Письмо редактора – Письмо редактора | VOGUE

#4 Письмо редактора

29 апреля 2013

5807 просмотров

На днях меня спросили, зачем я делаю журнал. Не задумываясь ответил: он меня вдохновляет.

Уже после расставания с собеседником задумался, а правда, зачем? Что значит вдохновение и как оно на меня воздействует?

Я успеваю прочитать все статьи до того, как текст превратится в сверстанную полосу. К тому моменту, когда после многочисленных доработок журнал готов для скачивания, он пересмотрен мною десяток раз.

Я знаком с большинством наших авторов и героев, могу общаться с ними и без повода, связанного с подготовкой журнала. Тем не менее, я очень жду этого момента. Мне хочется, чтобы с историями наших героев, с мнением наших авторов познакомились как можно больше читателей.

Каждый из наших героев по-своему интересен и вызывает уважение. Мне приятно, когда нас благодарят за полезные знакомства. Но я мечтаю о большем. Мне очень хочется, чтобы журнал становился ежемесячной порцией сигналов, вдохновляющих вас на перемены.

Не устаю повторять: какими вам быть, каких целей достигать, каким путем идти, знаете только вы. Если у вас есть цель, мечта, наверняка в вас уже есть все необходимое, чтоб достичь желаемого. Часто не хватает самого малого — толчка, чьего-либо примера или компании.

Я предлагаю вам подходить к чтению материалов журнала сугубо прагматично. Сам только так и читаю чужие истории. Задавайте себе вопросы. А чего я хотел бы достичь в ближайшее время? Какие цели я ставлю перед собой? Что доставляет мне радость? Кого бы я хотел видеть своим единомышленником и в чем мы можем объединить свои усилия?

Наша жизнь складывается из цепочки действий. Обернитесь назад. Что вы можете вспомнить о годах, оставленных за спиной? Успевайте действовать, жить своей жизнью, двигаться к своим целям, осуществлять свои мечты и радоваться собственным достижениям. Я мечтаю об этом. Эта мечта меня вдохновляет. Содействовать осознанным переменам в жизни читателей — что может быть лучше для издателя?

Вы можете быть равнодушны к спорту, физкультуре, но как вас может не интересовать ваша собственная физическая форма и здоровье? Почитайте истории Руслана Раджапова, Славы Баранского, Макса Бодягина, Руслана Дудника, Ивана Могильникова. Задайте себе вопрос, что мешает вам регулярно уделять внимание себе?

Мы приготовили ответы тем, кому кажется, что в одиночку заставить себе тренироваться сложно. Возможно и так. Тогда прочтите об опыте объединения любителей бега из Москвы, Киева и Нижнего Новгорода. Может, и вам стоит попробовать найти единомышленников и создать такой клуб?

Александр Гиршон, Демьян Ом, Лена и Вика Коваленко, Юлия Джугастрянская привлекли мое внимание тем, что ищут нестандартные решения обыденных жизненных ситуаций. Это не чудачество, а творческое отношение к жизни. Пробуйте прислушаться к себе, зафиксировать вопрос, задачу, которые вас занимают, и поискать неочевидные решения. Постарайтесь испытать радость от самого поиска решения. Делитесь приобретенным опытом.

Команда журнала увеличивается. Павел Рябов был героем одного из предыдущих номеров. Теперь он знакомит нас с не менее креативным человеком — Максом Бурцевым из Харькова. Александр Марфицин снова пытается вас увлечь любимой айфонографией, но теперь через интервью с Еленой Лебединской из Одессы.

Наш контент-коктейль на этот раз готовили Вадим Бугаев и Сергей Король. Они поделились с вами книгами, которые стоит прочитать.

Мариам Мерабова, которую я очень люблю слушать, расскажет вам, как наши основные эмоции ассоциируются с джазовыми композициями.

Друзья, мы развиваем журнал по собственным ощущениям и вашим рекомендациям. Стандартные слова про благодарность за ваши отклики, не передают действительной ценности обратной связи. Мы будем очень рады и благодарны за ваши письма, советы, мнения. Сообщите любым удобным вам способом — письмом, через соцсети, как по-вашему можно сделать журнал востребованнее? Какие темы или героев можете подсказать редакции?

Приятного вам чтения и множества идей!

Архив номеров #Журнал «Жить интересно» #Письмо издателя 

Система Orphus

interesno.co

«У нас все свое» — www.maximonline.ru

Зачем кока-кола, которую склонять даже непонятно как, когда есть квас, квасом, квасу и о квасе? Зачем латинские буквы, когда у нас есть свои «ж», «щ» и «ю», от одного вида которых плачут враги, малые дети и дизайнеры?

Зачем вообще эти заимствованные (тьфу!) слова, когда у нас есть исконно русские? Ими еще сказитель Боян отлично пользовался, и ничего, «Слово о полку Игореве» такое написал, что не то что врагам, нам самим ни хрена непонятно. Вот сила слова!

Так что вместо дизайнера пусть будет украшальник, вместо менеджера — управлятель, а взамен нацгвардии — опричнина. Брюки — портки, пиджак — срачица, галстук… обойдемся без галстука! Наши деды без галстуков рьяно обходились и зело фашистского Наполеона на Куликовом побоище отсель утопили, да.

От международных договоров один вред. Гаагский суд, Киотский протокол, Будапештский меморандум, ООН, ВОЗ — вериги на дланях Руси. Мы сами со своими законами разобраться не можем, один другому то вторит, то противоречит, то наперекосяк Конституции идет. А еще на Гаагу оглядываться — шея народная сломается, законотворцы с нее попадают, упреешь собирать. Мы Таможенным союзом, Минздравом и Библией обойдемся. (Библию оставим, ее Иисус написал, а он в Крыму родился, наш парень. По­этому и летоисчисление трогать не будем. А ведь могли бы!)

Из ваших олимпиад и чемпионатов мы выходим, раз наши исконные, ядреные, на русской крови настоянные допинги вам не по нраву. Сами с собой посоревнуемся! Уж тут развернемся так, что Менделеев, автор русской химии, в гробу тройной тулуп сделает. И таблицу его нашу у вас отберем, живите без таблицы, чтобы у вас все элементы поперепутались!

И культура у нас своя будет. Без супергероев обойдемся как-нибудь. У нас пионеры-герои есть, Человек-Леня-Голиков и Человек-Марат-Казей. Попкорн заменим на сметану, а то развели хруст. У нас тихо кино принято смотреть, с благоговением.

И науки у нас свои будут. Две: нефтехимия и богословие. Потому как они доходы в казну приносят, а остальные ученые только гомосексуализм изобретают.

И медицина своя, традиционная, по старинным плацебо-­рецептам, без проверок и выборок. Проверяют те, у кого веры мало. Продается в аптеке — значит, работает.

Система мер и весов сейчас слишком понятная, потому что чуждая. Вернем исконную: вершки, локти, аршины, пуды и бочки. Сколько саженей в чекушке, никому не скажем, пусть все будет многозначительно и загадочно.

Гринвич, Цельсий, Рихтер — князь Владимир без них как-то обходился. Покрестил же как-то князь Владимир Русь без Джоулей, Ньютонов и Паскалей? Время, радиацию и элект­ро­­емкость — все будем мерить в ведрах. Нет, вообще все будем мерить в ведрах! Землетрясение силой восемь ведер по шкале Шойгу, ядерный взрыв мощностью сто мегаведер. Автобус за шесть ведер прошел расстояние в двести ведер и сжег три ведра бензина. Поди завоюй такую страну!

И самое главное, вот эти вот навязанные ценности — счастье и будущее. Великое будущее нужно тем, у кого нет великого прошлого. А вместо мещанского, буржуазного, пошлого счастья у нас будет благородное страдание. Наши деды всю жизнь страдали — чем мы хуже?

www.maximonline.ru

Письмо редактора | VOGUE

  1. Журнал
  2. Журнал
Журнал

Письмо главного редактора: Алена Долецкая и Наоми Кэмпбелл

27 Апреля 2010

Наоми — редактор?! Да ла-а-адно...» — предвижу ироничные улыбки скептиков. Именно поэтому хочу развенчать несколько мифов, окружающих Наоми. Имею право, потому что дружим мы одиннадцать лет. Миф 1. Модель — не редактор. Когда я предложила Наоми вместе сделать этот номер, она немедленно приехала ко мне в редакцию (никаких сидений в ресторанах!), и часа за полтора мы разложили его по историям, съемкам, интервью и прочим разделам. Четко, быстро и по-деловому. Миф 2. Наоми везде опаздывает. С этой мыслью я приехала в Лондон в 1999-м снимать Наоми для обложки русского Vogue. Она вошла в студию ровно в назначенное время. Так было и со всеми съемками для этого номера. Почти со всеми. Но кто в Москве иногда не опаздывает? Миф 3. Наоми — агрессивная скандалистка. Ни в меня, ни в кого из нашей команды ничего тяжелого не летало. Ни слова грубости или неуважения. Другое дело — плохое настроение. Но, если честно, со мной, когда я не в духе, тоже не очень уютно. Так что мифы мифами, а результат нашего совместного труда — перед вами. Получайте удовольствие от редкого случая пообщаться с редким человеком.

А вот с еще одним редким человеком никому из нас пообщаться, увы, уже не удастся. Когда вы будете читать этот номер, об Александре Маккуине будут произнесены миллионы слов, написаны сотни статей, твиттеров, постов, скуплены десятки тысяч его вещей, ему будут посвящены показы мод и благотворительные приемы. Пронзительно жаль, что в этой жизни мы никогда больше не увидим ни его самого, ни его шедевров.


Алена Долецкая

Если бы я пошла работать в Voguе, то редактором моды. Придумать красивую историю и воплотить ее на страницах журнала, выбрать вещи, не ошибиться с фотографом и моделями — это все по мне. Люблю, когда талант и усердие рождают что-то важное, приносящее людям радость. В этом – суть моды.

Но в этот раз я – редактор всего номера, пусть и одного. Почему? Во-первых, теперь я живу в России. Во-вторых, русский Vogue – один из моих любимых Vogue. По его страницам всегда разлита какая-то особенная свобода. За это я очень благодарна Алене.

В этом номере русского Vogue вы прочитаете мои тексты и увидите меня во множестве съемок. В том числе – 
на фоне небоскреба в московском Сити. Этот дом построил мой бойфренд. Спасибо редакции за съемку у Стивена Майзела — поработать с ним для меня всегда счастье. Таким же профессионалом, гением и классным парнем был и Александр Маккуин.

Любим, помним и грустим.

Наоми Кэмпбелл

www.vogue.ru

История эффективного дворника — www.maximonline.ru

Во дворе дома № 8 по улице Ленина завелся очень эффективный дворник. Стенгазету про двор стал выпускать. Деньги с жильцов собрал на новую метлу. Жильцы сдали: новая метла — это хорошо, значит, двор будет чище. Но двор от новой метлы чище не стал, даже наоборот: как-то утром посреди двора обнаружилась огромная куча дерьма. День прошел, другой — лежит. Жильцы поймали дворника и предъявили претензию. На что дворник ответил такой речью:

— По поводу ситуации с якобы имеющимися в нашем замечательном дворе естественными биологическими субстанциями могу сказать следующее. Коммунальными службами делается все возможное для улучшения условий обитания жителей, достигнуты огромные успехи в очистке территории, в ближайших планах доведение чистоты до мирового уровня, вплоть до полной стерильности!

Из чего жильцы сделали вывод, что кучу скоро уберут, сдали деньги на моющие средства и разошлись.

Однако куча и не думала исчезать, а, наоборот, как-то загадочно разрослась. Жильцы застали дворника в новом фартуке за ламинированием стенгазеты и призвали к ответу. Он залез на бочку и выступил с речью:

— По поводу нагнетания шумихи вокруг фейковых новостей могу сказать следующее. Ни для кого не секрет, что районный конкурс «Самый ухоженный двор» находится в стадии завершения. Конкуренция так высока, что соседние дворы не гнушаются самым черным пиаром. Но эта дворофобская кампания очернения не сможет разобщить наших жителей и даже поможет еще крепче сплотиться вокруг доблестных коммунальных служб! Чтобы это показать, мы проведем парад чистоты! Ура!

Некоторые в ответ тоже сказали «ура», а скандальный старикашка из пятого подъезда спросил:

— Товарищ дворник, а что насчет кучи говна?

— Не ведитесь на провокации, — строго ответил дворник. — Кстати, вы из какой квартиры?

Потом собрал деньги на парад и скрылся в дворницкой.

Через пару дней жильцы обнаружили, что двор залит говном по щиколотку, незнакомые грузовики сваливают на газон мусор, а возле дворницкой появился новый мотоцикл с коляской. Возмущенные граждане долго стучали в дверь дворника. Он вышел почему-то в костюме, залез на мотоцикл и сказал такую речь:

— Вы хотите гордиться двором? Вы хотите, чтобы ваши дети жили в чистоте? А некоторые этого не хотят. И прилагают для этого такие усилия, что отдельные так называемые жильцы нашего дома включаются в кампанию травли наших коммунальных служб, дестабилизируя обстановку. И это в начале осени! Раскачивают лодку в самый ответственный период, когда надо готовиться к зиме! Патриоты двора, к вам обращаюсь я в эту трудную минуту! Враг среди нас. Оглянитесь вокруг. Враг может быть в соседнем подъезде, соседней квартире, даже в вашей семье! Если вы хотите пережить зиму…

И без того взвинченные жильцы совсем уж было начали оглядываться в поисках врагов, чтобы побить их, как вдруг скандальный старикашка из пятого подъезда вскричал: «Врет он все! Вы что, не видите?! Бейте его!» — и спихнул дворника с мотоцикла. А жильцы дома № 8 по улице Ленина если уж собрались кого побить, то обязательно доводили свои планы до конца. Поэтому дворника долго били, несмотря на его выкрики: «Так называемые!..», «Дестабилизируют!..» и «Махровая дворофобия!..»

На следующий день из конторы прислали нового дворника. Он очень возмущался предшественником, пообещал очистить двор в ближайшее время и даже — вот какой молодец! — собрал деньги на выпуск ежедневного бюллетеня очистки.

www.maximonline.ru

Письмо главного редактора: Хорошие шутки — www.maximonline.ru

В новостях рубрики «Наука» мы рассказываем, что в больницах Европы вывелась бактерия, нечувствительная к антибиотикам, и вот-вот начнет гулять по миру, сея смерть на своем пути. Мутация, значит, такая у бактерии произошла, что она стала неубиваемой.

В другой гуляющей по миру заразе под названием «новое ханжество» (все эти оскорбления чувств и повальные обиды) тоже наметилась тревожная мутация, грозящая человечеству. Теперь стало можно обижаться за других, даже если другие и не собиралась.

И я не знаю, какая из мутаций меня тревожит больше.

Механизм обиды за других понятен. Ты сидел, ковырял в носу, прочитал шутку про «хоронили тещу, порвали два баяна», прикинул, что тещам и производителям баянов это может быть обидно, и выступил с гневной отповедью. А гневная отповедь автоматически возносит человека на пьедестал нравственности. Кричащий «Как вам не стыдно!» — это всегда воин добра, эталон добродетели и ушераздирающий нравственный камертон. По сравнению с ковырянием в носу — стремительный рост.

И ладно, всегда будут желающие таким образом прокачать самооценку. Меня волнует другое.

В связи с повсеместным распространением этого механизма меня волнует судьба юмора на этой планете.

Ведь любую шутку при должном мастерстве можно трактовать как обидную для кого-то. Серьезно. Колобок повесился? Обидно для повешенных. Ворона каркнула во все воронье горло? Ежедневно гибнут тысячи ворон, у вас совсем нет сердца, зоозащитники оскорблены! Читатель ждет уж рифмы розы; на, вот возьми ее скорей? У трагически погибшего Михаила Круга была рифма «морозы — розы» — как не стыдно глумиться над памятью покойного? И не важно, что пошутивший не имел этого в виду. Сейчас мы накинемся всей сворой, заставим извиняться, рекламодатель на всякий случай отзовет у пошутившего блогера рекламный контракт, а режиссер на всякий случай не позовет пошутившего актера на роль.

Уже сегодня в Америке сериал «Друзья» обвиняют в неполиткорректности, а из старых эпизодов «Симпсонов» вырезают сомнительные сексистские и расистские шутки. Сегодня в Америке, завтра во всем мире. В радиусе пятидесяти лет мировую повестку дня определяют пуритане, ничего с этим не сделаешь. Хочешь «Марвел» — получи и нравственный кодекс.

Если так пойдет и дальше, шутить станет просто опасно, и мы перестанем это делать. Вначале шутки исчезнут из кино и литературы, потом из Интернета, а потом из частной жизни. Ведь все под наблюдением всех. Раньше можно было рассказать анекдот про чукчу, и круг потенциально обиженных ограничился бы присутствующими. Теперь о проклятом чукчененавистнике узнает весь мир. Конечно, тебя не расстреляют, но, в принципе, цена анекдота приближается к сталинским временам. Про крайней мере, шутки точно так же будут пересказывать шепотом и только очень надежным людям. А «Двенадцать стульев» и «Трое в лодке» будут распространять в самиздате.

Мир без юмора ужасен не просто потому, что скучен. Юмор в нашей природе, он помогает бороться со страхами и проб­лемами. Без юмора мы станем мрачными и озлобленными, а борцы за оскорбленные чувства уже такими стали.

Про свободу говорят: это такая странная субстанция, стоит от нее отнять кусочек — и она вся сосредоточивается именно в нем. Юмор, родной брат свободы, такой же. Как только его начинают ограничивать, он кончается весь и сразу. Поэтому шутить надо. Над толстыми и худыми, над мужчинами и женщинами, тещами и начальниками, над инвалидами, стариками и детьми, над евреями, русскими и чеченцами, над ветеранами и фашистами, над богом и дьяволом, над жизнью и смертью. Пусть это кого-то обидит, и пусть сам объект шуток будет недоволен, а шутнику скажут: «Фу! Ну это ты слишком!»

Скажут, посмеются и разойдутся.

Либо так, либо никак.

Вот такая гневная отповедь!

www.maximonline.ru

Письмо главного редактора: Бессловесная тварь — www.maximonline.ru

Молчаливость — истинно мужская добродетель. Атос — вот эталон мужественности. Вместо слов у него дела, вместо эмоций — сила воли. Женщины, окруженные эмоциональными болтунами, от этого образа млеют. Млеют, млеют, пока такой Атос не достанется им в ежедневное пользование.

Вот Атос молча пришел с работы, молча поел, молча сел и молча молчит.

– Ну как у тебя дела, Атосик? — спрашивает женщина.

– Нормально, — отвечает Атос.

– Как на работе? Много гвардейцев кардинала сегодня заколол?

– Угу.

– Ты что, устал?

– Не…

Тут уже женщина начинает как-то волноваться. У нее в голове, напирая друг на друга, скачут объяснения: а) Атос на что-то обиделся; б) Атос ее больше не любит; в) Атос ей изменяет с какой-нибудь шалавой-фрейлиной.

Возможно (за эту спасительную версию женщина цепляется, пытаясь быть оптимисткой), у него просто крупные неприятности на работе. И раз он молчит, то просто не хочет о них рассказывать.

– Ну ладно, — говорит она, слегка обидевшись. — Ты, наверное, хочешь спокойно посидеть, я пойду в будуар, займусь макраме…

Мужское молчание легко принять за безэмоциональность. Но, как говорят гомеопаты, если мы чего-то не видим, это не значит, что его нет.

Дятел долбит кору дерева, даже если муравьи не ползают по поверхности. То же и с эмоциями молчаливого мужчины. Они есть, просто они ползают под толстой корой стереотипного мужского поведения. И если женщина хочет, чтобы Атос наконец раскрыл свой рот и что-то сказал, ей придется стать дятлом, продолбиться сквозь «Жаловаться — не мужское дело», сквозь «Все нормально», сквозь «Я просто немного устал» и сквозь «Могу я спокойно посмотреть телевизор?».

Девушка, сидящая на танцах, хочет танцевать, а не сидеть. Просто она ждет, чтобы ее красиво пригласили. А молчаливый мужчина ждет, не признаваясь себе в этом, чтобы его разговорили.

Ему просто нужно задать правильный вопрос. А чтобы задать правильный вопрос, как известно, нужно знать большую часть ответа. «Как дела?», «Ты устал?», «Чего такой мрачный?» — неправильные вопросы. Правильный вопрос тот, на который Атос не сможет ответить «нет». Например: «Ветер сегодня холодил былую рану?» Или: «Потертое седло опять скрипит?» Или: «Гасконец достал своими песнями?»

После пары-тройки правильно заданных вопросов даже самый молчаливый мушкетер, к удивлению окружающей женщины, разразится каскадом признаний, откровений, а может быть, и рыданий. Более того, вербализация эмоций будет иметь психотерапевтический эффект, особенно если помогать ему, непривычному, с формулировками: «Тебя это обижает?», «Ты разочарован?», «Ты жалеешь об этом?»

После десятка-другого сеансов игры «Угадай мои мысли, и тогда я о них поговорю» Атос станет податливее. Он поймет, как вредно держать эмоции в себе, как хорошо бывает выговориться, как понятнее самому становится проблема, когда ее сформулируешь вслух, как здорово, что они об этом поговорили, как полезно иногда бывает поплакать, как славно бывает пересказать весь свой рабочий день с подробностями, где он обедал, что ему сказали коллеги, и что он об этом подумал, и что ему сегодня снилось, а куда ты пошла, тебе что, неинтересно?..

После чего вдруг становится понятно, почему молчаливость — все же истинно мужская добродетель.

www.maximonline.ru

Письмо редактора | VOGUE

  1. Журнал
  2. Журнал
Журнал

Алена Долецкая об августовском номере VOGUE

25 Июля 2010

Мои друзья-франкофилы часто вздыхают: «Жалко все-таки, что Наполеона прогнали из России! Жили бы как люди, в жару освежались бы Kir Vin Blanc с правильным Cassis de Dijon». Их любовь к Франции не признает очевидного: даже если бы и случилось такое несчастье, климат вряд ли бы переменился. Вот кир — другое дело. Но нам и сейчас вроде никто его не запрещает.

Le blouson, le manteau, le smoking и прочие важнейшие завоевания французской внешней политики теперь доступны нам и безо всякого Бонапарта. Ни его стратегический гений, ни тысяча поедаемых в обед куриц, ни два часа на сон в сутки (take a nap — узнаете сокращение от Наполеона?) не смогли сделать того, что совершили хитрые портняжки с Фобур Сент-Оноре. Безо всяких пушек, искусством кройки и шитья они заставили весь мир говорить по-французски. Именно оттуда, из Франции, наши модницы выписывали шляпки, с трепетом ожидая вечернего поезда. Именно в Париж отправлялись (и отправляются!) модельеры и конструкторы «изучать моду», что бы это ни означало в главном мировом центре соблазнов.

Вернейшие клиентки бутиков на авеню Монтень, их золотой, в прямом и переносном смысле слова, запас — русские. Вандомская площадь с ее несметными ювелирно-часовыми сокровищами молится на Россию и за Россию — и им совершенно не важно, что думает по этому поводу захороненный на другом берегу Сены император Бонапарт. Он попробовал. У него — не получилось. Теперь пришла очередь огранщиков и виртуозов ретроградного механизма. Тихих ремесленников. Великих мастеров.

Да что Париж? Выйдешь в Москве за угол — тут же раздастся хруст французской булки. Подарки (отнюдь не всегда fabrique en France) мы покупаем в «Окне в Париж», а «Мужчину и женщину» в тысячный раз пересматриваем, лежа на канапе из Прованса. Горечь 
от того, что «тут не Франция», мы подслащиваем изумительным желе из чая от Mariage Frères, которое я привожу банками себе и друзьям.

Главная героиня этого номера загадочная и многоликая Летиция Каста. Настоящие французские женщины — Виктуар де Кастеллан, Патрисия Каас, Соня Рикель, Эмманюэль Альт — все они событие, потому что хоть на миллиметр, но приближают нас к пониманию: кто они, эти загадочные француженки? Королевы небрежного шика? Невозмутимые интриганки? Femmes fatales? Или надменные фифы? У наших авторов нет единого мнения на этот счет.

Фредерик Бегбедер, которому вообще-то положено по праву рождения любить француженок, называет их истеричными пустышками. А Алексей Тарханов, наоборот, до сих пор в восторге от величия их тщательно прорисованного образа. Бывший главный редактор французского Vogue Джоан Джулиет Бак, настоящая американка в Париже, имела все возможности стать настоящей француженкой — но не захотела. И рассказала нам почему.

Это, впрочем, не означает, что нам нечему у них учиться. В этом номере Vogue раскрывает почти все секреты французской элегантности. И только вам решать, как этими новыми знаниями воспользоваться. Voilà!

www.vogue.ru

Notice: Trying to access array offset on value of type null in /var/www/www-root/data/www/orelmeha.ru/wp-content/plugins/wpdiscuz/class.WpdiscuzCore.php on line 942 Notice: Trying to access array offset on value of type null in /var/www/www-root/data/www/orelmeha.ru/wp-content/plugins/wpdiscuz/class.WpdiscuzCore.php on line 975

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Notice: ob_end_flush(): failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in /var/www/www-root/data/www/orelmeha.ru/adv.php on line 309