будет взят под контроль. Он считал, что перед тектологией стоит проблема: как овладеть законом в сфере культуры, чтобы избежать уравнивания по наименьшему общему знаменателю, чтобы главные достижения человечества не были потеряны из-за пережитков варварства, которое угрожало чтобы сокрушить их? [56]

Другая тектологическая концептуализация заключалась в понимании того, что систему можно рассматривать с точки зрения ее контактов с окружающей средой - разветвления при диффузии или ограничения таких контактов более компактной структурой.Богданов «пришел к выводу, что с точки зрения сохранения и развития комплексов, при отрицательном отборе предпочтительнее компактная структура, а при положительном - диффузная структура». [57]

Очевидно, что борьба Богданова была предназначена для преодоления закона наименьшего числа, и тем не менее тот же самый закон наименьшего числа определяет источник его поражения. Кроме того, период реакции после революционного поражения 1905 года повлиял на «взаимоотношения между центральными и местными организациями» РСДРП, разбив относительно разрозненную структуру, так что «партия превратилась в ряд партий. разрозненные группы ».Однако торжество компактности можно было увидеть «там, где сохранялось единство», хотя «только единство программы или догмы стало более жестким». Ленинско-большевистское правое сближение с меньшевиками, «чтобы избежать внутреннего конфликта, приносятся в жертву некоторые программные и тактические элементы», и «члены организации, которые недовольны слиянием или могут быть препятствием для его осуществления, выбрасываются.’[58] Дальнейшая разработка:

С тектологической точки зрения попытка Ленина в 1909 году расколоть большевистскую фракцию и объединиться со сторонниками Плеханова среди меньшевиков была обречена на провал. В ходе маневра ленинцы избавились от левого крыла большевиков, а Плеханов отделил свою группу от «ликвидаторского» правого крыла меньшевиков. Тогда от большевиков-ленинцев и «партийных меньшевиков» потребуется сформировать сплоченную центральную организацию.Однако две фракции стали настолько отдаленными, что желаемое слияние оказалось невозможным, и организация рухнула в точке наименьшего сопротивления. Центровая группировка сил Ленина и Плеханова не образовалась, и вместо двух фракций их стало четыре [59].

Тем не менее, усилия Ленина по созданию последовательной версии РСДРП из долгожданной конференции о единстве с «партийными меньшевиками» в 1912 году продвинулись вперед без Плеханова. Ленин не был связан схемой Богданова, работал с тем, что у него было, и с товарищами-единомышленниками создал сплоченную организацию, которая смогла установить связь с местными организациями по всей России, одновременно улавливая ветер радикализирующего подъёма рабочего класса в 1912 году. 14.Столкнувшись с ужасающими опустошениями Первой мировой войны, но затем им помогли ленинские большевики, они оказались силой, способной играть все более активную роль, в конечном счете, руководящую роль в революционных переворотах 1917 года.

Революция, Культура, Кровь

Богданов был призван в российскую армию в качестве военного врача во время Первой мировой войны. Травмы войны не помешали ему писать, но он отсутствовал в городских центрах, в которых царизм был свергнут в феврале / марте, в которых развернулась борьба за власть между ориентированным на буржуазию Временным правительством и советами рабочего класса и в которых к власти пришли большевики при Ленине и Троцком.

Некоторые видные старые форварды присоединились к большевикам. Луначарский и Покровский, которые заняли видные посты в новом Народном комиссариате просвещения, также стремились вернуть Богданова в ряды большевиков, и было сказано, что Бухарин и даже Сталин сделали то же самое, хотя Ленин и Богданов, похоже, выдержали взаимная антипатия. Богданов занимал независимую позицию и, по крайней мере, умеренно критиковал большевиков, хотя он критически поддерживал большевистскую революцию и советский режим.

Рассказ

Уайта предполагает систематическое преследование Богданова, организованное Лениным, но этот вопрос заслуживает более внимательного изучения. Верно, что Ленин открыто и настойчиво критиковал идеи своего старого товарища, следил за тем, чтобы новое издание Материализм и эмпириокритицизм было опубликовано с антибогдановским вступительным эссе большевистского активиста-ученого Владимира Невского, и выразил озабоченность очевидным влиянием идей Богданова на творчество таких товарищей, как Бухарин.Но в тот же период, с 1917 по начало 1920-х годов, Богданов мог действовать с достаточной степенью свободы, много писал, имел возможность публиковать свои сочинения и оказывал значительное влияние в рамках нового порядка. «В начале 1920-х годов именно работы Богданова были стандартными трудами по социалистической и марксистской теории, - по словам Уайта, прошедшим ряд редакций, - и широко изучались в советских учебных заведениях» [60]

.

Богданов также был теоретиком-основателем и организатором движения «Пролетарская культура» [ Proletcult ], которое начало развиваться еще до большевистской революции, но к 1920 году насчитывало более 400000 членов - художников, писателей, музыкантов, ученых и, в большей степени, из рабочего класса, действующего в кооперации с Народным комиссариатом просвещения, возглавляемым давним товарищем Богданова Анатолием Луначарским.[61] Хотя некоторые ссылки на взгляды Богданова на необходимость развития пролетарской культуры и пролетарской науки уже предлагались выше, более полное изложение его взглядов предлагается в исследовании Уайта.

Богданов «отстаивал целостность пролетарского мировоззрения, незапятнанного и неизменного манипуляциями классово-чуждых элементов», - отмечает Линн Малли в своей истории Proletcult , хотя она добавляет, что «он определенно не подвергал сомнению свою способность излагать мысли пролетариата.[62] Движение Proletcult этого периода, однако, вряд ли следовало единому набору идей - это было сложное социальное и культурное движение со многими конфликтующими программами, как показал Малли, с «неоднородным социальным составом и ... разнообразная культурная практика »[63]. Вероятно, многие отвергли бы относительно консервативное представление Богданова о том, что, как резюмирует Уайт, следовало бы следовать не `` декадентской '' художественной моде `` модернизма '' и `` футуризма '' (представленной, например, поэтом Владимир Маяковский), а скорее «простые, ясные и чистые формы таких великих мастеров, как Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Некрасов и Толстой».[64]

Хотя это соответствовало хорошо известному культурному консерватизму Ленина, однако, он глубоко недоверчиво относился к теоретической ориентации Богданова и сосредоточил значительные усилия на передаче Proletcult под более строгий контроль Народного комиссариата просвещения, а также на борьбу с ним. Влияние Богданова в нем, достигнув высшей точки в отставке Богданова в конце 1921 года. [65]

Два года спустя Богданов был арестован ЧК.«Хотя я окончательно отказался от политики, она не оставила меня, - писал Богданов, - как показал мой арест в сентябре-октябре 1923 года». Далее Уайт цитирует (некритически) из мемуаров Виктора Сержа 1942 года, что Ленин «имел Богданов, его старый друг и товарищ, заключен в тюрьму за то, что этот выдающийся интеллектуал поставил перед ним смущающие возражения. «Серж, безусловно, выдающийся свидетель, и более содержательная цитата, из которой вырывается этот приговор, имеет веское значение. Серж говорит нам, что, хотя Ленин описывает диктатуру пролетариата как «самую широкую возможную рабочую демократию», и что «он верит в это и хочет, чтобы так и было», его режим был противоречивым - предоставлял некоторые свободы тем, кого считали сторонниками или сторонниками. потенциальных сторонников, но слишком часто подавляющих левых, которые считались представляющими контрреволюционную угрозу.[66]

Но, как должен знать Уайт, в данном случае Ленин этого не делал. Спустя три десятилетия после того, как это произошло, Серж неправильно вспомнил. В марте 1923 года у Ленина случился третий инсульт, он был серьезно и все более и более недееспособен, менее чем через четыре месяца перенес четвертый инсульт и скончался. В тот момент он был не в состоянии управлять преследованием и отдавать приказ об аресте старого оппонента. Сам Уайт предлагает реальную историю. Глава ЧК, яростный и бескомпромиссный пурист Феликс Дзержинский, был убежден, что Богданов был активен в незаконной организации, выпускающей газету Рабочая правда , которая осуждала Коммунистическую партию как потерявшую связь с пролетариатом и призывала к « новая рабочая партия, чтобы бороться за демократические условия, в которых рабочие могли бы отстаивать свои интересы ».В одной из его статей использовалась терминология Богданова и цитировались его произведения. Богданову, наконец, удалось организовать обширную личную встречу с Дзержинским, чье «отношение полностью изменилось после часа разговора», и который вскоре после этого освободил его. [67]

Оценка Богдановым России после 1917 года содержала интересные элементы, связанные с его общей философской и теоретической работой. Один из аспектов этого заключался в резком различии с бывшим единомышленником Владимиром Базаровым, который, повторяя некоторые из работ Ленина, считал, что переходная форма между капитализмом и социализмом была тем, что Базаров называл государственным капитализмом (государственное регулирование экономики, вызванное войной, возникшего во время Первой мировой войны), которую Богданов назвал «военным коммунизмом».Богданов утверждал, говорит нам Уайт, «что существует огромная разница между социализмом, который был прежде всего новой формой сотрудничества, и военным коммунизмом, который был особой формой потребления, авторитарной организацией массового паразитизма. военнослужащие, не производящие никакой ценности] и уничтожение. «Экономика», действовавшая в Советской России в период с 1918 по 1921 гг., «состояла из« попытки управлять скудными ресурсами в условиях спирали экономического спада ». Этот предполагаемый переход к социализму был, по словам Богданова, «отвратительной карикатурой… рожденной войной и старым порядком».[68]

В сочетании с этим «военным коммунизмом» был тот факт, что основу нового режима составляли слабый рабочий класс и очень большое количество солдат, в результате чего тектологический «закон наименьшего» утверждал себя с удвоенной силой: «Рабочий» а солдатская партия объективно была просто солдатской. И было поразительно, до какой степени большевики были преобразованы таким образом; они усвоили логику казармы, все ее методы, всю ее особую культуру и идеалы.Фактически, господствовала «логика бараков в отличие от логики фабрики», когда каждый вопрос теперь рассматривался «как вопрос силы, а не как вопрос организованного опыта и труда». Он свел понятие социализма к «разгрому буржуазии и захвату власти» [69].

Тем не менее, как Богданов объяснил Бухарину, «хотя он не согласился с анализом ситуации партией большевиков, он признал объективную необходимость ее политики».Он считал работу Бухарина и его товарищей трагической. Белый суммирует:

Кровь и грязь, замешанные в революции, были чрезмерными, но виноваты были не отдельные люди, а отсталость страны. Богданов заверил Бухарина, что большевики вряд ли потеряют голову и власть. Опасность заключалась в том, что будет утрачен идеализм, вдохновлявший Бухарина в прошлом [70].

Отвергнутый политическими и культурными усилиями, Богданов вернулся к прежним научным и медицинским интересам.В середине 1920-х он смог собрать группу единомышленников для изучения и экспериментов с переливаниями крови. К этому времени Сталин и Бухарин были на вершине власти, а в 1926 году было официальное разрешение на создание инновационной исследовательской клиники под руководством Богданова. Научный историк Николай Кременцов описывает исследование Богданова 1927 года «Борьба за жизнеспособность » как текст, который, отражая работу Богданова, «применил основной принцип своей« пролетарской науки »к исследованиям переливания крови и сформулировал« тектологическую »теорию. старения и омоложения в качестве теоретической основы как его видения «физиологического коллективизма», так и его исследовательской программы по обмену крови.’[71]

Уайт кажется некритичным, предполагая, что Богданов занимался хорошей наукой. Кременцов, более критично, не соглашается. Богданов умер при экспериментальном кровообмене в 1928 году.

Наследие Богданова

«Что бы Богданов ни изучал, будь то медицина, естествознание, математика, политическая экономия, социология или философия, он всегда изучал это основательно и глубоко», - вспоминал Анатолий Луначарский, согласно аннотации Уайта к написанному им некрологу.«Талант Богданова заключался в способности использовать свои огромные знания в построении и изложении схем мышления». Он добавил, что «наиболее характерной чертой ума Богданова было принуждение свести великую множественность бытия к числу повторяющихся разновидностей немногих. основные законы », что, к сожалению, заключил он,« породило определенный схематизм »[72]

«История завербовала его для своей политики; его личные наклонности сделали его философом. В обоих этих областях он потерпел поражение », - прокомментировал другой старый товарищ М.Н. Покровский. «Но как один из культурных героев, погибших на своем посту, он останется в памяти многих поколений, возможно, он останется там навсегда». [73]

Forever - это надолго. Но то, что делают Джеймс Уайт и другие, работающие над поиском Богданова, - это сделать доступными для новых поколений во всем мире вклад чрезвычайно важного революционного мыслителя. Есть старые вопросы, над которыми еще предстоит разобраться, и не последними из них являются вызовы, поставленные Лениным в Материализм и эмпириокритицизм и эссе Доминика Лекура «Богданов, зеркало советской интеллигенции».Ленин настаивал: «Пусть Богданов, принимая в лучшем смысле и с лучшими намерениями все выводы Маркса, проповедует [эмпириомонистское представление] о« тождественности »общественного бытия и общественного сознания; мы скажем: Богданов без «эмпириомонизма» (точнее, без махизма) - марксист ». То, что говорит Лекур, в некотором смысле кажется более серьезным:« Богдановская система оставалась неисчерпаемым резервуаром для словесных «левых» тем. сталинской пропаганды », особенно с его концептуализацией« пролетарской науки ».[74]

Какие бы выводы ни делались по этим вопросам, важность Богданова ими не ограничивается (как, впрочем, и Ленина). Как отмечает К. Дженсен сформулировал это в новаторском исследовании сорок лет назад: «В мысли Богданова есть нечто большее, чем эпистемологическая позиция, которую Ленин не одобрял» [75]. , и дебаты. [76] Взаимодействуя с тем, что павшие товарищи делали в прошлом, можно более полно понять, что произошло в прошлом, но также иногда можно усвоить соответствующие идеи и сложные подходы для настоящего и будущего, извлекая уроки из сделанных ошибок и сделанных правильно.

Список литературы

Биггарт, Джон 1981, «Антиленинский большевизм»: передовая группа РСДРП », Canadian Slavonic Papers / Revue Canadienne des Slavistes , 23, 2: 134–53.

Биггарт, Джон, 2016, «Социология искусств Богданова», доступно по адресу:

Биггарт, Джон и Джеймс Д. Уайт [без даты], Введение к «Воспоминаниям Натальи Богдановны Корсак (Малиновской)», доступно по адресу:

Богданов [Богданов], Александр Александрович 1923, Краткий курс экономических наук , перевод Дж. Файнберга, Лондон: Коммунистическая партия Великобритании, доступно по адресу: .

Богданов, Александр Александрович, 1962, «Письмо всем товарищам», в Daniels (ed.) 1962.

Богданов, Александр Александрович 1984, Красная звезда: Первая большевистская утопия , перевод Чарльза Роугла, Блумингтон: издательство Индианского университета.

Богданов, Александр Александрович 2019, Философия живого опыта: популярные очерки , переведено и отредактировано Дэвидом Дж. Роули, Исторический материализм Книжная серия, Чикаго: Haymarket Books.

Богданов, Александр Александрович 2020, Эмпириомонизм: Очерки философии, книги 1–3 , переведены и отредактированы Дэвидом Дж. Роули, Исторический материализм Серия книг, Лейден: Brill.

Исааксон, Вальтер 2007, Эйнштейн, его жизнь и вселенная , Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Дженсен, К. 1978, За пределами Маркса и Маха: «Философия живого опыта» Александра Богданова , Дордрехт: издательство D. Reidel Publishing Company.

Кременцов, Николай 2011, Марсианин, оказавшийся на Земле: Александр Богданов, Переливание крови и пролетарская наука , Чикаго: University of Chicago Press.

Крупская, Надежда Константиновна 1930, Воспоминания о Ленине , в двух томах, Нью-Йорк: International Publishers.

Крупская, Надежда Константиновна 1970, Воспоминания о Ленине , Нью-Йорк: International Publishers.

Lecourt, Dominique 1977, Proletarian Science? Дело Лысенко , Лондон: Новые левые книги.

Малли, Линн 1990, Культура будущего: Движение Пролеткульта в революционной России , Беркли: Калифорнийский университет Press.

Mason, Paul 2015, PostCapitalism: A Guide to Our Future , New York: Farrar, Straus and Giroux.

Невский, Владимир 2017, «Диалектический материализм и философия мертвой реакции (1920)», доступно по адресу:

Нимц, август Х. 2019, Бюллетень, улицы или и то, и другое? От Маркса и Энгельса до Ленина и Октябрьской революции , Чикаго: Haymarket Books.

Павлов Евгений В. 2013, «Николай Бухарин о жизни А.А. Богданова, Platypus Review , 57, доступно по адресу:

Покровский, Михаил Николаевич 1970, Россия в мировой истории: Избранные очерки , перевод Романа и Мэри Энн Спорлюк, Анн-Арбор: Издательство Мичиганского университета.

Шеррер, Ютта 1999, «Взаимоотношения между интеллигенцией и рабочими: случай партийных школ на Капри и Болонье», в Рабочие и интеллигенция в России поздней империи: реалии, представления, размышления , под редакцией Реджинальда Э. Зельник, Беркли: Международные и региональные исследования, Калифорнийский университет в Беркли.

Serge, Victor 2012, Memoirs of a Revolutionary , переведено Питером Седжвиком с Джорджем Пайзисом, Нью-Йорк: New York Review Books.

Сочор, Зеновия А. 1988, Революция и культура: противоречие Богданова и Ленина , Итака, Нью-Йорк: издательство Корнельского университета.

Суэйн, Джеффри Р. 1982, «Введение редактора», в Протоколы Совещания Расширенной Редакции «Пролетария« Июнь »1909 [ Труды заседания расширенной редакционной коллегии« Пролетариев », июнь 1909 г. ], Миллвуд, Нью-Йорк. : Международные публикации Крауса.

Суэйн, Джеффри Р. 1983, Российская социал-демократия и легальное рабочее движение: 1906–14 , Лондон: Macmillan Press.

Такер, Роберт К. 1973, Сталин как революционер 1879–1929: исследование истории и личности , Нью-Йорк: W.W. Нортон.

Wark, McKenzie 2016, Molecular Red: Theory for the Anthropocene , London: Verso.

Вебер, Герда и Герман Вебер 1980, Ленин: жизнь и творчество . Лондон: Macmillan Press.

Уайт, Джеймс Д. 2019, Красный Гамлет: Жизнь и идеи Александра Богданова , Исторический материализм Книжная серия, Чикаго: Haymarket Books.

Уильямс, Роберт К. 1980, «Коллективное бессмертие: синдикалистские истоки пролетарской культуры, 1905–1910», Slavic Review , 39, 3: 389–402.

Едлин, Това 1999, Максим Горький, Политическая биография . Вестпорт, Коннектикут: Praeger.


[1] Богданов 1984. (Хочу поблагодарить Йоста Кирша и Джона Ридделла за вдумчивые отзывы о более раннем варианте этой статьи.)

[2] Павлов 2013.

[3] См.

[4] Едлин 1999, стр. 85.

[5] Lih 2008; этот и связанные с ним вопросы обсуждаются в Le Blanc 2014, pp. 13–14, 53–76.

[6] Белый 2019, стр. 463.

[7] Ленин 1977а, с. 46, 48.

[8] Богданов 1923, с. Версия

[9] Богданов 2019, с. 52, 54, 100, 101, 137.

[10] В 1915 году Эйнштейн заметил, что «теория относительности напрашивается на себя в позитивизме», и, в частности, «ход мысли Маха оказал большое влияние на мои усилия».Однако к 1931 году он перешел к немахистской формулировке: «Вера во внешний мир, независимый от восприятия, является основой всего естествознания» (Isaacson 2007: 82, 349). Хотя это соответствует критике Маха со стороны Плеханова, Ленина и других, Богданов утверждал, что было бы «грубым недоразумением» отождествлять позицию Маха с представлением о том, что материальная реальность - это не что иное, как человеческое восприятие. Согласно Богданову, физические реальности (взаимосвязанный ряд элементов) существуют независимо от человеческого восприятия (другой взаимосвязанный ряд элементов), а человеческое восприятие не безупречно улавливает воспринимаемые физические реальности.Он видел свой подход как отсеивание ошибочных восприятий, чтобы продвинуть коллективное понимание и изменение реальности (Богданов, 2019, стр. 132–6).

[11] Белый 2019, стр. 93.

[12] White 2019, стр. 93–4.

[13] White 2019, стр. 143–4.

[14] White 2019, стр. 288–9. См. Также Gare 2000.

[15] Белый 2019, стр. 289.

[16] Белый 2019, стр. 318.

[17] Белый 2019, стр. 459.

[18] Белый 2019, стр. 86.

[19] Белый 2019, стр.244.

[20] Белый 2019, стр. 85.

[21] White 2019, pp. 103, 108. Вопреки предположению Уайта, первоначальное убеждение в том, что между большевиками и меньшевиками нет «непреодолимых» различий, также было точкой зрения Ленина - см. Le Blanc 2015, pp. 65–6.

[22] White 2019, стр. 114, 117.

[23] Белый 2019, стр. 109.

[24] Ленин 1977б, стр. 453, 456, 459.

[25] White 2019, стр. 88–9.

[26] White 2019, стр. 126, 129, 166, 418.

[27] Le Blanc 2015, стр. 115–28.

[28] White 2019, стр. 131, 114, 115.

[29] Белый 2019, стр. 128.

[30] Белый 2019, стр. 142.

[31] Крупская 1970, с. 153, 156.

[32] Белый 2019, стр. 342; Крупская 1970, с. 193.

[33] Сочор 1988, стр. 4, 7.

[34] White 2019, стр. 180–1.

[35] White 2019, pp. 250, 251. Подробное резюме см. В Nimtz 2019, pp. 221–5.

[36] Покровский 1970, с.190.

[37] Крупская 1970, с. 167.

[38] Ленин 1978, с. 104–5.

[39] См. Le Blanc 2015, стр. 139–41, и Swain 1983.

[40] Ле Блан 2015, стр. 137; Богданов, «Письмо всем товарищам», в Daniels (ed.) 1962, стр. 62, 63.

[41] Белый 2019, стр. 281.

[42] Белый 2019, стр. 245.

[43] Swain 1982, p. хх.

[44] Ле Блан, 2015, стр. 148–9; Такер 1973, стр. 149; Уильямс 1980, стр. 398–9.

[45] White 2019, стр.215–16.

[46] White 2019, стр. 362–3.

[47] Белый 2019, стр. 243.

[48] Белый 2019, стр. 250. Вилинов написал философское эссе, которое Богданов подробно процитировал в 1913 году, после смерти Вилинова (см. Богданов 2019, с. 191, 8–9, 11–12). Подробнее о Вилинове см. Scherrer 1999, стр. 179–82.

[49] White 2019, стр. 14, 208–9.

[50] Белый 2019, стр. 226.

[51] Белый 2019, стр. 250.

[52] White 2019, стр. 251–3. Подобные жалобы на предполагаемый «патернализм» Богданова всплыли бы в 1920 году в рамках движения Proletcult - см. Biggart 2016, p.18.

[53] Белый 2019, стр. 372.

[54] Белый 2019, стр. 265.

[55] Белый 2019, стр. 298.

[56] Белый 2019, стр. 299.

[57] Там же.

[58] White 2019, стр. 300, 302.

[59] Белый 2019, стр. 337.

[60] Невский 2017; Белый 2019, стр. 408.

[61] См. Mally 1990 и Fitzpatrick 1971 для получения ценной информации о Proletcult и связанных с ним вопросах.

[62] Mally 1990, стр. 107, 384

[63] Mally 1990, стр.xxiii – xxiv.

[64] Белый 2019, стр. 384.

[65] White 2019, стр. 419–29.

[66] Белый 2019, стр. 431; Serge 2012, стр. 157.

[67] Weber and Weber 1980, p. 197; Белый 2019, с. 429–31.

[68] White 2019, стр. 370–1. Некоторые мысли Богданова соответствуют материалу, представленному в Le Blanc 2017.

[69] White 2019, стр. 373–4.

[70] White 2019, стр. 418–19.

[71] Кременцов 2011, с. 12.

[72] White 2019, стр.455–6.

[73] Белый 2019, стр. 456. Джон Биггарт отмечает, что, обсуждая их старого товарища в конце 1920-х, Лунарчарский размышлял о том, что «в философском споре между Богдановым и Лениным было слишком рано говорить, где должна быть проведена грань между ортодоксией и ересью», в то время как Покровский настаивал. что ценность мысли Богданова станет «очевидной, когда период 1905–1917 гг. можно будет увидеть в перспективе» (Biggart 1981, p. 151).

[74] Ленин 1970, с. 337; Лекур 1977, стр.143. Первую попытку автора, разработанную в конце 1980-х годов, понять смысл наследия Богданова, можно найти в Le Blanc 2015, pp. 129–52.

[75] Дженсен 1978, стр. 14.

[76] Предвкушение того, что, несомненно, станет волной новых усилий с использованием Богданова, можно найти в Mason 2015, стр. 219–21, и Wark 2016, стр. Xvii, 3–61, 224–5.

Александр Богданов - КОСМОНАВТ

Ренато Флорес обсуждает приватизацию научных знаний и исследует усилия революционных движений по демократизации этих знаний, чтобы помочь развитию коммунистического подхода к науке.

Известную цитату «знание - сила» можно истолковать двояко. Во-первых, знание - это власть над природой: оно дает нам возможность освободиться от естественной необходимости. Знание - это прометеев, это украденный огонь, который готовит нашу еду и согревает нас, сосуд, который дал нам цивилизацию. Второй способ прочитать эту цитату более зловещий: знание - это власть над другими . Современное вооружение позволяло Европе доминировать в мире на протяжении веков.Технология видеонаблюдения позволяет современному государству реагировать на внутренние потенциальные угрозы до того, как они станут реальностью. Доминирование может быть незаметным: знание права остается за юристами, элитным профессиональным сектором общества. Это означает, что бедные люди по-прежнему находятся в невыгодном положении в суде, потому что их доступ к знаниям ограничен, даже если предположить, что государство является нейтральным.

Маргинализованные сообщества либо озадачиваются, либо начинают подозрительно относиться к науке, если не обоим сразу, потому что знания используются для их угнетения.Но здесь упускается вопрос - как были приобретены знания о современном вооружении? И почему это было эксклюзивно для некоторых народов? Популярная история науки гласит, что несколько великих умов произвели все знания, находясь на службе у государства. Запад стал великим благодаря экспериментам Галилея в веницианском арсенале и школе Генриха Мореплавателя в Сагреше. Научное остроумие «немногих» прекрасно вписывается в дарвиновскую историю мира. Западная цивилизация доминировала в мире, потому что они были (возглавлялись) самыми умными и, следовательно, наиболее приспособленными, в то время как остальной мир застрял в примитивном мистицизме.Бремя Белого человека заключалось в том, чтобы нести в мир знания.

Но эта история науки - очищенная и искаженная одна из ее материальных реалий. Знания неразрывно связаны с трудом и практикой. Люди с низким уровнем иерархии часто создают его, и он присваивается и крадется более уважаемыми людьми или учреждениями. Онисим, раб, который использовал древние африканские знания, чтобы сделать прививку от оспы поселенцам Новой Англии, является лишь одним из многих примеров.Мы помним его имя только потому, что его владелец, Коттон Мазер, раскрыл источник своих методов. Но список забытых имен огромен: целые области, такие как фармакология, глубоко обязаны ацтекам и инкам.

Полный исторический отчет о присвоении-приватизации науки дан в книге Клиффа Коннера «Народная история науки ». Древние писцы разработали более совершенные системы счета, чтобы работать более эффективно, в то время как доисторические строители были вынуждены считаться с понятиями геометрии.С появлением централизованного государства сила этого знания все больше и больше предназначалась для исключительного использования правящими классами. И с этой приватизацией знания больше не были связаны с практикой, и идеализм вернулся обратно. Пять правильных многогранников стали сакральной геометрией. Астрономы выступали в роли священников, предсказывая урожай, в то время как низшие касты продолжали жить своей жизнью, теперь обязанные знаниям, накопленным их предками.

Древние египетские ремесленники

Кульминацией древнего идеализма является строгая антиэмпирическая программа Платона.Возвышение и сакрализация Истины достигли своего предела в Формах, расположенных за пределами материальной сферы и доступных только через процесс обучения, который принесет воспоминания о прошлых жизнях. Эта программа не очень способствовала дальнейшим исследованиям: как только «официальная» линия была раскрыта, оспорить ее было невозможно. Аристотель, величайший ученик Платона, должен был отказаться от чистого идеализма, чтобы вновь включить в себя роль наблюдения и эксперимента. Но система Аристотеля все еще страдала от многих априорных рассуждений.

Еще более важным для нашей истории является то, что Платон был отцом элитарной группы ученых-философов: Академии. В идеальной республике Платона философы были королями, в то время как другие касты имели доступ только к вульгаризированной и контролируемой версии Истины. Лицей Аристотеля мало что изменил в этой фундаментальной идее об элите, которая имела право править, потому что была воспитана в добродетели. И благодаря непрерывности и разрывам эта зародышевая идея сохранилась до наших дней.Эллинистические академии передали эстафету христианской церкви, став первой заменой в длинной цепи, ведущей в настоящее.

После падения Рима Европа пережила период застоя, когда знания были потеряны. За этим последовала схоластика средневековья, когда как переводы старых, так и новых произведений из исламского мира были получены через отвоеванную Испанию. Но даже схоластика свела академический поиск истины к комментариям философов, в частности Аристотеля и Аверроэса.Это было во многом идеалистическое стремление, и Петрарка высмеивал аверроистов как людей, которые «могли многое рассказать о […], сколько волосков в гриве льва», но «ничего не сделали бы для благодатной жизни». В то время как Петрарка формулировал гуманистическую критику схоластики, все, что можно было применить к материалистической критике, - научное знание мало что могло сказать о практической жизни.

Тем временем накопление материальных знаний продолжалось за пределами европейской сферы.Научная революция могла увидеть свое рождение в трудах Ибн аль-Хайсама. Он открыл принципы оптики, объединив аристотелевское системное мышление и тщательные эксперименты. Опираясь на свой опыт гражданского инженера, аль-Хайтам создал одну из первых известных формулировок научного метода. Но исламский мир подвел по одной составляющей. Даже если европейские монахи оставались далеки от порождения материальных знаний, Церковь и университеты обеспечивали структуру для научной формализации и институциональной памяти, которой не было на Ближнем Востоке.Новая Академия ждала своего рождения, желая замены схоластических диспутов практическими трактатами.

Ибн аль-Хайсам

Зильсельская диссертация была одной из первых атак на официальную историю науки. Зилсель утверждает, что научная революция была не только продуктом великих умов. Это произошло, когда сошлись два течения: ремесленники-экспериментаторы генерировали Знания, а секции Академии обеспечивали метод их организации. Точно так же, как Социал-демократическая партия была слиянием рабочего движения и социалистической теории, принесенной извне, наука родилась, когда мятежники интеллигенции решили объединить свои методы с практическими знаниями ремесленников.Фрэнсис Бэкон вытеснил аристотелевский Органон , превосходный инструмент схоластики, своим собственным Novum Organon , новым способом систематизации знаний. Бэкон понял, что университетские науки «походили на статуи, которым поклонялись и чествовали, но не двигались и не развивались». Его проект по возрождению науки проходил через систематизацию накопленного опыта мастеров по изменению природы.

Видение слияния Бэконом было искажено. Два течения не выдержали бы одинаково.Вместо этого в его утопическом « New Atlantis » изложено всеобъемлющее видение футуристического и очищенного научного учреждения, которое взошло на престол, присвоив знания низших классов. Новые короли-философы во многом были такими же, как и старые, просто они действовали по новому методу. У них была монополия на доступ к систематизированным знаниям и даже у них была власть над государством: Ученые Дома Соломона даже имели право хранить научные открытия для себя.Это не была новая идея - Платон уже предполагал, что население будет обучено вульгарному видению мира, достаточному для выполнения их предопределенной роли. Но монополия Бэкона на знания теперь станет реальной силой: она основана на материально применимой Истине, которая может связывать и доминировать; а не бесконечные споры и аннотации о происхождении Вселенной.

Идеи Бэкона олицетворяли зарождающуюся буржуазию. Несмотря на свою утопию, Бэкон не был революционером.Он был верным слугой английского двора и разрабатывал план его укрепления. Его проект был проектом пассивной революции, когда одна элита заменялась другой. Но в течение 16-17 веков будущее Европы было спорным. Монополия католической церкви была окончательно сломлена, и в воздухе витали радикальные и утопические проекты. Еще одно утопическое предложение, Кампанеллы «Город Солнца » - это достойная работа, позволяющая ремесленникам и крестьянам попасть в город, о котором вы мечтали.Обмен знаниями: стены города были изображениями нарисованной энциклопедии, открыто всем показываемой. Но Кампанелла полагался на заговор элит, чтобы достичь своей утопии, и большую часть своей жизни провел в тюрьме.

Город Солнца Кампанеллы

Парацельс был единственным радикальным ученым того времени, построившим существенное движение за его спиной. Опираясь на свой опыт медика на рудниках, он дал научный голос ремесленному пониманию медицины, выступая против существующих различий между простыми мануальными хирургами и высокими врачами, которые никогда не касались тела.Парацельс поддерживал радикальную реформацию и немецкую крестьянскую войну. Он основал движение народных целителей для народа, которое должно было демократизировать доступ к медицине. Движение Парацельса будет расти только после смерти Парацельса. Он был революционным, потому что стремился разрушить монополию на знания и демократизировать его власть. Парацельсианство станет одной из основных целей атаки Бэкона, которую он справедливо считал опасной угрозой установившемуся порядку.

Факел мятежной науки пронесся вперед.Как мы увидим, каждый крупный социальный бунт ставит вопрос о демократизации знаний. Диггеры, самая радикальная фракция английской революции, также предложили радикальную образовательную программу. Их лидер, Джеррард Уинстенли, потребовал, чтобы избранный неспециалист преподавал науку в каждом приходе и чтобы эти знания можно было применить к проблемам повседневной жизни. Но разгром радикалов во время английской революции оборвал эту программу. Баконианство возобладает, и использование науки против людей станет обычным делом.Новое научное учреждение было сформировано в Королевских обществах, частично аристократических, частично буржуазных. По мере того как новый Органон одерживал победу над старым, знания накапливались, если не были прямо украдены у недавно колонизированных людей. Капитализм расширился, и перед наукой была поставлена ​​задача изобрести более эффективные машины, которые заменят квалифицированных рабочих и увеличат производительность. Просвещение было временем, чтобы отметить роль разума в освобождении человечества от его незрелости. Но когда технология стала методом снижения квалификации и дисциплины рабочей силы, Руссо провозгласил, что прогресс делает человека менее свободным.

Буржуазия побеждала в битве за идеологическую гегемонию, и картезианское механистическое представление о природе стало общей позицией. В период, предшествующий Французской революции, была опубликована Энциклопедия Дидро и Даламбера , ставшая важной вехой для восходящей буржуазной науки. Это должно было изменить образ мышления людей. Он активно бросал вызов религиозному авторитету и был осужден католической церковью. Энциклопедия также прославляла ремесленные знания и воспевала ремесленников.Но извращенное слияние буржуазной науки подавило эту часть уравнения. Даже когда их практические знания были повышены, сами ремесленники были исключены из научного сообщества.

Французская революция обнажила противоречия между ремесленниками и Академией. После начала революции в 1789 году ремесленники объединились в свободные ассоциации, которые бросили вызов монополии Академии на науку. Эти свободные ассоциации стремились демократизировать доступ к знаниям, сделав их доступными для всех.Но теперь, когда монархия ушла, недавно освобожденные буржуа и аристократы Академии стремились еще больше укрепить свою власть над тем, что считалось приемлемой наукой. Это привело к неизбежному конфликту. Предложение Кондорсе о том, чтобы сделать Академию еще более элитарным учреждением, вызывало недовольство ремесленников без кюлотов. После радикализации революции в 1793 году санкюлоты одержали временную победу. Академию закрыли, потому что она по праву считалась недемократическим и аристократическим учреждением.Бэконовская наука была в бегах, и популярная наука за короткий период впервые достигла настоящего триумфа. Термидор положит этому конец, восстановив академию на еще более элитарной основе.

Термидорианская академия ускорит специализацию. Наука медленно, но верно будет поставлена ​​на эффективную службу капиталу, продолжая при этом на словах просвещать низшие классы. Страсть, чувство и гуманизм были изгнаны из академии. Производство знаний превратилось в рабов наживы, замаскированное научным нейтралитетом.Однако это было лишь одним из возможных вариантов будущего. Когда абсолютная власть церкви и короля рухнула, во французском 18 веке также наблюдались безудержные спекуляции о новых мировых системах и других способах организации знания. После обличительной речи Руссо против прогресса его интеллектуальные наследники стремились восстановить натурфилософию, которая объединила все знания и использовала их для использования человечеством, а не для использования Капитала. Они требовали, чтобы наука имела моральную составляющую, если она не должна была равняться необработанному оружию в руках угнетателей.Общая ньютоновско-картезианская парадигма изучения и понимания явлений при полном разделении соответствовала буржуазному примату индивида над коллективом. В противоположность этому Бернардин де Сен-Пьер лучше всего сформулировал антиредукционистскую науку. Он восстал против тенденции разделять и специализироваться, подчеркивая взаимосвязанность мира. Но его новая система была холодно принята Академией, которая все больше ориентировалась на капиталистическое использование науки.Сам Наполеон сказал ему выучить математику и вернуться.

Эскиз памятника Исааку Ньютону, созданный Этьеном-Луи Булле, XVIII век.

По мере роста капитала рос и рабочий класс. Социалисты-утописты, такие как Сен-Симон, пытались облегчить проблемы капитализма, предлагая ряд решений сверху. Сен-Симон видел в индустриальном классе трансформаторов будущего мира, но для этого они должны быть должным образом организованы. Он предложил общественную организацию строгой меритократии, в которой научные исследования служили бы рациональной основой.Конт пошел по его стопам и развил их дальше. Его «научный» позитивизм был чем-то более похожим на тотальное космическое видение, в котором наука будет использоваться на всех уровнях для организации общества. Научно просвещенные мужчины должны управлять необразованными и обеспечивать механизмы социальной сплоченности для всеобщего благополучия. В «Утопии» Конта интеллигенция будет править на благо всех. Наука была для людей, но не для людей.

В трудах Конта предпринималась попытка избежать фрагментации знания на бесконечно разделенные области.Но в его философии все еще оставался разрыв между доктриной и практикой. Его сложная и неисторическая разработка трех этапов науки была лишь временным препятствием. Конт не смог должным образом обсудить значение исследовательских программ для класса. Придется подождать, пока марксистская философия науки не будет открыта трудами Йозефа Дицгена и Энгельса Анти-Дюринг и Диалектика природы . В отличие от буржуазной индивидуальности, рабочее движение подходило к вещам с коллективной точки зрения.А по мере того, как формировался Второй Интернационал, марксисты широко полемизировали о своих космических видениях. Полное описание этого невозможно, и книга Хелены Шихан «Марксизм и история науки » содержит бесценные подробности и имена многих философов-марксистов вплоть до 1970-х годов, которые стремились восстановить целостное использование знания. Санированная декартово-ньютоновская мировая система стремилась к замене, чтобы наука могла двигаться дальше.

В начале 20 века два марксистских автора выделяются оригинальностью своей образовательной программы.Оба они выдвигали необходимость того, чтобы пролетариат выработал свой собственный образ мышления до революции, сосредоточив роль пролетарских интеллектуалов в противостоянии господствующей идеологии. Оба они видели, как буржуазия сформировала свою культуру через Бэкона и Дидро до прихода к власти, и стремились аналогичным образом смоделировать грядущую пролетарскую революцию.

Хотя эта идея часто ассоциируется с Антонио Грамши, до него пришел Александр Богданов. Богданов был не только врачом, но также философом и писателем-фантастом.Подобно французским революционерам, он сформулировал двойную программу в дореволюционной царской России, основанную на новой форме образования и новом понимании мира. Одним из его главных достижений, тектологии, было его предложение по организации систем от общества до знаний. Его взгляд на взаимосвязанный и идеально организованный мир был новым поворотом в антиредукционистской науке. В некотором смысле тектология пошла против диалектики Энгельса: Богданов стремился проанализировать, как системы могут оставаться в динамическом равновесии, а не в постоянной диалектической эволюции.Это был предшественник современной теории систем и кибернетики.

Александр Богданов

Богданов был оригинальным мыслителем, излагающим всеобъемлющее видение науки рабочего класса. Он понимал, что классовый характер науки заключается в «ее происхождении, замыслах, методах изучения и изложения». Буржуазная наука строилась только на благо Капитала, в то время как наука рабочего класса делала упор на коллективность. Новая наука Богданова будет «организованным коллективным опытом человечества и инструментом организации жизни общества».Рабочим пришлось разработать новую эпистемологию, отбросив старую, и он думал, что искусство может быть для этого источником вдохновения. Ленин полемизировал с Богдановым в Материализм и эмпириокритицизм , считая, что его внимание к науке как коллективному опыту идет вразрез со строгой марксистской ортодоксальностью. Но ленинский «Материализм и эмпириокритицизм» содержал много грубых предположений о природе, от которых он позже отошел.

Богданов предложил организовать новую науку в Рабочей энциклопедии, которая была бы гармоничной системой, а не просто кратким изложением понятий.Рабочий университет будет предлагать курсы по новой объединенной науке и служить учебным пунктом для революционеров. Первая попытка создания рабочего университета была предпринята на Капри, где небольшая группа студентов читала лекции интеллектуальной группой Богданова в надежде, что они составят ядро ​​пролетарской культуры. Оказалось, что это был подход сверху-вниз, и в конечном итоге он сломался, когда только одна группа студентов закончила обучение. Программа была похвальной, но она была отключена от материальных реалий того времени.

Даже если Богданов был одним из основателей большевиков, он все дальше и дальше отходил от Ленина. Примат культурной революции Богданова разбился о ленинскую программу революции. Разница продолжала расти во время прелюдии к революции, когда Богданов и другие хотели немедленной революции и отказа от участия в Думе, в то время как Ленин считал парламентскую работу необходимой в период революционного отлива. Когда политические разногласия между ними стали слишком большими, Богданов был исключен из состава большевиков.

После Февральской революции идеи Богданова и единомышленников вроде Луначарского возродились в форме Пролеткульта, организации, которая создала новую пролетарскую культуру для нового рабочего государства. Эта организация стремилась к полной автономии от партии и государства, что было невыносимо во время гражданской войны. В конце концов, он был взят под жесткий контроль партии, а затем распущен как централизованная власть большевиков.

Из-за разрыва с Лениным и изгнания из большевиков Богданов был в значительной степени забыт историей.В другую эпоху он по праву занял бы высокое место в интеллигенции. Но даже когда он сформулировал науку о рабочем классе и радикально новую общественную организацию, в своей практике он в конечном итоге воспроизвел многие из фактически существующих структур Академии. Его попытки основать Рабочий университет привлекали рабочих со всей царской России, но опирались на жесткие рамки. Несколько лекторов, в том числе он, поделятся своим видением того, что должны делать рабочие, вместо того, чтобы увязывать учебный план с материальными потребностями студентов.

«Пролеткульт» во многом был улучшением. Поскольку он был способен организовываться открыто, в него было вовлечено более активное участие рабочих, насчитывавших на пике своей активности восемьдесят четыре тысячи членов. Поскольку конечной целью было создание новой культуры рабочих через упразднение интеллигенции, переходный период был необходим. Даже если некоторые программы велись рабочими, Пролеткультом руководили преимущественно большевистские интеллектуалы. Они послужили ориентиром для размышлений о пролетарской культуре и о том, как идеальные рабочие должны относиться к другим.

«Пролеткульт» был огромной организацией во времена потрясений, и проблемы внутри нее нельзя объяснить только рецептами Богданова. Его расколы возникли в период, когда рабочие пришли к власти, не создав пролетарскую культуру. Некоторые из этих линий разлома были преодолены в подходе Грамши к роли пролетарских интеллектуалов. Философская программа Грамши была глубоко отмечена тем, что он был непосредственным свидетелем подъема фашизма и неспособности итальянских левых прийти к власти после заводских оккупаций.Он хорошо известен своим анализом того, как господствующая идеология мягко убеждает людей принять статус-кво, так называемую «гегемонию» мысли. Он намеревался понять, как эта гегемония была создана и воспроизведена интеллектуалами и обществом.

Антонио Грамши

Грамши понимал, что, хотя традиционные интеллектуалы Академии считали себя элитой, функционирующей вне общества, они были встроены в систему производства и были естественно консервативны, чтобы сохранить свои привилегии, даже если некоторые перейдут на сторону рабочих. и сами пролетаризировались.Но не эти интеллектуалы несли господствующую идеологию в массы. Рядом с Академией существовал другой тип интеллектуалов: органические интеллектуалы. Они были сознательно включены в производственный процесс, потому что управляли экономической системой и координировали ее. Тем самым они распространяли мировоззрение правящих классов среди населения.

Чтобы изменить мир, Грамши, как и Богданов, требовал создания нового поколения органических интеллектуалов из пролетариата.Грамши увидел потенциал в каждом, написав, что «все люди интеллектуалы». Им просто нужно было дать средства для реализации этого потенциала. Их образование должно быть связано с повседневной жизнью и превращать их в людей, способных думать, учиться и управлять. Эти пролетарские органические интеллектуалы собирали и систематизировали народные знания, чтобы представлять изолированные группы общества. Интеллектуалы Грамши будут вести культурную войну, чтобы создать альтернативную систему восприятия мира.Из-за того, что Грамши был лишен дееспособности в результате заключения, он так и не смог реализовать свою программу на практике. Его записные книжки неполные и, естественно, заставляют задуматься о том, что он имел в виду. Мы не можем предположить, как бы выглядел его итальянский «Пролеткульт» и с какими проблемами он мог бы столкнуться.

В отличие от Богданова, который видел задачу пролетарской революции как немедленную, выступая за быстрый политический захват власти пролетарской диктатурой, органическим интеллектуалам Грамши предстояла долгая война, синтезирующая и распространяющая пролетарскую гегемонию до революции.Из-за предсказания Грамши предстоящей долгой «позиционной войны» его часто воспринимали в реформистском свете. Если бы интеллектуалы занимали больше места в существующих институтах, вопрос о власти можно было бы отложить на неопределенное время. Грамши, как и Маркс, и многие другие были приручены.

Рядом с этими двумя мыслителями стоит Кристофер Кодуэлл, который не сформулировал образовательную программу, но много написал о науке. Кодуэлл - недооцененная фигура, британский марксист, погибший очень молодым во время гражданской войны в Испании.Он, как и многие другие в его время, понимал, что буржуазная наука приближается к своему пределу, и что технический прогресс будет означать, что каждый последующий день будет больше отчуждать, чем расширять возможности. Только коммунистическое общество вылечит болезни науки. Его коммунистическая утопия была такой, в которой интеллектуалы учились у рабочих, так же как рабочие получали руководство от интеллектуалов.

Кристофер Кодуэлл

Кодуэлл видел науку так же, как Богданов, как исторический и накопленный опыт производства.Но в отличие от Богданова он не пытался предписывать, какой должна быть культура рабочих. Рабочим также не будет поручено создавать новую культуру, поскольку это уже происходило каждый день. Доминирующий класс, осуществлявший производство, постепенно собирал все больше и больше опыта, находя лучшие способы организации общества и знаний. Правящий класс, который сначала организовал общество прогрессивным образом, в соответствии со своими собственными правилами, постепенно угаснет. Появятся трещины, такие как новые доктрины Маркса, когда надстройка окажется неспособной адаптироваться к новым методам производства знания.Рабочие постепенно переходили к принятию созданных ими самими организационных систем в качестве своего нового руководящего принципа, поскольку они пытались снова перевернуть мир с ног на голову. Как только напряжение станет слишком большим, произойдет революция. Старый способ организации общества будет заменен новым, который будет одновременно продолжением и разрывом с предыдущим. Но Кодвелл видел, что, несмотря на революцию, в новой надстройке была определенная степень преемственности. Он понимал, что если мост между интеллектуалами и рабочими не будет построен после революции, цикл продолжится.

Сходства между этими тремя мыслителями огромны. Богданов, Кодуэлл и Грамши видели, что семена нового метода организации знаний лежат внутри самих рабочих, либо как коллектив, либо через народные сказки, либо и то, и другое. Их представления о педагогике и роли культуры находят отголоски у многих деколониальных мыслителей, таких как Франц Фанон, Мао Цзэдун, Амилкар Кабрал и Пауло Фрейре, которые в рамках своих различий сформулировали необходимость образования и развития национальной или классовой культуры. как предварительное условие для разработки программы освобождения колонизированных и обездоленных.

Богданов и Кодвелл знали, что необходимо радикальное переосмысление науки и знаний, иначе возникнет постоянная и обученная бюрократия, владеющая властью государства на благо пролетариата. Это была бы Сен-Симонианская или комптианская утопия: диктатура технократии, где сила знания не будет радикально перераспределена. Он более чем одним способом предвидел развитие техноструктуры в реально существующих социалистических странах.Мы вернемся к Революционной России ниже и проанализируем, как первое Рабочее государство претворило в жизнь революционное образование.

Когда у власти будет марксизм, возникнет уникальная проблема. Революционным массам требовалась сила знания, чтобы управлять страной, но с развитой технологией эту силу можно было получить только после длительного образования. Нарождающаяся Советская республика столкнулась с трудным разделением: либо заключить сделку с существующей техноструктурой, «буржуазными специалистами», несмотря на их сомнительную классовую лояльность, либо подавить их и быстро сформировать новый класс экспертов пролетарского происхождения, чтобы заменить их. существующие специалисты.

Поначалу Ленин особенно примирительно относился к буржуазным специалистам. Его политика предусматривала доплату специалистам, но это вызвало негодование рабочих. Он неоднократно подвергался критике со стороны Рабочей оппозиции и других левых групп. В конце концов, рабочие, участвовавшие в гражданской войне, остались при той же техноструктуре. Но Ленин неоднократно отмечал, что без машин, без дисциплины жить в современном обществе невозможно. Нужно было освоить высшие технологии, иначе быть раздавленным.Политика примирения Ленина была особенно заметна в новый экономический период, когда старая технократия занимала важные позиции в плановом аппарате.

Плакат из Советского Союза с надписью «Знание для всех»

Ленин никогда не выходил за рамки концепции «использования» специалистов, несмотря на обвинения в чрезмерном примирении. Это всегда временное зло, вызванное обстоятельствами. А после его смерти существующие специалисты стали попадать под контроль новых «красных директоров»: рабочих без значительного формального образования, которые были лояльными членами партии.Фракция Сталина добилась большего контроля над старыми специалистами и начала процесс постепенной замены их новообразованными красными специалистами.

До 1928 года был период непростого мира между рабочими, красными директорами и старыми специалистами, когда каждая фракция боролась либо за сохранение, либо за превосходство. Первым по-настоящему дисциплинарным моментом для старой интеллигенции стало шахтинское дело. В 1928 году 53 инженера и менеджера были арестованы и преданы суду за саботаж.Этот спектакль с судом был первым случаем, когда Сталин заявил, что саботаж используется буржуазией как метод классовой борьбы. Полное дисциплинирование старой Академии и специалистов должно было происходить постепенно, поскольку Сталин разжигал классовое негодование против более высокооплачиваемых менеджеров.

Для того, чтобы красные директора укрепили свою власть над специалистами, новое поколение пролетарской интеллигенции должно было получить ускоренное образование. Эта дискуссия дошла до критериев приема в университеты.Количество мест было ограничено, поэтому этот дефицитный ресурс нужно было как-то распределять. Прием, основанный исключительно на результатах тестов, естественно, принесет пользу тем, кто ранее имел доступ к культурному капиталу, и будет иметь тенденцию к сохранению более благополучной техноструктуры. Происхождение класса стало фактором, зависящим от года, что снизило требования к поступающим и в то же время привело к размыванию учебной программы. С ускоренным образованием, которое теперь также требовало политического образования, узкая специализация стала неизбежной.Луначарский, близкий соратник Богданова, настаивал на более всеобъемлющем и гуманистическом видении образования. Но когда фракция Сталина стала доминировать, образование сосредоточилось на выпуске выпускников STEM. Образование было «оружием» пролетариата для его освобождения через рост производительных сил. Гуманистический аспект научного слияния был утерян, и вместо существующей буржуазной академия должна была заменить более совершенную.

Во время второго показательного процесса в 1930 году, известного как процесс Индустриальной партии, другую группу ученых и инженеров обвинили в заговоре против правительства.Это был определенный переломный момент, обуздавший оставшийся культурный капитал старых специалистов. Инженеров, особенно буржуазного происхождения, постепенно превращали в козлов отпущения за неспособность достичь нереалистичных целей. Кульминацией этого стали Великие чистки: на смену целому поколению интеллектуалов пришли новые инженеры и академики пролетарского происхождения. На них будут возложены все более важные задачи в управлении промышленностью, и они займут рычаги власти.Образованию STEM уделялось слишком большое внимание в ущерб другим дисциплинам. За этим последовали окостенение и ригидность культурных исследований, поскольку развитие марксизма считалось завершенным. Философские рассуждения оставались за самим Сталиным, королем-философом, возглавлявшим пролетарскую академию.

Линия Сталина стала идентичной линии пролетариата. Номинально истину определяет классовое происхождение. Однако это был прокси для идеологических баталий. Примером этого периода стал случай с Лысенко, инженером-агрономом, отказавшимся от генетики в пользу приобретенных характеристик.Классовое происхождение стало заменой лояльности партии, особенно Сталину. Лысенко взял верх не научными изысканиями, а репрессиями. Вавилова, президента Сельскохозяйственной академии, отправили умирать в тюрьме, а тысячи биологов были уволены из учреждений. Исследования в области генетики были полностью заморожены до смерти Сталина.

Лысенко на пшеничном поле

Пролетарская технократия набирала силу, становясь все более отделенной от класса, из которого она возникла.В 1936 году Сталин признал существование «рабочей интеллигенции», существующей наряду с крестьянами и пролетариатом. После смерти Сталина «красно-экспертные» директора полностью расцвели и управляли страной, а военную форму заменили костюмами. Это была утопия Бэкона, нарисованная красным. Пришло время Хрущева. Старая технократия была просто заменена новой, которая во многих отношениях была такой же элитарной, как и царская. Образование означало специализацию и работу с определенными привилегиями, доступными по окончании обучения.

Аналогичная картина имела место в городах маоистского Китая. Ленин и Мао пришли из одного и того же места: они искали на Западе идеи модернизации своих «отсталых» стран и наверстать упущенное. Ленин был одержим тейлоризмом и научным менеджментом и неоднократно выступал против фидеизма и православной церкви. Он видел образование с точки зрения, которая не сильно противоречила радикальному либерализму, где предоставление доступа к образованию для всех было радикальной реформой. Политические корни Мао уходили в «Движение четвертого мая», которое стремилось заменить существующую культуру Китая, основанную на схоластическом обучении, чем-то более практичным.Но он постепенно радикализировал свою программу, особенно после китайско-советского раскола и растущего подозрения в отношении советских технократов.

В 1949 году победившей Народно-освободительной армии пришлось заключить непростой мир с существующей интеллигенцией. Капиталистическое развитие 20-го века создало технократию из высшего сословия, которая обладала техническими знаниями, необходимыми для управления страной. Коммунистическая партия Китая сначала была вынуждена пойти на примирение, поскольку она воспитывала собственные кадры и заимствовала других у СССР.Коммунистический Китай боролся с той же советской проблемой: для создания технократии новое общество требовало модернизации образования. Но, как и в случае с Советским Союзом, такие ресурсы, как учителя и школы, были недоступны, и новые правители были вынуждены полагаться на старую техноструктуру. Дефицит образования вынудил принять жесткие решения между приемом студентов из низшего сословия, которые обладали меньшим культурным капиталом, или чистой «меритократией» результатов тестов, которая принесла пользу студентам из более обеспеченных слоев, которые действительно имели доступ к этому капиталу.

До Культурной революции политика в области образования колебалась между радикальным эгалитаризмом и технократическими ориентациями в зависимости от фракции Коммунистической партии Китая, которая стояла у руля. Мао безжалостно настаивал на популяризации образования, тем более что он становился все более подозрительным по отношению к новой советской республике, склонной к технократии. Во время «большого скачка вперед» была предпринята первая попытка реформирования. Были созданы два параллельных трека: элитный, предназначенный для создания технической интеллигенции, и популярный, который принесет образование в массы.Но эта тенденция привела к тиражированию старых различий, теперь уже под другим обличьем. Многие аспекты Большого скачка мало чем отличались от сталинской культурной революции 1930-х годов; в основном это был подход сверху вниз. Самый печально известный пример - «Кампания четырех вредителей», программа по уничтожению воробьев, которая в конечном итоге нанесла серьезный ущерб сельскохозяйственному производству, когда выяснилось, что воробьи обеспечивают естественную борьбу с вредителями.

Мао извлек урок из своих неудач, и второй, еще более масштабный эксперимент по выравниванию был проведен во время Культурной революции.Так же, как и в СССР, хотели выпускать инженеров, которые должны были быть и знатоком, и красным. Не вдаваясь глубоко в историю Культурной революции, в учебную программу было добавлено больше практических заданий, и происхождение класса стало важным критерием для приема. Ожидалось, что профессора сольются с массами и станут частью людей, в то время как студенты должны были проводить время на фабриках или в сельской местности, чтобы получить практический опыт и подключиться к массам.Целые слои населения были мобилизованы на производство и применение знаний. Мао извлек уроки из неудач лысенковщины, и научные дискуссии и эксперименты стали поощряться.

Эволюцию Мао можно также проследить по его отношению к здравоохранению в сельской местности. Сначала Мао знал о плачевном состоянии здравоохранения в сельской местности, и во время «большого скачка» была запущена программа медицинской реформы, когда тысячи медицинских работников были отправлены в сельскую местность для борьбы с шистосомозом.Но этого было недостаточно: городских жителей с медицинским образованием не хватало на всю сельскую местность, а сельская местность оставалась недостаточно обслуживаемой. К тому же врачи не привыкли лечить болезни, распространенные в деревне. Во время Культурной революции образование было предоставлено новому поколению «босоногих врачей», которое насчитывало более одного миллиона человек. После краткого обучения они возвращались в свои деревни и обеспечивали базовую медицинскую помощь крестьянской общине, становясь более эффективными защитниками пациентов, чем медицинские работники «Большого скачка», поскольку они привыкли иметь дело с болезнями, с которыми они были знакомы.Босоногие врачи также экспериментировали со смешиванием традиционной китайской медицины, которая требовала меньше ресурсов, с западными методами лечения, разрабатывая местные методы лечения болезней.

Действительно, Культурная революция представляет собой поворотный момент в образовательных экспериментах, которые сломали стереотипы. Когда студенты-рабочие-солдаты отправились в деревню, были построены новые школы, и крестьяне, никогда не имевшие права на образование, увидели, что могут посещать школу. Фильм «Разрыв со старыми идеями» того времени является прекрасным отражением утопии, к которой стремился GPCR: не только класса, но и мира «красных и экспертов».Прием в новые университеты был обеспечен мозолями рук, а учебная программа была тесно связана с производственными потребностями. Коммунистическая утопия использовала образование как уравнитель. Это было кульминацией проекта Просвещения, настоящей Науки для людей.

Но эти эксперименты едва ли пережили Культурную революцию. В городах стремление к созданию технократии «красных и экспертов» в конечном итоге приведет к воспроизведению многих проблем технократии в Советском Союзе.После того, как культурная революция пошла на убыль, новая технократия оказалась в выгодном положении, чтобы войти в правительство. Когда Мао скончался и Банда четырех была устранена, Дэн использовал новых экспертов для создания технократического Китая. Неудивительно, что денгисты были сделаны из той же стали, что и хрущевцы. Обе революции пошли очень похожими путями в создании красной технократии. И эта красная технократия будет вознесена на самый высокий пост, как только их первоначальные покровители уйдут. Они оба будут стремиться к Red Plenty , даже если бы средства, которые они использовали, были бы разными: социалистическое планирование в союзе с пролетариатом или контролируемые рынки в союзе с контролируемой буржуазией.

«Учитесь у Советского Союза и его подход к науке» Китайский плакат, 1958 г.

Как только революционеры приходят к власти, обычно следуют радикальные программы по повышению грамотности. Чтобы понять, почему это так привлекательно, мы можем вернуться к старой истории Инки Гарсиласо де ла Вега, историка, который писал о том, как испанцы использовали знания для господства над инками. В своем рассказе бригадир гасиенды попросил двух инков доставить десять дынь и записку испанскому конкистадору, который был владельцем фермы.Бригадир предупредил индейцев, что газета раскроет судьбу правды в случае пропажи дыни. Инки съели два из них, но сделали так далеко от бумаги в надежде, что газета их не заметит. Когда испанцу вручили восемь дынь, он попросил две недостающие. Тогда индейцы трепетали перед силой письменного слова и считали испанцев полубожественными.

В революциях за пределами имперского ядра программы обучения грамоте - это способ сломать старые преграды.Там, где правящий класс использовал сложные правовые рамки для обеспечения своего господства, кампании по распространению грамотности, такие как проводимые на Кубе, Никарагуа или Буркина-Фасо, помогают уравнять правила игры и оказывают влияние не только на одно поколение. Однако недостаточно научить обездоленных инструментам правящего класса. Мы должны остановиться и спросить себя, чему нас учат? Эти программы могут содержаться в радикальном либерализме, что не означает, что они плохие, а недостаточные.Мы должны понимать, что корни государственной школы в имперском ядре или рождение автономных университетов Латинской Америки были результатом радикальных либеральных программ. Но такие программы, как «Индийские школы-интернаты», также попадают в эту категорию. Уравнивание игрового поля необходимо, но мы должны пойти дальше, если мы не хотим заменять одну систему распределения власти другой.

Борьба с этой элитарной наукой многогранна из-за различных действующих лиц.Плебеи внутри доминирующего сообщества часто борются за науку для людей, не подвергая сомнению существующее космическое видение, которое организует общество и производство. Хорошим примером того, как бросить вызов силовой структуре науки, является Программа здоровья Черных пантер. В конце 1960-х годов структура здравоохранения в черном сообществе была в крайне плачевном состоянии. Пантеры намеревались строить клиники для людей, пытаясь демократизировать доступ к здравоохранению. Если бы они ограничились открытием новых клиник, укомплектованных врачами, изучающими «официальную медицину» в респектабельных школах, эта программа осталась бы вне контроля народа.Ничего не было бы сделано для расширения их возможностей или использования их знаний. Так же, как учителя в государственных школах по-прежнему будут привязаны к учебной программе, не зависящей от них, так и народные врачи останутся привязанными к авторитету «нейтральной» медицины.

Но «Пантеры» пошли дальше и смогли превзойти либерализм. Подражая «босоногим врачам» Мао, они объединились с радикальными учеными и другими радикальными группами, такими как «Молодые лорды», чтобы сформировать настоящую программу «Медицина для народа».Пантеры поставят экспертов сообщества наравне с экспертами в области медицины и объединят их знания для решения проблем со здоровьем в сообществе. Они пытались раскрыть расизм «официальной» медицины, чтобы сломать его. Они провели масштабную кампанию против муковисцидоза, болезни, которая в основном поражает людей африканского происхождения, которая, несмотря на высокий уровень заболеваемости, никогда серьезно не исследовалась. Они осудили истории о расистских злоупотреблениях со стороны медицинских работников, например, дело Генриетты Лакс, в котором явно выражался структурный расизм в медицине.Молодые лорды дошли до временной оккупации больницы Линкольна в Бронксе, чтобы осудить жестокое обращение с чернокожими и латиноамериканцами. Они были выселены ОМОНом, но договорились о помещении с больницей, где на несколько лет создали Народную программу. В рамках этой программы «Молодые лорды» открыли клинику детоксикации и одновременно занимались политическим просвещением. Они помогали врачам переводить их, основываясь на своем понимании проблем своих сообществ. Мэр Эд Кох в 1978 году, после нескольких лет успеха, жестоко положил бы Народную программу.

Агитпропа «Молодых лордов» против госпиталя Линкольна

В контексте колониализма поселенцев марксизм слишком часто забывает, что он был рожден европейскими корнями и что существуют другие способы организации коллективных знаний и опыта общества. Знания, производимые евроамериканским капитализмом, были организованы по двум основным мотивам: увеличение производительности и прибыли капитала и разработка оружия для внедрения капитализма на канонерской лодке. Это отражено в образовательной системе, которая превыше всего ценит техническую и «точную» науку, где руководители Goldman Sachs задаются вопросом, выгодно ли исследовать лекарство от определенных болезней вместо того, чтобы постоянно лечить симптомы.

Программы освободительной науки должны понимать, что они должны служить всем обездоленным, иначе в конечном итоге сохранятся колониальные структуры, укоренившиеся в науке из-за ее двойной роли в обществе: оба эпизода в росте человеческого знания в обществе. в целом и продукт западной капиталистической общественной организации. Образование и наука могут использоваться как для ассимиляции, так и для расширения прав и возможностей. Обездоленных не следует просто ассимилировать в существующую структуру, потому что это будет означать эпистемицид.Радикальная образовательная программа должна учитывать не только материальные условия людей, которых она хочет освободить, но также должна обеспечивать уважение их космических взглядов. Деколонизированная наука должна бросить вызов всему космическому видению класса поселенцев.

Например, традиционные экологические знания американских индейцев представляют реальный интерес для евроамериканской науки из-за их полезности в экологическом менеджменте. Но просто усвоение этих знаний как лучших способов управления фермой или лесом в нашей системе - это попытка уместить кусочек в другую головоломку.Во-первых, знания не предоставляются для «хранения» и ассимиляции в предположительно более продвинутом космическом видении. Но даже если мы готовы игнорировать это, ТЕК несоизмерим с западной наукой. Мы должны понять, насколько глубоко ТЕК связан с космическим видением индейцев, которые превыше всего ценят связь с землей. В то время как Запад стремился к скорости и производительности, предполагая, что он может подчинить природу своей воле, индейцы организовали свои знания в направлении гомеостатических отношений с природой, признавая, что она является частью мир-системы.В этом контексте неудивительно, что один из первых бунтовщиков картезианской науки Бернардин де Сен-Пьер был прекрасным ботаником.

Нельзя просто смотреть на ТЕК и думать, что западная наука может поглотить все сложное космическое видение как часть ориентированной на капитал науки под названием «экология». Обозначение индийской науки как примитивной или менее продвинутой просто игнорирует способы, которыми разные люди выбрали для организации своего коллективного опыта вокруг определенных приоритетов.Марксисты должны понимать, что существует множество способов упорядочивания знаний, и все они подчиняются критерию истины через практику, вместо того, чтобы отдавать предпочтение какому-то одному. Мы должны бороться, как говорят сапатисты, за мир, в котором уместно множество космических видений. В землях поселенцев и колоний, если мы не понимаем четко двойственную природу науки, мы рискуем занять священную землю, чтобы построить телескоп, не понимая, почему это неправильно.

Близнецы-герои Хун-Ахпу и Шбаланке играют важную роль в очертаниях Космовидения майя в Пополь Вух.

Галилей не многому научил оружейников Арсенала, он просто систематизировал их знания.С тех пор наука далеко продвинулась, и канонерские лодки резко контрастируют с оружием массового уничтожения, которое стало доступным в 20 веке. Ядерная бомба, во всяком случае, стоит как памятник освобождения чистой науки. Без уравнений и абстракций, без десятилетий работы в современной физике было бы невозможно высвободить такую ​​разрушительную силу.

Такой потенциал, конечно же, не остался незамеченным. Сегодня университет в Соединенных Штатах поддерживает тесные связи с оборонным ведомством и военной промышленностью, являясь основным приемником военного кейнсианства.На военные НИОКР приходится почти половина общих расходов на НИОКР в Соединенных Штатах, а во время холодной войны они были еще большей частью. Борьба за постоянное технологическое превосходство требует силы знаний и тщательного культивирования специализированной технократии, которая адекватно использует разделение труда.

Хотя некоторые ученые отказываются работать с военными подрядчиками, а радикальные ассоциации могут агитировать научное сообщество, чтобы оно знало о своем сотрудничестве с разрушением, эффект незначителен.Действительно, большинство ученых осознают, что они не работают на благо человечества, но в конечном итоге рационализируют свою работу как еще один винтик в жестокой системе империализма. Чтобы процитировать Стаффорд Пиво,

.

«Мы должны найти способ передать науку людям. Если мы сможем это сделать, проблема элитарности исчезнет. Разумеется, мне не нужно убеждать вас, что человек в белом лабораторном халате в конце концов - человек и что он предпочел бы использовать свой компьютер, чтобы служить вам, чем разрушать мир? Тогда, ради бога (я использую эту фразу с осторожностью), давайте создадим социальную систему, в которой этот вид услуг станет возможен даже для него, пока не стало слишком поздно.В настоящий момент сам ученый находится в ловушке того, как его использует общество. Какая часть наших ученых занята смертью, а не жизнью, эксплуатацией, а не освобождением? Я вам говорю: большинство из них. Но это не их свободный выбор. Это результат динамической системы, имеющей определенную организацию ».

В современных академических кругах очень немногие ученые могут работать в том, чем они хотят заниматься, если они хотят и дальше работать. Вместо этого они вынуждены идти по пути, выбранному программами финансирования или частными корпорациями.В эпоху жесткой экономии, когда давление с целью получения финансирования растет так же быстро, как сокращаются бюджеты на исследования, военное финансирование представляет собой простое решение.

В то же время семена бунта ученых закладываются в новый класс ученых с нестандартной занятостью. Система, в которой ученики трудятся и производят знания, в то время как мастера берут на себя заслуги, существует вокруг Академии на протяжении многих лет - обсерватория Тихо Браге была укомплектована его собственными рабочими, которые производили столы для наблюдений, которыми он прославился.Но в настоящее время этот антагонизм чрезвычайно обострился, поскольку количество присужденных докторских степеней неограниченно растет, а количество профессоров остается на прежнем уровне. Похоже, что капиталистические НИОКР просто передаются аспирантам по субподряду, и каждый в этом направлении получает долю. Производство знаний по-прежнему связано с промышленностью и, следовательно, с трудом, но производится более эксплуататорским способом специалистами, но пролетаризированными учеными. Финансовые стимулы создали систему, в которой несколько профессорских «суперменеджеров» накапливают небольшие деньги, которые тратятся, на постоянной основе передают субподряд малооплачиваемым классам аспирантов и докторантов, которые страдают от серьезных проблем, связанных со стрессом, бедной заработной платой и высокой заболеваемостью. психического заболевания.

Возникает классовый клин, когда целый слой ученых больше не может претендовать на то, чтобы стоять вне общества, а вместо этого присоединяется к борьбе за объединение в профсоюзы и за отпуск по беременности и родам. Такие ассоциации, как «Свободные радикалы» и «Наука для народа», принимают эстафету, брошенную предыдущими поколениями радикальных ученых. Превосходя экономизм, они вместо этого пропагандируют демократизированную и освободительную науку, активно ставя под сомнение нейтральность знания. Деидеологизация науки имеет решающее значение для пропаганды гегемонии буржуазного мировоззрения.Но «традиционные интеллектуалы» в грамшианском смысле пролетаризируются и бросают свою судьбу с силами для перемен. Радикализующий излишек «сверхквалифицированной и неполно занятой» интеллигенции - роскошь по сравнению с проблемами зарождающейся советской республики.

Возникают горячие точки для организации нового общества. Дефицит образовательных ресурсов значительно уменьшился с появлением Интернета. Такие ресурсы, как Khan Academy, обеспечивают базовое образование миллионам людей по всему миру, несмотря на его идеологические ограничения.Инструменты для совместного понимания мира и коллективной организации знаний, о которых мечтали Кодвелл и Богданов, уже существуют. Википедия проливает свет на то, что возможно в Рабочей республике, как инструмент освобождения в ожидании. Знания - это живая память нашего коллективного опыта как вида, завоеванного трудами наших предков. Это Бог, которого строят люди. Использовать это как власть над другими - величайший грех.

Конвергенция людей, вещей и идей: Александр Богданов и проблема организации в раннесоветской теории и искусстве

На четвертом коллоквиуме из этой серии выступит Мария Чехонадских, приглашенный научный сотрудник Макса Хейворда в Санкт-Петербурге.Anthony’s College Оксфордского университета. Она выступит с докладом «Конвергенция людей, вещей и идей: Александр Богданов и проблема организации в раннесоветской теории и искусстве». В начале 1920-х годов Александр Богданов предлагает понимать общество как тройное единство людей (экономики), вещей (техники). ) и идеи (идеология). Взаимная формулировка экономических, технических и идеологических форм представляет собой цепную связь, в которой люди, вещи и идеи образуют взаимозависимость. Эта формула просто и доступно выражает концепцию Богданова о конвергенции форм, ключевой принцип его теории организации.Исследуя концепцию конвергенции, я сосредоточусь на проблеме взаимозависимости в советской теории, чтобы продемонстрировать, как Богданов устанавливает новое экологическое понимание социальной тотальности. В заключение я покажу, как концепция конвергенции распространяется в различных художественных программах, сосредоточив внимание на методологии Сергея Третьякова биографии вещи (1920-1930).

Чехонадских получила степень доктора философии в Центре исследований современной европейской философии (CRMEP) Кингстонского университета в 2017 году.Она читала лекции в Сент-Мартинсе, Университете искусств и Вулверхэмптоне по философии, теории искусства, методам и методологиям. Она была приглашенным лектором в Стокгольмском университете искусств (Швеция) и Академии изящных искусств в Нюрнберге (Германия). Перед переездом в Великобританию Чехонадских получила степень бакалавра теории культуры в Воронежском государственном университете, Россия, и степень магистра теории культуры в Российском государственном гуманитарном университете, Россия.Ее исследования и работа сосредоточены на советской эпистемологии в философии, литературе и искусстве, а также на постсоветской политике и культуре. Во время стажировки Макса Хейворда она превратит свою диссертацию в монографию по философской прозе Андрея Платонова и тектологии Александра Богданова.

Забытый пионер переливания крови

В начале апреля 1928 года в Москве стало известно о смерти Александра Богданова. Это была противоречивая фигура, старый большевик, который покинул эту партию задолго до революции 1917 года и больше не вернулся.Тем не менее, он пользовался уважением Ленина как ученого (до тех пор, пока он не вмешивался в политику). Совсем недавно его также поддержал новый партийный деятель Сталин. Богданов выступал против нарастающего деспотизма «диктатуры пролетариата», под лозунгом которого развивалось коммунистическое самодержавие. Но его уважали как неутомимого пропагандиста дела социализма, восторженного учителя пролетариата и автора тайных наук и философии. Богданов пользовался таким уважением, что авторитеты-коммунисты восторженно отзывались на похоронах, восхваляя его интеллект, отвагу и преданность науке и человечеству.Они не преминули указать, что он расстался со своим бывшим другом Лениным и поддался идеологическим «ошибкам». Действительно, в раннем советском государстве у него были могущественные враги. Богданов был врачом, экономистом, философом, естествоиспытателем, писателем-фантастом, поэтом, учителем, политиком (безуспешным), пожизненным революционером, предшественником того, что мы сейчас называем кибернетикой и организационной наукой, и основателем первого в мире института, полностью посвященного в области переливания крови.Его можно было назвать человеком эпохи Возрождения. Хотя Богданов явно подходил к категории русского интеллектуального революционера конца XIX века, он отличался от большинства из них тем, что не был дилетантом. Он был не просто теоретиком, он был активным ученым и врачом. Как учитель он твердо верил, что образование и идеологическая обработка могут изменить образ мышления и поведения людей, и что человечество может быть усовершенствовано при социализме. Как и многие революционеры, Богданов пытался опередить царскую полицию, используя различные псевдонимы, в том числе Риадавой, Вернер, Максимов и Богданов.После революции он сохранил фамилию Богданов.

Центр системных исследований

Александр Богданов был одним из самых творческих и вдохновляющих деятелей ХХ века. Его утопический роман « Красная звезда » положил начало жанру большевистской научной фантастики, и он был основателем первого в мире института гематологии. Он был лидером русских большевиков, работавшим с Лениным на рубеже прошлого века, и провел первое систематическое исследование идеологии, сознания и культурной гегемонии с марксистской точки зрения за десятилетия до появления социалистических взглядов. так называемый критический, западный или неомарксистский подходы.

В 2021 году исполняется 100 лет со дня кончины Богданова. Ленин переиздал свою книгу «Материализм и эмпириокритицизм » и в 1920 году начал атаку на Пролеткульта, в результате чего Богданов отказался от своей роли в этом движении в следующем году. С приходом к власти Сталина и ранней смертью Богданова в 1928 году один из самых значительных вкладов в человеческую культуру был утерян на несколько десятилетий.

Новое открытие творчества Богданова началось в России в 1960-х годах.Официальное признание Богданова и его места в истории произошло в период гласности и перестройки конца 1980-х годов. С тех пор творчество Богданова получает все большее признание на его родине и за ее пределами. Как заметил известный системный мыслитель Фритьоф Капра, «Тектология была первой попыткой в ​​истории науки прийти к систематической формулировке принципов организации, действующих в живых и неживых системах». С тех пор, как Капра сделал это заявление в 1996 году, Богданов был признан первым систематизатором системного мышления.Однако заслуженного полного восстановления и признания вклада Богданова в мире еще предстоит. Но спустя столетие после начала его кончины кажется, что происходит прорыв. В 2019 году Московским финансовым университетом была организована первая конференция «Мир систем Богданова», на которой было представлено более 105 докладов.

Добавить комментарий